Верхний баннер
02:12 | ВТОРНИК | 20 АВГУСТА 2019

$ 66.61 € 73.95

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70

12:05, 22 ноября 2013

Государственная ОПГ. Расследование ДТП как блокбастер. Свободу Одинаеву. Референдум для пиара

В авторском проекте «Ложка дёгтя» журналист Вячеслав Дегтярников, как всегда, делится собственными журналистскими разработками и, как всегда, задаётся непростыми вопросами.

 

  • Как в Перми получилось создать самый настоящий легальный заводик по производству амфетамина?
  • Зачем изымать компьютеры и телефоны, расследуя ДТП? Зачем объявлять человека в розыск, если он сдался сам?
  • Надо ли отпустить на свободу Одинаева и посадить вместо него сотрудников наркоконтроля?
  • Введены ли жители Перми в заблуждение инициаторами референдума по возвращению прямых выборов мэра?

 

 

Легальный заводик по производству амфетамина

 

- На этой неделе у меня вышла программа «Суть дела» с очень интересным материалом. Речь шла о деле о прекурсорах. Начнем с цитаты, газета «Коммерсант-Прикамье»: «В Тульской области вынесен приговор членам ОПГ, похитившей в 2010 году по поддельным документам в Перми 1,89 тонны прекурсоров для изготовления синтетических наркотиков и продавшей его неустановленным лицам. По мнению силовиков, производимый в Перми метилбензилкетон отправлялся в Западную Европу, где было налажено производство амфетамина».

 

Дальше мы находим литовское интернет-издание «Криминал», которое рассказывает о совместной пресс-конференции, проведенной Виктором Ивановым и главой полиции этой республики. Дальше цитата из Иванова о ситуации с прекурсорами: «Картель существовал практически 10 лет. За это время было изготовлено 135 тонн вещества, которое, по сути, являлось почти законченным амфетамином. После небольшой переработки оно превращалось в популярный клубный наркотик. Из этого вещества можно было изготовить порядка (задумайтесь, это слова Иванова) 100 тонн амфетамина». Это полмиллиона одноразовых доз. Крупное дело, практически скандал, Пермь находится буквально в центре наркоторговли, если верить наркоконтролю.

 

Давайте немножко углубимся в это дело. Следствие началось в 2008 году, и тогда УФСКН сообщило, что пресекли контрабандную попытку на территории Литовской республики производство этого вещества пермской компанией «Тривектр». Директором «Тривектра» был Павел Кудрявцев, а его сын Илья занимал должность исполнительного директора. Изъятый прекурсор, дальше просто вдумайтесь, передали на хранение компании «Химтехпром», и ее генеральным директором на тот момент был начальник службы безопасности «Тривектра», бывший полковник налоговой полиции, читай, наркоконтроля Александр Возжаев. Тут надо пояснить. Наркоконтроль создавался как раз на основе этой самой налоговой полиции.

 

Дальше еще интереснее, просто детектив. Оба предприятия располагались по одному адресу. Что же получается, сотрудники наркоконтроля вначале пресекли передачу прекурсора в Литовскую республику, а затем передали тому самому предприятию, которое его и производило, для хранения. Наверное, обычно так и поступают. Если вора с чем-то ловят, затем то, что он своровал, передается именно вору на хранение. Это абсолютная логика, да? Вы же все со мной согласны.

 

То есть с чем мы здесь сталкиваемся, если верить Павлу Кудрявцеву и газете «Московский комсомолец» в Петербурге»? Получается, что наркоконтроль на территории Перми организовал вполне легальный заводик по производству амфетамина. Если полагать, что кто-то не врет, разгрузку амфетамина по всей России еще и контролировал  также наркоконтроль.

 

А вот дальше еще интереснее. Буквально все в открытых источниках, никуда не надо лезть, особых расследований проводить, просто пойти и «погуглить» в интернете. А когда мы «погуглим», мы найдем статью из газеты «Московский комсомолец в Санкт-Петербурге». И там интересное интервью как раз с господином Кудрявцевым. Что же он нам говорит? Он вспоминает как раз этот случай 2008 года: «После сорванной местным наркоконтролем, подготовленной по всем правилам контролируемой поставки я закрыл производство этого препарата и отказался от всех контактов с этой структурой, с наркоконтролем. Тогда наркоконтроль тогда пытался изъять у меня рецепт изготовления препарата. В результате его у меня украли — правда, не всю формулу, а только ее часть. Интересно еще и то, что в течение многих лет я производил прекурсор БМК, получал награды от наркоконтроля, но как только прекратил производство, у меня начались проблемы с правоохранительными органами».

 

Павел Кудрявцев поясняет, что за препарат он производил: «Это не психотропный, а токсичный препарат. При его производстве люди работали в респираторах и защитных костюмах. Прием внутрь этого вещества может вызвать сильное расстройство желудка. То, что это вещество является одним из исходных компонентов при производстве амфетамина, я, конечно, знал».

 

Но дальше-то еще интереснее. «Все спецоперации, - говорит Павел Кудрявцев, - проходили прозрачно. Мне звонили сотрудники ФСКН и говорили, что вот, мол, такая-то фирма планирует купить у тебя партию БМК. Приезжал покупатель, я шел на встречи, обвешанный подслушивающими устройствами. Потом, договорившись о сделке, иногда я специально затягивал сроки по отгрузке сырья, чтобы оперативники успели подготовить к отправке бочки с продуктом. Они привозили даже бочки с GPS-маячками — так было намного проще отследить груз».

 

Покупателями выступали только российские фирмы, так как закон запрещает экспортировать БМК за рубеж. Брали сразу большими партиями. Но были и мелкие, пишет Павел Кудрявцев: «Это были явно криминальные личности. Покупали всего по 2-3 бочки. Предполагаю, что они брали сырье для мелких лабораторий. Я сообщал о них наркоконтролю, но они интереса к такой «мелочи» не проявляли».

 

То есть с чем мы здесь сталкиваемся, если верить Павлу Кудрявцеву и газете «Московский комсомолец» в Петербурге»? Получается, что наркоконтроль на территории Перми организовал вполне легальный заводик по производству амфетамина. Если полагать, что кто-то не врет, а эта статья вышла в апреле, эту самую разгрузку амфетамина по всей России еще и контролировал, дословно, наркоконтроль. «Нарко» и «контроль» - эти два слова у них соединились. Это опять-таки мнение, естественно.

 

У меня есть информация, что бочечки из этого предприятия уходили не только в сторону Европы, но и в сторону Афганистана. И там то, что они производили (скорее всего, меня обманули) использовалось для производства героина. Если то, что пишет Кудрявцев – правда, то мы имеем дело с организованной структурой под названием ОПГ в виде государственной организации. После этого становится страшно.

 

Читаем дальше Павла Кудрявцева: «Мне недвусмысленно намекнули, что дружить с наркоконтролем лучше, чем не дружить. Получить врага в такой организации, как ФСКН, я не захотел. Поэтому намек понял. А «дружба» наша вообще началась с того, что мне предложили купить квартиру для «нужд оперативной работы ФСКН», затем «просто квартиру в Москве». Квартиру в столице я им не купил, но в итоге помощь отечественному наркоконтролю обошлась мне в круглую сумму, которую по частям, в разные годы я передавал сотрудникам оперативно-разыскного департамента ФСКН России».

 

Я отказываюсь в это верить. Однозначно Павел Кудрявцев, как вы понимаете, просто клевещет, потому что мы же до этого слышали заявление главы наркоконтроля России, который говорил, что это была жуткая, как он называет, картель. Взглянем в приговор, который был вынесен сыну Павла Кудрявцева Илье. Итак, Илья получил три года колонии-поселения. Еще раз возвращаемся к Виктору Иванову. «Картель существовал практически 9 лет, - пишет глава наркоконтроля. – Он, как змея, окутал собой страны ЕС и Российскую Федерацию». Слушайте, я что-то не очень понимаю. Понятно, что именно за организацию картеля нужно давать три года колонии-поселения. Это самое разумное, что можно сделать, если мы имеем дело с картелем. Это первое. И второе – если Павел Кудрявцев не врет, а ему все еще никакие обвинения не предъявлены, то у меня возникает вопрос – а вообще чем занимается эта организация?

 

У меня появилась еще одна информация, что бочечки из этого предприятия уходили не только в сторону Европы, а и в сторону Афганистана. И там то, что они производили, еще раз говорю, скорее всего, меня обманули, использовалось для производства героина. Если действительно то, что пишет Кудрявцев – правда, то мы имеем дело с какой-то определенно организованной структурой под названием ОПГ в виде государственной организации. После этого становится страшно.

 

 

 

Сдался? Объявим в розыск!

 

Продолжаем. Придется снова говорить о деятельности нашей полиции, уже не наркополиции, а ГИБДД. Тоже абсолютно открытые источники, газета «Московский комсомолец в Перми». В разделе «Общество» газета рассказывает, что виновник громкого ДТП в Перми сдался год назад, но полиция продолжает его поиски, что само по себе является интересным. Как искать того, кто уже пришел? Дальше процитирую сообщение пресс-службы ГУВД по Пермскому краю: «В ходе предварительного расследования установлено, что 01 ноября 2012 года в Перми в вечернее время вблизи перекрестка ул. Лядовской и ул. Кондаурова произошел наезд на пешехода автомобилем «Lexus», водитель которого скрылся. В результате ДТП пешеход от полученных травм скончался. Водитель от органов следствия скрывается и был объявлен в розыск».

 

Посмотрим, что дальше об этом пишет газета. Она нашла 26-летнюю Ольгу Соколову, которая находилась в «Лексусе». Это не значит, что я ее оправдываю, просто описываю ситуацию, как она была, по крайней мере, со слов Ольги. Она ехала по Лядовской в направлении Восточного обхода. Был поздний вечер, дождь, слякоть, мокрый асфальт. Темнота, этот участок трассы проходит через поля и не освещается вообще. Ни тротуаров, ни перекрестка там не было. Откуда-то перед машиной появился мальчик, и Ольга его сбила. В тот момент, когда она на него наехала, если верить Ольге, остановиться она не могла. Проехала 500 метров, попыталась взять себя в руки, сосредоточиться, но тут в пассажирском кресле заплакал ее полуторамесячный ребенок, и она действительно уехала домой. Дальше, если верить газете, ее мучила совесть, в тот же вечер Ольга приехала в отдел полиции Мотовилихинского района, где дала чистосердечное признание.

 

Но вот дальше события начали разворачиваться по очень интересному сценарию.

 

Почему-то полицейские решили, что за рулем была не Ольга Соколова, а другой человек. Хорошо, предположим, что у них были для этого какие-то основания. Но вот теперь скажите мне – ДТП когда-нибудь расследовалось с привлечением пожарных машин, с оповещением жителей через мегафон с 6 утра и до обеда? Вот я что-то таких расследований ДТП не помню, а тут было именно так. Дальше, мокрый асфальт превращается в сухой. С такой ситуацией я один раз уже сталкивался, когда был, если отслеживаете программу «Суть дела», наезд на мальчика в районе школы рядом с кинотеатром «Кристалл». Там тоже асфальт превращался в мокрый, из мокрого в сухой, это у нас такие фокусы очень часто бывают в ГИБДД – видимо, потому, что там работают такие интересные ребята. Хотя это я опять наговариваю, понятно. Но тогда, при наезде на того мальчика, сотрудники ГИБДД говорили, что не могут установить, как произошло происшествие, потому что надо, чтобы провести следственный эксперимент, были те погодные условия, как в октябре того года, та же самая ситуация.

 

Ольгу пригласили для следственного эксперимента. Женщину там ждали люди, не имеющие отношения к проведению следственных действий. Собрали зевак посмотреть, как женщина, которая сама пришла в органы и сдалась, сядет в «Лексус» и повторит эту ситуацию. Не знаю, может быть, так тоже дела расследуются...

 

А в этой ситуации все было ровно наоборот. Эту самую Ольгу пригласили для следственного эксперимента, причем обстановка была, как объясняет Ольга, абсолютно другая. Что самое интересное, следователь на следственный эксперимент опоздал на 20 минут. Но зато женщину там ждали люди, не имеющие отношения к проведению следственных действий, собрали зевак посмотреть, как женщина, которая сама пришла в органы и сдалась, сядет в «Лексус» и повторит эту ситуацию. Не знаю, может быть, так тоже дела расследуются, но немножко неправильно произошло-то все. И голливудский блокбастер, который был разыгран в этой ситуации, как-то не клеится к этой истории, все произошло неправильно.

 

Причем самое интересное, кроме того, что расследовалось это громкое дело по ДТП со смертельным исходом, это тяжелая ситуация. Но подумайте сами, что там произошло – изымали компьютеры и телефоны. Я не специалист, может быть, ДТП так тоже расследуются. Сама Ольга признает ответственность за то, что произошло: «Я не имела возможности попросить прощения у семьи потерпевшего – его родственники не хотят со мной общаться, и их отношение понятно, они потеряли ребенка. Но я все-таки хочу, чтобы они знали, что я глубоко сожалею о случившемся. Понимаю, что этим ничего не исправишь, но я приношу свои извинения. Я готова нести ответственность по закону».

 

Дело расследуется уже год, и почему-то все время пытаются выйти на то, что в деле был другой человек. При этом постоянно идут утечки в СМИ, создается некое общественное давление. То есть, насколько я понимаю, сотрудники научились пользоваться общественным мнением, и в некоторых случаях оно вводится в заблуждение, когда просто рассказывают какую-то байку. Еще раз, если человек сдался сам, зачем нужно было публиковать пресс-релиз, что человек исчез и объявляется в розыск? Это не в первый раз, когда я сталкиваюсь с тем, что пресс-релиз у разных органов возникает ниоткуда и ни к чему не привязывается. Это оставим на их совести. И все-таки очень избирательно в некоторых случаях происходит утечка, и меня эта ситуация смущает.

 

 

 

Одинаев не похудел, и тапочки всё того же цвета

 

Поговорим еще о другой теме. Меня эта ситуация просто взбудоражила. 59.ru пишет о том, что правозащитники вчера ездили к Сайфутдину Джарубловичу Одинаеву проверять, как он там сидит. Выяснилось, что он не похудел, что у него того же цвета тапочки, какие должны быть, что он сидит в одиночной камере. У меня возникает вопрос – а вам, господа правозащитники, больше заняться нечем, что ли? Зачем проверять, как сидит Сайфутдин Джарублович Одинаев, человек, который пока сидит в подозрении в грабеже? У нас все уголовные преступники пользуются таким интересом правозащитников? У меня возникает ощущение, что далеко не все. Как минимум, мне кажется, это странная история. Надеюсь, они привезли передачу ему какую-нибудь, облегчили положение находящегося в тяжелой жизненной ситуации Сайфутдина Джарубловича. Может быть, купили ему телевизор.

 

Сайфутдин Одинаев, на мой взгляд, давно должен быть отпущен, а вместо него должны сидеть сотрудники наркоконтроля, которые всю ситуацию и организовали. Это моё частное мнение. Потому что сам Сайфутдин Джарублович не мог организовать всё это в одиночку. 

 

Оказывается, я вам об этом уже говорил, что у Сайфутдина Джарубловича есть тяжелое заболевание. Естественно, его не могли посадить в камеру с другими, поэтому и одиночная. Пока он там находится в больничке, и пусть он дальше там спокойно находится. Идет следствие, все расследуется, будут предъявлены новые обвинения или нет, я не знаю. Но на мой взгляд, правозащитникам надо заниматься совсем другими делами. Например, на этой неделе всплыла информация по материнскому капиталу. Как раз у нас в Пермском крае закрыт ряд уголовных дел, причем прокуратура считает, что эти уголовные дела были возбуждены неправильно. Так вот здесь, наверное, ущемление прав можно увидеть гораздо большее, чем ущемление прав несчастного Сайфутдина Одинаева, который, на мой взгляд, давно должен быть отпущен, а вместо него там должны быть сотрудники наркоконтроля, которые всю ситуацию и организовали, это частное мнение. Потому что сам Сайфутдин Джарублович не мог организовать все это в одиночку.

 

 

Инициирование референдума – пиар чистой воды?

 

В том же фейсбуке я нашел публикацию от имени Антона Петрова. Он пишет следующее: «Референдум от мошенников, или как меня пытались лишить права выбора. Двойной вопрос, который пытались протолкнуть через референдум – на мой взгляд, обман. Вопрос выборности мэра – это паровоз, который тащил за собой другой, неоднозначный вопрос отказа от сити-менеджера и возврат всех полномочий избранному мэру. Инициативная группа выступала в лучших традициях «единороссов». Был взят самый важный, высокорейтинговый вопрос выборов мэра (Антон правильно пишет, уже решенный). Получается, я чертовски рад, что референдум не состоялся в такой формулировкой».

 

Давайте попробуем разобраться по поводу референдума, вокруг него много споров, много пишут в том же самом фейсбуке. Начнем с регистрации этой самой инициативной группы. В свое время в фейсбуке и СМИ сообщили, что она зарегистрирована. Давайте разберемся по закону, когда инициативную группу можно считать зарегистрированной. Выясняется, что после того, когда пермская городская избирательная комиссия обратилась в городскую думу, и городская дума решила, что да, регистрируем. Получается, все начинается с маленького, но вранья. Зачем было это говорить? Сказали бы – да, избирательная комиссия приняла от нас заявление, поставила штампик, но никакой регистрации на самом деле не произошло.

 

Вот Надежда Агишева пишет в своем фейсбуке Коле Иванову, это пиарщик «Новогора» и в прошлом известный журналист: «Добрый вечер! Прочитала ваш комментарий. Вы заключение профессора Лебедева видели, когда писали?» Иванов ей отвечает: «Добрый вечер, само заключение не видел, к сожалению, только инфу читал». Дальше Надежду спрашивают – можно это самое таинственное заключение выложить? Надежда Агишева отвечает – нет заключения, есть два листка непонятного статуса. Что ж, я их нашел. На самом деле в этих двух листках непонятного статуса всеми уважаемый профессор Лебедев, бывший глава облизбиркома, действительно пишет следующее… Причем интересно, что озвучивается представителями инициативной группы верхняя часть двух листков непонятного содержания.

 

В первой части действительно Лебедев пишет о том, что вопрос, который ставился на референдум, можно отнести к вопросам местного значения. А вот дальше то, что не озвучено: «По моему мнению, предложенный на местный референдум вопрос не соответствует требованиям пункта 7 статьи 12 закона 67 «Об основных гарантиях избирательных прав на участие в референдуме граждан Российской Федерации». А именно – в вопросе использовался соединительный союз «и», который по сути объединяет два вопроса – о порядке избрания главы города Перми и о наделении главы города Перми определенными полномочиями. Таким образом, предложенный на референдум вопрос не исключает возможность его множественного толкования, на него нельзя дать однозначный ответ». Проведение местного референдума по такому вопросу невозможно, приходит к выводу Лебедев. «Учитывая изложенное, Пермской городской думе следует принять решение, на основании которого избирательная комиссия города Перми откажет инициативной группе в регистрации».

 

Вот это вторая часть этих двух непонятных, как пишет Надежда Агишева, листков непонятного содержания. Она почему-то нигде инициативной группой не озвучивается. Может быть, случайно, может быть, просто не видели, может быть, не слышали, может быть, недопоняли. Мне рассказали, как собиралась эта инициативная группа. На самом деле в библиотеке имени Пушкина собрались 20 человек, и возник вопрос – а кто-то из вас вообще занимался проведением местного референдума? Выяснилось, что никто не занимался. Тогда было предложено быстренько разойтись и за 5 дней почитать все законы, и попытаться провести местный референдум. На самом деле референдумов местного значения в Перми не проводилось, когда-то до революции были, а вот после революции ни разу.

 

Я вспоминаю выборы уважаемого нами Константина Окунева. Тогда он создал антикоррупционную комиссию. Потом выяснилось, что эта комиссия никаких звонков толком не принимает, что это всего лишь пиаровский ход, что комиссия существует в виде одного телефона, стоящего где-то в предвыборном штабе Константина Николаевича. То есть борьба с коррупциейпревращена в чистой воды пиар. И здесь происходит, на мой взгляд, то же самое.  

 

Люди взялись проводить очень важное мероприятие, и с правильным-то вопросом, на самом деле не возникает вопросов к тому, что было озвучено, но почему-то с не очень правильными подходами. Я уже сказал, что есть два пункта, по которым возникают сомнения. Пункт первый – зачем нам сказали о регистрации, когда регистрации не было? Пункт второй – почему никто не может найти эту вторую часть хотя бы того же заключения уважаемого бывшего председателя областной избирательной комиссии Лебедева? Вопросы, вопросы и вопросы.

 

Я вспоминаю выборы уважаемого нами Константина Николаевича Окунева, если не ошибаюсь, в Законодательное Собрание. Тогда тоже был озвучен очень интересный момент – создание антикоррупционной комиссии. Создан телефон горячей линии, которая принимает звонки от граждан по поводу каких-то коррупционных дел. Потом выяснилось, что эта антикоррупционная комиссия никаких звонков толком не принимает, что это всего лишь пиаровский ход, что комиссия существует в виде одного телефона, стоящего где-то в предвыборном штабе Константина Николаевича. То есть, использована очень интересная и важная для общества ситуация – борьба с коррупцией, но она превращена в чистой воды пиар. И здесь происходит, на мой взгляд, то же самое. Может быть, я ошибаюсь. Но зачем тогда нужны ошибки и ошибки, непонятно. Зачем нужно вводить общество в заблуждение? Вот главный вопрос, который возникает в связи с этим. Хотя сама по себе тема референдумов, выборов главы города Перми важна и нужна, эту тему важно и нужно обсуждать, но не вводя людей в заблуждение.

 

Дальше я озвучу последнюю бумажку, про которую почему-то не говорит вообще никто. Это заключение профессора, заведующего кафедрой конституционного и финансового права пермского государственного классического университета. Вот о чем пишет Владимир Кочев – согласно части 3 и части 1 статьи 34 пункта 1, части 10 статьи 35 федерального закона №131 от 6.10.2003, порядок формирования органов местного самоуправления, в том числе муниципальных образований, определяется уставом муниципального образования. Принятие устава муниципального образования, внесение изменений и дополнений в устав является исключительной компетенцией представителей органов местного самоуправления. Понятие исключительной компетенции определяет, что полномочия не могут быть переданы кому-то другому, носителю муниципальной власти, в том числе непосредственно населению муниципального образования, то есть проведение референдума невозможно. Из вышеизложенного следует, что любые новации, связанные с уставом муниципального образования, должны решаться только городской думой, единственным представительным органом местного самоуправления. Обратное нарушало бы законодательство Российской Федерации, что недопустимо согласно требованию части 6 статьи 12 67-ФЗ от 12.06.2002 года.

 

Может быть, этот федеральный закон и неправильный, но он существует. Получается, те, кто готовили референдум, просто не разобрались в законах и вводили в заблуждение большую часть граждан города.

 

Засим прощаюсь, до встречи в пятницу, так же в 12 часов по Москве.

Обсуждение
2500
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.