Верхний баннер
18:38 | ПЯТНИЦА | 23 АВГУСТА 2019

$ 65.6 € 72.62

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70


Программы / Бизнес-ланч

02.06.2017 | 13:01
«Тридцать девять месяцев из последних сорока уровень жизни снижается. Это беспрецедентно», - Юрий Белоусов, руководитель центра прикладной экономики

Эдуард: В эфире «Эхо», добрый день. В эфире как обычно по понедельникам программа «Бизнес-Ланч». У микрофона Эдуард Матвеев, за звукорежиссерским пультом Александр Назарчук. И сегодня у нас в гостях руководитель центра прикладной экономики Белоусов Юрий Викторович, добрый день

Юрий: Добрый день

Эдуард: Юрий Викторович, мы сегодня не случайно вас пригласили, потому что много событий произошло в Пермском крае, таких знаковых, как пишут в средствах массовой информации. У нас прошел день предпринимателя, у нас завершился форум на Пермской ярмарке, который был в пятницу.  У нас прошла выездная сессия Петербургского форума, все это так или иначе связано с экономикой. Скажите, вся неделя, на которой я готовился к сегодняшнему эфиру, я постарался собирать информацию о центре прикладной экономике. И с удивлением обнаружил, что есть еще один такой в Высшей школе экономики. Можете кратко рассказать, чем вы различаетесь, или что делаете вы такого, что не делают они?

Юрий: Самое любопытное, что на Россию есть 2 центра прикладной экономики, оба они в Перми, хотя у нас юридический адрес в Москве и в Москве часть людей работает. В принципе, занимаемся одинаковыми проблемами. Это проблемы экономики, может быть, мы больше занимаемся проблемами финансов.  А так, консультационные услуги, экономический анализ, в общем-то, схожая сфера деятельности. Взгляды немного разные у нас на некоторые проблемы. Попробуйте найти ученых экономистов, у которых одинаковые взгляды.

Эдуард: Если это центр прикладной экономики, то подразумевается помощь предпринимателям?

Юрий: Мы больше ориентируемся на помощь по экономическим, финансовым вопросам органам государственной власти. Мы работаем с органами государственной власти, очень много работали с муниципалитетами. К сожалению, часто ситуация бывает, что ни субъекты, ни муниципалитеты не могут себе позволить денег на какие-то научно-исследовательские или консультационные услуги. Сейчас наш основной клиент на ближайший год - министерство финансов Российской Федерации.

Эдуард: То есть, не Пермский край?

Юрий: Да, с Пермским краем мы уже несколько лет не работали.

Эдуард: Тогда, может быть, такой вопрос с моей стороны. Поскольку вы проводите анализ экономической ситуации, сейчас много разных сигналов посылают людям с экранов телевизора, я помню, пересчитали структуру ВВП, все расти стало у нас, Медведев выступал с этим. Недавно, на мой взгляд, произошла странная ситуация, президент Путин сказал, что доходы населения начали расти, после этого УВ опубликовали информацию, что они продолжали падать. В нескольких ярких фразах расскажите, что сейчас происходит в России и конкретно в Пермском крае?

Юрий:  В Пермском крае происходит то же самое, что и в России в целом, отличий больших мы не найдем. Разве что для Пермского края положительно, что у нас большая доля экспорта - это нефтяники и УралКалий.  У нас большая доля оборонной промышленности, и последние годы оборонка финансируется значительно лучше, чем раньше, для нас это плюс. Хотя в целом финансирование оборонки для экономики – это, конечно, минус. Для Пермского края это, в общем-то, хорошо. Хотя есть более экспортоориентированные регионы, чем Пермский край, мы ближе сейчас к серединке, если позиции Пермского края обозначить, по большинству позициям мы чуть-чуть лучше, чем середняки. К лидерам мы не относимся. Если говорить про российскую экономику в целом, то ситуация не радостная. Нерадостная, потому что жизненный уровень снижается, если брать последние 40 месяцев, то 39 месяцев наблюдается снижение жизненного уровня населения, один месяц наблюдалось улучшение. Это беспрецедентный случай, за последние 25 лет такого не было. Здесь все достаточно просто, периоды снижения, повышения жизненного уровня у нас совпадает с высокими и низкими ценами на нефть. Если начинать с 1974 года по 1985, были высокие цены на нефть и воспоминания у людей остались хорошие. Хотя были уникальные вещи, как например, талоны. Карточки были во всех странах мира. Поводом для этого служил одно и то же событие – это война. Во время войны, после войны, во всех странах мира были карточки. Умудриться дойти до карточек в мирное время – это только Советскому союзу удалось.

Эдуард: Хочется добавить, нас, возможно, слушают те люди, которые карточек не застали. Поскольку не хватало товара, каждый человек получал талон на приобретение какого-то товара. Деньги надо было платить, но еще надо было показать талон.

Юрий: Что для меня сейчас удивительно, что первые талоны появились в Перми, Пермской области, по-моему, в начале 80-ых. Когда были введены талоны на сливочное масло, которого почему-то не хватало, больше не на что не было. Потом уже появились на сахар, на водку. Две бутылки в месяц, у меня, по-моему, запас этой водки до сих пор есть, потому что я выкупал, а тратилась она не очень быстро.

Эдуард: Это была валюта на тот момент.

Юрий: Да, на тот момент пользовался валютой, а сейчас это антиквариат.

Эдуард: Юрий Викторович, у меня к вам вопрос не только как к руководителю центра прикладной экономики, но как к человеку, который работал в Правительстве Пермского края. Вы сказали, что бывают более экспортоориентированные области. На мой взгляд, у нас достаточно большой уровень экспортоориентированности, потому что у нас бюджет наполняют 2 компании. Придем мы когда-нибудь к тому, что доход будет более верифицированный? То, что не будет состоять из налогов 2 компаний?

Юрий: Очень непростой задаете вопрос. С одной стороны, если вспоминать те времена, когда я работал в органах государственной власти, должен сказать, что сейчас времена и задачи совершенно изменились, даже сравнивать сложно. Потому что средняя цена на нефть, когда я работал, была 17 долларов. Более того, я недавно провел расчеты, пересчитал цены на нефть в ценах сегодняшних, потому что с 1973 года по сегодняшний день доллар обесценился на 420 процентов. То есть, у меня получилось 37 долларов в 1990-е годы средняя цена на нефть с декабря прошлого года. Сейчас она 50-55, значительно лучше. Тогда был вопрос выживаемости. Вопрос выживаемости, вопрос сохранении России, совершенно другая политика, совершенно другие люди были. Я считаю, что поколение губернаторов, им очень повезло. Это то поколение, которое должно было бы удержать Россию. Кого не возьми, они все были яркие лидеры, яркие индивидуальности, сегодня бы они не прижились. Это не реально, чтобы он в вертикали делал? У него другой характер, у него другие способности, поэтому время очень сильно изменилось, задачи изменились и так далее. По поводу сотрудничества, я бы отметил сотрудничество с Лукойлом. Я считаю, что это удачная была находка. Я с некоторыми людьми разговаривал, они говорят, уезжаешь в другой регион, там цены на бензин дешевле. Все из-за того, что мы пустили их, конкуренции не стало, и так далее. Во-первых, это не совсем так, потому что я тоже езжу в другие регионы и обращаю на это внимание. Есть периоды, когда у нас выше цены, есть периоды, когда ниже. Иногда, я сам к этому приложил руку, мы шли на это сознательно. Например, в конце 90-ых годов мы сознательно не противились тому, что цена на бензин была несколько выше в Пермском крае. За это ЛУКОЙЛ обязался переоборудовать заправки.  Я могу сказать, что Пермский край – это первый регион в России, где появились современные заправки. К нам приезжали люди из Москвы, и были шокированы, какие у нас заправки.

Эдуард: То есть, деньги эти не уходили, а были сделаны, чтобы автомобилистам было удобнее. Сейчас что-то поменялось, когда ЛУКОЙЛ напрямую говорит о том, что заправки не выгодны, что он будет реализовывать всю сеть заправок, и хочет от нее избавиться?

Юрий: Я считаю, что изменилось взаимодействие с ЛУКОЙЛом. Оно изменилось после того, как был создан фонд, которым частично руководит ЛУКОЙЛ, чтобы поддерживать социальные проекты. А другой частью распоряжался губернатор Чиркунов. Я думаю, с этого момента отношения с ЛУКОЙЛом изменились. Если до этого они были партнерские - доверительные, то сейчас они были поставлены на чисто формальную сторону.  Вот вы нам снизили, мы вам этот фонд, губернатор имеет возможность несколько сот миллионов рублей тратить в обход бюджета. Такое сотрудничество деловое, творческое, оно закончилось, перешло совершенно на формальную сторону.  Вопрос, который вы задали, будет ли у нас больше верифицированной экономики.

Эдуард: Давайте мы к этому вопросу вернемся после рекламы, на которую мы сейчас прервемся, а потом обратно вернемся на программу «Бизнес-Ланч».

В Перми 12 часов 22 минуты.  Вы слушаете программу «Бизнес-Ланч». У микрофона Эдуард Матвеев, и в гостях нашей программы Белоусов Юрий Викторович, добрый день еще раз.

Юрий: Добрый день.

Эдуард: Мы прервались на рекламу, потом вернулись с нее опять в студию. Мы говорили о том, нужно ли верифицировать экономику Пермского края, чтобы в долю уплаты налогов эта составляющая  мелкого и среднего бизнеса была гораздо больше, чем она есть сейчас?

Юрий: Это самый сложный вопрос, и сколько я себя помню, по крайней мере, в России, разговор об этом на уровне правительства, на уровне региона постоянно идет. Но, к сожалению, дальше разговор, я продвижения не вижу. Более того, я считаю, что малый бизнес приходит в упадок. Именно малый бизнес обеспечивал какое-то разнообразие, верификацию и так далее. Поэтому, задача очень сложная. И с одной стороны, давайте представим, что есть человек, у него есть какие-то ресурсы. Вот одному человеку бог дал физическую силу, может быть, ему стать спортсменом. А ученым, может быть, стать другому человеку, которому бог дал умственные способности. Наделяется человек такими ресурсами, которыми он должен пользоваться. Если у него нет ресурсов к спорту, какой смысл ему выкладываться, убивать себя.

Эдуард: Я знаю много примеров из жизни, когда человеку дана возможность в спорте, а он становится депутатом в Госдуме.

Юрий: Я не знаю, какие способности для этого нужны, может быть, в спорте у него больше бы успехов было. В странах точно также. Каждая страна использует те ресурсы, которые у нее есть. Китай использует вои ресурсы, США, Европа свои ресурсы. Россия использует нефть, все правильно.  Это основной ресурс, который у нас есть, и Россия сделала упор развивать именно этот ресурс, который есть.

Эдуард: Сейчас наоборот все говорят, что давайте уходить, пойдем к цифровой экономике, к развитию малого, среднего бизнеса. Я слушаю то, что говорит президент, в целом, на словах все правильно, так и должно быть, наверное.

Юрий: Здесь очень сложно, если посмотреть на нефтяные страны, у которых много нефти. Пожалуй, только Норвегия смогла верифицировать экономику. Может быть, еще США, потому что США тоже крупная нефтедобывающая страна. 

Эдуард: Эмираты куда-то двигаются.

Юрий: Эмираты полностью зависят от нефти. Мы ориентируемся по разным Эмиратам, в первую очередь, по Дубаю. В Дубаи нет нефти. Нефть в Абу-Даби. Абу-Даби не сильно пытается развить какие-то отрасли, им хватает нефти.  И эта ситуация, когда Норвегия смогла выпрыгнуть из этой нефтяной зависимости, она достаточно тревожная. Потому что страна перестает обладать самостоятельной экономической политикой. Наша экономическая политика зависит, в первую очередь, не от нас, а от цен на нефть. И это у всех нефтедобывающих стран. У всех стран с монокультурной. Это очень плохо. Но представьте, мы добываем нефть, которую добывать очень сложно, но мы нефть не делаем. Ее нам дал бог. Наша задача ее достать и продать заграницу. А здесь вы предлагаете что-то делать.

Эдуард: Я предлагаю?

Юрий: Да, вы с президентом предлагаете. Поэтому, это уже совершенно другая задача, задача очень сложная. Тем более, если посмотреть на 21 век, в котором мы сейчас живем, то я могу сказать, что некоторые экономические процессы изменились полностью, и даже они сейчас совершенно неосмысленные. Я считаю, что мир раскололся на две группы стран: одна группа стран производит идеальный продукт, другая группа стран материальный продукт.

Эдуард: Идеальный – это какой?

Юрий: Идеальный – это идеалистическая, как противоположность материальному. В институтах мы учили. Есть страны, которые производят идеальный продукт, и они как-то живут, кто-то лучше, кто-то хуже. И есть страны, которые производят идеальный продукт, духовный, мыслительный продукт. Это они производят компьютерные программы, научные открытия, новые технологии, и так далее. Это в первую очередь, США и Западная Европа. И они живут неплохо, потому что этот идеальный продукт, продукт человеческий, он стоит сейчас очень дорого. Он стоит дороже, чем материальный ресурсы. Вот так стать страной, которая производит идеальные продукты, это сколько лет надо.

Эдуард: Что интересно, у нас сейчас много говорят о том, что Россия не в хвосте по инновациям, разработкам. Часто это слышу, последний раз слышал на форуме.

Юрий: Доказательства какие-нибудь этому есть?

Эдуард: Обычно это без доказательств. Но мне интересно другое. Когда мы с вами говорим о проблеме малого, среднего бизнеса, чего им все-таки не хватает? Процентные ставки очень высокие, налоговая их давит, административный аппарат. Что интересно, ТАСС опубликовал новость 26 мая, отмечался день предпринимателя, и ТАСС представил анализ поисковых запросов представленных Яндексом. И изучил, какой бизнес хотят создать россияне, на чем разбогатеть. И безусловный лидер среди поисковых запросов, как открыть свой бизнес, стал интернет-магазин. При этом наибольшей популярностью пользуются магазины одежды, продуктов и цветов. Создается впечатление, что либо в экономике только этого не хватает продуктов, одежды и цветов, либо всем кажется, что это просто сделать. Как вам кажется, это срез нашей экономике, что нам больше ничего не надо или мы больше ничего не можем?

Юрий: Давайте издалека начну, с малого бизнеса в роли современной экономики. Мы говорили про цифровую экономику, инновации и так далее. В 21 веке именно малый бизнес обеспечивает этот прогресс.

Эдуард:  Давайте новости, может быть, нам там тоже что-нибудь расскажут про малый бизнес. Итак, сейчас время федеральных новостей, вернемся в Пермскую студию примерно через 3 минуты.

В Перми 13 часов 34 минуты. Вы слушаете программу «Бизнес-Ланч». У микрофона Эдуард Матвеев, и в гостях нашей программы Белоусов Юрий Викторович, руководитель центра прикладной экономики,  еще раз добрый день. У нас так получается, что реклама и федеральные новости постоянно нам мешают разговаривать о том, что же будет у нас с экономикой и с малым среднем бизнесом. Давайте все-таки вернемся к малому и среднему бизнесу. Напомню нашим радиослушателям, может быть, тем, кто только сейчас включил. Мы говорили о том, что по исследованию ТАСС и запросов Яндекса, самый популярный, что люди хотят открыть интернет магазин продажи одежды, продуктов и цветов. И у меня был вопрос, это такой срез экономики, это нам нужно или мы больше ничего не можем?

Юрий: Я для начала про новую роль малого бизнеса в экономике. Роль определенно изменилась, хотя остались основные направления: торговля, общественное питание, бытовое обслуживание – это традиционно во всех странах мира, эти отрасли в сфере малого бизнеса находятся. Если брать развитые страны, ситуация поменялась очень сильно. Как она изменилась, хочу обратить внимание, об этом не пишут практически ничего. Поменялась она следующим образом. Если раньше большие изобретения делались в первую очередь в больших лабораториях, иначе не дойти было до прилавка изобретению, то сейчас ситуация сильно поменялась. Сейчас ценится, прежде всего, идея. Если человек работает в большой корпорации и ему пришла в голову идея, он оттуда уйдет и организует свое малое предприятие. Идеи сейчас дешево стоят, его задача сделать продукт и продать уже саму компанию. Это уже на порядок больше деньги. То есть, изменилась экономическая ситуация. Сами идеи стоят дешево, дорого стоит идея, доведенная до опытного образца и так далее. Вот это самый выгодный бизнес, что сейчас есть. Здесь все на стороне малого бизнеса, потому что идея приходит в голову одному человеку. Вот она основа, это индивидуальный или малый бизнес. Для того чтобы реализовать ее на практике, как правило, не нужны огромные предприятия. Особенно, если это связано с ИТ. Какие сейчас самые крупные компании? Это Apple, это Майкрософт. То есть, те, которые придумывают продукт, который пришел в голову одному человеку. Поэтому роль малого бизнеса сейчас просто огромнейшая. Без малого бизнеса не будет сейчас движения. Потому что самое ценное, что есть сейчас – это идея.

Эдуард: Мы говорим про идею, про продажу компании в дальнейшем, когда это компания уже вырастает. Но если говорить про Пермский малый бизнес, если говорить про магазины цветов и одежды.

Юрий: Это нормально, а чем еще заниматься малому бизнесу. Идеи продавать. В отличие США или Европы, вы не найдете денег на начальный капитал. Под хорошую идею в США не проблема, у вас будет столько денег, сколько вам не нужно. Если это хорошая идея.

Эдуард: С другой стороны, может, у нас идеи не так оформлены. Я помню часто, когда еще работал в инвестиционной компании, приходят люди, 10 бумажек, они говорят, что нужно сделать, сколько денег. У них своих денег нет, но они готовы вашими деньгами рискнуть.

Юрий: Это есть. Хорошо, купили вы у них идеи, и что вы с ней будете делать? Вы начнете бегать, ее всем предлагать, от вас все будут отмахиваться, как от назойливой мухи. Это связано с самым главным, чего у нас не хватает малому бизнесу и что требуется малому бизнесу – конкуренция. У нас есть конкурентные сферы – это розничная торговля, это общественное питание. Хотя и там, и там сетевые компании начинают давить и вытеснять малый бизнес. И продовольственная сеть универсамов, и сети быстрого питания, и так далее. Они конечно сильный урон наносят малому бизнесу. Это бытовое обслуживание. И тут же опять сетевые компании. Это конкурентные сферы. Но это не те сферы, ради которых инновации делаются и так далее, это не самые денежные, выгодные сферы. В принципе, конкуренции в России вообще практически нет. Это самая главная беда. Я вычитал самое интересное определение про конкуренцию, это «Алиса в стране чудес». Там Алиса рассказывает про странное место, куда она попала, что в этом странном месте, чтобы оставаться на месте, нужно бежать из-за всех сил. Если ты хочешь еще куда-то попасть, ты должен бежать в 2 раза быстрее. Вот в конкуренции тоже самое. Если ты хочешь в конкуренции сохранить свои позиции на рынке, ты должен бежать из-за всех сил. Если ты хочешь занять какие-то лидирующие положения, ты должен бежать в 2 раза быстрее. Если сравнивать, что у нас, то у нас предпочитают другое. У нас человек предпочитает стоять на месте. У нас такой уровень коррупции, который задушил конкуренцию. Коррупция плоха не тем, что кто-то взятки берет и так далее, это мелочи. Самое главное, что коррупция подрывает конкуренцию, подрывает стимул. В конкуренции, чтоб сохранять позиции, ты должен что-то новое внедрять. А в коррупции, зачем тебе новые технологии. Это лишний труд. Ты договорился – все. Вот это самая главная беда российской экономики, которая душит малый бизнес. Малый бизнес готов конкурировать, но ему нужна справедливая конкуренция.

Эдуард: Я какой вопрос еще хотел задать, потому что времени у нас не очень много осталось. Начну также издалека, как вы это делаете. Я вспоминаю 1990-ые годы, когда российские предприятия сказали, что быть хозрасчету, вы должны быть на самоокупаемости и делать какой-то конкурентный продукт. И тогда было два варианта: делать какой-то технологический прорыв, либо заниматься маркетингом. И простой пример, который я вспоминаю, были очень популярны телевизоры японские, корейские. Их отличительная особенность от наших – это был такой квадратный, а не вытянутый корпус, и втянутый экран, с закругленными краями. И наши предприятия тоже стали выпускать подобные телевизоры. Они стали делать картинку по центру, а так как экраны было дорого делать, они сделали рамку  углами, которая часть экрана закрывала. И сегодня я посмотрел еще несколько новостей, которые были.  Там выездная сессия Петербургского форума, которая у нас проходила. Там очень много говорили о территориях, опережающего роста. Например, город Чусовой. И в конце состоялся брифинг-сессия маркетинга территорий. И у меня остается вопрос, почему российская экономика топчется на месте? Может мы слишком увлеклись маркетингом?

Юрий: Хотя без маркетинга ничего не создашь. Я бы сказал, что может не слишком, а тоже недостаточно. И маркетингом в том числе. Русские люди, они ведь умные, они талантливые, мы можем очень много сделать, придумать и так далее. Часто такое, что вот я придумал, классная штука, только вот куда ее. Вот я сделал вилку для электричества, вообще шикарная, беда розеток таких нет, никто не придумал еще такую розетку. То есть маркетинг всегда нужен. А с технологиями, здесь еще больше беда, потому что позиции сохранились. Буквально 2 месяца назад удивительную вещь для меня сказал Президент. Он был на заводе каком-то и сказал, ну ребята, вам тоже нужно шерпатреп производить, гражданскую продукцию. Не сковородки конечно, но что-то производить. Почему не сковородки? Рынок сковородок, он огромный. Вы сами придумайте лучше тефаля сковородку. Это сколько науки надо, сколько опыта, профессионализма. Почему не сковородки? Чем сковородка хуже, чем танк?

Эдуард: А вам не кажется, что мы такими методами вернемся в 1990-е годы, когда людей заставляли зарабатывать, нежели концентрироваться на какой-то основной деятельности?

Юрий: Мы же сковородки не сделали и в 1990-е годы. Мы об этом поговорили, но ничего не произошло. То есть на уровне разговоров все и осталось. А сегодня ситуация вообще меняется. Смотрите, я просто обращаю внимание на некоторые вещи, давно говорю, мировой рынок компьютерных игр обогнал мировой рынок вооружений. Там больше денег крутиться. Я не говорю про мировой рынок спорта. Там в 2 раза больше крутятся денег. Хорватия на душу населения на футболе зарабатывает больше, чем мы на танках, самолетах и так далее.

Эдуард: Я бы тоже такой пример привел. Говорят, что у "Амкара" положительная статистика. Надо программу закончить на положительном, несмотря на погоду, которая на улице. И видимо будет все лето.

Юрий: Самое главное, чтобы тот потенциал, который есть у нас - образование - достаточно высокое. Хотя оно не нужно такое. Китай промышленная держава с образование близким к нулю. Потому что сегодняшние технологии не требуют никакого образования.

Эдуард: Может оно больше промышленное, нежели исследовательское.

Юрий: Да, Китай – это страна, которая барахтается и хочет перейти от продукта материального к идеальному. Нам нужна верификация, для этого дать возможность людям нормально конкурировать друг с другом. Тогда все получится.

Эдуард: То есть, все-таки нам не хватает конкуренции?

Юрий: Это главная проблема России

Эдуард: На этой позитивной ноте. Потому что, рано или поздно, нам конкуренцию обеспечат, как минимум Запад. Мы закончим нашу программу, я благодарю нашего гостя, руководителя центра прикладной экономики Белоусова Юрия Викторовича. Вы слушали программу «Бизнес-Ланч». Меня зовут Эдуард Матвеев, за звукорежиссерским пультом работал Александр Назарчук, мы с вами прощаемся, всего вам доброго.

Программа вышла 29 мая.

Обсуждение
1449
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.