Верхний баннер
01:21 | ЧЕТВЕРГ | 27 ИЮНЯ 2019

$ 62.81 € 71.38

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70


Программы / Время Ч

15.04.2012 | 17:00
Олег Чиркунов подводит итоги своей "восьмилетки"

Анастасия Сечина: 19-06 в Перми, добрый вечер. У микрофона все еще Анастасия Сечина, теперь уже рядом со мной Юрий Бобров. А напротив меня появился губернатор Пермского края Олег Чиркунов. Олег Анатольевич, добрый вечер.

 

Олег Чиркунов: Добрый вечер.

 

 

Анастасия Сечина: С вами, с нашими слушателями, мы разговаривали последние полчаса, и какие-то вопросы будут заданы в этом эфире. Вначале вопросы задавать будем все-таки мы с Юрием Бобровым. Я вообще первое, что хочу спросить – понятно, что ваши слова о том, что как только будет принят закон о выборах губернатора, вы тут же сложите с себя полномочия и, следующая часть этих слов, в выборах участвовать не будете.

 

Юрий Бобров: Собственно, от этого и родилось понятие завершающейся эпохи «Времени Ч.»

 

Анастасия Сечина: Да-да-да, от этого это, в общем, и пошло. Все подводят итоги, вы сами подводите итоги и мы подводим итоги в проекте «Время Ч.» А вот, например, ваш коллега Никита Юрьевич Белых – он заявил, что он тоже сложит с себя полномочия, но затем пойдет на выборы. Почему вы не хотите попробовать избраться?

 

Олег Чиркунов: В чем разница между ситуацией у меня и у Никиты Юрьевича…

 

Анастасия Сечина: Во времени.

 

Олег Чиркунов: …я 8 лет уже проработал. Кстати говоря, когда вы меня цитируете, то, просьба, пытайтесь цитировать то, что я говорил, а не то, что опубликовали средства массовой информации. Просто чтобы не получалось такой искаженной игры в глухие телефоны, точно так же как я… Я внимательно слушал эфир сейчас, когда ехал к вам, точно так же, когда пытаются говорить мне: «Вот он когда-то сказал такую-то вещь». Потом говорят: «Это опубликовано в такой-то газете». Очень важно понимать, это в газете опубликовано или это моя прямая речь. Но все-таки возвращаюсь к вопросу. Разница очень большая между ситуацией и Никиты Юрьевича и у меня. 8 лет – это много. Действительно, если прибавлять к восьми еще 5 – это 13, это совсем много. Я думаю, что нормальный формат работы губернатора в регионе – это как раз те самые 8 лет. Я считаю, что даже 10 – это много, хотя у нас по Уставу предусмотрено два раза по 5. Я вот для себя сейчас так прикидываю, что правильно, что неправильно. За 4 года человек точно успевает понять и набраться информации. За следующие 4 года у него еще не потеряна энергия. Так что 8 лет – хороший этап и для региона, и для человека и, в общем, я бы рекомендовал законодателям подумать, не вернуться ли от срока пятилетнего к четырехлетнему. Подумайте, ведь сколько этапов в жизни, сколько будет губернаторов в жизни у каждого пермяка. Чтобы было, ну, какие-то такие обозримые периоды, чтобы человек мог поверить в перемены. Кому-то это все нравится, кому-то не нравится, надо сделать так, чтобы кому не нравится, были надежды, в общем…

 

Юрий Бобров: Предыдущий в памяти еще не исчезал.

 

Олег Чиркунов: Да нет, наверное, это не так важно, что там происходит в памяти. Важно, чтобы динамично развивался регион. А динамичность зависит в том числе и от, в первую очередь, от конкуренции…

 

Анастасия Сечина: И от смены власти.

 

Олег Чиркунов: И от смены власти.

 

Анастасия Сечина: Что на уровне там страны мы сейчас как раз не видим. Ну, надеюсь, что будем видеть хотя бы на уровне региона. Этот разговор пойдет у нас в формате «возврат в прошлое – обращение к дню сегодняшнему». Что хотели, что декларировали, что в результате получилось, не получилось. Вот так закрыть на секунду глаза, вспомнить, когда вы стали временно исполняющим обязанности, и вспомните, что хотели тогда, как видели вот этот предстоящий путь…

 

Юрий Бобров: Еще не зная, каких препятствий будет извне и снаружи этому стремлению, этому пути, этой цели возникать.

 

Анастасия Сечина: Чего хотели 8 лет назад?

 

Олег Чиркунов: Почти невозможно вернуться сейчас в ту точку и восстановить те ощущения, которые были. Они точно будут не теми, которые были на самом деле. Но тогда все казалось гораздо более просто. Меня много ругали потом за фразу «управленческий проект». Ну, в общем, в этих словах переврали и называли его потом «бизнес-проектом», еще как-то. Я действительно употребил эти слова и не жалею об этом, и это был в тот момент правильный этап. Важно было понять, как эффективно построить работу власти, что надо сделать для того, чтобы, в общем, власть имела шансы как-то переваривать хотя бы тот объем задач, которые перед ними стоят.

 

Анастасия Сечина: То есть, вы пытались проецировать работу предприятия все-таки на управление областью?

 

Олег Чиркунов: А есть ли другой вариант, несмотря даже на то, что когда ты говоришь об этом публично, тебя критикуют? Есть управленческая модель, понимаете? И чем отличается область, край от огромной корпорации? Многими вещами. Но есть с точки зрения управленческой одна базовая – очень много разноплановых задач решает власть, и она никогда с ними не справится, если все оставить по-прежнему. Поэтому была задача с 2004 года каким-то образом структурировать, разложить по полочкам, отсечь лишнее, все, что можно отдать бизнесу, чтобы выполнял бизнес, покупать эти услуги и бизнеса власти, не жителям… Вот это тоже всегда путают. Частную медицину путают с платной, например. Мы же не говорим: «Давайте будет платная медицина». Мы говорим: «Пусть будет частная, государство купит услугу и человек получит услугу бесплатно». Итак, важно было как-то все это структурировать и мы, я думаю, что это сделали достаточно быстро. Вы когда сейчас подводили итоги, я уже сказал, что я слышал вас, вы забыли сказать о том, потому что это для вас неважно, а не было правительства в Пермском крае, в Пермской области не было правительства. Была администрация, был губернатор и его замы, а за это время все структурировалось, разложилось по полочкам, появились функционально-целевые блоки, по каждому из которых стоит цель, по каждому есть показатели, чего они должны достичь, каждый понимает, что отвечает. Понимаете, я довел ситуацию до такого уровня, когда, в общем, я здесь почти не нужен. В принципе я сейчас спокойно могу уехать в отпуск, в Москву, заниматься какими-то задачами, которые возникают для края, и я совершенно спокоен, я знаю, что здесь над каждым участком есть человек, который задачу знает лучше, чем я. Лучше, чем я. Я когда начинал в 2004 году, вы тоже вспоминали, каждую неделю я проводил пресс-конференцию.

 

Анастасия Сечина: Было дело.

 

Олег Чиркунов: Я всегда знал все лучше всех остальных. А сейчас уже не так. Сейчас зампреды правительства в своей части по функционально-целевому блоку знают много больше и лучше, чем я. Я могу с ними говорить о стратегии, но я уже не могу…

 

Анастасия Сечина: Конкретная цифра, да, какие-то вещи такие?

 

Олег Чиркунов: Ну, нет, ключевые вещи, конечно, я знаю и, в общем, методологически в состоянии еще понимать, где у них слабые места и о чем с ними в первую очередь надо говорить, но они уже профессионалы.

 

Анастасия Сечина: Олег Анатольевич, то есть, возвращаясь к 2004-му – тогда хотели выстроить структуру, тогда хотели отсечь все лишнее, тогда хотели наладить эффективную модель управления. Я правильно понимаю?

 

Олег Чиркунов: Да, да, да.

 

Анастасия Сечина: И обращаясь к дню сегодняшнему – вы заявляете, что это получилось, вот эта основная «хотелка», она сработала?

 

Олег Чиркунов: В большой мере да. Идеальной ситуации никогда не может быть, и многие вещи не решены, но в принципе в Пермском крае, я думаю, что одна из лучших систем управления в стране. И, в общем, это не только наши оценки. К примеру, ежегодно подводятся результаты эффективности работы исполнительной власти. Ну, вот мы, худшее наше место, которые мы занимали – это было 11-е.

 

Юрий Бобров: Олег Анатольевич, я думаю, что наименьший интерес и у слушателя «Эха», и у любых других аудиторий, взятых из общества, каким бы делом они не занимались, вызывает интерес к тому, как устроено правительство. Потому что на самом деле…

 

Анастасия Сечина: Технологические вещи.

 

Юрий Бобров: …люди не должны знать, люди не должны знать ни фамилий, ни о том, кто за что отвечает. Просто должно все быть хорошо. Вот, наверное, когда что-то плохо, когда что-то не так происходит…

 

Олег Чиркунов: Всегда все хорошо не бывает нигде и никогда. Я с вами согласен, что лучший губернатор – это фамилию которого в крае не знают. Это правда.

 

Юрий Бобров: А если посмотреть на другие? Окей. Как менеджер вы пришли, увидели пусть какой-то там управленческий административный хаос, непонятный вам как менеджеру прежде всего. Непонятна степень полномочий, ответственности за то или иное направление, того или иного чиновника. Окей, вы это перестроили.

 

Анастасия Сечина: Упорядочили, теперь результат, да?

 

Юрий Бобров: Нет, а какими-то другими если глазами? А что вы хотели увидеть…

 

Анастасия Сечина: …на улице?

 

Юрий Бобров: На улице, да, в показателях, я не знаю, надоев и тонн чугуна? То есть, есть же другие критерии…

 

 

Олег Чиркунов: С надоями у нас все в порядке. Я не буду называть губернатора, один из наших соседей, он всегда очень серьезно занимается сельским хозяйством. Несколько лет назад он подходит ко мне и говорит – «слушай, а сколько у тебя надой на одну корову?» «Знаешь, извини, мне это неинтересно». «Вот как ты можешь так…» Я говорю: «Ладно, давай я сейчас позвоню». Я позвонил министру, и выяснилось, что надои у нас выше, чем у него. Так что, может быть, не надо губернатору самому заниматься надоями, да? Если система работает правильно, то, в общем, я думаю, что чем меньше государство… Государству-то, в общем, надоями надо меньше заниматься, и тогда, может быть, они будут.

 

Анастасия Сечина: Вы когда в 2004 году думали о том, что через 5 лет я выйду на улицу, я хочу видеть город таким-таким-таким?

 

Олег Чиркунов: В ту секунду нет. Это появилось чуть позже. И, действительно, произошло изменение в подходах. Наверное, года через 3 изменилось. В самом начале мы все были увлечены простой историей, наша задача была сделать так, чтобы те деньги, которые есть в бюджете, как-то были понятны, рациональны, каким-то образом заткнуть дыры, подготовиться к кризису, пройти этот кризис. А вот уже года через три я так под влиянием общения, наверное, с несколькими людьми, с Сергеем Гордеевым, может быть, с Жемме Лернером, мэром Куритибы, вот эта тема о том, что у города должна быть мечта – это то, что не поддается тем цифрам, о которых мы говорим. Хотя поддается, это численность жителей. Так вот, вот эта мысль о том, что для того, чтобы люди хотели здесь жить, должно быть что-то такое с их собственными желаниями связано. Как они видят этот город, почему они им гордятся, почему они хотят в этом городе жить, что для этого надо изменить. Это возникло не сразу.

 

Юрий Бобров: Олег Анатольевич, здесь вот по Фрейду не возникает, вот обратите внимание, слушатели это заметили, Анастасия задала, каким вы видели город, вы отвечаете, каким вы увидели город. А между тем, вы были губернатором чуть большей территории.

 

Олег Чиркунов: Здесь нет противоречия. Я даже знал, что этот вопрос последует. Смотрите, все очень просто, всегда есть ключевое звено, за которым надо вытягивать ситуацию для того, чтобы все остальное подтянулось. Инвесторы ли, какие-то другие серьезные вопросы – в первую очередь они приходят в Пермь. И только в том случае, если мы приведем инвесторов, туристов в Пермь, они тихонечко-тихонечко по артериям как-то разойдутся по краю. Другого инструмента нет. К сожалению, наши регионы таковы, что у них… Нет, было бы у нас два миллионных города. Ну, хотя бы был еще один полумиллионный. Ну, могли бы создавать конкурентные какие-то проекты, делать так, чтобы города развивались, конкурируя друг с другом. У нас другая структура расселения, к сожалению. У нас самый, второй крупный город – Березники, это север области, он никак не конкурирует с Пермью вот в таких глобальных подходах. Так что любой губернатор, который здесь работал, и будет работать, он вынужден будет вытаскивать ситуацию и делать край привлекательным, делая привлекательным город, конечно, при этом не забывая про всю остальную территорию.

 

Юрий Бобров: Губернатор Перми и края – это наша данность.

 

Олег Чиркунов: В данной ситуации скорее да, хотя постепенно, постепенно роль муниципалитетов должна расти. Даже вот сейчас мы проект «Культурная столица» пытаемся передать муниципалитету.

 

Анастасия Сечина: Я хочу по нескольким конкретным тезисам из доклада, который вы делали в 2004 году перед Законодательным Собранием тогда еще Пермской области, хочу по этим тезисам пройтись. И тут уж точно цитата, потому что это взято с сайта…

 

Олег Чиркунов: Я слышал.

 

Анастасия Сечина: …администрации, да, здесь цитата не перевирается. «Первейшая цель увеличение доходов населения увеличение доходов населения, сокращение бедности. При этом нельзя рассматривать эту проблему исключительно с точки зрения отношения дохода к прожиточному минимуму. Минимум есть минимум, мы должны двигаться дальше». Увеличение доходов населения произошло?

 

Олег Чиркунов: Да, но надо сказать, что в принципе Пермь всегда была не на плохой позиции по доходам населения. Не это было главной проблемой.

 

Анастасия Сечина: А что было главной?

 

Олег Чиркунов: Сейчас обозначу. Итак, мы сейчас, вы тоже говорили, мы начали себя с какого-то момента сравнивать не с соседями даже, да, а с такими крупными городами, как Екатеринбург, Самара, Татарстан, Нижний Новгород, и мы уже пытаемся как-то себя позиционировать, Пермь уже может себе позволить сегодня сравниваться с этими городами. К сожалению, она проигрывает по основному показателю только по одному. Пермь в этой ситуации – это край. Так вот, Пермский край проигрывает по одному ключевому показателю, и от этого зависит остальное многое. Угадайте, по какому?

 

Анастасия Сечина: Рождаемость? Преступность?

 

Олег Чиркунов: Нет, у нас замечательная рождаемость, да и с преступностью, тоже могу цифры вам примерно представить, 2004-й год, пик, по-моему, в 2006-м, 122 тысячи преступлений, сейчас 37 тысяч преступлений. То есть, по численности преступлений…

 

Юрий Бобров: Инвестиционная привлекательность, Олег Анатольевич, заботит вас больше всего. И здесь не угадали?

 

Олег Чиркунов: Нет.

 

Анастасия Сечина: Тогда что?

 

Олег Чиркунов: Численность населения. Мы очень маленькие. 2700-2800 по сравнению с основными нашими конкурентами, где 4-4,5. Вот вам и ответ на все другие вопросы – какой бюджет у нас, какой бюджет у них. Какие инвестиции у нас, какие инвестиции у них. По бюджету на душу населения у нас все классно. По инвестициям на душу населения мы из этих 7 регионов занимаем третью позицию. Все замечательно, беда в одном, людей у нас мало.

 

Анастасия Сечина: Надо, что ли, в абсолютных цифрах мерить? Может, нам и не нужно больше, если у нас людей мало? Костюмчик по размеру.

 

Олег Чиркунов: Если мы про мощь, если мы хотим сравнивать себя с ними, то неизбежно мы должны говорить про численность населения. И в это упирается многое другое. Упирается привлекательность для тех же инвесторов. Где инвесторы располагаются? Инвесторы располагаются ближе к рынкам сбыта. В этом отношении они все оседают либо рядом с Петербургом, там порт, либо рядом с Москвой, это Калуга, либо Екатеринбург, в гораздо меньшей мере, но Екатеринбург. Почему? Потому что вокруг Екатеринбурга Курган, который он потихонечку к себе подтягивает, Челябинская область, Тюменская, часть области. Ключевой вопрос, где много людей, там все развивается. И вот эту задачку нам надо решать, нам надо делать так, чтобы численность населения края не падала, а желательно росла. И вот вокруг этой задачки мы в последние годы и думаем, размышляем, (???неразборчиво)

 

Юрий Бобров: Олег Анатольевич, как многодетный отец не соглашусь я с вами, что думаете и занимаетесь. Очень у нас в сообществе многодетных большие обиды, но это, впрочем, не начало вашего…

 

Олег Чиркунов: Про обиды мне расскажите, расскажите мне про обиды.

 

Юрий Бобров: …это не начало вашего губернаторства.

 

Олег Чиркунов: Расскажите, давайте поговорим про них.

 

Юрий Бобров: Да ну как…

 

Олег Чиркунов: Про «Мамин выбор» поговорим?

 

 

Юрий Бобров: Про «Мамин выбор», Олег Анатольевич, ладно, проглотили, уже многие съели, многодетные, ну, если уж…

 

Олег Чиркунов: Нет, подождите, давайте, секунду, про «Мамин выбор». Даже вот в такой формулировке «проглотили, многие съели». Давайте посмотрим, что было, что стало. Была одна простая ситуация…

 

Юрий Бобров: Закрытые детские сады по всему городу.

 

Олег Чиркунов: Их когда закрыли-то?

 

Юрий Бобров: Давно, никаких претензий.

 

Олег Чиркунов: Новые открывали за это время?

 

Юрий Бобров: Может быть, (???неразборчиво) немножко, да.

 

Олег Чиркунов: Немного, но открывались. Секунду, смотрите, ситуация была простая. Была часть населения, которая имела возможность получить места в детских садах, потому что они стояли в очереди.

 

Юрий Бобров: И потому что детский сад был теоретически где-то рядом.

 

Олег Чиркунов: Секунду, не обязательно, потому что они стояли в очереди. А часть населения не имела возможности получить эту услугу. Было сделано два шага. Шаг первый – всех поставили в очередь по возрасту. И уже бессмысленно стоять в очереди в этом отношении, умасливать как-то, ублажать чиновников, потому что все понятно. Если твой ребенок старше, он должен пойти в детский сад первым. Вторая история – людям по-честному отдали те деньги, которые на них муниципалитет тратит, когда их детишек взяли. Всех уравняли, по крайней мере. Теперь дальше история. Стали открываться частные детские сады, их много. И теперь надо не пытаться утверждать, что давайте…

 

Юрий Бобров: Выселим «Пермэнерго» из здания бывшего детского сада путем поднятия налогов в 100 раз…

 

Олег Чиркунов: Какие-то такие вещи, возможно, но, секунду, один шаг – надо поднимать эту стоимость компенсаций. Поднимать до того момента, когда сбалансируется спрос и предложение, ну, вы все-таки «Эхо Москвы».

 

Анастасия Сечина: Так вы поднимете, они поднимут цены, во-первых. Во-вторых, почему здесь-то мы не идем путем закуп…

 

Олег Чиркунов: Они – это кто?

 

Анастасия Сечина: Частники, частный детский сад. Потому что а почему мы здесь не идем путем закупки услуги?

 

Олег Чиркунов: Как вы не любите частный бизнес, «Эхо Москвы».

 

Анастасия Сечина: Нет, я люблю.

 

Юрий Бобров: Ну, 15 тысяч рублей – это далеко не пять компенсаций, стоимость места в детском саду.

 

Олег Чиркунов: Подождите, но давайте исходить из одного, что это значит, спрос по этой цене есть.

 

Анастасия Сечина: Вот именно.

Олег Чиркунов: И если… Это значит, спрос есть. Что дальше должно происходить? Это значит, что они получают супердоходы? Если они получают супердоходы, то туда сегодня кинутся многие другие зарабатывать эти деньги, и все это сбалансируется.

 

Анастасия Сечина: Дело в том, что родители готовы доплачивать 5. Когда вы сделаете компенсацию 10, они по-прежнему будут готовы доплачивать 5. И, соответственно, пойдет рост цены.

 

Олег Чиркунов: Вы посмотрите, сколько человек сегодня реально находится в очереди на момент комплектования детских садов.

 

Анастасия Сечина: С очередью проблему решили, согласна. Ответьте на вопрос, почему в этом случае мы не идем путем закупки? Почему вы не покупаете эту услугу, потом предоставляя ее бесплатно?

 

Олег Чиркунов: Во-первых, покупаем. Немного, но покупаем. Во-вторых, если госуда… У нас как раз наоборот идеология, понимаете? Человеку надо предоставить возможность самому выбрать. Если мы купили в каком-то детском саду, мы тем самым опять же приняли решение, что люди должны пойти именно туда. Им уже говорим: «Вот, пожалуйста, возьми, тебе путевочка». Если вы считаете, что надо каким-то образом компенсировать большую сумму, я с этим каким-то образом могу согласиться. Но мы должны, вот смотрите, у нас в сентябре идет формирование детских садов. Если у нас не хватает мест в муниципальных детских садах, мы должны поднять компенсацию постепенно до того уровня, когда их хватит, когда люди добровольно из детских садов детишек заберут. Давайте про «Мамин выбор»…

 

Анастасия Сечина: То есть, ответ на вопрос, будут ли строиться муниципальные сады – нет, не будут.

 

Юрий Бобров: Будут ли возвращаться здания, строить их уже негде просто.

 

Олег Чиркунов: Значит, возвратить их невозможно, понимаете?

 

Анастасия Сечина: Фарш невозможно прокрутить назад.

 

Олег Чиркунов: Это надо было… Это была глупость, когда эти детские сады отдали. Это было неправильно, но сейчас неправовыми способами мы их тоже обратно не вернем. Я думаю, что нам надо, во-первых, мы много строим сейчас детских садов в крае, не в Перми. Это выбор, в том числе…

 

Юрий Бобров: Думаю, мало кого утешает эта возможность.

 

Олег Чиркунов: Вы только что говорили о том, что я отвечаю не только за город. И там другая ситуация. А вот здесь, ну, в том числе это выбор и муниципалитета. Мы им компенсируем 50%, они пошли по этому пути. Я думаю, что Пермь пошла по более правильному пути, чем идут другие муниципалитеты. Подождем несколько лет и посмотрим, чем это все закончится. Я убежден, что «Мамин выбор» сработает.

 

Анастасия Сечина: Ну, только повысить надо. Повысить надо.

 

Олег Чиркунов: А это уже вопрос к депутатам городским.

 

Анастасия Сечина: Давайте сейчас вернемся еще раз, и еще несколько раз будем возвращаться в ходе эфира, потому что по ICQ пришел вопрос и здесь есть пункт, я снова возвращаюсь в 2004-й, где вы выводили крайне важный приоритет – совершенствование инфраструктуры. Дороги – часть инфраструктуры, понятно, вот сейчас пишут по ICQ, Константин. «Я сейчас по улице Свердлова ехал, очень серьезно задумался, как уйти от оплаты дорожного налога. 12 тысяч рублей – за что я их отдаю? Кончится когда-нибудь это скотство или нет?» - сформулировал Константин. И я просто еще вспоминаю новость 2010-го года, когда эксперты Межрегионального общественного центра «За безопасность российских дорог» пришли к выводу, что пермские дороги – самые опасные в России. Многие, когда говорят какие-то плюсы «времени Ч.», говорят – дороги. И многие, когда говорят минусы «времени Ч.», говорят – дороги. И туда, и сюда.

 

Олег Чиркунов: Что вы сейчас ждете от меня?

 

Анастасия Сечина: Комментарий.

 

Олег Чиркунов: Понимаете, всегда надо придерживаться какой-то идейной позиции. Когда вы меня будете сейчас спрашивать «а вот почему вы вмешиваетесь в дела муниципалитетов?», вот вроде бы это нехорошо и неправильно, одновременно с этим вы мне задаете вопрос про улицу Свердлова. Вот улица Свердлова – это вообще чья улица?

Юрий Бобров: Олег Анатольевич, мы ведь… Конечно же, вытекает следующий вопрос о развитии органов местного самоуправления…

 

Олег Чиркунов: Точно! Так давайте…

 

Юрий Бобров: …степени их ответственности…

 

Олег Чиркунов: Я даже не против отвечать за улицу Свердлова, я просто хочу вам напомнить о том, что когда вы потом со мной начнете говорить о том, что за все должны отвечать муниципалитеты, вы уж определитесь. Либо за все отвечаю я, и тогда и за улицу Свердлова, и тогда отдайте мне всю власть, в том числе муниципальную…

 

Анастасия Сечина: По большому счету да, ваша задача сделать так…

 

Юрий Бобров: Олег Анатольевич, сити-менеджер, новая структура Устава Перми…

 

Олег Чиркунов: Все, тогда отдайте право назначения всех, да? Хорошо, давайте про дороги. Вот про транспортный налог такой вот, в таких эмоциях – я вам хочу сказать, что на строительство и реконструкцию дорог сегодня тратится чуть больше даже средств, чем мы получаем в виде акцизов на топливо и с транспортного налога. Иными словами, те, кто пользуется автомобильным транспортом, платят неполную стоимость содержания дорог, и это проблема. Все-таки я считаю, что мы пошли сейчас правильным путем. В первую очередь те трассы, которые наиболее загружены, те трассы, где мы теряем максимальное число людей, мы приводим в порядок и мы их привели. Вывели из центра города весь транзитный транспорт и в общем эта задачка решена. Задача с остальными дорогами – я думаю, что еще несколько лет каждую весну мы будем…

 

Юрий Бобров: Удивляться, куда они ушли вместе со снегом?

 

 

Олег Чиркунов: Да, будем удивляться, куда они ушли вместе со снегом, потому что мы недостаточные ресурсы сегодня тратим на дороги, но мы сделали уже очень важную вещь.

 

Анастасия Сечина: В смысле, мало денег мы на них выделяем все-таки?

 

Олег Чиркунов: Да, сейчас я объясню эту историю. Мой коллега, бывший уже коллега, губернатор Тверской области Зеленин как-то выступал на правительстве и сказал – мы тратим примерно 8% на дороги из бюджета области, и это в 5 раз меньше, чем требуется. Я к нему подошел потом и говорю – слушай, так это получается, что 40% бюджета на дороги надо потратить? Понимаете, и в принципе да. У нас настолько нерациональная структура расселения в стране и в крае, в частности, когда люди очень сильно разбросаны по территории. И для того, чтобы дорогу довести до каждого населенного пункта, требуются невероятные деньги. Возвращаюсь к городу. Город и администрация города Перми прошла очень важную развилку, и этот результат уже начинает работать. Во-первых, у них нет своих муниципальных предприятий по содержанию дорог, поэтому они не являются заложниками.

 

Юрий Бобров: Услуга на аутсорсинге.

 

Олег Чиркунов: Услуга на аутсорсинге. Сейчас вопрос в том, как мы будем правильно спрашивать. Прошлый год мы прошли нормально. И если вы вспомните, та липкая грязь, которая появляется осенью и весной, от нее, если пройтись пешком, невозможно отмыться, ее все-таки стало значительно меньше. И в общем этот период стал меньше, когда такие проблемы есть в Перми. Если вы сейчас обратите внимание… К сожалению, говорим о Перми, потому что ехал сейчас, ну, вот по Пермскому району в том числе ехал, в Пермском районе идет уборка, они чистятся. Орджоникидзевский район… Пермский район – это имеется в виду не город Пермь, а Пермский район, да? Орджоникидзевский район – идет приборочка, чистоту какую-то наводят. То есть, подрядчики уже работают. Думаю, что за несколько недель порядок с дорогами будет наведен.

 

Анастасия Сечина: Порядок с дорогами в плане чистоты?

 

Олег Чиркунов: И в плане возможности проезда по ним безаварийного.

 

Анастасия Сечина: Это ямочный ремонт опять?

 

Олег Чиркунов: А куда вы денетесь от ямочного ремонта?

 

Юрий Бобров: Настя, честно, даже в Америке тоже ямочный ремонт.

 

Анастасия Сечина: Нет, я понимаю, что сейчас вопрос безопасности…

 

Олег Чиркунов: Смотрите, там три слоя, три проблемы. Сейчас это литой асфальт, который долго не простоит, образовалась яма. У нас такие перепады, у нас такие проблемы с водой, и те дороги, которые выстроены Бог знает когда и у них неправильная подушка, они всегда будут разваливаться до тех пор, пока мы не проведем их реконструкцию. Поэтому литой асфальт, который выдержит там, я не знаю, несколько недель или там месяц. После этого ямочный, после этого картриджами и так постепенно, постепенно. Конечно, идеальный вариант – все переделать разом. Где-то переделали, где-то это невозможно.

 

Анастасия Сечина: Вы сказали, еще несколько лет будем жить в ситуации, когда по весне асфальт сходит вместе со снегом. Оценка, несколько лет – сколько? Сколько нам еще так жить? Пять лет, десять, двадцать, порядок цифр?

 

Олег Чиркунов: Слушайте, ну подождите, будьте объективны. Если вы говорите про город Пермь… Если вы говорите про краевые дороги – они вообще в нормативным состоянии. Вот сейчас в нормативном состоянии за небольшими какими-то изъянами.

 

Юрий Бобров: Дороги регионального значения.

 

Олег Чиркунов: Дороги регионального значения. Если говорить про город Пермь, то точно ситуация сейчас на порядок лучше, чем тогда, когда, надо отдать должное общественности, они вот поднимали…

 

Юрий Бобров: Ребята из «Терона».

 

Анастасия Сечина: «Дорожный дозор».

Олег Чиркунов: «Дорожный дозор», да? Ситуация принципиально другая. И сейчас мы уже с общественностью говорим не столько о том, что совершенно невозможно по дорогам проехать, хотя проблема есть. Вопрос о том, чтобы то, что мы уже отремонтировали, спросить с подрядчиков, чтобы не заплатить за это два раза. Вот какую задачу сегодня решаем.

 

Юрий Бобров: Взглянул внутрь себя, понял, что соглашаюсь с этой репликой. Действительно, так обстоит по эмоциональному настроению.

 

Олег Чиркунов: Проедьте по комплексу ППИ для интереса, вспомните, каким он был. Проедьте по Молодежке, какая это была. То есть, в любом случае городские власти пермские что-то сделали для того, чтобы…

 

Юрий Бобров: Олег Анатольевич, а вспомните, прямо из головы сможете достать, 2002-2003 год, соотношение бюджета Пермского края и Свердловской области?

 

Олег Чиркунов: Я слышал этот вопрос, я на него уже ответил.

 

Анастасия Сечина: О численности населения.

 

Олег Чиркунов: У нас по бюджету все замечательно по численности населения. И темпы роста с 2004 года, с 2003-го не скажу, с 2004 года по сегодняшний год в разы, в 2,5-3 раза у нас доходная часть увеличилась.

 

Юрий Бобров: То есть, начинали мы где-то…

 

Олег Чиркунов: Честно надо сказать, что это общая тенденция в стране. В принципе вот сейчас все, кто вам звонил – все плохо, здравоохранение плохо, образование плохо, сельское хозяйство плохо.

 

Юрий Бобров: Но все 8 лет они были здесь.

 

Олег Чиркунов: Друзья, я вам могу сказать одно. Сегодня я субъективен по отношению к Пермскому краю, я к стране вам скажу. Мы сейчас в шоколадной ситуации, в суперской ситуации с точки зрения экономики, бюджета и всего остального. И нам думать сейчас нужно не о том – ай, как у нас плохо, у нас вся промышленность развалилась, сельское хозяйство развалилось. Нам надо думать о том, как мы будем жить в следующие годы, потому что не бывает, когда экономика многие-многие годы в общем в очень приличном состоянии, в очень приличном. Про сельское хозяйство – все развалили в сельском хозяйстве, распродали все земли, говорит человек вам по телефону. 2004-й, я могу ошибаться в цифрах, я их не смотрел, но я сильно не это… Количество прибыльных предприятий в сельском хозяйстве в районе 10%, сейчас в районе 50%.

 

Юрий Бобров: Мы, конечно, учитываем, что их стало в три раза меньше.

 

Олег Чиркунов: Во-первых, они укрупнились и они стали производить больше сельхозпродукции. Это тоже надо понимать. Когда говорят «развалилось машиностроение» - какое машиностроение развалилось? Есть несколько предприятий, которые объективно закрылись. «Велта» закрылась, 2003-й год. Дзержинского – в такой ситуации…

 

Юрий Бобров: Ну, он долго помирал.

 

Олег Чиркунов: Он федеральное предприятие, он сейчас… Давайте говорить про другие предприятия. «Пермские моторы» - все у них хорошо. У них суперзаказы и газовиков, и все остальное. Только трудись, работай, в общем, замечательно, да? «Протон» - та же самая история, они развиваются. Деньги, которые в них государство вложило, невероятные – это десятки миллиардов рублей для того, чтобы они осваивали авиационную проблематику. Частные предприятия в этой же сфере, Пермская приборостроительная компания, которая расположена на 25-го Октября – они раньше выпускали гороскопы, я не знаю, размером с этот стол. Сейчас они сами делают оптоволокно, они делают современнейшее оборудование, отлично существуют.

 

Юрий Бобров: То есть, смотреть с улицы – ты видишь, что часть, больше половины заводской территории сейчас застраивается, в половине second-hand, но на это не надо смотреть.

 

Олег Чиркунов: В том числе, у приборостроительной компании – они сделали гениальную вещь. Они поделили свою территорию пополам, пообещали, что сделают улицы Горького проездной, вот я жду, когда это обещание сбудется, продали половину земли, эти деньги вложили в современнейшее оборудование. Когда я общаюсь с руководством, обидятся на меня, если я сейчас скажу, но тем не менее, когда я общаюсь с руководством «Пермских моторов», мы с ними говорим о корпорации, я говорю – слушайте, вы когда двигатель (это, конечно, шутка, но в каждой шутке есть доля), вы когда двигатель в моем кабинете рабочем начинаете собирать, вот тогда я буду считать, что вы вот суперсовременное предприятие, а когда вы это делаете на 70 гектарах, то это просто невозможно. Понимаете, современное предприятие подразумевает, что вот он небольшое сборочное производство, а при этом раскладе он все привез со всей страны, собрал этот двигатель и продал. Вот какими должны быть предприятия. А когда мы видим масштабы, размеры… Вы про инфраструктуру говорили, не могу тоже не ответить. Вот вы дороги видите, как-то там что-то происходит. Но вы не видите, не знаете многого другого, которое потребителю не так важно, но очень важно для развития края. Пример – мы всегда говорим, электрика, мы энергоизбыточный регион. А мы до сегодняшнего дня в Перми находимся как бы в изолированной ситуации от всего другого. У нас не было возможности все эти годы в достаточном объеме получить электроэнергию из Добрянки за эти годы.

 

Юрий Бобров: Со знаменитой Пермской ГРЭС.

 

Олег Чиркунов: Точно, и Пермская ГРЭС работала исключительно…

 

Юрий Бобров: На сеть федеральную.

 

Олег Чиркунов: В других направлениях. Линия построена, задачка фактически решена или близка к решению. Яйва – построили фактически новые генерирующие мощности за счет частного немецкого бизнеса. Проблема сейчас, которая осталась и которую мы должны решать – это газопровод. Через территорию Пермской области огромное количество газопроводов идет, один для нас значимый, тот, который идет на Чусовой-Березники-Соликамск. Он старый. Договорились о включении в инвестиционную программу, решим и эту задачу. В общем, инфраструктура такая глобальная, мощная, серьезная – я думаю, что в последние годы социализма не происходило такого объема восстановления этой инфраструктуры. Поэтому ностальгировать о том периоде можно, но это не совсем объективно.

 

Анастасия Сечина: Вторая часть вопроса слушателя, легкая промышленность, с ней что?

 

Олег Чиркунов: Увы. Но это же не проблема на сегодняшний день Пермского края, это проблема странового Разделения труда. И в Европе с легкой промышленностью – увы. Если вы хотите получать высокие зарплаты, вы уж определитесь. Есть Европа, где высокая производительность труда, высокие зарплаты и там не занимаются легкой промышленностью. И есть Китай, где низкие зарплаты и они занимаются легкой промышленностью. Хотите получать низкие зарплаты, давайте заниматься здесь легкой промышленностью.

 

 

Анастасия Сечина: То есть, а третьего не дано, да?

 

Олег Чиркунов: Нет, если вы предложите что-то… И еще одна важная развилка, которую мы прошли не помню в каком году, это тогда, когда начали заниматься университетами. На каком-то этапе пришло понимание того, что не само производство делает регион богатым, что надо развивать экономику знаний, и вот, может быть, это одна из самых главных вещей, которую сделали – два национальных исследовательских университета хотя бы по статусу, хотя бы по деньгам, которые они получают, это уже шаг вперед. Кроме того, даже сегодня у нас, кроме этого, кроме этих двух университетов у нас появляется гуманитарный педагогический. Это значит, что наш педагогический университет тоже получил статус федеральный. Вот у нас уже три опорных точки плюс Высшая школа экономики. Реально Пермь университетский город, и мы сегодня конкурируем с такими городами, как Казань, Екатеринбург и Томск.

 

Анастасия Сечина: Я вернусь в 2004-й и приведу еще одну цитату, которая касается продолжительности жизни. Вы тогда говорили, что мы видим самую низкую продолжительность жизни. И вы тогда говорили, что мы дадим создать условия для роста продолжительности жизни.

 

Олег Чиркунов: Поднялась продолжительность жизни. Она примерно сейчас 67 лет, при этом у женщин 70.

 

Анастасия Сечина: А была?

 

Олег Чиркунов: На 3-4 года поднялась. Но здесь тоже давайте расстанемся с иллюзиями. Не в здравоохранении проблема.

 

Анастасия Сечина: Экология?

 

Юрий Бобров: Культура пития?

 

Олег Чиркунов: Ну а почему, задумайтесь, почему мужчины живут меньше, а женщины больше?

 

Юрий Бобров: Стоят в автобусах.

 

Олег Чиркунов: Это что? Либо стоят в автобусах, да, либо наша система здравоохранения лучше относится к мужчинам. У нас самые тяжелые истории – дорожно-транспортные, преступность, травмы и отравления, в том числе питие, не так критично сейчас, как было, и еще один важный компонент, который, может, напрямую здесь не отражается, но он есть – наркотики становятся в общем серьезной проблемой для нации.

 

Анастасия Сечина: Да они уже стали серьезной проблемой для нации. Ну и по продолжительности мы все-таки занимаем последнее место в округе Приволжском федеральном.

 

Олег Чиркунов: Не убежден. И посмотрите для интереса еще одну вещь. Не убежден точно, что-то не так. Не последние, не лучшие, но и не последние. Но опять же, если мы возьмем с вами статистику отдельно по городу Перми, то она совпадет со статистикой крупных городов в этом регионе. У нас проблема…

 

Юрий Бобров: В депрессии остальной территории?

 

Олег Чиркунов: В депрессии остальной территории. И в том числе в тех факторах остальной территории, о которых мы говорим.

 

Анастасия Сечина: Экологический фактор здесь какую роль играет?

 

Олег Чиркунов: Смотрите, сколько ни травят людей в городах, а они живут гораздо дольше, чем в деревнях. Вот какой…

 

Анастасия Сечина: Потому что в деревнях пьют.

 

Олег Чиркунов: Понимаете, пока фиксируем то, что есть. Вы мне задаете вопрос, как с экологией? Я вам говорю, если в деревнях умирают, а в городах живут, то, наверное, не экология является главным основным компонентом. Хотя экология у нас тоже не лучшая.

 

Анастасия Сечина: Да, и вот просто в тему экологическую, новость 2010 года. По данным экологической организации «Зеленый патруль», мы на 76-м месте из 83 субъектов по загрязнению.

 

Олег Чиркунов: Слушайте, вот все, что касается… Я ничего не знаю про эту организацию.

 

Анастасия Сечина: Рейтинги, места, да?

 

Олег Чиркунов: Я ничего не знаю про эту конкретную организацию. Не в ее адрес, но когда начинаются рейтинги, места и прочие вещи, иногда это связано, в том числе, как мы эффективно или неэффективно работаем с этими организациями, понимаете? Надо все смотреть… Что мы, чему мы безусловно доверяем?

 

Юрий Бобров: Олег Анатольевич, Владимир Путин, отвечая на этот вопрос, сказал – ни за что. Мы договорились, что одного из вопросов мы задавать не будем и не будем уже говорить о «Хромой лошади». И все-таки за что стыдно и что не получилось? Чего по большому счету и чего в каких-то событийных моментах?

 

Олег Чиркунов: Скажу про то, что важно для Пермского края и что пока не создано. Мы в общем как команда исповедовали такую конкурентную модель, старались создавать такой саморегулирующий механизм, но это скорее было в сфере экономики, управления. То есть, мы передали налоги муниципалитетам, мы давали возможность как-то развиваться.

 

Юрий Бобров: Рубль за три.

 

Олег Чиркунов: В том числе это, вы правы, про самообложение и про прочие вещи, про то, что мы не решаем, что сегодня строить в муниципалитете, а решает сам муниципалитет. Школы ремонтировать или что-то другое – фонд софинансирования социальных расходов. Но мы не создали какого-то другого инструмента. В общем, очень важно было разделить функции муниципалитета и краевой власти. Очень важно было просто дистанцироваться от тех вещей, за то, что должны отвечать те люди, которых избрало население.

 

Юрий Бобров: И одномоментно, Олег Анатольевич, видимо, под грузом федерального давления насаждать новую модель избрания глав, когда главы стали избираться из числа депутатов и муниципалитет потерял то ответственное лицо, которое бы…

 

Олег Чиркунов: Отдельная большая дискуссия. Полностью не соглашусь. Вот это другая история, сейчас доведу мысль до конца…

 

Анастасия Сечина: Был вопрос слушателя про местное самоуправление.

 

Олег Чиркунов: Я считаю, по местному самоуправлению мы сделали очень много экономически правильных шагов и дали возможность муниципалитетам принимать самим очень большое число решений.

Юрий Бобров: Ну, это вот в части софинансирования, в части проектов…

 

Анастасия Сечина: Провал в чем?

 

Олег Чиркунов: В части того, что мы им туда дали. Мы не дистанцировались сами от ответственности за то, как они работают. Мы не смогли… Понимаете, идеально должно быть так. Вот сейчас кто-то говорит мне о том, что где-то там дорога плохая в каком-то муниципалитете. Я должен сказать – слушайте, это не моя зона ответственности, посмотрите соседний муниципалитет, у него там все классно, потому что избрали правильного мэра из правильных депутатов, а вы здесь избрали неправильных депутатов. Мы не создали такой системы. Теперь о том, что начали избирать депутатов, а они уже – избирать сити-менеджера. Хартию почитайте о местном самоуправлении. Там напрямую написано, что гарантией вот этого независимого самоуправления является прямое избрание депутатов и депутатами главы. Есть и другая схема. Я не знаю, какая хуже, какая лучше, я только хочу зафиксировать, только одно, что обе эти модели работают. И в Хартии прописана та, которая сегодня есть в городе Перми. Почему?

 

Юрий Бобров: Иными словами, мы пока соответствуем европейским границам.

 

Олег Чиркунов: Да. Может быть, мы в какой-то мере по менталитету своему другие. Должна быть огромная ответственность депутатов за то, кого они назначают руководителем исполнительной власти.

 

Юрий Бобров: Но как спросить с коллективного решения?

 

Олег Чиркунов: А как спросить с индивидуально человека? Вот был человек, мэр, вот он ушел. Давайте поговорим, там, у нас есть муниципалитеты в крае, в которых 5 лет переизбирают мэра. Дальше что? Кто отвечает за то, что муниципалитет не развивается? Я не против, друзья, когда мне задали вопрос, какая должна быть схема, проведите референдум, пусть будут прямые выборы мэра. Я считаю, что и та, и другая ситуация имеют свои плюсы и минусы. Эмоционально приятно видеть человека, которому ты доверился. Но это не всегда эффективно.

 

Анастасия Сечина: Юр, ты спрашивал, в чем был провал, что не получилось.

 

Олег Чиркунов: Я сформулировал.

 

Анастасия Сечина: Мы заговорили о местном самоуправлении…

 

Юрий Бобров: Да, но я просто предполагал, что Олег Анатольевич тут как-то скажет – да, вот сейчас я не вижу, что появились более ответственные главы…

 

Анастасия Сечина: В этом, в этом суть, я из большого количества посылов ее не выловила?

 

Олег Чиркунов: Значит, у нас не появилось понятного распределения ответственности между муниципалитетами и краевой властью. У нас не очень хорошо со средствами массовой информации.

 

Юрий Бобров: Давайте за исключением Перми мы говорим, да, Олег Анатольевич? По-моему, мы-то тут гордимся нашим уровнем развития.

 

Олег Чиркунов: Не знаю. В общем, мне кажется, что средств массовой информации должно быть больше, они должны быть более разноплановыми, они должны представлять разные слои и интересы населения. Я считаю, что здесь я сам как личность что-то недодумал, совершил какие-то ошибки, в общем, мы не создали систему вот такую общественную разноплановую, которая бы позволяла втягивать людей в очень многие проекты, чтобы это стало… Понимаете, проект «Культурная столица» по идее должен был быть не проектом власти, а проектом общественности.

 

 

Анастасия Сечина: То есть, вы хотите, чтобы люди проявляли инициативу, в частности, в рамках местного самоуправления, этого не происходит?

 

Олег Чиркунов: Да, можно сказать так. Это более сложный вопрос. Я просто хочу сказать, что у нас человек не вовлечен в те процессы, которые позволили бы сделать город или населенный пункт принципиально другим по уровню, по качеству, чтобы он чувствовал, в том числе, что это и его руками сделано. Это очень сложная задача, я не берусь сейчас в нескольких минутах сформулировать то, что не смог сделать за 8 лет.

 

Анастасия Сечина: Это можно назвать социальным иждивенчеством, от которого мы…

 

Олег Чиркунов: Это другая история. Я ведь сейчас говорю про свои проблемы, а не про проблемы населения. То есть, мы что-то недоучли с точки зрения работы с общественностью, я так сформулирую.

 

Юрий Бобров: Насть, у нас осталось совсем немножко времени. Хотелось бы воспользоваться ситуацией того, что Олег Анатольевич сейчас здесь, микрофон, эфир.

 

Анастасия Сечина: Пользуйся-пользуйся.

 

Юрий Бобров: У нас же куча вопросов. Олег Анатольевич, во-первых, собственно, как вы оцениваете наш проект? Мы решили в течение нескольких месяцев по годам разбить вашу эпоху и…

 

Олег Чиркунов: Мне так нравится, что это называется «эпоха», это уже так круто…

 

Юрий Бобров: Для меня это да, почти треть жизни, а сознательной-то еще большая часть.

 

Олег Чиркунов: Да, большой срок.

 

Юрий Бобров: Мы будем обсуждать каждое воскресенье один из годов, начиная с 2004-го. Целых две передачи будем уделять каждому году. А затем последние несколько передач мы будем уделять направлениям социальной политики, политики, то есть, изменениям в области самой политики…

 

Анастасия Сечина: Короче говоря, Олег Анатольевич, вы эту программу по воскресеньям, во-первых, слушайте, а во-вторых, через несколько выпусков придите еще раз сюда и ответьте на все, что здесь будет произнесено.

 

Олег Чиркунов: Хорошо.

 

Анастасия Сечина: Такое предложение. Можно считать, что вы согласны с ним, да?

 

Олег Чиркунов: У нас сколько осталось времени?

 

Анастасия Сечина: Шесть минут.

 

Олег Чиркунов: Тогда у меня, чтобы это не под конец, знаете, что хочу сказать. Вы сказали – слушайте, я слушал, ехал за рулем и слушал. Знаете, очень, конечно, иногда задевают какие-то вещи, которые, в общем, толкование, глухой телефон, да? Надо жить по средствам. Говорил я это? Конечно, говорил.

 

Юрий Бобров: Пытался найти прямую цитату, не нашел.

 

Олег Чиркунов: Нет, конечно, говорил. Но только я говорил это точно не ветерану, который войну прошел. Я говорил это, наверное, депутатам, когда мы утверждали бюджет, я всегда занимал позицию – друзья, вот мы должны, сложная задачка, провести бюджет края так, чтобы он не рухнул. Кстати…

 

Юрий Бобров: Ну, бездефицитный, в общем был…

 

Олег Чиркунов: …чем горжусь…

 

Юрий Бобров: …та мантра, которую вы много лет, много лет…

 

Олег Чиркунов: …есть регионы, в которых долги составляют под 170…

 

Юрий Бобров: Подмосковье.

 

Олег Чиркунов: Я не называл регионов, под 180% от их собственных доходов. Таких регионов немало, у нас полностью сбалансированный бюджет. А человек это воспринял по отношению к себе, понимаете? Точно такого не было. Или тот вопрос, который вы прервали и, наверное, правильно сделали с точки зрения многих принципов прессы, я имею право на него, наверное, ответить. Общался ли я с Заком, с человеком, который владел «Хромой лошадью». Я не знаю, почему какая-то газета написала в свое время, что он был членом экономического совета. Понимаете, это просто неправда, это не так, но это из года в год повторяется. Из другой сферы могу сказать. Вполне спокойно сейчас журналисты говорят – Чиркунов был тем человеком, который не вставал под гимн. Это тоже неправда. Был закон, я соблюдаю закон, я голосовал против гимна – правда, я выступал против, но это уже обросло каким-то «Он не вставал в Совете Федерации». Зачем так…

 

Анастасия Сечина: Это уже легенда.

 

Олег Чиркунов: Это легенды, понимаете. Вот какие вещи немножко… И еще была какая-то фраза ветерана, которая что-то там задела.

 

Анастасия Сечина: «Мы построим город дворцов», вот еще.

 

Олег Чиркунов: Не помню, скорее город-сад. Вот такое в лексиконе было.

 

Юрий Бобров: Количество чиновников в администрации области до прихода вас и края?

 

Олег Чиркунов: Вот здесь все правильно. Могу отчитаться по количеству. Нельзя вот так линейно эти вещи обсуждать. В целом, если при равных сценарных условиях, точно сократилось. Но мы взяли очень много у муниципалитетов, мы взяли все социальные службы. Мы взяли очень много, прямо со ставками взяли, полномочиями и деньгами, мы много взяли у федерации. И страшно представить, если сейчас реформа, которая задумана по передаче функций контрольных субъектам федерации с федерального уровня, численность удвоится.

 

Юрий Бобров: Всякие там Роскомнадзоры…

 

Олег Чиркунов: Численность удвоится. Потому что чиновников, которые работают в этих органах, вдвое больше, чем нас. Мы по численности на душу населения в стране одни из самых маленьких. У нас в общем хорошая численность, правильная, я вам скажу, как она достигнута. На старте я сказал своим коллегам – ребята, вот у вас есть фонд оплаты труда и у вас есть достаточно низкие зарплаты, у своих людей, сокращайте численность, все зарплаты останутся у вас по фонду. Они сами начали сокращаться, и в этом отношении мы очень небольшой… И еще одна вещь про здравоохранение. Про здравоохранение можно говорить много, и понятно неудовольствие. Но когда говорится фраза: «Вот раньше строилось, а в последние годы не строится ничего…» Новый корпус областной клинической больницы, перинатальный центр, центр сосудистой хирургии, детская хирургия – построили за это время столько, сколько при социализме не снилось! Другой разговор, что все остальное ветшает и приходит в негодность. И я убежден, что единственный способ, смело это скажу, недавно сказал это на совещании у Дмитрия Анатольевича Медведева, не скажу, что был услышан всеми, но скажу одну простую вещь. До тех пор, пока мы не начнем покупать услугу медицинскую государства на рынке, мы не исправим ситуацию в здравоохранении. Я замолкаю, потому что время у нас подходит.

 

Анастасия Сечина: 19 часов 59 минут. И по ICQ пишут – давайте покороче о прошедшем и побольше о будущем.

 

Юрий Бобров: Поскольку мы уже получили обещание Олега Анатольевича еще не раз прийти в наши эфиры…

 

Анастасия Сечина: За время проекта «Время Ч.» Ну, я не знаю, сколько это еще будет, один раз или два раза, во всяком случае, как всегда, времени на все не хватило, как всегда.

 

Олег Чиркунов: Восьми лет не хватило.

 

Анастасия Сечина: Восьми лет не хватило, что же говорить про час эфира.

 

Обсуждение
1765
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.