Верхний баннер
18:33 | ПОНЕДЕЛЬНИК | 23 СЕНТЯБРЯ 2019

$ 63.95 € 70.28

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70


Программы / Время Ч

20.05.2012 | 17:35
2005 год. Уголовные дела в отношении Аркадия Каменева

Анастасия Сечина: У микрофона по-прежнему Анастасия Сечина.

Юрий Бобров: И Юрий Бобров.

Анастасия Сечина: Мы продолжаем проект «Время Ч.» Вы голосовали  за темы, которые лягут в основу

Анастасия Сечина: У микрофона по-прежнему Анастасия Сечина.

Юрий Бобров: И Юрий Бобров.

Анастасия Сечина: Мы продолжаем проект «Время Ч.» Вы голосовали за темы, которые лягут в основу этих программ. И одна из тех, которую вы выбрали, это уголовные дела в отношении Аркадия Каменева. Ну, как вы прекрасно понимаете, для нас вот эта небольшая тема, она является только лишь отправной точкой, и мы говорим все-таки и в более общем смысле.

Юрий Бобров: Да и уголовных дел ??????? (неразборчиво) было не так много.

Анастасия Сечина: Да, мы сейчас говорим не только об уголовных делах все-таки. Мы сейчас за эти полчаса вспоминаем, в принципе, время Аркадия Каменева и эту фигуру. К сожалению, журналист Вячеслав Дегтярников, которого вы привыкли слышать из студии, не смог приехать, он будет на телефоне. Но в этой студии Антон Толмачев, которого вы тоже все привыкли слышать по четвергам. Антон, привет.

Антон Толмачев: Привет, Настя, привет, Юра.

Анастасия Сечина: Здрасьте, здрасьте. Почему Антон? Потому что Антон Толмачев был инициатором отзыва главы города с поста в две тысячи каком, скажи мне, году в 2005-м? 

Антон Толмачёв: Нет.

Анастасия Сечина: В 2006-м?

Антон Толмачёв: Начало истории было положено, по-моему, 26 декабря 2003-го года. И она бурно развивалась весь 2004-й год под моим вдохновением. А потом, как бы, у меня силы иссякли, отошел в сторону. 

Юрий Бобров: ??????? (неразборчиво) оно само случилось все.

Антон Толмачёв: Нет, эстафетную палочку подхватили... протестного движения вообще Владимир Плотников, а завершил это дело Олег Чиркунов.

Юрий Бобров: Да, да, да. Ну, и Вячеслав Дегтярников почему? Потому что, как мы проанализировали новостной контент...

Анастасия Сечина: На самом деле,... слушай, мы проанализировали новостной контент. Дело было совершенно по-другому. Я очень громко встала посреди редакции и спросила: - Друзья, кто защитит Аркадия Леонидовича? Мне сказали: - Слава. Всё, поэтому будет Слава. А Юра анализировал новостной контент. Мы сейчас короткую справку поставим по поводу Аркадия Каменева. Слушаем.

 

СЮЖЕТ В ЗАПИСИ:

Аркадий Леонидович Каменев прошел путь от участкового инспектора УВД до главы УВД Перми. С 2000-го по 2005-й годы – глава города. По данным сайта городского архива Перми при Каменеве началась капитальная реконструкция дорог, стартовала целевая программа «Окраины». Было открыто 26 объектов здравоохранения, отремонтировано и построено более миллиона квадратных метров дорог, около миллиона квадратных метров жилья. Построены дамба на улице Революции, тоннель на Бахаревке, мост через Васильевский залив, установлен памятник Василию Татищеву и стела на Сибирской заставе. Была начата реформа ЖКХ. В аренду частным инвесторам был передан ряд крупных предприятий сферы ЖКХ. В этой исторической справке ни слова не говорится об уголовных делах в отношении Аркадия Каменева. Между тем, экс-главу судили по двум эпизодам. Первый касался подвала в администрации города, который чиновник отдал предпринимателю в безвозмездное пользование. Суд счел ущерб незначительным и оправдал Каменева. Второе эпизод касался передачи муниципального автобусного парка в частные руки. По нему в мае 2007-го года Каменева осудили на 1 год и 6 месяцев.

 

Юрий Бобров: Такая вот справочка. Антон, что в первую очередь улыбнуло вас?

Антон Толмачёв: Улыбнуло, на самом деле, то, что я почему-то был искренне уверен, что все-таки его за Татищева осудили, и удивлен, что все-таки за парки, потому что по Татищева для меня было все намного прозрачней, а по автобусным паркам, по их ликвидации все намного мутнее и запутаннее.

Анастасия Сечина: Я на самом деле еще проанонсирую, что у нас будет короткое интервью с Аркадием Каменевым, которые мы записали сегодня в течение дня по телефону, чуть позже. И мы наберем Славу после того, как Антон ответит на вопрос: вот тогда чего понесло отзывать? Что не так было в датском королевстве?

Антон Толмачёв: Как известно, короля делает свита. Так вот Аркадия Каменева, вот такого монстра, да, который остался в головах Перми монстром, на самом деле сделала свита таким, а не он же сам таким стал, да?

Анастасия Сечина: Спорный вопрос.

Антон Толмачёв: К концу 2003-го года его свита в силу того, что у Аркадия Леонидовича крайне мягкий характер, с одной стороны, с другой стороны , ему было глубоко наплевать на все эти городские проблемы, его свита просто занялась под его, скажем так...

Юрий Бобров: Вывеской.

Антон Толмачёв: ...вывеской, да, устраиванием своих дел. То есть фамилии Бесфамильный, Микляев, Шулькин, Бюрюков, они еще долго будут вспоминаться людям, которые в теме и помнят, как это все происходило, и что эти люди делали. Кстати, по Бирюкову же тоже там уголовное дело было.

Анастасия Сечина: Было. И?

Антон Толмачёв: Ну, и мой бизнес подвергся рейдерской атаке со стороны Шулькина того самого...

Юрий Бобров: Основной бизнес рекламный?

Антон Толмачёв: Да, основной бизнес рекламный. То есть Шулькину пришла в голову гениальная идея сделать свой свечной заводик, но не в Саратове, а в Перми, благо они был вице-мэром Перми. И он просто-напросто начал захватывать рекламный рынок. После того, как у меня одну конструкцию его братва свалила, уволокла в неизвестном направлении, на мое место воткнула его конструкцию рекламную, я возмутился, решил сходить, с Шулькиным поговорить. Нет-нет-нет, не будем встречаться, к Каменеву обратился за поддержкой. Тут Каменев свершил страшную вещь, он сказал: - А кто такой Толмачев? Я не знаю. И вот здесь меня понесло.

Анастасия Сечина: И ты решил, чтобы он узнал, кто такой Толмачев...

Антон Толмачёв: Что значит «узнал»? За неделю до выборов Каменев тряс мою руку и говорил: - Спасибо, Антон, после пресс-конференции. Спасибо, потому что я вел эту пресс-конференцию. За два дня до выборов я на его «Волге» служебной с его водителем за него сделал 12 встреч в Дзержинском районе, двенадцать, а он лежал дома с температурой. И этот человек потом говорит - я его не знаю, кто такой Толмачев.

Анастасия Сечина: Друзья мои, вот смотрите, я все эти годы жила в уверенности, что у нас был такой борец за общественную справедливость, а тут, оказывается, личные мотивы и обида, черт возьми.

Антон Толмачёв: Ты знаешь, а вот это... ты же спросила, что послужило пусковым моментом, да? А все остальное, оно уже пришло потом. То есть вначале я пошел отстаивать свои нарушенные права. Ты знаешь, я думал, что это всеми двигает – защитить себя. Когда тебя коснулось лично, тогда ты идешь и защищаешь себя. А потом ты понимаешь, что один ты эту стену не проломишь. И ты начинаешь искать союзников. И когда ты начинаешь искать союзников, ты понимаешь, что ты нет один такой, что досталось-то, по большому счету, полгороду. Полгорода пострадало от деятельности этой шайки-лейки.

Анастасия Сечина: Давайте мы сейчас наберем Славу Дегтярникова, поговорим с ним по телефону. Алло, слава, слышишь ты нас?

Вячеслав Дегтярников (по телефону): Да, слышу.

Анастасия Сечина: Привет, Слава. Я не знаю, имеешь ли ты возможность слушать эфир.

Вячеслав Дегтярников: Нет, пока нет.

Анастасия Сечина: Я тогда тебе еще расскажу эту историю, каким образом так получилось, что ты сейчас в этом эфире и по этой теме. Я в редакции громким голосом задала вопрос: - Скажите, кто сможет выступить на стороне защиты Аркадия Каменева? И мне сказали: - Слава. Слав, ну, вот защищай теперь.

Вячеслав Дегтярников: Ну, защищаю. На самом деле мы с Аркадием Леонидовичем в очень хороших отношениях, поэтому я такой, сомнительный защитник. Как случилось, что судьба меня с ним свела? Я понимаю, что вы обсуждаете вот эту историю отставки его, да?

Анастасия Сечина: В том числе, она послужила отправной точкой, поскольку это было событие 2005-го года, за которое голосовали наши слушатели, Но мы говорим в целом об этом времени.

Вячеслав Дегтярников: Ну давайте обсуждать это время. Время, на самом деле, непростое, с одной стороны. Время, с другой стороны, задуматься над тем, кого мы избираем и как мы кого избираем. Аркадий Леонидович был избранным мэром города Перми, последним, казалось бы, да. Но в то же время мы понимаем, что Аркадий Леонидович...

Анастасия Сечина: Игоря Шубина-то ведь тоже выбирали.

Юрий Бобров: Ну уже не как полноценного.

Вячеслав Дегтярников: В то же время, конечно же, это получается политтехнологический выбор, при котором пермяки избрали мэра. Избрали видимо не совсем сознательно. Это не говорит о том, что Каменев был плохой мэр. Я думаю, что в принципе они был довольно искренним. Мы вспоминаем все истории, которые были связаны, скажем, с тем же Татищевым. Помните эту историю?

Анастасия Сечина: С рестораном?

Вячеслав Дегтярников: Нет.

Анастасия Сечина: Или с памятником?

Вячеслав Дегтярников: Начнем с памятника Татищеву.

Анастасия Сечина: Татищев на коне, да?

Вячеслав Дегтярников: Татищев на коне, Татищев без коня, это вот та история. Помните, когда Каменев пытался всячески противостоять тому, чтобы Татищев был на коне, хотя при этом Каменев...

Юрий Бобров: Коневладелец известный.

Вячеслав Дегтярников: ...да, коневладелец, Неаполь. 

Анастасия Сечина: Почему ты сейчас именно эту историю вспомнил?

Вячеслав Дегтярников: Ну, я вспоминаю то, что мне вот сейчас приходит в память. Я помню, что он очень любил ипподром. Я вспоминаю еще одну историю. Так случилось, что мы с Каменевым съездили в Болгарию. Там у нас была встреча с бывшим премьером болгарским Жаном Виденовым. И для Каменева было тоже открытие. Встреча была... ??????? (неразборчиво) об этом публично никогда не рассказывал, встреча была в кафе. И Каменев тогда меня спросил: - Как в кафе? Я говорю: - Ну, не знаю, вот так, в кафе, как-то случилось. И Виденов ответил на этот вопрос. Виденов сказал: - Нормальный человек где встречается с людьми? В кафе. Не в кабинетах. Я думаю, что для Каменева это был некий поворот в его истории, когда он понял, что нормальные люди не встречаются в кабинетах, они встречаются именно в кафе. Они встречаются, как бы, вот... гну, в жизни, в обычной жизни, которая происходит у каждого из нас... ну, мы идем по улице, встречаем людей. 

Анастасия Сечина: Как это оказало влияние на все остальное? Ведь это был не просто человек, это был глава города.

Юрий Бобров: Вспомни, сколько было летних кафе.

Анастасия Сечина: А-а-а.

Вячеслав Дегтярников: Что?

Анастасия Сечина: Сколько было летних кафе, говорит Юра. Слав, нет, все-таки давай говорить о...

Вячеслав Дегтярников: Давайте говорить об отставке. Отставка балы довольно сложная. Это был некий креатив, насколько понимаю, Чиркунова. При этом из которого, креатива, Каменев, насколько я понимаю, выжал все, потому что это и государственная пенсия,. Ну, так случилось. Каждый человек должен думать себе. Ну это была не совсем правильная история.

Анастасия Сечина: В чем она была неправильна?

Вячеслав Дегтярников: Она была неправильна... я не хочу сказать плохо ни про того, ни про другого, потому что так, насколько я понимаю, ???????? (неразборчиво) есть связи и с тем, и с другим. Но смотрите, помните вот этот митинг, митинг, когда случилась монетизация? На этот митинг должен быть приехать, вот опять-таки показатель Каменева, он должен был приехать, на этот митинг, который перекрыл Камский мост, который должны были разогнать омоновцы. И это была каменевская инициатива, чтобы приехать туда, и в результате которого омоновцы не включились, то есть, Чиркунов, помните, увел оттуда всю толпу за собой.

Юрий Бобров: Ну как присутствовавший на всех этих трех митингах, да. 

Вячеслав Дегтярников: Но это подвиг, по большому счету, подвиг человека. А изначально инициатива была Каменева. Об этом мало кто знает.

Юрий Бобров: Каменев встречался в первый день, когда пенсионеры вышли на улицу, он пригласил всех зайти в мэрию, и человек 350 зашло в здание.

Вячеслав Дегтярников: То есть Каменев был открыт, по большому счету. Вот попробуйте сейчас зайти в мэрию. Попробуйте сейчас встретиться с нашим главой. Там просто все закрыто. Там сегодня тройные засовы. У Каменева все было реально открыто. Каменеву встречался с людьми и Каменев... вот о чем я начал говорить, вот эта история с кафе. Каменев пытался узнать от людей что-то и отдать людям что-то. Но это, видимо, особенность человека. Он был сложный человек. Почему был, он есть сегодня.

Анастасия Сечина: Спасибо, Слава, спасибо. У нас эта часть эфира довольно короткая. Мы сейчас послушаем интервью небольшое, короткое телефонное интервью с самим Аркадием Каменевым.

 

КОММЕНТАРИЙ В ЗАПИСИ:

Аркадий Каменев (по телефону): Мне трудно, наверно, говорить о том, что думают пермяки, когда мы пришли, то, прежде всего, было уделено внимание формированию бюджета ???????? (неразборчиво). Если есть деньги, есть на что работать. Нет денег, в кармане пусто, тогда ничего не купишь и ничего не сделаешь. Внимание было направлено на формирование бюджета. А в то время, это не сейчас, была дыра в бюджете – долг за прошедшие годы полтора миллиарда рублей. Вот это нужно было возместить. Мы за пять лет все это возместить. И кроме этого еще передали новой администрации уже бюджет с профицитом в полмиллиона. На эти деньги мы стали ремонтировать более качественно доро... наверно, вы помните, когда, особенно весной, по всему городу лежали кирпичи. Была закуплена техника, и стали уже на второй год закатывать жидким асфальтом, а потом уже, когда позволяла температура, асфальтом. Было много уделено внимания строительству жилья. Ну, в частности, на второй год было сдано около 400 тысяч... Многое сделано и в народном образовании, и в здравоохранении. Транспорту, за что, кстати, потом привлекали к уголовной ответственности. Были возбуждены уголовные дела, что Каменев сделал неправильно, образовав несколько ООО, и транспорт стал передаваться в частные руки. Но время показало, что все было сделано правильно абсолютно, потому что электротранспорт был и остается в руках муниципалитета, а автотранспорт, автобусный парк стал частным. И тогда говорил, и сейчас говорю, что дело было сфабриковано на пустом месте. За то, за что нужно было вообще-то поощрять, ну, может быть, там не медаль, а хотя бы поощрить, так как пор этому пути пошли не только мы, пермяки, но и все города. Меня стали привлекать. Безусловно, это политическое. Что сейчас ??????? (неразборчиво). Вы посмотрите. Есть у нас глава города, кстати, и предыдущий то же самое, глава города. Но за что он отвечает? Ни за что. Что можно с него спросить? Ничего. А тогда и Трутнев, и я, мы в полном объеме и принимали решения, и отвечали за свои решения. После меня сколько было возбуждено уголовных дел, и сейчас возбуждено уголовных дел по главам городов, по губернаторам, и неугодных просто убирали, потому что по-другому нельзя было убрать. Это сейчас свободно можно убрать, а тогда нельзя было, и только через суд. Кто не нужен был, неугоден, возбуждается уголовное дело, суд – и до свидания. Политика – это такое грязное дело, И в этом грязном деле я больше не хочу находиться.

 

Анастасия Сечина: Антон, мы тебя спросили по поводу того, когда ты инициировал процесс отзыва мэра. Сейчас прошло с того времени уже довольно много времени. Ты, как говорится, лицом к лицу лица не увидать, ты смотришь на все дело со стороны. Говорят: - Аркадий Каменев, время правления Аркадия Каменева. Какие ассоциации? Какие главные вещи, которые он оставил в тебе после своего ухода?

Антон Толмачёв: У меня только лишь одно в голове осталось, что это развал и расхищение муниципальной собственности. Развал экономики города и расхищение муниципальной собственности, массово причем.

Анастасия Сечина: То есть у тебя ассоциации именно такие.

Антон Толмачёв: Да.

Анастасия Сечина: Мы сейчас хотим услышать ассоциации наших слушателей. 261-88-67 – телефон прямого эфира. Аркадий Леонидович рассказал, как он считает, он остался в памяти жителей города, а вы скажите, как дела обстоят на самом деле. Добрый вечер.

Слушатель: Алло, добрый вечер. Александр Сергеевич меня зовут. В 2003-м году я делал «Водоканал», «Пермводоканал», помните, да? Это было сделано вполне конкретными людьми, подвели меня. Я сделал полный анализ... мы сделали, вернее, полный анализ «Пермводоканала». Сейчас расскажу, и все будет понятно. Они брали с рынка, снимали с рынка 75 миллионов. 50 пропадало во всеми уважаемом «Пермводоканале», 25 они показывали на выходе, и говорили: - Для того, чтоб нам дальше существовать, нам надо 75, и увеличивали тариф. И так продолжалось до бесконечности. И сейчас продолжается. Тогда господин Каменев меня принял, я ему все рассказал, показал от начала до конца. Он 30 минут меня выслушал внимательнейшим образом, сказал: - Да, я согласен с этим анализом. Но пойми меня, говорит, правильно, муниципальная собственность считается неэффективной. И принято политическое решение, что надо передавать в частные... вернее, не так, муниципальную собственность в частные руки. Потому господина Каменева нельзя судить напрямую. Он стал заложником политических решений, которые смывали всю экономику управления и так далее. Он не был готов работать в той сфере, Понимаете? Тогда, когда принимаются политические решения.

Анастасия Сечина: Поэтому его, что называется, убрали. Он не был ??????? (неразборчиво).

Слушатель: Не просто убрали. Поэтому его до сих пор третируют. И правильно сказал Толмачев – свита это все сделала от начала до конца, а все повесили на него. У меня претензия только одна к господину Каменеву. Он везде писал: - Я люблю тебя, Пермь. Помните?

Анастасия Сечина: Помним.

Слушатель: А мы добавили: - И изнасиловал ее точечными застройками.

Анастасия Сечина: Спасибо. «Пермводоканал», точечные застройки, то, что осталось в памяти Александра Сергеевича. Какие вещи остались в памяти у других наших слушателей, готовы мы это услышать. Антон, все-таки по поводу отзыва. Вот в тот момент, когда ты этот процесс каким-то образом инициировал, ты с Аркадием Леонидовичем тогда пересекался, встречался, разговаривал? 

Антон Толмачёв: Я пытался встретиться. То есть я ведь до отзыва пытался встретиться, предпринимал какие-то шаги.

Анастасия Сечина:А уже во время?

Антон Толмачёв: Вовремя - нет, все уже. После того, ты знаешь, переходишь некую границу...

Анастасия Сечина: Точка невозврата.

Антон Толмачёв ...да, точка невозврата, перестаю встречаться, всё. Единственное, я тогда благодарен, конечно, Трутневу и администрации, которые просто-напросто приняли очень грамотное взвешенное решение то, что они не вмешиваются в этот конфликт. Они от него дистанцировались,..

Юрий Бобров: Сможете отстаивать – ваша победа.

Антон Толмачёв: Да, да, и никоим образом и ту сторону не поддерживали в открытую, меня не поддерживали, но и не травили меня, за что им уже большое спасибо. 

Анастасия Сечина: Александр тут по ICQ спрашивает: «По вашему мнению, политическая карьера Каменева уже закончена?» Он, по-моему, в своем интервью сказал - всё.

Антон Толмачёв: Она закончена в 2005-м году в тот день, когда он подписал заявление об отставке. 

Анастасия Сечина: А сейчас он говорит о том, что политика - грязное дело, я сюда больше ни ногой. Это были его слова. Еще один звонок примем. Добрый вечер.

Слушатель: Добрый вечер. Мое имя Нина Георгиевна. Я председатель совета дома 38, Парковый. Если бы не Аркадий Леонидович, на нашей детской площадке стоял бы девятиэтажный дом.

Юрий Бобров: Вот как.

Слушатель: Мы, жители нашего дома, 40-го, 42-го, еще одного дома, очень признательны, очень благодарны ему за ту борьбу, которую он вместе с нами вел с монополистами, которые уже начали стройку.

Анастасия Сечина: А сейчас там по-прежнему нет этого самого дома?

Слушатель: Нет. Вот он принял решение. Мы у него были на приеме. 

Анастасия Сечина: Спасибо, Нина Георгиевна. История понятна.

Антон Толмачёв: Вот как у любой медали, у человека две стороны: с одной стороны ему говорят «спасибо», а с другой стороны, если сейчас обратиться к общагинским и спросить - а как вы относитесь к Аркадию Леонидовичу Каменеву за то, что Бирюков отказался принимать общаги в муниципальную собственность?

Анастасия Сечина: Но ведь это нормально, когда есть и те, кто говорят...

Антон Толмачёв: Я и говорю, что это нормально.

Анастасия Сечина: ... что против. 

Юрий Бобров: Нет, нет, конечно, это нельзя сравнивать. Если он кому-то не дал нарушить их права, то никак нельзя их поставить на одну сторону с теми… пусть тех, кому не дал, были тысячи, но если кого-то при его попустительстве смогли ??????? (неразборчиво).

Антон Толмачёв: Но это, как говорится, то есть…

Юрий Бобров: Слеза ребенка.

Антон Толмачёв: Слеза ребенка, да.

Юрий Бобров: Слеза ребенка в чистом виде..

Анастасия Сечина: Короткий блиц, который касается «времени Ч.» в целом. Отвечай, не думая.

Юрий Бобров: Главные достижения «времени Ч.», Антон.

Антон Толмачёв: Возврат в то время и напоминание людям, в общем-то… такой хороший исторический экскурс. 

Анастасия Сечина: Не-не-не-не, не программы, «времени» в целом.

Юрий Бобров: Самого времени. Восемь лет.

Анастасия Сечина: Времени в целом этой восьмилетки.

Антон Толмачёв: А, достижения?

Анастасия Сечина: Конечно. Достижения восьмилетки последней. Быстро, быстро, первая ассоциация.

Антон Толмачёв: Первая ассоциация? Это новый термин «чиркуновщина».

Анастасия Сечина: Так. Главные провалы.

Антон Толмачёв: Здравоохранение, образование.

Анастасия Сечина: Оценка по пятибалльной шкале.

Антон Толмачёв: Двойка.

 

Обсуждение
1837
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.