Верхний баннер
12:16 | | 16 ИЮНЯ 2019

$ 64.43 € 72.7

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70


Программы / Время Ч

20.05.2012 | 17:35
2005 год. Мосты и дороги Чиркунова

Анастасия Сечина: Я насколько помню, у нас  в голосованиях за тему у нас Красавинский мост взял и победил  вот это вот Стаханова, Чкалова, Старцева, Ива, да, вот этот переезд. Но мы не сможем сегодня не говорить о нем. Все равно мы будем говорить не только о Красавинском мосте, естественно.

Юрий Бобров: Итак, у нас в гостях Михаил Ростиславович Якимов, доктор технических наук и руководитель Центра дорожной информации при нашем Пермском Политехе.  Михаил Ростиславович, здравствуйте.

Михаил Якимов: Здравствуйте.

Юрий Бобров:  Небольшая справочка, небольшая наша заготовочка о том времени, которое мы сейчас будем обсуждать.

Анастасия Сечина: Я ее прочитаю. Новый мост через Каму, впоследствии получивший  название Красавинского,  начал строиться  в 97-м году.  Решение о строительстве принимал губернатор Игумнов. Вопрос с финансированием лег на плечи Трутнева,  а ленточку перерезал   губернатор Чиркунов. Первая очередь моста была открыта в 2005-м, вторая – в 2008-м. При  длине почти в 1737 метров мост стал самым  большим в Пермском крае и третьим по длине в России.  Отметим, что вторая очередь Красавинского моста и Южный обход краевой столицы входит в проект «Большая Пермь», одно из семи важных дел Олега Чиркунова.  В этот проект также входило строительство  дороги с Красавинского моста до Краснокамска и обхода  города-спутника, возведение  трассы «Стахановская-Чкалова-Старцева-Ива». В 2005-м начались разговоры  о возможности появления еще одного моста – Мотовилихинского. Предполагалось, что он будет построен  от площади 905-го года к Верхней Курье. Схемы финансирования проекта обсуждали с финской консалтинговой компанией, маркшейдерские работы проводил институт «Гипростроймост» (Санкт-Петербург). Но с того времени  разговоры утихли и к настоящему моменту не возобновлялись. 

Юрий Бобров: Михаил Ростиславович, вот все эти… завершили один, начали другой. 2005-й год,  наверное,   был год вполне такого эмоционального подъема, тем более, для людей ваших специальностей, вашего профиля деятельности. Дорожное движение в Перми к тому моменту…  количество машин было   явно выше того количества пропускной способности и количества дорог. Вспомните это время,  что это было за  событие для жизни региона? Насколько оно решило те проблемы, которые стояли тогда?

Михаил Якимов: Оно всегда одно. Собственно, машин ровно столько, сколько пропускной способности. Сделаем больше пропускную способность, и будет  больше автомобилей.

Анастасия Сечина: Да ладно. А  в Москве? Ну там явно пропускная способность  не справляется с текущим трафиком.

Михаил Якимов: Пропускная способность не может не справляться, потому что пропускная способность по определению…

Анастасия Сечина: Справляется с трудом.

Михаил Якимов:. …именно то, что есть в натуре, что справляется.

Анастасия Сечина:  Знаете, когда  шутки «куплю место поближе к светофору», это нельзя сказать, что справляется. О чем речь?

Михаил Якимов: У нас   во всех городах, и в Москве,  и в Перми  ровно такая ситуация, что транспортное предложение определяет транспортный спрос на использование индивидуального автомобиля, а не наоборот, как это     многие считают, что сейчас мы выстроим больше дорог, и у нас будет  тишь гладь, благодать, и мы будем перемещаться с огромной скоростью по всему  городу.

Юрий Бобров: Красавинский мост – это завершение  одного из больших грандиозных, может, даже объектов  еще советской эпохи.   Все-таки он был запланирован и даже в каких-то чертежах начат исполняться  тогда. Но   затем,  когда мы подойдем к 2012-му году и посмотрим, что Стаханова, Чкалова получила сове логическое развитие и ушла на Иву, ушла на Восточный обход. Мы ее называем «губернатор-штрассе» в шуточку. На «Эхе Перми» было дано ей такое имя.  Мы говорили о том, что это   один и важнейших проектов Чиркунова. Какова  здесь была роль губернатора того, который?..

Михаил Якимов: По поводу Красавинского моста, это, действительно, была задача получения федерального финансирования, мы вошли в один из федеральных   проектов федеральных программ  целевых для  всей федерации, которые были посвящены вот этим  обходам, объездным дорогам для городов миллионников. Мы туда вошли, поэтому Красавинский мост как вы понимаете, находится прямо за границей территории города Перми. И основная аргументация была -  это    вывод транзитного движения.  Хотя в то время все уже понимали, начиная вот с 90-го года до 2000-го, что, собственно, транзитного движения между берегами там всего около 5-7 процентов, и этот мост будет решать в первую очередь городские  задачи. Но, тем не менее,  вот так вот не мытьем, так катаньем, я думаю, что все хорошо получилось. Если смотреть  роль руководителей, тут, наверно, действительно,  администрация губернатора Трутнева и, наверно, вице-губернатор Шубин здесь, наверно,   максимально проявлял  вот такие инициативы. Но действительно, ленточку, как вы правильно сказали, так получилось.

Юрий Бобров: А если пойти дальше? Собственно, и в 2005-м   году мы начали строить  городскую сквозную магистраль Стаханова-Чкалова.

Михаил Якимов: Ну вот эта идея, действительно,  там нового губернатора.  Она не была у нас в генеральном плане  предыдущего года.  Это была его инициатива, и здесь вполне, наверно, он  так справедливо перерезал ленточку. Я еще  такой,  помню,  момент был, когда уже идут после перерезания  ленточки все пешком, и губернатор Олег Анатольевич Чиркунов спрашивает Шубина: - А как мы назовем? То есть вот он  назвал… Красавинскй мост был, был конкурс. А как мы назовем? На что глава города говорит: зачем мы его  назовем? Хотелось бы оставить, конечно,   губернатору еще какую-то память о себе.  Но это улица вот так вот ??????? (неразборчиво) с улицы Чкалова, вот, к сожалению, названий,  может быть, к счастью, нет.

Анастасия Сечина: Оцените роль  всех этих объектов, вот о которых мы уже сказали, Красавинский мост, трасса Стахановская, Чкалова, Ива.  И также упоминалась дорога с Красавинского моста  до Краснокамска, и дорога в обход города-спутника.  Эти объекты появились -  результат такой-то.

Михаил Якимов: Ну, где-то, наверно, если мы обсуждаем это в привязке   к «Времени Ч.», то где-то,  наверно, года четыре назад  Олег Анатольевич Чиркунов такое… извинился, вернее, не извинился, он сказал, признал свои ошибки. Я раньше думал, что вот нужно развивать  агломерацию города  Перми. И все вот эти идеи,  которые вы перечислили, они как раз были агломерации города Перми.

Анастасия Сечина: Это был проект «Большая Пермь».

Михаил Якимов: Да, да.  Потом этого проекта не стало, и он  перестал  его упоминать.

Юрий Бобров: Даже в мастер-плане.

Михаил Якимов: Пришли  голландские архитекторы и сказали:  - посчитайте свои доходы и свои расходы и ???????? (неразборчиво) тихонечко, какая   большая Пермь. У вас тут содержать нужно  то, что есть, а не строить то, что вновь. Но, тем не менее, вот этот этап был такой, и он хорошо закончился, я считаю, Конечно, нам не удалось связать,  и  технически нет таких решений.     На западе связать дорогу  Стаханова-Старцева-Ива и Красавинский мост, просто там через улицу, микрорайон Парковый, через улицу Советской Армии очень тяжело это сделать. И она сейчас осталась такая разорванная  вот, к сожалению. Ну  таких не было решений тогда. 

Анастасия Сечина:  То есть были совершены ошибки?

Михаил Якимов: Я думаю, вот с этими двумя вот именно  проектами  переход этот и Красавинский мост, я думаю, нет, это  безошибочные проекты.

Анастасия Сечина: А ошибки тогда в чем?   Что было сделано не так в плане этих объектов?

Юрий Бобров:  Если уже совсем по большому счету, может быть, даже чего-то  не хватило. Вот многие называют  отсутствие двухуровневых развязок, то есть притянули туда внимание автомобилей и не сделали двух уровней.

Михаил Якимов: Вот я бы так, если глобально опуститься, если вообще  вот наша с вами передача «Время Ч.», то я бы сказал, что инфраструктурное  вот здесь вот влияние или … деятельность губернатора  Чиркунова здесь,  пожалуй, было   самое яркое, и, на мой взгляд, как транспортного инженера, максимально безошибочно,  чего нам не хватило ну вот во время… Нужно было принимать  решение о строительстве третьего моста  не с точки зрения  развития инфраструктуры, а с точки зрения  создания дублера  на момент реконструкции существующего моста  через  Попова. Вы упомянули «Гипростроймост». «Гипростроймост» в 2006-м году выдал такое заключение о том, что  ему, этому мосту, можно без реконструкции стоять еще 11 лет. Вот эти 11 лет, получается,  когда закончатся,  это в 17-м году. Ну а проектная документация должна уже готовиться через два года для того, чтоб мы его могли… проектная документация на новый мост, чтобы к моменту разборки этого моста, таких мостов у нас 70 где-то по стране, и где-то уже 50 или 60 мы уже разобрали.

Анастасия Сечина: Вы сейчас про какой конкретно мост, мы запутались в мостах.

Михаил Якимов: Коммунальный.

Юрий Бобров: Коммунальный, Попова, коммунальный…

Анастасия Сечина: Про коммунальный.

Юрий Бобров: …надо будет скоро отправлять на ??????? (неразборчиво) реконструкцию.

Анастасия Сечина: Нп покой или на что?

Михаил Якимов: На реконструкцию. Он у нас тяжелый железобетонный мост, и поэтому  его опоры послужат для дальнейшего моста. То есть там можно поставить   новый легкий железный мост, как Красавинский, на тех же опорах с широкой полосой, с четырьмя полосами для движения  в каждом направлении.  Но в этот момент нужна какая-то  замена.

Анастасия Сечина: Я хочу уточнить. То есть, по сути, вот сейчас у  нас 2012-й, через 5 лет срок службы, ну в кавычки возьмем, этого моста заканчивается, с ним надо что-то делать кардинально…

Юрий Бобров: Ну не автоматически, наверно, будет экспертиза какая-то.

Михаил Якимов: Экспертиза уже была. Заключение было тех проектировщиков «Гипростроймоста», который вы упомянули,  который проектирует эти мосты.

Юрий Бобров: То есть это как будильник сработает.

Анастасия Сечина: Заключение уже есть.

Михаил Якимов: Уже есть, да.

Анастасия Сечина: Если через пять лет мы не будем предпринимать  каких-то кардинальных действий по коммунальному мосту?

Михаил Якимов: Через пять лет поздно уже принимать. Нужно принимать  их через  два года.

Анастасия Сечина: Если через два года, подготовить проектно-сметную документацию.  Если через два не сделаем, если через пять лет не начнем с этим мостом  ничего делать, что будет происходить?

Юрий Бобров: Объезд через Гайву.

Михаил Якимов: Мы будем пользоваться двумя мостами.

Анастасия Сечина: Я имею в виду, будет опасно  пользоваться коммунальным мостом?

Михаил Якимов: Ну,  конечно, нельзя будет пользоваться.

Анастасия Сечина: Им просто нельзя будет пользоваться.

Михаил Якимов: Кто возьмет на себя такую  ответственность?

Юрий Бобров: Всё, будет будильник, сработает будильник, мост будет закрыт.

Михаил Якимов: То есть также обратятся к экспертам, поднимут предыдущие экспертизы, и транспортная прокуратура обратит на это внимание.

Анастасия Сечина: Соответственно, мы встаем перед вопросом строительства третьего моста. Он просто  стоит у нас перед глазами как жизненная необходимость. Это не просто сейчас какие-то  наши мечты, желания, пожелания. Это реальность жизни, да?

Юрий Бобров: Когда мы готовились и обсуждали эту тему, мы назвали третий мост одним из прожектов, фантазией.

Михаил Якимов: Нет, нет, почему? А в чем проблема?  Будем ездить по Красавинскому мосту и по технологической дороге на Камской ГЭС.

Анастасия Сечина:  То есть вы считаете, что  эти два моста справятся с нагрузкой?

Михаил Якимов: Еще раз говорю, что вот… я не понимаю термина «справится».

Анастасия Сечина: Так в пробках будут стоять.

Михаил Якимов: И сейчас в пробках  стоят.

Анастасия Сечина: Но не в таких. Будут в чудовищных стоять.

Михаил Якимов: Вот я, как ученый, я не могу мыслить  неформализованными понятиями. Я не понимаю, что такое «чудовищные»?

Юрий Бобров: Девять баллов, десять баллов.

Анастасия Сечина: Чудовищная пробка, боже мой, да банально. В Китае есть экраны, которые меряют  пробочную загруженность, есть конкретные показатели.  Висят экраны. Если дорога свободна, зелененьким горит  эта улица, если  там средний трафик -  желтеньким, если совсем все мертвяк, извините за такое слово, - красным.

Михаил Якимов: Нет. Правильно мерить  средним временем реализации транспортных корреспонденций каждым жителем. Сейчас оно 32 минуты.

Анастасия Сечина: Сейчас на русский переведите то, что вы сказали про реализацию транспортных корреспонденций.

Юрий Бобров: С левого на правый.

Михаил Якимов: У всех людей есть в течение  дня набор  транспортных корреспонденций. Сколько он перемещается по территории  в пространстве, используя транспорт.  Это, получается, от 3-х до 5 где-то. Вот если всех людей собрать  и все это время сложить, а потом разделить на это количество корреспонденций  на всех людей, получается 32 минуты. Просто это время вырастет ориентировочно до 47 минут.  Но это не есть…

Юрий Бобров: Но для среднестатистического студента Политеха, выезжающего на комплекс…

Анастасия Сечина: Если у нас закроют  этот мост, мы поедем все в объезд, то это время вырастет в среднем до 47 минут.

Михаил Якимов:  Ну да.

Юрий Бобров:  Это учитывая жителя Гайвы, который там никогда  не будет ездить.

Михаил Якимов: Да. И жителя Крохалевки, который не ездит… это не проблема. 

Анастасия Сечина: Средняя температура по больнице.

Михаил Якимов:  Это нормально.

Юрий Бобров: А каковы по степени серьезности были те разговоры  о третьем мосте? Вот на каком уровне они остановились?

Михаил Якимов: Ну,  собственно, вот с них началась, я считаю, с них  началась вся  эпопея создания мастер-плана, потому что в конце 2006-го года  заказал… тогдашнее управление благоустройства и  администрация города заказала  большую работу именно «Гипростроймосту», в том числе, и нашему  техническому университету по выбору створа вот нового моста. И тогда рассматривались 7 створов моста будущего, и, в том числе,  тот, который в генеральном плане,  о котором вы упоминали,  отмененном…Анастасия, о котором вы упоминали. Вот их всех рассмотрели и приняли  решение о самом эффективном с точки зрения  капвложений. Первое там рассматривались капвложения, вывод земель и, опять же, то, что я вам сказал, время реализации транспортных корреспонденций, то есть влияние на функционирование  ???????? (неразборчиво)... 

Юрий Бобров: Все трафики городские.

Михаил Якимов: Да, и тогда выиграл вот  этот мост в створе реки Данилиха. Он выходит на площадь…

Анастасия Сечина: 905-го. Нет, другую?

Михаил Якимов: Площадь Гайдара она называется у Перми-П.

Анастасия Сечина: Площадь Гайдара у Перми-П. Хорошо. То есть сейчас мы  говорим… насколько сейчас  разговоры о третьем мосте вообще серьезны, имеют место быть и можно ожидать…

Юрий Бобров: ?????????(неразборчиво)  надо их решать в течение двух лет.

Анастасия Сечина: …можно  ожидать их возобновление.

Михаил Якимов: Я думаю, что вот  так услышав первые какие-то…  реакцию, действительно, нового губернатора, я думаю, стоит, действительно, ожидать их возобновления.

Анастасия Сечина: Вы на основании каких слов об этом судите? Что вы такого услышали? Интересно просто.

Михаил Якимов: Да вы знаете, вот его оценка  там каким-то идеям мастер-плана, которые лично мне тоже не всегда  были… я не понимал,  почему нужно малоэтажное строительство  вот в Перми в центре города, я вот не понимал, почему шестиэтажные? Это же, действительно, дорого. И, действительно, при первой конференции  его выхода к журналистам я это услышал.

Юрий Бобров:  Это там, где надо лифт. Это самый дорогой, получается…

Михаил Якимов: Да, да,  Потому что, действительно, мы тогда…

Юрий Бобров: Почему не пять тогда?

Михаил Якимов: С чего начался мастер-план. Мы съездили в Бразилию, посмотрели… ну,  нет там шестиэтажек. Там, действительно, чем ближе к основным инфраструктурным  объектам, магистралям, линии   этого вот ???????? (неразборчиво)  бразильского, там выше дома стоят. Почему у нас нужно было ниже, я этого не понимал. С точки зрения инфраструктурных мастер-план абсолютно объективен.

Анастасия Сечина: Хорошо. Значит, мы ожидаем все-таки, что разговор о третьем мосте возобновится. 
И опять же, где,  по вашей информации,  было бы оптимально ему появиться?

Михаил Якимов: Ничего не изменилось. Именно там, где он нарисован в мастер-плане. Это была моя работа. Она там и вошла в мастер-план. В створе реки Данилихи, как я вам сказал, с выходом на площадь Гайдара.

Анастасия Сечина: А что вот с этой идеей про 905-го года?

Михаил Якимов: 905-го  года – это в предыдущем генеральном плане, который разработала компания ??????? (неразборчиво).

Анастасия Сечина: Почему эта идея не будет реализована? Почему она признана несостоятельной?

Михаил Якимов: Потому что она на тот момент уже, именно  на такой объем нового строительства и  новых микрорайонов,  понятно, что не проходила из-за вот такой демографии  сложившейся. То есть, в принципе,  нам не нужно столько микрорайонов строить на правом берегу в створе вот этого моста на улице 905-го  года, где были запланированы. И с другой стороны это тоже Ива-1, Ива-2, Ива-3, может, вы слышали,  сейчас  о них уже мало, кто вспоминает.

Юрий Бобров:  Да, действительно. Площадь Гайдара, так, чтобы все сориентировались,  это то самое кольцо. То есть, чтобы выехать в город, мы  будем проезжать через Госуниверситет и вот этот тоннельчик железнодорожный, который  надо будет расширить.

Михаил Якимов: Ну там уже не тоннельчик.

Анастасия Сечина:  Хорошо. Если там появляется мост, что происходит с инфраструктурой вот в  этой части площади Гайдара? Что с тоннелем, что с кольцом, что со всем остальным?

Михаил Якимов:  Этот мост начинает работать при своем продолжении. Получается второй прокол через Транссиб в районе площади Гайдара, и  реконструкция, и частично новое строительство улицы   Советской Армии вплоть до… туда до Бахаревки.  Вот тогда он начинает работать. 

Юрий Бобров: Ну и когда мы говорим о «губернатор-штрассе», я  не думаю, что мы найдем лучшего  эксперта, который бы смог ответить на сомнения:  планировались или не планировались в районе бульвара Гагарина, в районе того же Чкалова и в районе самого уже выхода  на микрорайон Костарево двухуровневые  развязки. Почему  в итоге все превратилось опять вот в эти банальные перекрестки,   которые вместо того, чтобы разогнать весь транспорт…

Михаил Якимов: Ну я скажу так от себя. Я рад, что, в том числе, и я к этому руку  приложил. То есть я всячески отговаривал губернатора, который...

Юрий Бобров: Хотел.

Михаил Якимов: ... который хотел сделать сквозную магистраль с высокими скоростями движения. И я даже помню, как собирались, вот буквально меня привлекали, городская администрация приходила к тому, кто давал деньги, то есть к  губернатору, и говорила, что нам нужно   на Грибоедова светофор. Губернатор  тогда упирался – нет, там будет  двухуровневая развязка с улицы Грибоедова, помните если вы, там  жилой микрорайон такой,  сейчас  там стоит светофор на Восточный обход.

Юрий Бобров: Это, собственно, там, когда мы  уже выехали после Садового, это коттеджи и новые дома.

Михаил Якимов: Да. То есть всячески городская администрация хотела, и это правильно, развивать территории этой дорогой. Губернатор же хотел, как бы, вот сделать, оставить свой след именно на транзитной составляющей этой магистрали.

Юрий Бобров:  Хотя ее транзитная составляющая, как вы сказали раньше, это буквально 5 процентов.  Это Восточного обхода.

Анастасия Сечина: Это  про другое.  Это про другое был разговор. Но я все-таки  не услышала. Вы отговаривали, ваши аргументы были  каковы?

Михаил Якимов: Аргументы, что нужно развивать территории, которые  уже инфраструктурно подготовлены, а двухуровневая развязка  или отсутствие ее, как у нас дорога Жебреи  до сих пор,  сделает мертвыми эти территории, которые близлежащие. Там невозможно будет жить рядом с такой   развязкой, где на уровне выше коттеджа будет проходить какая-то магистраль.  Сейчас нет. Сейчас, если  вы построите, все ??????? (неразборчиво),  там все  довольно прилично. И развивается территория,  развивается такой огромный комплекс  коттеджной застройки.  Это правильно.

Анастасия Сечина:  Я, насколько понимаю, вы активно консультировали нашего предыдущего  губернатора. А с действующим губернатором  будет ли какой-то  контакт?

Михаил Якимов: Я ж не  знаю.

Анастасия Сечина: Вы на него рассчитываете?

Михаил Якимов: Я был бы рад, если б мои какие-то знания, навыки  пригодились.

Анастасия Сечина:  Вот смотрите, представьте, я, конечно, понимаю, что это сложно,  хотя бы потому, что я девочка, но представьте, что я Виктор Басаргин, и вы сейчас со мной встречаетесь  и разговариваете, и высказываете свою точку зрения о неких инфраструктурных дорожных проектах, которые должны быть видоизменены...

Юрий Бобров: Актуализированы, уточнены, отменены...

Анастасия Сечина: ...актуализированы или там построены, и так далее, на что в первую очередь вы бы обратили внимание?

Михаил Якимов: Я бы обратил внимание  на дальнейшее  совершенствование системы управления  дорожно-транспортным комплексом. Не инфраструктурой я бы занялся, а формированием системы управления на уровне края и администрации  города Перми.  У нас этот процесс до конца  не доведен. Он был начат в 2006-м году формирование департамента дорог и транспорта, но, к сожалению,  там...

Анастасия Сечина: Что вы имеете в виду сейчас?  Конкретизируйте.

Михаил Якимов: У нас сейчас, слава богу, организована в прошлом году это...

Юрий Бобров:  Второй департамент.

Михаил Якимов: Нет-нет-нет, не дорожный фонд.  Я говорю про городские  больше объекты. Это пермская дирекция  дорожного движения,  где Кис Максим Леонидович ей руководит. И пришли профессиональные люди именно  вот с дорожным образованием в сам департамент. Это Гвоздев. Но у нас еще остались  такие недопонимания, например, с управлением внешним благоустройством, которое является заказчиком каких-то...

Юрий Бобров: Ремонта  структурных объектов.

Михаил Якимов: Это неправильно. Нужно все разграничивать. Какие-то полномочия отдавать в профильный департамент, департамент культуры, в департамент ЖКХ и департамент  дорог и транспорта.

Анастасия Сечина:  Простите мне мои глупые вопросы. Мы  ведем речь, например, о выделенных линиях под общественный транспорт. Об этом, в частности?  Об организации дорожного движения. О чем конкретно мы ведем речь?

Юрий Бобров:  Вот в том, что мы это увидим на себе...

Анастасия Сечина: Да-да-да,  как мы на себе  это должны?..

Михаил Якимов: Есть управленческий уровень, есть законодательный, есть организационно-технический. Если вы хотите о организационно-техническом поговорить...Я начал с законодательного, потому что он самый верхний, самый главный. Мы можем придумать все, что угодно. Но если  люди будут нарушать правила дорожного движения, или реализовывать  идеи, современные идеи, европейские идеи  будет некому,  потому что у нас нет органа управления  такого, как дирекция, вот сейчас, слава богу, есть, то мы ни к чему не приведем.  В первую очередь нужно доделать  систему управления.  То есть  распределить зоны  ответственности и функциональные блоки администрации, что  не до конца сделано. В плане организационных, технических решений  это  нужно просто продолжать, что было написано в мастер-плане города Пермь.

Анастасия Сечина: То есть?

Михаил Якимов:  Это приоритет общественному транспорту, сдерживание использования индивидуального транспорта.  

Анастасия Сечина: Сдерживание использования индивидуального транспорта.  

Михаил Якимов: Конечно.

Анастасия Сечина: То есть это   развитие  велосипеда, в том числе?

Михаил Якимов: Да, конечно.

Анастасия Сечина: Как в Париже, будут у нас стояночки с муниципальными велосипедами, которые можно будет брать  за небольшую плату. У нас немного осталось времени до завершения эфира. Тут вот по ICQ пишут: «В первую очередь надо обратить внимание на    реку. Река есть транспортная магистраль, которая забыта.  Вы все по земле ходите, а река еще во времена пароходчиков  была самым дешевым видом транспорта».

Юрий Бобров: Ну вот вспоминаем...

Анастасия Сечина: Мы вспоминаем...

Юрий Бобров: ...Виктора Федоровича...

Анастасия Сечина: ... да, Виктора Басаргина...

Юрий Бобров:  ...который напомнил  городским чиновникам...

Анастасия Сечина:  Тоже говорит – трамвай. 

Юрий Бобров: ...попросил посчитать...

Анастасия Сечина:  Попросил посчитать...

Юрий Бобров:  ...как быстрее.

Анастасия Сечина:  ...как передвигаться по  реке.  Вот это оцените.

Михаил Якимов: Вы знаете,  вот это сейчас... я участвую сейчас в рабочей группе по развитию агломерации Москвы. И там даже каждая рабочая, а у нас там их  десять иностранных рабочих групп,  в которые  вот я вхожу консультантом, и все говорят – нужно активизировать  вот это вот движение.  Ну это утопия, это просто популизм.  

Юрий Бобров: А зимой, опять же, по  льду можно.

Михаил Якимов:  Нужно, в общем, сопоставить себестоимость движения поводе и просто физически:  через трение, через коэффициент использования топлива, через вот это     грамм на километр полезной работы, ну, это будет неэффективно. Колеса эффективнее.

Юрий Бобров: Ну, и плюс зима.  Я не понимаю, когда говорят о транспорте, как функции городской, как можно  его  рассматривать, если у нас, извините, там, восемь месяцев  просто это... не навигация.

Михаил Якимов:  Раньше, да. Ну не было  раньше автомобилей.

Анастасия Сечина:  Ну, и при этом ведь у нас вместо   этого передвижения водным транспортом  вроде как можно  реализовать проект «Городская электричка». Почему он,  можно сказать,  загнулся?

Михаил Якимов: Проект «Городская электричка»  загибается  на уровне вот  административного регулирования между..

Юрий Бобров: РЖД, город или  край.

Михаил Якимов:  ...железнодорожной  компанией, которая  у нас организована на паритетных  началах с финансированием  из краевого бюджета и с имущественным комплексом РЖД. Вот там кроются  проблемы.  РЖД невыгодно заниматься  поднятием эффективности своих перевозок.  Это не проблема функции.

Анастасия Сечина: Мы сейчас завершаем эту программу.  Самое время задать вам несколько вопросов в формате  блица, которые  касаются вот этой восьмилетки – «времени Ч.» Назовите, пожалуйста,  быстро и не думая основные  достижения этой восьмилетки.

Михаил Якимов:  Я думаю, инфраструктурные.   У меня вот, знаете, есть   формула такая. Я позволю вам ее сказать. Во «времена Ч.» была такая вот формула, существовала – пермяком быть хорошо, если ты не в Перми, и в Перми хорошо, если ты не пермяк.

Анастасия Сечина: Понятно.

Юрий Бобров: А главные  недостатки тогда этого самого  «времени Ч.» и провалы.

Михаил Якимов:  Я думаю, сказал Олег Анатольевич о них, я с ним согласен. Это, к сожалению, не получилось диалога с общественностью.

Анастасия Сечина: И оценка  этой восьмилетки по пятибалльной шкале.

Михаил Якимов:  Я думаю четыре.

Анастасия Сечина:  Спасибо. У нас в гостях...

Юрий Бобров: Оптимистичный Михаил Ростиславович Якимов.

 

Обсуждение
2779
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.