Верхний баннер
23:01 | ПОНЕДЕЛЬНИК | 23 СЕНТЯБРЯ 2019

$ 63.95 € 70.28

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70


Программы / Время Ч

27.05.2012 | 16:00
2006 год. Развитие пермской оппозиции
Теги: политика

Анастасия Сечина: 18 часов 6 минут. Анастасия Сечина по-прежнему в этой студии. Вместе со мной…

Юрий Бобров: Юрий Бобров.

Анастасия Сечина: За звукорежиссерским пультом Евгений Сечин. У нас сегодня машина времени едет в 2006 год. Это год, когда в Перми состоялась PR-акция «Дорожный миллиард». Это год, когда «Союз правых сил» получил второе место на выборах в Заксобрание края. Это год, когда была закрыта областная школа инвалидов, год, когда на улицы Перми вышел мятежный 100-й маршрут, и год, когда, можно сказать, подались в оппозицию Константин Окунев и Андрей Агишев. Константин Окунев в этой студии, здравствуйте.

Константин Окунев: Добрый вечер.

Анастасия Сечина: Андрея Валентиновича Агишева сегодня в этой студии нет, у него важный день. Можно сказать, семейный праздник – это святое, конечно. Но с Андреем Валентиновичем мы свяжемся по телефону и немного пообщаемся в первой части этой программы. Что сейчас, объявим тему?

Юрий Бобров: Ну, так она и называется, так ее и голосовали. 2006 год, Андрей Агишев и Константин Окунев подались в оппозицию.

Анастасия Сечина: Конечно, для нас это только отправная точка. Мы поговорим о ваших позициях, но мы также хотим поговорить о том, что вообще такое пермская оппозиция сегодня. У нас есть по этому поводу довольно представительный телефонный опрос, который чуть позднее прозвучит, разных людей. А сейчас две кратенькие биографические справки Константина Николаевича и Андрея Валентиновича.

СЮЖЕТ В ЗАПИСИ

Константин Николаевич Окунев, 43 года, окончил Пермский государственный технический университет по специальности «Менеджмент организации». Депутат Пермской городской думы, депутат Законодательного собрания Пермской области и Пермского края в прошлом. Учредитель фонда «Добрая сила», женат, четверо детей. В 2006 году Константин Окунев в ходе выборов выступил на стороне оппозиции. «Губернатор публично должен был сказать, что он будет делать в социальной и экономической сферах. Он сказал и уже через неделю стал делать обратное. Я глубоко разочарован действиями губернской власти», - заявил Константин Окунев тогда в интервью «Новому компаньону».

 

 

Андрей Валентинович Агишев, 47 лет, окончил электротехнический факультет Пермского политехнического института. В прошлом возглавлял Пермскую фондовую компанию, компанию «Пермрегионгаз», руководство профессионального баскетбольного клуба «Урал-Грейт». Депутат Законодательного Собрания Пермского края и член партии «Единая Россия» в прошлом. Женат, двое детей. С 2006 года занимает активную критическую позицию по отношению к краевой администрации, однако к оппозиции себя не причислял. В интервью все тому же «Новому компаньону» заявил следующее: «Я не оппозиционер действующей власти, считаю позицию «против» всегда обреченной на непонимание. Стараюсь всегда занимать позицию «за» что-то, другое дело, что моя позиция может расходиться с позицией кого-то другого, в частности, Олега Анатольевича». Конец цитаты.

 

Юрий Бобров: Вот так у нас два оппозиционера, один из которых себя оппозиционером не называет.

Константин Окунев: Вот у вас ошибка, кстати, друзья, вышла. Как раз сегодня годовщина, один год Петру Агишеву, это третий ребенок в семье Агишевых, поэтому у него трое детей.

Анастасия Сечина: Уже трое детей, да, действительно, а ведь я знала.

Юрий Бобров: Наши многодетные депутаты-оппозиционеры…

Анастасия Сечина: Многодетный ведущий Юрий Бобров…

Константин Окунев: И, между прочим, еще вы одну тему не осветили в анонсе, вот вы, Анастасия, когда вы говорили о тех событиях, которые произошли в далеком 2006 году – это в марте месяце состоялись выборы мэра города Перми.

Анастасия Сечина: Вы знаете, у меня не стоит задача в анонсе осветить все. Это такие краткие…

Константин Окунев: Нет, это, кстати, поворотная штука, после которой, собственно говоря, стало понятно, что Чиркунов – это псевдолиберал, псевдодемократ и человек, который любыми способами пытается достичь именно своих личных целей. Отсюда и пошла ситуация расхождения и во взглядах, и в работе, и в оппонировании именно моей персоны к Олегу Чиркунову.

Анастасия Сечина: То есть ваша персона повернулась в сторону оппозиции или повернулась от действующей власти именно после мэрских выборов?

Константин Окунев: Скажем так, не после мэрских выборов, а во время подготовки к мэрским выборам. Это был 2005 год, август месяц, когда по большому счету господин Чиркунов был еще временно исполняющим обязанности губернатора края, стал продавливать через Законодательное Собрание Пермского края перенос выборов с декабря 2005 года на март 2006 года, дабы убрать Каменева и поставить временно исполняющим обязанности мэра города Перми господина Шубина, на которого он впоследствии и сделал ставку. Он, конечно, и до этого сделал ставку, поэтому эта конфигурация смогла состояться. Мы трижды срывали кворум Законодательного Собрания, один раз голосовали против переноса выборов, но потом все-таки в последние буквально сроки, в начале сентября, если мне память не изменяет, состоялось то Законодательное Собрание Пермской области, которое и приняло итоговое решение о переносе выборов на март. Приехало 39 из 40 депутатов, даже Кузяев прилетел откуда-то из Венесуэлы, людей сдергивали с отпуска, кого-то из Италии привезли, кого-то еще откуда-то для того только, чтобы собрать кворум и продавить это решение. Кстати, 23 тогда человека проголосовало за перенос, а 16 человек – против или воздержались. Вот тогда была реальная борьба, тогда…

Анастасия Сечина: Тогда борьба еще была.

Константин Окунев: Тогда была реальная борьба, да.

Анастасия Сечина: Дальше со временем что происходит? Вы в своем убеждении только укрепляетесь или бывают какие-то моменты…

Константин Окунев: фигура, бывший губернатор. В то время это был губернатор Чиркунов, с которым приходилось работать, с которым приходилось оппонировать, поддерживать, не поддерживать, бороться и прочее. То есть это фигура, которая в принципе определяет политику в Пермском крае, так скажем, у истоков.

Анастасия Сечина: Все понятно, что фигура политического масштаба…

Константин Окунев: Да-да-да, поэтому оппозиция именно политику и губернатору Олегу Чиркунову – она вот именно была в то время сформирована. Понимаете, оппозиция как таковая в тот момент в Пермском крае, на мой взгляд, вообще всему – она отсутствовала и, наверное, это хорошо, потому что невозможно оппонировать всем. Лозунг «А баба-Яга против» - это точно не для нас, не для Андрея Валентиновича Агишева, не для меня. Мы конструктивные люди, мы компромиссные люди, мы готовы на компромиссы и были тогда только для того, чтобы что-то сделать для людей, каким-то образом повлиять на изменение ситуации. Мы поддерживали, например, изначально введение налогового послабления, то есть «24-20» проект. Мы его поддержали, я его публично поддержал, потому что в принципе я видел в этом разумность в силу того, что многие предприятия побежали из Пермского края, стали переезжать в Екатеринбург, в Москву, прописку менять. Соответственно, вся налоговая база стала сокращаться за счет выбывающих предприятий. Но как это было сделано – заявить заявили, пропиариться пропиарились, стали решать свои, я сейчас о Чиркунове говорю, свои личные вопросы. Все знают, например, что после этого подписание с «ЛУКОЙЛом» соглашений, когда «ЛУКОЙЛ» стал возвращать часть сэкономленных от налога на прибыль денег в казну, но минуя депутатский корпус, и буквально эти деньги тратились под личной росписью Олега Анатольевича Чиркунова. Хочу – туда, хочу – сюда, хочу культурный проект – подписываю, хочу экономический форум, глупый, непонятный там – подписываю и так далее. И самое главное даже не в этом, не в том, как эти деньги стали возвращаться и администрироваться.

Анастасия Сечина: К слову, он ведь спортивные клубы поддерживает, что ж в этом плохого?

Константин Окунев: Слушайте, давайте так, это отдельная тема для разговора о спортивных клубах, как он поддерживает. У нас когда Олег Чиркунов заходил на Пермский край, на его бизнес-проект, он не скрывал, у нас сколько было клубов спортивных? «Урал-Грейт», «Молот-Прикамье», это я все суперлигу называю, это высшие дивизионы, «Амкар» и прочее. Сейчас фактически мы молимся.

Анастасия Сечина: В высшей «Молот» был недолго, хорошо, все, не о спортивных клубах.

Константин Окунев: «Молот» всегда был в высшей лиге, ладно, я сейчас просто говорю о другом, даже не об этом куда он эти деньги тратил. Это пускай история нас рассудит. Я говорю про то, что в принципе мы не получили никаких выгод от этой налоговой льготы. Те люди, которые окружают Чиркунова, министры, заместители председателя правительства, которые отвечали за этот проект, они просто его провалили. Этот проект очень важный, очень нужный, его необходимо администрировать, качественно работать с этим проектом по привлечению новых центров прибыли на территорию края, необходимо вести переговоры для того, чтобы сюда шли, открывались бизнесы, крупные, средние, малые и прочие.

Анастасия Сечина: То есть просто снизить недостаточно.

Константин Окунев: Конечно. Они просто не делали. Ну, знаете, мне люди из Москвы звонили, говорили: «Еду в аэропорт Домодедово, стоит плакат «Пермский край 24-20», это че у вас? В 2420-м году будет Олимпиада или конец света начнется с Пермского края?» Люди не понимали, смеялись над этим там, в Москве. Здесь-то это пиарилось и кричалось о том, как мы тут много делаем, как мы все. За 5 лет, Настя, Юра…

Юрий Бобров: Завели «Макдональдс».

Константин Окунев: За 5 лет, друзья мои, пока эта льгота существует, мы потеряли около 40 миллиардов рублей из бюджета. Просто на эти деньги мы могли построить и 50 детских садиков, и чего только, и дороги все отремонтировать, и прочее, поверьте мне, и жилой фонд обновить.

Анастасия Сечина: Ну, а все-таки есть данные, что мы приобрели? Кто-то пришел под эти условия?

Константин Окунев: Ничего, никто не пришел. Понимаете, крупный бизнес, монопольный бизнес – это штучный товар. Инвестор – это штучный товар, не хватает всего лишь просто объявить, что где-то там есть 4,5% по налогу на прибыль льгота. Необходимо постоянно работать, находить взаимоприемлемые вещи, инвестор идет туда, где есть рабочая сила. У нас сегодня нехватка рабочей силы, от нас бегут люди из Пермского края и так далее. Масса факторов, которая влияет на приход инвестора. А вот эти крики, что мы поддерживаем малый и средний бизнес этой самой ставкой по налогу на прибыль – это просто обман, потому что малый и средний бизнес либо на «упрощенке», либо на «вмененке». А те, кто уплачивает по упрощенной системе налогообложения или находятся на налоге на вмененный доход – они не уплачивают налог на прибыль. Понимаете? Все это пузыри, болтовня и обман.

Анастасия Сечина: Я, к слову, не слышала о том, что говорилось, что именно «24-20» влияет на малый и средний бизнес. Не слышала я таких криков.

Константин Окунев: Настя, вы очень много не слышали в этой жизни, я думаю, еще услышите не раз.

Анастасия Сечина: Как раз таки публичные заявления я слышу постоянно просто в силу своей профессиональной практики.

Юрий Бобров: И что ж, какая же все-таки пермская оппозиция, 2006 год, когда в нее, официально заявив об этом…

Анастасия Сечина: Да не было в 2006 (???неразборчиво) Константин Николаевич…

Константин Окунев: Нет, почему? 2006 год – выборы в Законодательное Собрание в декабре. После вот этих разгромных мартовских выборов главы города, то есть когда избирали Шубина, непонятно кого, и не глава, и не депутат городской думы, когда в принципе Чиркунов лично занимался этой выборной кампанией, хотя это, конечно, запрещено по законодательству, и показывали по всем каналам только одного человека, ставленника Чиркунова, Шубина – после этого были выборы в Законодательное Собрание Пермского края, первый созыв. И вот на этих выборах как раз Чиркунов второй раз стал уже себя более серьезно проявлять, были сняты практически все оппозиционные кандидаты с этой выборной кампании. Андрей Агишев, Алексей Бурнашов, Константин Окунев и прочие. Там был большой список довольно-таки. Агишеву, Бурнашову удалось восстановиться только в федеральном Верховном суде, дотуда руки еще…

Юрий Бобров: По-моему, за день до выборов.

Константин Окунев: За день до выборов буквально. И мне удалось восстановиться в Пермском областном суде. И в принципе мы стали депутатами Законодательного Собрания. После этого в начале 2007 года, в конце 2006 мы повстречались и решили, что будем организовывать депутатскую группу, название которой стало «Солидарность». Почему «Солидарность»? Потому что были в состав включены первоначально люди из разных фракций, то есть там был у нас и коммунист, и «справоросс», и беспартийный. Вот таким образом мы решили попытаться создать оппозицию в парламенте для того, чтобы каким-то образом противостоять этой политике Олега Чиркунова.

Анастасия Сечина: Она была эффективна?

Константин Окунев: Я думаю, что конечно.

Анастасия Сечина: В чем это проявилось?

Константин Окунев: Это проявилось буквально недавно, я думаю, что с полгода назад проявилось, когда Олег Чиркунов фактически перестал бороться с оппозицией. Понимаете, он фактически перестал бороться с оппозицией, но это тяжело объяснить людям непосвященным или, может быть, людям, которые не верят в энергетический баланс. Но я вам могу сказать, что когда против тебя 60% населения Перми и твой рейтинг всего лишь 17% жителей Перми, хотя ты не слазишь с экранов телевизора…

Анастасия Сечина: Это откуда?

Константин Окунев: Это данные соцопроса.

Анастасия Сечина: Какого?

Константин Окунев: Конец ноября.

Юрий Бобров: Видимо, это предвыборные опросы.

Анастасия Сечина: Просто источник сразу, кто проводил, что за соцопросы, а то вот так вот цифры называем, а…

Константин Окунев: Да нет, это реальное социологическое агентство по заказу КПРФ провело соцопрос на территории Пермского края и вот эти цифры я вам сейчас называю. Нет, если вам необходимо, я вам эту бумагу принесу.

Юрий Бобров: Это уже после этих теле…

Константин Окунев: Это после снятия меня с выборов…

Юрий Бобров: Телевизоров вот этих, НТВ, Второй канал…

Константин Окунев: Конечно, конечно, летом были НТВ и все остальное. Так вот, это все ощущается. Неравнодушных людей к Олегу Чиркунову нет. Его либо ненавидят подавляющее большинство жителей Перми, либо очень хорошо к нему относятся. Как правило, это те, кто либо его не знает, я имею в виду тех, кто хорошо относится, либо те, кого он очень устраивает, потому что они делают свои дела за его могучей спиной в этой мутной воде.

Анастасия Сечина: Ладно, всех сгребли в одну кучу.

Константин Окунев: Нет, не в одну, в две, в три вообще на самом деле. Давайте поищем ваше место, Настя.

Анастасия Сечина: Мы сейчас не обо мне. Я, знаете, в третьей кучке, сейчас в меня полетят помидоры, я-то в кучке симпатизирующих. Вы меня сгребли, думаю сейчас, сижу и думаю – я тот, кто не знает…

Константин Окунев: Вы не знаете.

Анастасия Сечина: …или тот, кто в мутной воде делишки свои делает.

Константин Окунев: Нет, я думаю, вы вряд ли в мутной воде делишки свои делаете, знаю вас давно, понимаю, что это не так. Но я вам могу сказать, что да, человек-очаровашка, на первой встрече, если вдруг она состоялась, просто все понимает, все говорит правильно,  все заявляет правильно, стратегически, масштабно мыслит. Такой он, все говорит, надо делать срочно, иначе у нас тут будущего нет, запускает проекты…

Анастасия Сечина: Так может, не в нем проблема, а в свите?

Константин Окунев: Секундочку, а кто эту свиту назначает и выбирает, не он ли? Не он ли ее меняет и тасует постоянно, как это было? Ни один человек на одном месте дольше полугода не работал в топ-менеджменте, который окружает Олега Чиркунова. Это его стиль управления, это ему было нужно. Ни одного практически доведенного до конца проекта, который он заявлял. Я сужу о людях о деятельности конечной, о результате, а не о болтовне, которую эти люди из себя представляют, понимаете, и несут из себя?

Анастасия Сечина: Все-таки вещи, которые были доведены до конца – они есть.

Константин Окунев: Давайте поговорим, давайте. Перинатальный центр.

Анастасия Сечина: Довели же.

Константин Окунев: На четыре года позднее.

Анастасия Сечина: Но довели?

Константин Окунев: Ну конечно! И всего-то своровали 600 миллионов рублей, я доказывал это с документами в прямом эфире «Урал-информ ТВ», эти документы есть в КСП и в других управляющих органах.

Анастасия Сечина: Проверка сейчас идет?

Константин Окунев: Конечно. Институт сердца.

Анастасия Сечина: Что с Институтом сердца?

Константин Окунев: Работает Институт сердца в Камской долине, который открыли перед выборами господина Путина, еще когда Чиркунов был губернатором? Съездите, посмотрите, есть там пациенты в Институте сердца, который еще должны были в 2008-м, Настя, открыть? В 2008-м!

Юрий Бобров: Наверное, посмотреть…

Анастасия Сечина: Здесь где-то ловушка.

Константин Окунев: В декабре 2008 года Чиркунов обещал открыть еще Институт сердца, в 2008 году, в декабре, сейчас 12-й год. Через четыре года, опять же, и опять же…

Анастасия Сечина: Мы про это говорили, Суханов со мной в прямом эфире говорил про все эти проблемы.

Константин Окунев: Хорошо, а тогда какие проекты он довел до конца? А, точно, «Пермский картофель», правильно.

Анастасия Сечина: Дорога, Стаханова-Чкалова-Ива.

Константин Окунев: И что? Давайте посмотрим, как это было сделано. Вот тут у вас в студии был человек, которого я могу назвать, не боясь иска в суд, дураком, по фамилии Якимов, который рассказывал здесь буквально, тут недавно, я слышал ваш этот эфир, о том, что там, дескать, нельзя было строить развязки в двух уровнях на пересечениях с Чкалова…

Юрий Бобров: Да, он говорил, что это…

Константин Окунев: …потому что там, понимаешь, теряется смысл земли, там коттеджные (???неразборчиво), он перепутал

Анастасия Сечина: Там будет невозможно жить, сказал он.

Константин Окунев: Где жить? А он там бывал? Героев Хасана, Куйбышева, там никто не живет, там завод, извините меня. Он говорил про другое, он говорил про Иву, там, где этот самый переход заканчивается. Вот там да, там строится коттеджный поселок, и там развязка двухуровневая. Вот там, наверное, да, не нужна. Там и машин такого количества нет, там такого трафика нет, а вот здесь, где Героев Хасана-Чкалова, Куйбышева-Чкалова, здесь просто-напросто необходимо делать развязки в двух уровнях.

Анастасия Сечина: Константин Николаевич, Олег Анатольевич что-то хорошее, на ваш взгляд, сделал за свое восьмилетие?

Константин Окунев: Конечно, объединил 60% людей в Пермском крае…

Анастасия Сечина: И без иронии, пожалуйста.

Константин Окунев: …в своей ненависти к таким, как он. Поверьте мне, это серьезная прививка, это выработка иммунитета нашим обществом. Таких, как он, Пермский край больше не потерпит, если такие люди будут, и Басаргин, кстати, об этом прекрасно знает. Он прекрасно знает, с чем он сейчас столкнулся. И вот если такие будут люди дальше, поверьте, все встанут на дыбы. Больше наше общество таких людей не потерпит.

Юрий Бобров: Как только придет человек, который заявит, что я хочу реализовать проект…

Константин Окунев: Все, сразу, вы понимаете, что этого человека…

Анастасия Сечина: Мы покроемся аллергическими пятнами.

Константин Окунев: Так и будет.

Анастасия Сечина: Понятно. То есть больше вы ничего сказать хорошего не можете? Вы уверены, что вы объективны? Вы уверены, что вы сейчас не та самая баба-Яга, которая против?

Константин Окунев: Нет, я за хорошие дела, я против плохих дел. Хороших дел у Чиркунова я не увидел, к сожалению. Я могу перечислять, кстати, вам все проекты, которые вы…

Анастасия Сечина: Давайте списочком. Поехали, у нас две минуты.

Константин Окунев: Давайте. «Мамин выбор». Деградация…

Юрий Бобров: Согласились, кивнули оба…

Константин Окунев: «Пермская картошка»…

Анастасия Сечина: Меня «Мамин выбор» устраивает, но я понимаю, что я в меньшинстве. Поехали дальше.

Константин Окунев: Нет, давайте все-таки, про «Мамин выбор» можно, конечно, очень многое говорить. Я вам могу сказать, что, конечно, «Мамин выбор» вас устраивает, потому что вы активная мама, которая, допустим, даже если сидит ребенок у вас дома, то он сидит либо с бабушкой, либо с няней, но вы еще занимаетесь дополнительным образованием вашего ребенка, готовите его активно к школе, понимаете? Но это вы такая, я вам говорю за людей. Я встречаюсь с людьми, я знаю наших людей, я знаю состав качественный, количественный нашего народонаселения. Я понимаю, что сегодня гораздо больше 50% не могут себе позволить того, что можете себе позволить вы и я, и так далее. Поэтому наша задача – готовить детей к школе, чтобы социализация детей была максимально комфортной.

Юрий Бобров: И чтобы мамы работали (???неразборчиво) своей профессии.

Константин Окунев: Это же экономика, вы поймите, когда два воспитателя на 25 детей, а то и 30 в группе, это два человека, 30 детей обслуживают. А когда мамы сидят дома, 30 мам, 28 человек потеряны для экономики Пермского края при нехватке сегодня рабочих рук везде. Везде нехватка, поверьте мне, ну и так далее. «Пермский картофель» - будем смеяться или будем об этом говорить?

Юрий Бобров: По-моему, здесь консенсус.

Константин Окунев: Что, какой тут консенсус?

Анастасия Сечина: А что, приятный, почищенный и иногда с глазками (???неразборчиво)

Константин Окунев: Вы когда его видели последний раз, «Пермский картофель»?

Анастасия Сечина: Вот сейчас уже не видела…

Константин Окунев: Ну, так о чем разговор?

Анастасия Сечина: …когда попадался…

Константин Окунев: Про «Большую Пермь» мы с вами только что обсудили. Проект, который начат…

Юрий Бобров: Начали как «Большую Пермь»…

Константин Окунев: Несомненно, проект нужный…

Анастасия Сечина: 18 часов 34 минуты, мы продолжаем. Напомню, сегодня мы отправились в 2006 год, год, когда Константин Окунев и Андрей Агишев, можно сказать, подались в оппозицию. Константин Окунев в этой студии, Андрею Агишеву через пару минут позвоним после того, как вы закончите свой список, список Окунева.

Константин Окунев: Нет, я ведь иду по «семи важным», это «Семь важных дел» губернатора Чиркунова. Я называю вам именно эти названия. «Белкомур» - есть «Белкомур» у нас, построен «Белкомур»?

Юрий Бобров: Ну, о нем же говорят.

Константин Окунев: О нем говорили 5 лет назад. Он есть или нет? Его нет и пока не намечается, к сожалению, между прочим. А нужно было этим заниматься. Мне доподлинно известно, что именно из-за Чиркунова этот проект остановился. И господин Оганян бился за этот проект, хотел и всячески пытался его продавить, чтобы мы получили великий северный путь, который в принципе…

Анастасия Сечина: Все хотят, а зачем этому препятствовать? Я вот мотивацию не понимаю.

Константин Окунев: Давайте так, вы не понимаете мотивацию, как и все нормальные люди не понимают, почему Чиркунов такой. Вот и все, ну вот так, это очень долго рассказывать, Настя, почему, в чем там мотивация Олега Чиркунова. Но нет «Белкомура», я просто констатирую сегодня факты, и даже в разработке нет, в проекте федеральной программы нет, нигде нет просто в принципе. Следующий проект – это ЖКХ. Это одно из семи важных дел – навести порядок в ЖКХ. Ну, наведен порядок, самый дорогой тариф практически сегодня в Российской Федерации…

Юрий Бобров: В том числе в сравнении с Тюменью.

Константин Окунев: …на тепло – это в Пермском крае. 970 рублей за гигакалорию без НДС. Вот то, что у нас там еще и с НДС обманули народ – это отдельный разговор, это уже мелочь. Так вот, в Тюмени, чтобы вы понимали, 470, в Екатеринбурге 600, в Челябинске 430. Вот это наша зона Урала, то есть примерно должно стоить одинаково. Так вот, у нас 970 рублей за одну гигакалорию плюс ветхое жилье, вот эти вот деньги, которые из федерации в субъекты направлялись на снос, на капитальный ремонт домов, это одно из семи важных дел губернатора, по-моему, по 600 миллионов сворованных продолжаются уголовные дела, никак не могут преступников найти.

Юрий Бобров: А всего мы получили около 6,5 миллиардов за эти годы из федерального бюджета.

Константин Окунев: И где мы увидели эти капитальные ремонты домов? Вы много увидели капитальных ремонтов домов? А я вот не очень, не знаю, почему, хотя общаюсь много, езжу. Я общаюсь с фондом содействия ТСЖ, общаюсь с Ассоциацией собственников жилья, общаюсь плотно, активно контактирую, работаем вместе. Что еще мы забыли? А, «Культурная столица Европы», седьмой проект. Очень хороший, замечательный проект, по поводу которого губернатор Басаргин сказал недавно на нашей политической дискуссии, которую мы организовали, новый проект, который мы организовали, политический клуб, сказал, что ребята, пермяки, а вы всерьез считаете, что о Перми как о культурной столице говорит вся страна?

Анастасия Сечина: У меня приятель вернулся в Пермь из Праги, фотограф, променял Прагу на Пермь, потому что здесь жизнь…

Константин Окунев: Надолго?

Анастасия Сечина: Ну, до сих пор, вот уже года три.

Константин Окунев: Молодец, повезло. Поверьте мне сегодня, Настя, не на слово, а на статистику, что у нас отрицательное сальдо миграции ежегодное на уровне 10 тысяч человек из Перми. Поэтому ваш приятель молодец, дай Бог ему здоровья, готов пожать его мужественную руку, вернулся из Праги, видимо, там вообще тоскливо сейчас в Европе, вернулся обратно. Но не суть.

Анастасия Сечина: А тут жизнь.

Константин Окунев: Послушайте, послушайте меня. Я вам говорю, это же статистика, это цифры, отрицательное сальдо миграции, демография…

Анастасия Сечина: Уж что есть лукавей статистики?

Константин Окунев: Нет ничего, вот поверьте мне, это цифра очищенная, без всяких гастарбайтеров, приехавших на 9 месяцев и больше из южных регионов, которых сегодня мы зачисляем как жителей Перми, поэтому снова стали миллионником. Я говорю про нормальную статистику.

Анастасия Сечина: По поводу культуры я могу сказать только, что мне нравится культурная кипучесть нашей жизни, хоть что со мной делайте в этой связи…

Константин Окунев: Настя, я ведь не против культурной кипучести, но давайте называть вещи своими именами. Если мы хотим сегодня поднять культурный уровень жителей Пермского края, города Перми, давайте и будем этим заниматься. Но давайте не будем посмешищем перед всей страной…

Юрий Бобров: А чтобы они перестали писать на углах…

Константин Окунев: …на тему того, что мы культурная, да, поэтому мы повесим этих дизайнерских человечков…

Юрий Бобров: …вместо общественных туалетов.

Константин Окунев: И не построим туалеты, и урны не поставим на улицах, понимаете? Это ведь делать не надо.

Анастасия Сечина: Да понятно, понятно…

Константин Окунев: Да вот непонятно.

Анастасия Сечина: …что культура не начинается с культуры, культура ей заканчивается.

Юрий Бобров: Попробуем набрать Андрея Агишева, а то мы так…

Анастасия Сечина: …с Андреем Агишевым не пообщаемся, телефонный опрос не поставим, а ведь у нас столько мнений по поводу пермской оппозиции приготовлено, надо послушать, все это интересно. Андрея Агишева набирает сейчас наш звукорежиссер Евгений Сечин, и мы надеемся, что он ему ответит по телефону, и после этого сможет с нами поговорить. У нас есть ICQ 404582017. Этим ICQ можно пользоваться, я знаю, что в воскресенье оно совершенно не популярно, но, тем не менее, оно существует. И, к слову, по ICQ нам прислали вопрос «когда пойдем в будущее, будем задавать вопросы Басаргину?» Пока у нас дозваниваются до Агишева, я отвечу на этот вопрос. Не так давно Роман Попов встречался с Виктором Федоровичем, приглашение подано, он сказал – пока ни с кем не общаюсь, пока въезжаю, пока соображаю, пока пытаюсь понять, что у вас тут происходит. То есть он пока не готов общаться.

Константин Окунев: Не совсем Роман Попов, а все главные редакторы ведущих пермских СМИ.

Анастасия Сечина: Вы не будете спорить, что Роман Попов был в их числе?

Константин Окунев: Конечно, был, у вас же ведущая…

Анастасия Сечина: Значит, Роман Попов встречался с Виктором Басаргиным.

Константин Окунев: …у вас же ведущая радиостанция Перми и Пермского края, это без сарказма.

Анастасия Сечина: Слава тебе Господи. Так, Андрея Агишева нет.

Константин Окунев: Ну, день рождения у Петра, ну что вы, у Петра Андреевича.

Анастасия Сечина: Что ж, давайте тогда слушать ответы на вопрос «что такое пермская оппозиция». Правильно, Юр, ты именно это спрашивал?

Юрий Бобров: Да, что такое пермская оппозиция, может быть, вчера вот тогда, в 2006 году, и сегодня. Кто-то отвечал на оба вопроса.

Анастасия Сечина: Поехали. Аркадий Кац, депутат Гордумы

Аркадий Кац(в записи): Оппозиция точно нужна. Если мы с вами уйдем в конец 1990-х, в общем, я был тогда в оппозиции, и в Законодательном Собрании была группа «Диалог», в которую входил ряд уважаемых людей. Сейчас что там из оппозиции, (???неразборчиво) и обратно…

Анастасия Сечина: Да, на самом деле депутат гордумы, это у меня уже переклин в мозгах. Я хочу сказать, что врезка прозвучала не полностью, здесь на самом деле были еще и другие слова Аркадия Каца, процитирую: «Идеальный вариант – когда оппозиция обуславливается лишь наличием другой точки зрения, но зачастую, конечно, оппозиция – это инструмент борьбы за власть и перераспределения ресурсов и потоков».

 

Константин Окунев: Ну, это Аркадий Кац о себе рассказал и о Чиркунове, который входил в группу «Диалог». Когда они свалили, грубо говоря, вместе с Трутневым, Чиркуновым Игумнова, и закончилась эпоха Игумнова, началась эпоха «ЭКС», тогда вот они и поделили власть, экономику, потоки.

Юрий Бобров: Я попросил человека первые впечатления сказать.

Константин Окунев: Чего имею, о том и говорю. Понимаете, вот можно сейчас я прокомментирую, что такое оппозиция?

Анастасия Сечина: Нет, я хочу, чтобы мы послушали все комментарии, и после этого еще раз обратимся к вам. Владимир Плотников, вот он уже депутат Заксобрания.

Константин Окунев: Нет, сейчас он городской думы.

Анастасия Сечина: Городской думы, все смешалось. Владимир Плотников.

Владимир Плотников (в записи): С приходом Олега Анатольевича Чиркунова, в общем-то, он первое время все коммерциализировал, он говорил, что все у нас должно приносить экономический эффект, все должно быть платно: образование, медицина, сельское хозяйство нам не нужно. Тогда вместе с Вячеславом Михайловичем Вахриным мы были в жесткой оппозиции как депутаты Законодательного Собрания, с этим мы никогда не соглашались.

Анастасия Сечина: Он тогда, собственно, был депутатом Законодательного Собрания, не могу понять, почему у нас все врезки пополам, почему в этой врезке нет…

Юрий Бобров: Давай дочитаем оставшуюся часть Владимира Плотникова.

Анастасия Сечина: Цитата. «С нашим уходом, и тогда нас не пропустили в 2006 году в депутаты Законодательного Собрания, появилась новая оппозиция: Окунев, Агишев, Бурнашов. У них были свои тоже взгляды на идеологию Чиркунова, и с Чиркуновым я не встречался, наверное, более четырех лет. Потом мы встретились с ним, потом я посмотрел, что действительно он во многом изменился, видимо, мундир губернатора сделал свое дело. Человек стал уже смотреть не как бизнесмен, когда губернатором стал, а как государственник. Но люди уже все, что предлагал Чиркунов, все это отторгали». Что говорит у нас бывший министр культуры Николай Новичков? Я надеюсь, здесь у нас не только первые пять секунд его врезки. Поехали.

Николай Новичков (в записи): При том, что в Пермском крае достаточно развитое гражданское общество, есть достаточно большое число людей, которые проявляют свое соучастие, свою гражданскую активность, есть и институты, и некоммерческие организации и так далее, про средства массовой информации говорить не будем, это отдельная тема, при всем при этом оппозиции полноценной, взрослой в Пермском крае не существует. Это связано с тем, что политика самого Олега Чиркунова на протяжении ряда лет была оппозиционной политике федерального центра. «Солидарность» - она в большей степени близка к «Единой России», чем правительство Пермского края.

Анастасия Сечина: Леонид Рассада, следующая точка зрения, оппозиционный экс-депутат кудымкарской думы.

Леонид Рассада (в записи): Пермский край характерен как раз тем, что он равноудален от Москвы, я так это называю, да? Есть условия того, что большое количество образованных, грамотных людей, которые (???неразборчиво), именно современных людей, не каких-то там улетевших в облака, сегодня я вижу такие объединения. Недавно где-то я там прочитал случайно в газете, что объединились бывшие экс-депутаты в группу. На сегодняшний день как власть далека от народа, так и оппозиция в силу ряда обстоятельств.

Анастасия Сечина: Еще два комментария. Это Сергей Левитан, бывший сенатор, в настоящий момент – коневладелец. Его слушаем.

Сергей Левитан (в записи): У нас вот, если говорить вообще о власти и оппозиции, у нас это какая-то игра, игрушки. Знаете, есть такая притча, когда царь и разбойник воюют друг с другом, гоняются друг за другом. Разбойник говорит: «Если б не я, царь вас бы тут вообще по миру пустил, задушил бы». Царь говорит: «Если б не я, то эти разбойники вообще бы всех просто догола раздели». Вот они днем бегают, а вечером вместе сидят, водку пьют и обсуждают, как им дальше себя вести для того, чтобы все равновесие было. И каждый из них понимает, что наличие обоих выгодно им обоим.

Анастасия Сечина: Ну, и последнее мнение политолога Олега Подвинцева, который у нас сейчас в коалиции «За прямые пермские выборы» также находится.

Олег Подвинцев (в записи): Сейчас, когда губернатор сменился, меняется и их позиция. Естественно, что если для них на первом месте была борьба с Чиркуновым и противостояние его политическому курсу, то сейчас они готовы рассматривать возможности сотрудничества, какие-то точки соприкосновения с новым губернатором. Но при этом остается отдельно еще отношение не только к московским властям, но и отношение к «Единой России», это тоже на самом деле одна из линий, по которой можно выделить оппозицию. Отношение, допустим, к той власти, которая у нас в городе существует, и к тому механизму, как эта власть формируется и так далее. Поэтому четко делить, что вот до этого момента человек был оппозиционером, а с какого-то момента он перестал им быть, наверное, нельзя.

Анастасия Сечина: Ну что, мы послушали разные точки зрения.

Константин Окунев: Можно, я прокомментирую?

Анастасия Сечина: Давайте, обобщающий комментарий.

Константин Окунев: Я не буду комментировать высказывания отдельных личностей, я просто факты скажу, чтобы было понятно. В январе 2007 года мне Николаем Бухваловым и Олегом Чиркуновым, тогда Николай Бухвалов был председателем правительства, Олег Чиркунов был губернатором, было предложено войти в состав правительства, стать заместителем председателя, отвечать за социальный блок. Это здравоохранение, образование, культура, социальная политика, четыре министра, четыре министерства. После моих вопросов… Я готов был на конструктив, я готов был на компромисс, я понимал прекрасно, что в принципе…

Юрий Бобров: Расстрельная должность.

Константин Окунев: Это расстрельная должность, тем более с теми подходами, которые были, в общем-то в «социалке» Чиркунов внедрял, так называемая оптимизация, я бы сказал, минимизация, я задал вопрос, смогу ли я уволить четырех министров. Я не получил внятного ответа и понял, что я им нужен как свадебный генерал, и они хотят меня просто убрать, даже не Бухвалов, Бухвалов-то хотел, чтобы я, конечно, работал…

Анастасия Сечина: Приручить.

Константин Окунев: Приручить, да. Конечно, я отказался. Это просто тут я слышал некоторые слова некоторых товарищей на тему того, кто там…

Анастасия Сечина: Да ладно, вы не обижайтесь. Ну, сказали, что «Солидарность» близка к «Единой России»…

Константин Окунев: Я не обижаюсь, а что касается «Единой России», могу сказать следующее.

Анастасия Сечина: Лучше скажите про пермскую оппозицию.

Константин Окунев: Так я вам и говорю про пермскую оппозицию. Я как раз сейчас, собственно говоря, об этом и говорю. Опять же в январе месяце того же 2007 года мне было предложено войти в «Единую Россию», которая бы меня выдвинула затем на пост первого вице-спикера Законодательного Собрания. Я не стал первым вице-спикером Законодательного Собрания, не вошел в «Единую Россию». Поэтому я о чем хочу сказать? Есть разные люди, у кого-то нет идеологии, как у большинства элит. Я это называю псевдоэлитой. То есть в принципе сегодня все партии практически без исключения, вся власть – она вся себя считает элитой, хотя таковой по сути не является в силу того, что отсутствует идеология. Что же это за партии, которые говорят «мы за все хорошее против всего плохого»? Все партии, буквально каждая это говорит. Так вот, из тех, кто сегодня в парламенте.

Анастасия Сечина: А как им надо быть, «мы за плохих парней»?

Константин Окунев: Из тех, кто сегодня в парламенте. Есть единственные коммунисты, которые здесь четко гнут свою линию, но при этом они гнут ее на словах, на деле они нас с вами научат бизнесу, понимаете? Поэтому послушайте, причем опять же разговор не о всех коммунистах, а разговор о коммунистах, которые находятся в элите, в верхушке, которые как бы должны олицетворять собой коммунистическое будущее.

Юрий Бобров: В общем, во фракции.

Анастасия Сечина: Константин Николаевич, смотрите, я просто теряю нить разговора, я подозреваю…

Константин Окунев: Я подведу.

Анастасия Сечина: Я думаю, что слушатели делают то же самое.

Константин Окунев: Я подведу, я подведу. Я понимаю, что я долго изъясняю, очень тяжело. Но я хочу сказать, что до тех пор у нас в Пермском крае не будет и в Российской Федерации не будет элиты настоящей, пока будет отсутствовать идеологическая основа у этих групп элитных, которые себя таковыми называют, или не появится новая элита, которая возьмет…

Анастасия Сечина: Нет политической силы, представляющей интересы этой категории, так?

Константин Окунев: Да нет вообще политических сил сегодня, все любители бюджета и любители административного ресурса.

Юрий Бобров: Константин Николаевич, но вот с другой стороны, монополия одной политической силы установилась. И было понятно в это время…

Константин Окунев: Хорошо, ЛДПР – это политическая сила?

Анастасия Сечина: Друзья мои…

Константин Окунев: Секунду, вы мне ответьте.

Анастасия Сечина: ЛДПР – это не политическая сила. Конечно же, нет, Боже мой.

Константин Окунев: «Справедливая Россия» - это политическая сила?

Анастасия Сечина: Нет.

Константин Окунев: Ну, так о чем мы тогда говорим? Я вам говорю, что нет сегодня людей, которые… Поэтому понятия «оппозиция» и «позиция», собственно говоря, размыты. Я вам к этому подвожу, Настя, следите за моей логикой.

Анастасия Сечина: Стараюсь.

Константин Окунев: Так вот вы поймите, сегодня к чему оппонировать? Вот пришел Басаргин. Почитайте то, что говорит Басаргин, ко многим его фразам и словам я присоединяюсь, к большинству.

Анастасия Сечина: Он, наверное, прежде чем выступать, прочитал, подстроился.

Константин Окунев: Я думаю, что вряд ли, да нет, вряд ли он прочитал, вряд ли он подстроился. Есть нормальные руководители, я верю, я как любой пермяк, как любой нормальный, компромиссный, конструктивный человек, я хочу верить, что новые люди поменяют ситуацию в лучшую сторону. Поэтому…

Анастасия Сечина: Константин Николаевич, что такое оппозиция современная, в частности, пермская?

Юрий Бобров: Из кого она состоит?

Константин Окунев: Давайте так. Есть сегодня, конкретно, конечно, есть сегодня оппозиция «Единой России». Прав Подвинцев в этом вопросе, то есть есть сегодня оппозиция серости, убогости, лжи и прочему. Есть сегодня такие люди. Я горжусь тем, что я вхожу в их число.

Юрий Бобров: Есть оппозиция Путину.

Константин Окунев: Есть оппозиция конкретно Путину, да. Но думаю, что здесь поменьше людей. Я знаю многих людей думающих, которые говорят, что Путин сегодня все-таки – это лучше, чем сегодня не Путин, грубо говоря, для Российской Федерации. Поэтому есть оппозиция Путину. Но, как правило, они перекликаются, эти группы людей, которые оппонируют «Единой России» и значительно больше, чуть меньше людей, но они все входят в число тех, кто оппонирует «Единой России», они оппонируют Путину. Это толковые, разумные ребята, которые объясняют свои поступки разными вещами.

Анастасия Сечина: Константин Николаевич, и есть ведь сегодня оппозиция, созданная…

Константин Окунев: Сегодня нет оппозиции Басаргину, губернатору Пермского края, в местной элите.

Анастасия Сечина: А как же по принципу назначенца? Чисто по факту?

Константин Окунев: По факту согласен. Но это не оппозиция не идеологическая.

Анастасия Сечина: Это не оппозиция Басаргину.

Константин Окунев: Это формально, конечно, это Путину опять же, что Путин опять, хитрый такой, всех пермяков объехал на кривой козе.

Анастасия Сечина: Кобыле.

Константин Окунев: Кобыле, извините. Но на кобыле-то еще ладно, лишь бы не на козе. Поэтому вы поймите, по-разному люди, здесь нельзя всех людей под одну гребенку взять. Я думаю, что есть оппозиция, гражданское общество сейчас ширится, растет, множится и крепчает, оппозиция вот этим функционерам, называющим себя элитой. Вот эти депутатики Законодательного Собрания, некоторые там нормальные люди, но в основном, в большинстве своем там на самом деле депутатишки, понимаете? Люди, у которых нет идеологии, они готовы присягнуть, целовать ножки, кресло любого. Слуга всех господ – я так это называю.

Анастасия Сечина: Скажите, а вот те группы, которые сейчас начинают формироваться, прозвучало такое мнение, что сейчас начинают формироваться группы именно из современных людей, не городские сумасшедшие, как это мы называем, говорил Леонид Рассада…

Юрий Бобров: И, кстати, привел, Константин Николаевич, в пример ваше недавнее заявление.

Константин Окунев: Ну, «Выбор», да, мы создали. Мы создаем сейчас, находимся на пути создания общественно-политического движения «Выбор».

Анастасия Сечина: Вот эти группы, я не знаю, матери многодетные, матери, которые борются по поводу закрытия роддомов (???неразборчиво)

Константин Окунев: Понятно. Мы контактируем…

Анастасия Сечина: Это оппозиция или это что?

Константин Окунев: Это сегодня оппозиция, но опять же, повторюсь, не оппозиция опять же губернатору, потому что мы его не знаем, и пока не видно, что он будет делать. Говорит правильные вещи, что будет делать, будем смотреть. В принципе готовы и помочь, потому что 5 лет – срок серьезный, и человеку, то есть если мы потеряем эти 5 лет для развития Пермского края, то все уже. Мы 8 лет последние, даже, может быть, чуть больше потеряли с 2000 года, с момента заступления Трутнева, дальше уже Чиркунова, его коллегу. Надо срочно что-то делать. Пока то, что заявляет Басаргин, довольно откровенно звучит ласкающе слух, и правильные вещи.

Анастасия Сечина: Я вам скажу, что не знаю, заявления Олега Анатольевича тоже ласкали слух.

Константин Окунев: Я не знаю, чей слух ласкали, но могу сказать, что здесь…

Анастасия Сечина: Ну, первые выступления на Заксобрании.

Юрий Бобров: Ну да, Виктор Федорович свои заявления делает с очень большим количеством каких-то проверяемых показателей, которые к эмоциям не отнесешь. Константин Николаевич, какие задачи для оппозиции, для пермской оппозиции в этом сложном ее понимании вы выделяете сегодня? Что она должна решить?

Анастасия Сечина: Опять же списочком.

Константин Окунев: Оппозиция, первое, самое главное, должна создать идеологии, должна стать прообразом будущих элит.

Анастасия Сечина: Слушайте, вот тут одни о целевых показателях, о критериях оценки деятельности говорят, вы об идеологии. Это правда то, с чего надо начинать?

Константин Окунев: А что вы предлагаете?

Анастасия Сечина: С конкретных каких-то вещей. С конкретных вещей, не с абстрактных, а с конкретных.

Константин Окунев: Я вам говорю о стратегических вещах, а вы меня в тактику сваливаете. Я вам говорю, что сегодня, в период, когда формируются партии, начинают формироваться партии на территории Российской Федерации, закон принят, позволяющий создавать партии, создавать идеологии нормальные…

Юрий Бобров: То есть их нужно обозначать, проговаривать.

Константин Окунев: Нужно обозначать, да, нужно сегодня из оппозиции переходить в элиты. Нужно формировать вокруг себя большие группы людей, которые будут влиять на власть, которые будут конкурировать с действующей властью, здорово конкурировать. То есть в здоровой конкуренции есть движение вперед, необходимо все время контролировать власть, ее движение для того, чтобы в принципе она становилась лучше, чище, прозрачнее, вот о чем я говорю.

Анастасия Сечина: Технологически это что?

Константин Окунев: Мы пошли уже по этому пути, например, я пошел по этому пути с моими коллегами, Агишевым, группа «Солидарность», там почти вся группа сегодня, мы пошли по пути создания общественно-политического движения. Если мы будем интересны, востребованы жителями Пермского края, если наши проекты реализованные будут интересны жителям Российской Федерации, вполне возможно…

Юрий Бобров: То вы сможете стать группой, которая выдвинет губернатора…

Константин Окунев: Вполне возможно, появится и партия, понимаете. Почему партии должны расти только из Москвы, причем мы все к Москве, по-моему, одинаково относимся, люди, которые приезжают к нам и за папуасов нас держат для того, чтобы использовать наши позитивные наработки, нашу энергетику. Мы сами можем выйти сегодня на федеральный уровень.

Анастасия Сечина: Вы хотите вернуться во власть? Вы хотите, есть такая цель?

Константин Окунев: Давайте так, я во власти не был. То, что депутатство – это не власть.

Анастасия Сечина: А что это?

Константин Окунев: Это представительный орган власти, который на сегодняшний день в России находится в зачаточном вообще в принципе. Госдума что-то решает? Ничего не решает. ЗС Пермского края на что-то решал, влиял? Да практически ни на что не влиял.

Анастасия Сечина: Да ну, Боже мой, сколько законов принято, которые формировали…

Константин Окунев: Слушайте, да ладно, перестаньте. Я вам говорю как человек, который 12 лет в этом находился, поэтому поверьте мне. Единственное, что нам удалось реально сделать – это повлиять на общественное сознание, на общественное мнение, создать негативные тенденции по отношению к Олегу Чиркунову. Вот это мы сделали.

Анастасия Сечина: Что ж, мы переходим к завершающей рубрике нашей программы. Как говорится, отвечайте не думая. Самые главные провалы восьмилетки?

Константин Окунев: Потеряно, в общем-то, раздерган весь потенциал, раздроблены все элиты, повержены все разумные люди, и я могу сказать, что именно то, что из Перми уезжают люди, это значит, что мы проиграли конкурентную войну на 20 лет по крайней мере своим соседям-конкурентам: Екатеринбургу, Челябинску, Казани, Уфе. Это самая серьезная проблема.

Юрий Бобров: Чувствую, будет повтор. И все-таки позитивное во «времени Ч.»?

Константин Окунев: Я же вам уже сказал, что мы получили эту прививку, и она, слава Богу, эта доза не оказалась смертельной, был перебор небольшой, нас колошматило, лихорадило, мы с трудом выжили, скажем так, но все-таки мы выжили, и сейчас мы получили тот иммунитет, который позволит нам больше а) объединяться и влиять на власть, б) никогда не допустить до власти подобных людей.

Анастасия Сечина: Оценка восьмилетки по 5-балльной системе?

Константин Окунев: Единичка.

 

Обсуждение
1626
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.