Верхний баннер
01:31 | ЧЕТВЕРГ | 27 ИЮНЯ 2019

$ 62.81 € 71.38

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70


Программы / Время Ч

27.05.2012 | 17:00
2006 год. Спортивная отрасль в Перми при Олеге Чиркунове

Юрий Бобров: Вот мы уже и в эфире.

Анастасия Сечина: Я напомню о том, что 2006 год, мы вернулись в него в рамках голосований в «Пермском развороте». Вы голосовали, вы выбирали темы, и эту тему тоже выбрали именно вы. Вообще что такое 2006 год? Еще несколько событий я перечислю. Это год, когда произошел резонансный фашистский скандал на пермском молодежном форуме. Это год, когда была создана краевая Общественная палата и молодежный парламент. Это год, когда были введены в действие родовые сертификаты, вот что это за год. Еще это год, когда на поверхность всплыли проблемы хоккейного клуба «Молот-Прикамье», к 2006 году относится скандал с невыплатой заработных плат игрокам и сотрудникам. Для нас это событие опять же лишь отправная точка и повод для того, чтобы поговорить на эту тему.

Юрий Бобров: О кризисе профессиональных спортивных клубов Перми и Пермского края.

Анастасия Сечина: Перми. Ну, Пермского края – я не знаю, к чему это относить. У нас в гостях человек, который вам прекрасно известен, который находится в этой студии минимум два раза в неделю, один раз в программе «Бизнес-ланч», второй раз в программе «Овертайм». Но сегодня он будет не ведущим, а гостем.

Юрий Бобров: Андрей Поляков, глава спорткомитета с 2003 по 2006 год, пермского спорткомитета администрации города Перми, и собственно, постоянный наш коллега, ведущий.

Анастасия Сечина: То есть чиновник ведь в прошлом-то.

Андрей Поляков: В прошлом, да. Здравствуйте, уважаемые радиослушатели, говорим о спорте.

Анастасия Сечина: Да, сегодня о спорте и о бизнесе, наверное, тоже можно говорить. Спорт как бизнес.

Андрей Поляков: Единственное, Настя, я предлагаю коррективу, кризис профессиональных команд. Профессиональные команды Перми и Пермского края, во-первых, мы понимаем, что, пожалуй, в Пермском крае только про еще одну профессиональную команду можно говорить, это «Агрохим», когда он был в Березниках, это хоккей с мячом.

Анастасия Сечина: Видишь, все равно «Амкар»… Это, конечно, Пермь. Но Пермь – это Пермский край, все равно это как-то, да?

Андрей Поляков: Согласен, но поговорить предлагаю немножко о кризисе, не кризисе, но о том, что происходило в те годы вообще в системе, в отрасли.

Анастасия Сечина: Знаешь, я вот не зря говорю о том, что для нас это только отправная точка. Мы из нее стартуем и все равно говорим и о дне сегодняшнем тоже, о том, как дела обстоят в настоящий момент. Я прежде всего, во-первых, попросила Романа Попова записать такую небольшую зарисовку на тему расцвета профессиональных клубов, именно расцвета, когда он был. И этой рубрикой мы начнем программу.

 

СЮЖЕТ В ЗАПИСИ. Роман Попов: Если говорить о футбольной команде «Амкар», то надо сказать, что расцвет этого коллектива пришелся определенно на 2008 год. Именно тогда «амкаровцы» получают то самое четвертое место в премьер-лиге чемпионата страны, именно тогда «Амкар» выходит на «Фулхэм», 2008 год. И надо сказать также, что 2008-й – это последний год расцвета больших команд. Расцвет всех остальных игровых видов спорта в Пермском крае приходился на времена более ранние.

Так, например, «Урал-Грейт» - это начало 2000-х, дважды победа в чемпионате страны и победа над ЦСКА, что наверняка для баскетбольных болельщиков гораздо более важно, нежели статус чемпиона. Победа над ЦСКА - вот это круто. «Молот-Прикамье» - здесь сложно выделить какие-то отдельные моменты, когда вот они «звездили»? Особенно никогда, разве что когда играли в суперлиге, это было статусом выше, чем тот турнир, в котором они находятся сейчас, высшая хоккейная лига. И тоже это выпадает на первую половину 2000-х годов.

Почему так происходило? Может быть, потому, что время было тогда, признаемся, жирное, и это не скрывает никто. Через тот же баскетбол, например, по слухам в самом начале становления «Урал-Грейта» отмывались огромные деньги. Я не исключаю того факта, что и через «Молот», и через «Амкар» тоже проходили крупные финансовые суммы. Я не знаю, связано ли непосредственно это с хорошими результатами команд, но наверняка отчасти связано, у команд было на что жить, а потом постепенно деньги стали заканчиваться.

Обратите внимание, что из всей этой тройки – «Молот-Прикамье», «Урал-Грейт» и «Амкар» - «Амкар» идет наиболее последовательно, потому что годов, в которые бы у наших футболистов было все замечательно с бюджетом, просто не существует. Каждый год какие-нибудь да проблемы. И именно поэтому, когда «Амкар» накрыл серьезный кризис, кризис управленческий, они из этого кризиса с честью вышли, причем вышли без посторонних каких-нибудь источников в отличие, допустим, от футбольной команды «Томь», которой вынужден был в свое время помогать аж Владимир Путин.
У команды «Урал-Грейт» не было такого ступенчатого движения наверх, и поэтому этот коллектив вообще сравнивали с мыльным пузырем. Есть деньги – набираем классных баскетболистов, они выигрывают нам один чемпионат за другим, мы играем-играем-играем, заводим толпу. Нет денег – мы сдуваемся, сдуваемся так, что сейчас от «Урал-Грейта» фактически остался только красивый сайт ural-great.ru. На гостевой этого сайта общаются бывшие фанаты, которые сейчас скрепились в одну большую дружную тусовку.

«Молот-Прикамье» вроде тоже шел постепенно, «Молот-Прикамье» вроде тоже не кичился большими бюджетами. Но надо сказать, что и у «Молота-Прикамье» на данный момент ситуация более чем приятная. Он большую часть своей карьеры провел во втором дивизионе хоккея и сейчас в этом самом втором дивизионе вполне себе достойно выступает. 
В общем, если и сравнивать с чем-то расцветы наших профессиональных команд, то связывать нужно исключительно с большими деньгами, внезапно появившимися, и говорить здесь про «Урал-Грейт». Все остальные, как мне кажется, и как я на это надеюсь, еще времен расцвета просто не достигли. Поживем – увидим.

 

Анастасия Сечина: Вот нам здесь по ICQ пишут: «Что, за спорт тоже вы?» В этом, наверное, вся прелесть, да. сегодня два дилетанта, Сечина и Бобров, за спорт. Такая штука проект «Время Ч.», мы здесь за все.

Юрий Бобров: Да и тем интереснее, наверное, общаться эксперту с дилетантами, потому что…

Анастасия Сечина: Эксперт не задаст тех вопросов, которые задаст дилетант, да? Ты вот это прекрасно должен понимать. Ну что, Юр?

Юрий Бобров: Складывается такая картина, какая она складывается. Множество ярких личностей, больших фан-движений, громких спортивных титулов, званий и побед, мы начинаем получать кризисы. Шайбу забил, зарплату не получил. В чем причины?

Андрей Поляков: Вообще, если анализировать время, мы помним «Урал-Грейт», его становление. Начнем все-таки с этого клуба, потому что это самый из наших…

Юрий Бобров: Молодой.

Андрей Поляков: Да, самый молодой – раз, самый блестящий – два…

Анастасия Сечина: Самый яркий еще.

Андрей Поляков: Самый яркий, самый богатый и двукратный чемпион страны, это бесспорно. Но на чем это было выстроено?

Анастасия Сечина: Вот Рома об этом рассказывал, да?

Юрий Бобров: Легионеры.

Андрей Поляков: Да, то есть почему появились легионеры? Потому что тут появились деньги. А деньги появились из-за того, что впервые вообще в спорте у нас в пермском появился очень приличный, подготовленный спортивный менеджмент. Это бесспорно.

Юрий Бобров: Слово-то какое ругательное.

Андрей Поляков: Нет, Юра, оно не ругательное, оно современное. Это грамотное управление процессами в отдельно взятом клубе. Именно поэтому появились деньги.

Юрий Бобров: Он не был завязан на отрасль, на индустрию, секции, все остальное…

Андрей Поляков: На отрасль он был все-таки завязан и получал из бюджета достаточно много, так же, как и «Амкар», так же, как и остальные клубы, о которых сейчас мы будем говорить. В основном, конечно, это были «Амкар» и «Урал-Грейт». Смысл в том, что когда эти деньги появились, бюджетные появились, к ним притекли сразу же. Там же было в связи с тем, что там была определенная группа единомышленников начала очень грамотную кампанию на эту тему. Появилось порядка 60, если я не ошибаюсь, там называли разные цифры, у меня нет этой информации сейчас, я просто не помню, 54-59 спонсоров. Там и титульные были спонсоры, и были просто спонсоры.

Юрий Бобров: За звание официального спонсора заплатить столько-то денежек, генерального.

Андрей Поляков: Юр, может быть, даже не в этом дело, просто саму идею, которая показалась очень свежей для нашей Перми, саму идею вызвалось поддерживать достаточно много людей.

Юрий Бобров: Когда команда не принадлежит заводу-пароходу, а является брендовым, самостоятельным.

Андрей Поляков: Это был «Учитель», это было все на базе пединститута сначала. Колесников, кстати, это все недавно вспомнил, Андрей Константинович. На конференции мы встречались, и он говорит: «Вы не забывайте, ребята, что «Урал-Грейт» тоже начинал у нас так же, как «Пермские медведи». Они начинали на базе пединститута. Потом появился Сергей Валентинович Кущенко, который очень грамотно сумел связать людей вокруг этого клуба, набрать достаточное количество денег для того, чтобы этот клуб в итоге оказался там, где он оказался. Потом, когда закат произошел-то ведь тоже в связи с уходом его в Москву, его забрали в ЦСКА. Забрали, пригласили, там неважно. Ему даже самому стало это неинтересно, потому что у нас изначально это была постоянная конкуренция с ЦСКА. И тут проходил «финал четырех», если вы помните, где мы видели огромное количество, Папалукас, огромное количество звезд всевозможных.

Юрий Бобров: Когда, собственно, баскетбольный матч был чем-то, наверное, даже более популярным, чем концерт Пугачевой.

Андрей Поляков: И тот же Михайлов сказал – я поехал, приехал из Испании игрок, ему говорят: «Слушай, ты играешь в испанском клубе, шикарный абсолютно клуб, ты чего здесь делаешь?» Он говорит: «Я хочу поиграть в городе, где баскетбольный матч собирает пять тысяч народу». И это действительно было здорово. И мы помним, какое это было шоу, когда на финале, «финал четырех», я уж не помню сейчас, не вдаемся в подробности, когда на одном из финалов показывают «Урал-Грейт», и показывают их детей, которые дают какие-то напутственные слова своим родителям, «папа, я знаю, ты выиграешь!» Слезы у всех.

Юрий Бобров: Почти (???неразборчиво), тот же уровень пиара, тот же уровень…

Андрей Поляков: Секрет этого всего – это шикарная органи…

Юрий Бобров: Один человек?

Андрей Поляков: Нет, конечно, это команда работала великолепная, там же были, помните, Женя Пермяков там был. И много народу работало.

Юрий Бобров: Конечно, но мы уже назвались дилетантами, мы не помним с Настей, мы будем кивать.

Андрей Поляков: Кивайте, вам ничего не остается. Там много народу работало вокруг этого, показали всем, что можно сделать из спорта шикарное абсолютно шоу, но опять же все увидели, что это огромное количество денег.

Анастасия Сечина: Я поняла, ты говоришь о том, что была реализована менеджерская задачка. Тут Рома говорил в своей зарисовке о том, что в определенный момент отмывались средства через поддержку спорта.

Андрей Поляков: Конечно, это в любом случае, в любом клубе ты увидишь.

Анастасия Сечина: То есть это нормально?

Андрей Поляков: Это ненормально, но это обычное явление сейчас для спорта профессионального. И самое-то главное, что менеджерская задачка, как ты выразилась, причем абсолютно правильно выразилась, она никакого отношения к развитию спорта в крае не имела. И не имеет в принципе, потому что развитие профессионального спорта и развитие отрасли как таковой в крае…

Юрий Бобров: Физкультуры.

Андрей Поляков: Совершенно верно, и массового детского спорта, это разные вещи, абсолютно разные вещи. И мы это увидели потом уже, сейчас, я думаю, что Герман Юрьевич будет у нас на проводе, на телефонной линии, мы вспомним про то, как в пятом или шестом году образовался некий холдинг, потому что «Молоту» уже некуда было деваться. Образовался холдинг «Урал-Грейт» и «Молот».

Юрий Бобров: Потому что одна площадка.

Андрей Поляков: Да. И приехал генеральный…

Анастасия Сечина: И когда не стало «Урал-Грейта», и он перестал платить арендную плату, я так понимаю, что там еще…

Андрей Поляков: Совершенно верно, были такие моменты, к вопросу об отмывании мы еще вернемся, просто уже хронологически двигаемся. 2001-2002, виноват, если ошибаюсь, это могло быть 2000-2001, сейчас уже не суть, чемпионы страны, начало 2000-х. Потом небольшая такая стабилизация, как говорят на фондовых рынках, потом пошел спад у «Урал-Грейта». Вообще играли, очень много же у нас играло всяких звезд, Холден появился. Именно тогда первые стали раздаваться голоса о том, что, может быть, мы не будем платить неграм больше? Это уже начали недовольные люди говорить, а исток этих голосов…

Анастасия Сечина: Афроамериканцам, Андрюша.

Андрей Поляков: Пусть так. И начали эти голоса раздаваться именно в среде спортивной, потому что спортивные школы и спортивные секции как были по остаточному принципу, так они и финансировались. Развитие баскетбола, именно профессионального клуба «Урал-Грейт» было великолепным…

Юрий Бобров: И доведение его до звездного совершенно сумасшедшего состояния обострило чувство глубокой ущемленности.

Андрей Поляков: Совершенно правильно, остальные-то жили и работали так, как жили и работали.

Анастасия Сечина: Значит, есть деньги у клуба – есть успех?

Андрей Поляков: Это закон, причем совершенно объективный закон. Сейчас мы видим, у кого больше бюджет. У «Зенита», да? Чемпион страны. У ЦСКА – чемпион страны. У кого больше бюджет, тот и работает, у кого есть возможность покупать линиями. Вы посмотрите…

Юрий Бобров: «Челси» - чемпион мира, купил «Челси» - стал чемпионом ты.

Анастасия Сечина: Ага, давайте мы сейчас все-таки сделаем телефонный звоночек.

Юрий Бобров: Герману Юрьевичу Третьякову.

Анастасия Сечина: Мы делаем телефонный звонок Герману Юрьевичу Третьякову. Юра пока скажет, кто есть Герман Юрьевич.

Юрий Бобров: Это президент «Молот-Прикамье», президент клуба. Андрей, его суть…

Андрей Поляков: Его суть, и в общем-то, давайте так, без Германа Юрьевича Третьякова – к нему можно относиться по-разному, в свое время он и был менеджером, и не был им – он всегда был около клуба, он всегда был, собственно говоря, вместе с этим клубом.

Анастасия Сечина: Дело в том, что мне по ICQ пишет наш звукорежиссер, что он занят. У нас сегодня с телефонными интервью какая-то небольшая проблемка. Что до Агишева не дозвонились…

Андрей Поляков: Ничего страшного, сейчас попробуем вспомнить. Потому что на тот момент, про те годы мы говорим, приехал такой…

Юрий Бобров: Это когда шайбу забили, а зарплату не получили.

Анастасия Сечина: Слушайте, у меня вот по поводу всех этих финансовых сложностей есть тоже небольшая заготовленная вставочка. Если мы не можем дозвониться, сейчас прямо ее послушаем.

СЮЖЕТ В ЗАПИСИ. Финансовые проблемы хоккейного «Молота» вскрылись в 2006-м. Оставшись без основных спонсоров и не предоставив финансовых гарантий профессиональной хоккейной лиге, клуб был исключен из розыгрыша суперлиги. В то межсезонье собственникам клуба, администрации края, так и не удалось найти генерального спонсора. И тогда же у «Молота» всплыли старые долги за прежние сезоны. В 2006-м было возбуждено уголовное дело по факту невыплаты зарплаты хоккеистам, в седьмом – судебные приставы арестовали имущество клуба. Губернским властям удалось разрешить ситуацию.
Не избежал финансовых сложностей и футбольный «Амкар». В прошлом году было объявлено о долгах клуба, превысивших 160 миллионов рублей. Более того, из-за судебного решения по долгу Валерия Чупракова в 35 миллионов были арестованы клубные счета. В настоящий момент арест снят, с Чупраковым заключено мировое соглашение, долги постепенно гасятся. Отмечу, что чиркуновская схема финансирования спортклубов «50 на 50» по факту не работает. В настоящее время и «Молот», и «Амкар» финансируются преимущественно бюджетом либо бизнесом по непосредственной договоренности с администрацией.
По крайней мере, эти клубы смогли дожить до сегодняшнего дня, чего нельзя сказать о баскетбольном «Урал-Грейте», чьи финансовые проблемы завершились ликвидацией команды. Начало конца относится к 2005-му. Как позднее вспоминал ситуацию инвестор клуба Андрей Агишев, денег нет, возможностей нет, работать не можем, идем по пути «Молота» в низшие лиги. Сезоны седьмого, восьмого, девятого годов выглядели более оптимистично. Но к концу девятого все вернулось на круги своя. За несколько недель до предоставления клубами финансовых гарантий в суперлигу бюджет «Урал-Грейта» денег не имел. Власти региона взялись за проблему слишком поздно, и, как сообщил сайт sports.ru, славный когда-то «Урал-Грейт» как бы исчез сам собой.

 

Анастасия Сечина: Вот такая прозвучала фраза в этой справке, власти региона взялись за проблему слишком поздно. Власти региона вообще должны браться за эту проблему?

Андрей Поляков: Это вопрос спорный, и сколько людей, столько и мнений. Во всем мире бюджет участвует в бюджетах профессиональных команд не более, чем на 5%. Пять, ребята, не 50, не 40, не 30, не 90, а 5.

Анастасия Сечина: То есть даже схема вот эта, которая…

Юрий Бобров: 50 на 50, либеральная схема Олега Чиркунова. Недолиберальная.

Андрей Поляков: Ничего подобного там нет.

Юрий Бобров: Давайте не забывать, собственно, что там, наверное, и процент ВВП в частном секторе, в частном бизнесе, независимом от государства, это не нефтянка, не газ и не лес, тоже выше.

Андрей Поляков: Ну, там тоже бывают и дефолты, и кризисы, все такое. Мы помним в Штатах lockout в НХЛ, когда зарплату надо было платить, и хозяева считали, что она слишком высокая, а игроки не хотели играть за более низкую, ну и так далее, это своя жизнь. Но что мы услышали от Ромы сейчас, здесь вот, ребята, мы напрямую переходим уже к политике. Здесь я цепляюсь за фразу, которая прозвучала у Ромы в справке. Не нашли генерального спонсора для «Молота», а «Молот» был на тот момент, ребята проигрывали одиннадцатую, двенадцатую, тринадцатую игру подряд. Они выходили как на войну, я помню Колю Бардина…

Анастасия Сечина: Даже я это помню.

Андрей Поляков: Помнишь, да? Они выходили как на последнюю…

Юрий Бобров: Дилетант-предатель.

Андрей Поляков: Самое-то главное, мне очень понравилось то, что у «Молота» всегда был свой болельщик. За это надо быть им благодарным, и за это я снимаю перед ними шляпу, потому что свой болельщик на «Молот» ходил. Но последняя соломинка, за которую попытался менеджмент клуба ухватиться, это был такой человек по фамилии Даукаев, Тахир Даукаев. Про него поговаривали, он приехал в тот момент как раз, незадолго до этих всех событий, про него поговаривали, он сам из «Салавата Юлаева», работал с этой командой, потом уехал в воскресенский «Химик», поговаривали, что он его чуть ли не обанкротил. Это к вопросу об отмывании и всем прочем.

Юрий Бобров: Знал, как.

Андрей Поляков: Да, он обладал очень серьезными такими знаниями в области таких, так сказать, высоких технологий. И он понимал, как это все делается, но его пригласили еще не то чтобы «ты приезжай и своруй у нас деньги». Конечно, нет. Его пригласили с целью немножечко понять экономику клуба и сам клуб, как менеджер он был неплохой. В этот момент как раз все эти перипетии, тот же Коля Бардин, мы его приглашали на награждение всяких юношей, ребят на детские турниры, на все прочее, он никогда не отказывался. И мы с ним очень часто разговаривали. Он как раз нам очень много рассказывал о том, что кризис, о том, что денег не платят, что хоккеисты и футболисты получают много, на самом деле Коля там едва-едва 15-20 тысяч получал в месяц, и то нерегулярно.

Юрий Бобров: Возникли мифы о таксистах-хоккеистах.

Андрей Поляков: Наверное, да.

Анастасия Сечина: Таксисты-журналисты – мне это знакомо.

Андрей Поляков: Таксисты, журналисты, и хоккеисты, и прочие рифмы. Смысл-то в чем? У меня возникли совершенно случайно, потому что у меня определенный круг знакомств в Москве на тот момент был, и у меня состоялись каким-то образом переговоры предварительные с друзьями Шамиля Инваровича Тарпищева, который в общем, по их словам, в общем-то был бы и не против хоккейную команду нашу поддержать опосредованно, понятно, через какие-то компании.

Юрий Бобров: Сказав компаниям – надо-надо-надо…

Андрей Поляков: Может быть, и так было бы, Юр, я сейчас просто договорю, эта история такая достаточно длительная была. Было это перед как раз выборами Игоря Николаевича Шубина, он же заступил как раз в 2006-м, в марте.

Юрий Бобров: В пятом он заступил как «и.о.»

Андрей Поляков: Не в марте, в конце пятого года стал исполняющим обязанности, им стали готовить выборы. И был очень удобный момент завязать политику на спортивную эффективность работы с клубами, и можно было этот «Молот» немножечко вытащить. Я изложил нашим краевым властям это все, изложил все эти предложения нашим верхним товарищам. Мне сказали – хорошо, подожди недельку, мы тебе все скажем.

Анастасия Сечина: Руководитель спорткомитета с 2003 по 2006 год, Андрей Поляков…

Юрий Бобров: Рассказывает секреты, которые никогда прежде не звучали.

Андрей Поляков: Это да, с одной стороны, можно иронично, а с другой стороны, друзья, это были очень кулуарные такие переговоры. И на самом деле я не вижу ничего уж такого, тогда о них было вообще ничего неизвестно.

Юрий Бобров: Судьба «Молота» висит на волоске…

Андрей Поляков: Да, и самое-то главное, что…

Юрий Бобров: Глава спорткомитета пытается провести переговоры с Тарпищевым…

Андрей Поляков: Причем я-то был глава городского спорткомитета, а должен был этим заниматься глава областного комитета. Но по каким-то причинам это была тема не его.

Юрий Бобров: Напомним, освежим, это был…

Андрей Поляков: Это был Блинов. Вполне возможно, поскольку это были мои знакомые, мои контакты, поэтому мне поручили вести переговоры с Чиркуновым.

Анастасия Сечина: Что там дальше, что за развитие в этой истории? Вот есть предложение, вот есть возможность найти «Молоту» генерального спонсора, что происходит?

Андрей Поляков: Что происходит? Четыре раза я выезжаю в Москву, четыре раза я договариваюсь, и когда, собственно говоря, мы определили формат встречи и всего прочего, то есть по замыслу Тарпищев вообще должен был приехать сюда. Мы должны были их каким-то образом уединить, там Демидково это было бы или что-то еще, неважно, и они должны были договориться с Олегом Анатольевичем. В самый последний момент, когда мне уже звонят представители Шамиля Инваровича, мы договариваемся, когда билеты мы берем, все, вылетаем к тебе. Я приезжаю, у меня связь по всем этим делам была, с Олегом Анатольевичем лично я эти вещи не обсуждал, а работал тогда через Олега Ощепкова. На тот момент это был вице-губернатор по социальной сфере. Я приехал, говорю, все, Олег Евгеньевич, я все подготовил, они выезжают, давай будем делать, у нас реальный сейчас шанс найти «Молоту» спонсоров. Там поговаривают, там называли компанию «ДАН-строй», еще что-то…

Юрий Бобров: То есть не пермского спонсора.

Андрей Поляков: Да. Олег Евгеньевич уходит, я сижу у него в кабинете, он уходит. Приходит и говорит мне фразу, которую я запомнил в общем-то, как говорят на всю жизнь: «Андрей, не раскачивай лодку. Давай не будем раскачивать лодку». В этот момент я понял, что «Молоту» хана полная уже. То есть спонсора «Молоту» просто не было.

Анастасия Сечина: Спонсора «Молоту» не нашли. Я не поняла, а что значит «раскачивать лодку» здесь?

Андрей Поляков: Потому что там были выборы Шубина.

Анастасия Сечина: И что?

Андрей Поляков: Потому что Шамиль Инварович мог свои какие-то пожелания…

Юрий Бобров: Чего-то сказать…

Анастасия Сечина: Какие-то интересы свои здесь преследовать?

Андрей Поляков: Конечно, конечно. Никто не захотел пускать чужие фирмы, чужие компании сюда в Пермь. Это было главное, экономическая составляющая была главной, второй была политическая составляющая.

Юрий Бобров: «ДАН-строй» и 2006 год – это же действительно, это же история и попытки захода на строительный рынок. Да, это было связано?

Анастасия Сечина: Может быть, они в этом были правы?

Андрей Поляков: Хотя, конечно, потом появился «ПИК», ребята, потом появился «Космос», там масса была компаний.

Анастасия Сечина: Андрей, роль власти в жизни профессиональных спортивных клубов какова? Какой она должна быть, вот о чем я спрашиваю.

Андрей Поляков: По моему мнению, власть должна заниматься спортивными клубами профессиональными только тогда, когда она сумела выстроить нормальную систему с массовым спортом и с детским, вообще выстроить систему в отрасли, понимаешь? Только тогда она может заниматься профессиональными клубами.

Анастасия Сечина: Сначала секции, детский спорт, вот этот слой.

Андрей Поляков: Совершенно верно, детские юношеские спортивные школы. Мы на тот момент как раз с Валерием Санычем Сухих начали обсуждать, я входил в рабочую группу. Как раз начали обсуждать эту пирамиду, не финансовую, конечно, а пирамиду, у которой основание – это некий пылесос, который затаскивает заниматься детей. Потом идет группы начальные, группы первого года до которые воспитывают именно спортсменов, разрядников и так далее. И на вершине уже профессиональные спортсмены, чемпионаты и так далее.

Анастасия Сечина: Где роль администрации сводится, может быть, чисто к управлению и никак не к финансированию.

Андрей Поляков: К управлению процессами, но финансировать в любом случае отрасль надо, и надо финансировать через бюджетополучателей, через спортшколы. Потом появился сертификат, понимаешь?

Анастасия Сечина: Нет, я говорю, финансирование профессиональных спортивных клубов – то есть это не должна быть задача бюджета.

Андрей Поляков: Задача бюджета – нет.

Анастасия Сечина: Кризис профессиональных спортивных клубов, который мы имеем на сегодняшний момент, его природа заключается в том, что не выстроили эту систему…

Андрей Поляков: Понимаешь, власть ведь еще не выстроила работу со спонсорами. Не знаю, почему «Газпром» финансирует «Зенит»? Да потому что выстроены отношения у власти с предприятием, да? Почему ЛУКОЙЛ финансирует «Спартак», ну и так далее, у нас масса этих спонсоров титульных. Как говорят, не было политической воли, чтобы сюда пришли спонсоры. А чтобы спонсоры пришли…

Анастасия Сечина: А разве это не задача менеджеров клуба, извините?

Андрей Поляков: Это задача менеджеров клуба в первую очередь. Но если мы говорим, что власть все равно должна поддерживать свои визитные карточки, как мы говорим, имиджевые еще составляющие к тому же, модель таких взаимоотношений мы видели у Шаймиева, который умудрился так выстроить отношения, что бизнесмены в Казани, понятно, что не только, во всем Татарстане, они содержали четыре профессиональные команды по всем видам спорта. Вы понимаете, да? Вот задача…

Анастасия Сечина: Ну, я подозреваю, какой разговор мог состояться в этом регионе, чтобы так произошло. Это не попахивает, я не знаю, принудиловкой?

Андрей Поляков: Попахивает, естественно. Но с другой стороны, можно ведь выстроить, тот же Олег Анатольевич, который всегда говорит о свободной конкуренции, о законах на рынке, о том, что мы должны каким-то образом спровоцировать или какими-то процессами управлять на этом рынке – он же мог очень легко выстроить отношения с бизнесменами так, что они сами бы пришли за какие-то… Это могли быть льготы, это могли быть какие-то преференции, это могло быть все что угодно, но никто с ними договариваться не захотел.

Анастасия Сечина: Ну как же, «20-24». Известно, что за эти льготы определенные компании вкладывали какие-то средства.

Андрей Поляков: Вполне возможно. Ты знаешь, мы сейчас говорим и, переходя на всю систему, мы ведь сейчас говорим не только о том, что бизнесмены пришли и стали поддерживать «Урал-Грейт». Хотя были случаи, когда, это слухи, это непроверенная информация, когда человек заявился на огромный тендер по строительству, ему называют сумму и говорят – вот это ты должен перечислить на «Урал-Грейт».

Анастасия Сечина: Но это же ненормально.

Андрей Поляков: Это ненормально. Но мы сейчас говорим о том, что если бы были выстроены хорошо бизнесменами взаимоотношения, они бы поддерживали всю отрасль, все виды спорта бы они поддерживали, понимаешь?

Анастасия Сечина: Что такое цивилизация, цивилизованное выстраивание этих отношений. Юра Бобров, который сидит и усиленно пытается сдерживать чихание и кашель…

Юрий Бобров: Простите, пожалуйста, это неспортивное поведение.

Андрей Поляков: Так он чихает, потому что я правду говорю, он просто подтверждает это все.

Анастасия Сечина: А еще он сегодня бегал по холодным улицам Перми и спрашивал у людей, зачем Перми нужны профессиональные спортивные клубы. И небольшой такой опрос мы сейчас услышим. Олег, рабочий, 23 года.

- Для чего нужны? Для того, чтобы развивалось это все у нас, чтобы дети там занимались как бы. Я смотрю телеканал «Боец», вот там вот, вот этот спорт мне больше интересен. Такие разные соревнования, пмм, вот это все, К-1, вот это мне больше нравится. А футбол, там хоккей – я не знаю. Немного не для меня как бы.

Анастасия Сечина: Антон, студент, тяжелоатлет-любитель.

- Честь города поддерживают. Пермь же они представляют где-то на соревнованиях, то и статус города. Да, их содержать, из секций же потом забирают в профессиональный спорт. Если у человека, допустим, получается, он и становится профессиональным спортсменом. Лично я, потому что я не профессионал, а я имею в виду, которые выезжают на всякие соревнования российского, мирового уровня, там-то другие деньги же уже, там и подготовка другая.

Анастасия Сечина: Бывший спортсмен, а ныне хоккейный болельщик Юрий.

- И для них, и для нас, для болельщиков. Пиво не надо пить, просто переживать. Я считаю, что спорт все равно должен быть. Это не к нам, это к Овечкину и к кому еще? Малков? К Малкову, к ним вопросы.

Анастасия Сечина: 35-летняя менеджер Светлана, мама двоих маленьких детей.

- Лично мне не нужны, вот муж ходит у меня на «Амкар». А лично мне зачем? Для развлекаловки, для мужей, для взрослых детей? Про маленьких пока не думала, честно говоря.

Анастасия Сечина: Госслужащий Людмила, временная домохозяйка и молодая мама.

- Насколько я знаю, «Урал-Грейт» содержался, так скажем, на бандитские деньги. Как бандиты наигрались, так клуб стал никому не нужен, несмотря на все их достижения и так далее, бюджет его просто не потянул. По поводу «Молота» и «Амкара» - не знаю, последние события с «Амкаром», не знаю, я поскольку человек достаточно далекий от спорта, мне как-то, вылетели они и вылетели, содержать на бюджете тот же футбольный клуб, по-моему, смысла нет.

Анастасия Сечина: Про бандитов комментировать не будем, Юра почему-то посчитал нужным это оставить…

Андрей Поляков: Хотя Юра чихнул в этот момент.

Анастасия Сечина: Юра чихал всю дорогу.

Юрий Бобров: На самом деле я больше 20 человек опросил. Я очень мало встретил людей с каким-то аргументированным мнением, почему нужны клубы.

Андрей Поляков: Слушай, так тут подмена понятий, Насть, смотри, тут подмена, они говорят – мне нужны профессиональные клубы, чтобы мои дети ходили заниматься. Это разные вещи, друзья.

Анастасия Сечина: Смотри, сейчас я перечислю, что мы услышали. Престиж, статус города, понятно.

Андрей Поляков: Возражений нет здесь.

Анастасия Сечина: Азарт болельщиков, для взрослых, детей, для мужиков – порядок.

Андрей Поляков: Тоже нормально.

Анастасия Сечина: И последнее – привлечение детей в спорт. Как мне в свое время то же самое, я говорю «Рома, зачем?» Наш Роман Попов мне говорит: «Насть, смотри, какой-нибудь Петя Иванов во втором классе смотрит на известного футболиста, хочет быть как он и поэтому идет и занимается спортом».

Андрей Поляков: Он идет в спортшколу. При всем уважении к Роме Попову, моему другу и соведущему, этот парень идет в спортшколу, и на него места не хватает. Потому что…

Юрий Бобров: Эти деньги заплатили легионеру.

Андрей Поляков: Совершенно правильно. У меня в городе был один бюджет, и ровно половина этого бюджета уходила на «Амкар» в обязаловку, это мы даже не обсуждали. Когда я один раз только вякнул, я сказал «ребята, а это правильно?», мне сказали – это правильно. Все.

Юрий Бобров: Был показан жест «закройте ротик».

Андрей Поляков: Да-да-да. Понимаешь, это несмотря на то, что я работал у Аркадия Леонидовича Каменева. Это человек, который, кстати, к спорту относился очень прилично…

Юрий Бобров: И лошадей любил.

Андрей Поляков: …находясь на своем посту. Любил, да, но и ко всему остальному относился так же, на самом деле он никогда не мешал, он все наши идеи в общем-то поддерживал. Тоже к нему можно по всякому относиться, но это было, говорю как есть. И вот, ребята, смотрите, половина бюджета, ровно половина бюджета уходила на «Амкар», а вторая половина уходила на всю остальную отрасль, на мероприятия, на спортивные школы и так далее.

Юрий Бобров: Уже о дворовых площадках спортивных можно было бы и не вспоминать.

Андрей Поляков: А в конце как раз 2006 года я и поднял вопрос о том, что там было 96 бесхозяйных площадок у нас, плоскостных сооружений. Я поднял вопрос о создании некоего такого еще одного учреждения либо прикрепления этих площадок еще к одной из организаций сети, чтобы их содержали. Потому что депутаты, у нас тогда извечный был спор…

Юрий Бобров: Ремонтировать раз в 5 лет.

Андрей Поляков: Да, они строить-то строили, спасибо им, а содержать-то их никто не содержал. Они никому не передавали это.

Анастасия Сечина: То есть понятно, что вот это цель, успех команд, который провоцирует и способствует тому, чтобы дети шли в спорт, он есть. Но ребенок идет в спорт, а идти некуда.

Андрей Поляков: А занимается-то он, ребята, в условиях совершенно отличных от того, что он видит на том же «Урал-Грейте». Он же приходит на матчи, он же видит каких-то людей, приезжающих на приличных машинах, одетых в хорошую форму, играющих на приличном паркете и так далее.

Юрий Бобров: И девки длинноногие все вьются, вьются рядом.

Андрей Поляков: Конечно, тут и я бы пошел, понимаешь, в секцию. А когда он приходит, там ведь все другое. Там же обшарпанные стены, мы выделяли деньги на ремонт 49-й школы, Шарцева была на тот момент директором школы, хороший директор, отличный тренер, хороший очень функционер. Она до сих пор про это вспоминает, как мы какой-то мизер выделили на ремонт этого зала.

Анастасия Сечина: Смотрите, какая у меня тут выстраивается последовательность. Кризис профессиональных спортивных клубов, потому что нет денег. Нет денег, потому что не выстраивается нормальная работа со спонсорами. Если бы выстраивалась нормальная работа со спонсорами, и наши профессиональные спортивные клубы жили на спонсорские деньги, мы могли бы высвободить больше денег на развитие физкультуры, спорта и секций. Так?

Андрей Поляков: Спорт стал бы популярен, заниматься стало бы приятнее, престижнее, поддержать надо было тренеров еще. У меня была программа поддержки тренеров, поддержишь тренера – он будет работать, он будет привлекать народ. Спорт будет более популярный, он будет в СМИ и так далее. Мы в тот момент как раз в комитете разработали критерии оценки эффективности вида спорта.

Анастасия Сечина: Скажи, на данный момент по той информации, которая есть, дисбаланс сохраняется?

Андрей Поляков: Дисбаланс чего, Настя?

Анастасия Сечина: Дисбаланс усилий, затрачиваемых на поддержание профессиональных спортивных клубов и развития массового спорта, спортплощадок, секций и так далее. вот этот дисбаланс по-прежнему есть или он исправляется?

Андрей Поляков: Ты знаешь…

Юрий Бобров: Исправляется за счет того, что закрываются профессиональные клубы.

Андрей Поляков: Он немножко исправляется, потому что понимаешь, на самом деле система «50 на 50» - это очень неплохая система, которая заставляет клуб не сидеть.

Анастасия Сечина: Рома говорит, что по сути нет такой системы «50 на 50», она не работает.

Андрей Поляков: Потому что клуб-то показывает процентов 10-20, я могу ошибаться, пусть не обижается на меня там никто, 20-30% на самом деле, выдавая это за свои 50. Получают 50% из бюджета, где-то потом, может быть, выискивают еще что-то и хоть как-то сводят концы с концами, когда на самом деле, при всем уважении к нынешним руководителям «Амкара», к ребятам ко всем, вы понимаете, что мы их уважаем, любим, все. Но опять же я задавал тому же Чупракову вопрос – экономически ты потянешь переход в премьер-лигу и надо ли это? Потому что свой болельщик будет всегда, «Амкар» - это был «Амкар». Может быть, лучше выигрывать эшелоном ниже, чем вот так хиредать где-то на каких-то престижных лигах?

Анастасия Сечина: Нам вот тут написали реплику по ICQ уже давно. «Хожу на «Молот» уже более 40 лет. Лучше быть в лидерах ВХЛ, чем болтаться в конце таблицы».

Андрей Поляков: Вот, правильно, правильно это. И ты на волне, и ты выигрываешь, и на тебя точно так же ходят дети. И точно такую же мотивацию получаешь.

Юрий Бобров: Не кидаешь в топку для гипер(???неразборчиво) космических скоростей.

Андрей Поляков: Правильно, когда «Амкар» попал в премьер-лигу, это классно, ребята молодцы.

Юрий Бобров: Это был праздник для города, да.

Андрей Поляков: Но тут же в город пришла бумага, мне пришла бумага: «Просим 800 тысяч на табло». Сразу же, на новое табло, потому что мы попали в премьер-лигу, нам надо менять табло, нам надо менять кресла, нам надо менять условия приема команд, нужно содержать дубль и так далее. А не забывайте, что стадион «Звезда» бывший, стадион Ленинского комсомола – это же муниципальная собственность. И мы считали тогда, сколько в натуре получает «Амкар». Номинально там денег было столько-то, и в натуре еще за счет того, что по сути дела…

Юрий Бобров: …бесплатно пользовался.

Андрей Поляков: Конечно. И извлекал какую-то прибыль еще из всех помещений, еще из чего-то. Не об этом даже речь, как бы мы понимаем, да? С «Молотом» там ведь тоже была история. Денег на самом деле у спортсменов-то нет. Если мы говорим о Европе, то там хоть какие-то деньги есть за счет хорошего менеджмента, за счет коммерческих директоров, про Рональдиньо один из менеджеров клуба сказал: «Да по большому счету, может быть, он мне и не важен. Но я отдаю за него какие-то огромные миллионы долларов, огромное количество миллионов долларов, потому что я на большие деньги, у меня прибыль пойдет, я продам на эти деньги футболок с его фамилией и все, и этим я просто окуплю».

Юрий Бобров: Ведь это же очевидные вещи какие-то. Когда выиграли амкаровцы, я как специалист по пиару, вынужденный гнилые темы продавать в те годы, я был на том матче, когда «Амкар» вышел в премьер-лигу, я был уверен, что после этого они должны быть в телеэфирах, они должны быть обязательно на платформе КАМАЗа, что делал, собственно, «Урал-Грейт». Они должны быть на городском карнавале, они должны быть на каждом перекрестке, и мы должны знать их поименно.

Андрей Поляков: Самое страшное-то, ребята, что было? Вот эта поддержка власти, поддержка команд была несистемная. Буквально помню еще вот эти моменты, когда говорю Чупракову Валерию Александровичу: «Слушай, вот ты получаешь на клуб 200 или 300 миллионов рублей. Ты согласен, что эти деньги эффективнее сработали все-таки бы, если бы они пошли на детский спорт?» Он мне говорит…

Анастасия Сечина: А как эффективность оценивается?

Юрий Бобров: Да вырастить игрока и продать.

Андрей Поляков: Да по критериям, вот по этим же критериям, Настя. Количество занимающихся, медали, массовость, работа с тренерами, переподготовка кадров и так далее. Понимаешь, оценить можно. И он говорит: «Андрей, ты прав. Но я договорился». Вот фраза такая, «но я договорился»…

Анастасия Сечина: С кем?

Андрей Поляков: С Чиркуновым. «Но я договорился, что мне, деньги не брать теперь?» Я говорю: «Все, вопросов нет здесь». Ты прав, но я договорился.

Анастасия Сечина: Ты прав, но я договорился – хорошая фраза.

Андрей Поляков: А я абсолютно не против «Амкара», пусть они будут богатыми, счастливыми, пусть все профессиональные команды будут богатыми, но, ребята, у нас ведь есть масса других еще задач.

Анастасия Сечина: Слушайте, что из эфира в эфир – хорошая идея, хороший посыл, недоделано, нет системы, поверхностно. Это характеристика восьмилетки.

Андрей Поляков: Ты сейчас будешь блиц-опрос этот проводить, отвечаю не думая – нет системы. Провал. Самый главный провал – нет системы.

Анастасия Сечина: Не забегай вперед, давай сейчас за оставшиеся пять минут рисуем планы на будущее, рисуем идеальную картинку того, что должно быть с системой.

Андрей Поляков: Объясню одним, четырьмя предложениями. Давайте, ребята, представим себе рынок в таком понимании, немножко в экономику еще.

Юрий Бобров: Рекламный, билетов.

Андрей Поляков: Вот на рынке масса игроков. Да? Профессиональные клубы, профессиональные спортшколы, кружки, спортсекции, частные секции, спортивные психологи, спортивная медицина…

Юрий Бобров: …экстремальные виды спорта, какие-то не олимпийские…

Андрей Поляков: Люди, которые просто выбегают на пробежку и так далее. Вот все они, каждый из них – это просто игрок на рынке, каждая группа. И задача власти – выстроить таким образом между ними связи и взаимодействия, чтобы было всем понятно, кому, с кем и как общаться и разговаривать.

Юрий Бобров: А продолжительность жизни достигла 157 тысяч лет.

Андрей Поляков: То есть должны быть четкие правила игры.

Анастасия Сечина: А на конкретном примере можешь объяснить? Вот у нас вот тут вот лыжник, муниципальный чиновник…

Андрей Поляков: Подожди, мы не говорим о персоналиях, мы говорим о группах людей.

Анастасия Сечина: О группах. Секция лыжников.

Андрей Поляков: Есть спортивная школа. Давай теперь на примере. У нас есть частный клуб, допустим, который говорит: «Я готов участвовать в системе, я готов воспитывать ребят, я готов работать…»

Юрий Бобров: Перевоспитать наркоманов и детских алкоголиков маленьких всяких.

Андрей Поляков: Да, «…но мне нужна небольшая поддержка, мне нужно открыться, мне нужно получить образовательную, и так далее». Вот куда ему идти? Вот сейчас если он пойдет возникать…

Анастасия Сечина: Если он пойдет сейчас, что произойдет?

Андрей Поляков: Он пройдет все, наверное, круги ада, и ему так ничего и удастся.

Анастасия Сечина: Что идентично бюрократическим кругам нашей госвласти.

Андрей Поляков: А четко понятная система будет ему очень хорошо и грамотно направлять, куда ему надо идти. Здесь-то его система сейчас отторгнет. А при идеальной системе она его не отторгнет.

Анастасия Сечина: Почему она его отторгнет?

Андрей Поляков: Потому что есть бюджет, есть бюджетополучатели в системе спортивных школ, их есть у нас 25.

Анастасия Сечина: И 26-й уже не может быть.

Андрей Поляков: А 26-ю ты уже не откроешь. Пример – областная школа плавания, которая в принципе есть, но ее в принципе и нет.

Юрий Бобров: И вторая школа плавания возникнуть не может.

Анастасия Сечина: Подожди, Андрей, хорошо, будет у нас денег выделяться на 50 учреждений, на 100, придет 101-й, на него опять не хватит. Есть же какие-то границы?

Андрей Поляков: Настя, мы сейчас не говорим о том, что в бюджет должен залезать 26-й. Мы говорим о том, что его просто равноценно воспринимали, равнозначно и справедливо воспринимали на рынке. Если идет в справочнике, условно говоря, если идет информация о том, где можно заниматься фехтованием, у нас сейчас одна школа фигурирует в этом справочнике, а две другие – нет, потому что две другие не входят в эту систему, две другие частные, и все. Я говорю, что должны быть правила взаимодействия…

Юрий Бобров: Ну, на самом деле «Дубль-ГИС» это дело поправляет.

Андрей Поляков: Это в случае, если да, «Дубль-ГИС»… Но тогда, слушайте, это панацея.

Анастасия Сечина: То есть сейчас хаос, так?

Андрей Поляков: Сейчас хаос, да. Возможно, какие-то попытки делаются Ляхом сейчас, может быть, сейчас пока оценивать не буду…

Юрий Бобров: Новая эпоха впереди.

Андрей Поляков: …мало вводных, да, и новая восьмилетка.

Анастасия Сечина: Новая пятилетка пока у нас. «Требую продолжения банкета», - написали нам по ICQ и говорят «спасибо». Я не очень поняла, какого банкета, если «Время Ч.», то через неделю, если про спорт…

Андрей Поляков: Я хочу думать, что про спорт, ребята. Я готов тут часами…

Анастасия Сечина: Спасибо, а мы сейчас к завершающей рубрике переходим. Все, отвечай за всю восьмилетку, основные провалы.

Андрей Поляков: Отстутствие системы. Никто ее не выстраивал и никто не помогал тем, кто хотел ее выстроить, и войти в эту систему.

Юрий Бобров: Но что-то же было и положительного в эти «Ч.» годы?

Андрей Поляков: Да, удавалось, удавалось сделать что-то, удавалось реализовать идеи.

Анастасия Сечина: Главное достижение восьмилетки?

Андрей Поляков: Так-так, если говорить о профессиональных командах, четвертое место «Амкара». Это классно, но это достижение спортивное, а именно в отрасли достижение – не знаю, не знаю…

Анастасия Сечина: Что первое в голову приходит?

Андрей Поляков: Наверное, хоть чуть-чуть подтянули материальную базу, с чем сейчас радиослушатели могут поспорить очень многие.

Юрий Бобров: Радиослушатели могут, но…

Андрей Поляков: А, слушайте, построена «Олимпия» у нас, хотя бы это, хотя бы «Олимпию» построили. Они никогда не окупится, но она хотя бы есть.

Анастасия Сечина: Ну, и оценка этой восьмилетки по 5-балльной системе?

Андрей Поляков: Два.

Юрий Бобров: Оптимисты собираются в эфире прямо.

Обсуждение
1320
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.