Верхний баннер
18:28 | ПОНЕДЕЛЬНИК | 23 СЕНТЯБРЯ 2019

$ 63.95 € 70.28

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70


Программы / Время Ч

12.08.2012 | 17:00
2011 год. Выборы в Пермскую гордуму

Роман Попов: 18:06 в Перми, продолжается прямой эфир на 91,2FM.

Юрий Бобров: Мы перешли к проекту «Время Ч», к 2011 году. Он был богат на события, и вспоминать его мы будем еще несколько недель. В марте 2011 года – выборы Пермской городской Думы.

Роман Попов: Выборы в ту самую Думу, которая сейчас работает. Сейчас это почему-то уже подзабыто, но тогда-то на каждом углу было совершенно ясно, что Олег Анатольевич Чиркунов создал ее под себя.

Юрий Бобров: Да буквально только что лично туда кандидатом не пошел. Если бы была у Олега Анатольевича возможность растроиться, я думаю, у нас была бы замечательная команда. В этой городской Думе, по признанию многих экспертов, была целая отдельная команда губернатора, которая была обывателям не очень заметна, но была ярким флагом Олега Чиркунова.

Роман Попов: Та же самая городская Дума, которая должна была приводить в жизнь и поддерживать все проекты, в том числе околокультурные проекты, которые Олег Чиркунов, насколько я понимаю, согласно какому-то плану пытался реализовать в ближайшие 4 года. В общем, та самая городская Дума, которая в политической жизни края стала выполнять роль некоего аппендикса, потому как создавалась она в общем-то для одних образцов результатов, для одного типа работы, а пришлось ей работать в абсолютно других условиях. И та самая городская Дума, которая сейчас с недели на неделю будет отменять институт сити-менеджера. Та самая городская Дума, которая будет вводить прямые выборы мэра.

Юрий Бобров: Но тем интереснее смотреть за талантом настоящих политиков, которых безусловно не должно смущать изменение…

Роман Попов: Конъюнктуры.

Юрий Бобров: …генеральной линии партии.

Роман Попов: Абсолютно уникальная городская Дума и абсолютно классические выборы в нее. Почему я говорю «классические»? Потому что в инструментарии этих выборов ничего нового не появилось.

Юрий Бобров: Единственная уникальность: в наших условиях, в наших каких-то пермских рамках, традициях. Конечно, когда мы говорим в перспективе, глядя на всю страну, да, наверно, никаких новых инструментов мы здесь не увидели.

Роман Попов: У нас в гостях эксперт, политик, на тот момент гораздо более ярко выраженный политик, нежели чем сейчас; я так понимаю, без пяти минут депутат этой самой городской Думы, и только по трагической случайности, а может быть, даже и по счастливой случайности, депутатом не ставший, Александр Зотин. Александр, вот смотрите, на тот момент по вашему округу, после классически проведенной работы против вас не получилось набрать нужных цифр, наверняка на тот момент было обидно. Я так понимаю, было легкое разочарование. Вы по натуре оптимист, я не думаю, что это долго продлилось. На данный момент нет ощущения «Как хорошо, что меня нет в этой Думе!»

Александр Зотин: Я не только оптимист, но еще и прагматик. Решение баллотироваться в Думу было не моим личным, я шел от Союза защиты пермяков, при его официальной поддержке, и естественно шел не ради развлечения. Как Вы верно заметили, шансы на победу были высокими. И задачи ставились вполне конкретные: это реорганизация жилищного (не путать с коммунальным) хозяйства в городе Перми доступными средствами. В данном случае мандат депутата усилил бы нашу позицию по помощи жителям в организации товариществ собственников жилья и борьбе с жуликами в управляющих компаниях. Вот и всё. Это была такая прагматичная позиция. Конечно нехорошо, что у нас этого мандата нет до сих пор. Безусловно, это так. С другой стороны, я буквально позавчера встретился с женщиной в одной из соседних дворов. Она говорит: «Ой, Вы же у нас баллотировались в депутаты. Вам не жаль, что не сложилось?» Я говорю: «Коллеги, это вам нужно жалеть: вы-то остались без депутата».

Роман Попов: То есть нет такого злорадного похихикивания «Ну и славно, что меня там нет». В любом случае был спектр задач, которые вы планировали решать.

Александр Зотин: Совершенно вне зависимости, Чиркунов там, не Чиркунов. Потому что уровень власти достаточно независим, как ни странно, при наличии вменяемых и независимых депутатов.

Юрий Бобров: Я предлагаю обсудить аспект выборов городской Думы и собственно роли участия в них Олега Чиркунова. Мы тут какими-то своими эмоциями поделились. У нас есть небольшое интервью Максима Тебелева, одного из депутатов Гордумы. Тоже довольно сложную кампанию Максим прошел на последних выборах. Он, к сожалению, не может сегодня присутствовать в студии.

Роман Попов: По абсолютно объективным причинам, из-за которых я ему завидую: он сегодня будет на футболе.

Юрий Бобров: Он собственно уже на футболе, но небольшое интервью мы записали заранее.

Максим Тебелев: До этого участвовал еще в двух выборах. Это были третьи для меня выборы в городскую Думу. Такого непосредственного внимания со стороны губернатора раньше не было. Практически было декларировано то, что он формирует под себя команду. Вот это очень важный момент: именно разделять идеологию развития города. Ведь Олег Анатольевич очень много сил потратил. Там был и мастер-план, и культурная столица, и прочие его задумки. И всю эту идеологию необходимо было каким-то образом разделять, чтобы попасть в команду Чиркунова. Моя кампания, наверно, нетипична. Я, наверно, один из немногих, где в округе не победил кандидат из Единой России. Я в данном случае победил кандидата из правящей партии. Нужно вспомнить еще одну вещь: впервые было апробировано такое понятие, как Единой России перед выборами в городскую Думу. Поскольку я участвовал в этом мероприятии, не будучи членом партии, я тогда уже столкнулся с тем, что очень странные критерии отбора. Выборы по сути состояли из 3 частей: это те самые праймериз, которые определяли список кандидатов от правящей партии; второе – это (я уже упомянул) непосредственное участие губернатора, какой-то идеологический отбор людей, которых он видит с будущими депутатами, плюс огромная роль администрации губернатора под руководством Фирдуса Алиева. Внешних факторов влияния было, как минимум, три. И все три были очень серьезными. То, что я не попал в списки партии власти, в данном случае я смог это обратить в преимущество.

Юрий Бобров: Что касается того состава, который в городско Думе появился, насколько на нем лежит след Олега Чиркунова?

Максим Тебелев: Безусловно. Впервые губернатор занимался не просто формированием потенциального списка, но и включил с этот список своих соратников. Просто некоторые люди были выдернуты из исполнительной власти и отправлены кандидатами в Пермскую городскую Думу. Позже мы такую же схему увидим на выборах Законодательного собрания, когда часть своих приближенных чиновников Олег Анатолевич сделает кандидатами в следующее Законодательное собрание. Конечно, его участие было очень велико. После выборов первый сбор депутатов Думы проводил именно губернатор. Его внимание к городу всегда было повышенным. Это многие замечали. Ему хотелось одновременно быть и губернатором края, и мэром города. Апофеозом этого внимания к городу были, конечно, выборы 2011 года.

Юрий Бобров: На самом деле, довольно общие комментарии, то есть расхожее мнение выразил Максим, эксперты примерно этими же словам и выражаются. Саша, как ты на себе заметил, коль уж мы говорим о губернаторе и о его влиянии, как ты его заметил в своей?
 
Александр Зотин: Напрямую. Роман тут говорил об огорчении. Вот мне огорчение доставил не результат, а внутреннее предательство. Дело в том, что один из членов нашей организации (глава организации на тот момент) Виктор Скутин озвучил мне предложение в ходе выборов, которое, я так понимаю, исходило из самых высших эшелонов региональной власти, а именно, сниматься в пользу одного из конкурентов.

Роман Попов: В пользу Татьяны Ежовой?

Александр Зотин: Да, разумеется. Ну, излишне, наверно, приводить в прямом эфире, что я ответил на это.

Юрий Бобров: Ну, судя по результату, что ты остался в компании, ты ответил отказом. А как велика была эта команда? Видно ли было какие-то другие ее фигуры?

Александр Зотин: Да, конечно. Было видно, потому что это, как правило, команда беспартийная. Например, та же Татьяна Ежова не от Единой России баллотировалась. И та же самая ситуация была в ряде других округов. Но иногда это был кандидат от Единой России. Получается, 3 пула кандидатов было. Первый пул – это Единая Россия, то, что они насобирали. Второй пул – губернаторский, иногда он пересекался, иногда нет. Третий пул – это самые разнообразные независимые кандидаты, они либо с ресурсами, либо с деньгами, но они вот не попали ни в тот, ни в другой пул. Как правило, их снимали еще до выборов. Только в Свердловском районе сняли несколько крупных кандидатов, например, Хайбрахманова, действующего депутата. Ну, и партийная подтанцовка, которая 0,1% набирала народу. Я имею ввиду, подтанцовку не из правящей партии.

Роман Попов: А вообще было ощущение до выборов, что придется работать против губернатора с его командой?

Александр Зотин: У меня нет такого ощущения. Я работаю за те вещи, которые мы декларируем. А против них губернатор или нет, мне по барабану. И, кстати, последующие события, когда коммунальное недовольство население скинуло по части Чиркунова, мы были в основе этих митингов. И показали, что мы (жители) в ряде обстоятельств Чиркунова-то посильнее будем.

Роман Попов: Я не говорю об идеях, о программе, с которыми ты шел. Я говорю о том, что в процессе было ощущение, что ты работаешь против губернатора?

Александр Зотин: Да, разумеется. Вернее, было ощущение, что губернатор работает против нас.

Юрий Бобров: Вообще интересный лозунг. На самом деле Александр боролся. Действующим депутатом была Лариса Анатольевна Тингаева, поддержанная Единой Россией, Татьяна Ежова от губернатора. Я предлагаю посмотреть взгляд, спросить какие-то выводы у самой Ларисы Тингаевой, на тот момент действующего депутата городской Думы, одного из трех претендентов на победу.

Роман Попов: Лариса Анатольевна, здравствуйте, мы в этой студии вспоминаем выборы в городскую думу 2011 года. На самом деле на тот момент у всех наблюдателей со стороны было ощущение, что в кой-то веке свои мочат своих. Особенно по вашему округу это было очень хорошо видно. Лариса Анатольевна, Вы единорос, и Вас в открытую начинают мочить.

Юрий Бобров: Административным ресурсом в том числе, каким-то черным PR-ом, неприкрытым абсолютно.

Роман Попов: Почему?

Лариса Тингаева: Вы знаете, мне сложно ответить на этот вопрос, потому что он для меня до сей поры так же остается загадкой. Наверно, все решают деньги. Наверно, раз Ирина Владимировна Колущинская получила заказ, она наверно его и выполнила. Наверно, была неудобным депутатом для действующей власти.

Роман Попов: Вы представляли какую-то оппозицию?

Юрий Бобров: Может быть, помогали Зотину митинги собирать?

Роман Попов: Допустим, пытались бороться против введения института сити-менеджера. Лариса Анатольевна, при всем уважении, да каким же Вы были неудобным депутатом?! Вы вполне себе со своей командой занимались классическими вещами, вы были вполне в русле.

Лариса Тингаева: Скорее всего, я была очень неудобным депутатом для действующей власти. Потому что есть департамент образования, у которого свое видение по развитию отрасли образования. А поскольку интересы наши шли в разрез, поэтому я полагаю, что именно в этом причина.

Роман Попов: То есть у вас рознились взгляды на образовательную политику в городе? Хорошо. Я сейчас попробую еще более точно сформулировать вопрос. У Вас не было ощущения, что Вы попали под замес только потому, что нужно было провести Татьяну Ежову?

Лариса Тингаева: Это очевидно и однозначно. И личное участие Людмилы Анатольевны Гаджиевой в ходе избирательной кампании – тому подтверждение. Я думаю, что мой коллега, Александр Владимирович, тоже помнит эти события.

Роман Попов: В таком случае давайте уже не будем придумывать чего-то сверху. Вы не были неудобным депутатом. Просто так получилось, что Вы попали под колеса танка, на котором везли Татьяну Ежову. Вот и всё.

Лариса Тингаева: Нет. Я думаю, что Татьяна Ежова как раз родилась потому, что Лариса Тингаева была неудобным депутатом.

Роман Попов: Ну ладно, оставим Вас при этом тоже. Расскажите немного о методах, которые в этой кампании вообще были. Что вы ощутили на себе?

Лариса Тингаева: В принципе, ничего нового я не узнала. На себе что ощутила? Конечно, очень неприятно и противно это все. Очень жаль, что люди, ошарашенные таким черным грязным PR-ом, просто отказались идти на выборы, не желая участвовать во всей этой грязи, которая лилась на нашем округе.

Роман Попов: То есть ничего особенно интересного и нового на этих выборах Вы не увидели?

Лариса Тингаева: Все схемы стандартные: черные, грязные, неправдивые, не имеющие никакого основания, подтверждения, а иногда доходящие до абсурда агитационные материалы.

Роман Попов: И с этим Вы сталкивались еще и в предыдущую кампанию, когда сами избирались.

Лариса Тингаева: Нет, те выборы были почище.

Роман Попов: То есть эти выборы можно отметить как серьезно более грязные?

Лариса Тингаева: Очень грязные, очень мерзкие, очень противные, очень оскорбительные для любого человеческого достоинства, для уважающего себя человека.

Роман Попов: А Вы так говорите только потому, что Вы не прошли?

Лариса Тингаева: Нет, абсолютно. Моя жизнь на этом не закончилась. Депутатство никогда не было основной моей целью. Я чем занималась, тем и занимаюсь в активном режиме. Мы с населением. Те проекты, которые мы реализовывали, они все имеют продолжение.

Юрий Бобров: Лариса Анатольевна, а если выйти за пределы 30-го округа (а их 36), впервые правящие партией были проведены праймериз. Какова Ваша оценка? Стоит ли их проводить в дальнейшем? Дали ли они какой-то эффект?

Лариса Тингаева: Процедура праймериз – это в принципе процедура открытия партии Единая Россия. Я думаю, что это необходимая процедура, поскольку она дает возможность участия не только кандидатам в депутаты, но и населению, и рядовым членам партии по крайней мере создать себе труд и поинтересоваться той политической жизнью, которая складывается вокруг них.

Роман Попов: На этих выборах в гордуму (не по вашему округу, безусловно) была проведена такая интересная вещь, как политические дебаты в прямом эфире, на радиостанции тут у нас они были. Тоже в общем-то новинка, потому что за последние лет 8-10 в открытом медийном пространстве дебатов в прямом эфире не проводилось. Как здесь оцените эту историю?

Лариса Тингаева: Я считаю, что это тоже очень правильные и необходимые вещи, потому что высказать свою позицию в открытом пространстве и дальше отстоять эту позицию и убедительными доводами (не криками, не каким-то словоблудием) убедить своего оппонента в правоте своих размышлений – дорогого стоит.

Роман Попов: Лариса Анатольевна, еще одна история: дебаты как факт были, перед этим были праймериз. То есть какая-то демократизация вот этого политического выборного процесса тем не менее была. А Вы говорите про самые грязные выборы на Вашей памяти. Это каким образом соотносится друг с другом?

Лариса Тингаева: Вы называете элементы из абсолютно разных плоскостей. Партийная жизнь с ее партийным функционированием и укладом, в том числе обязательным участием в дебатах, предварительной процедурой праймериз – это внутрипартийная жизнь, которая действительно дает свой результат. А если говорить о конкретных выборах на конкретно взятой территории – что случилось, то случилось. На сегодняшний день у людей есть возможность оценить, принять свое решение, сравнить, чтобы в дальнейшей какие-то действия предпринимать и совершать.

Роман Попов: Ну, и последний к Вам вопрос, и наверно, основной: насколько эти выборы были выборами? Насколько население действительно принимало участие в окончательном результате этого процесса?

Лариса Тингаева: Люди, которые шли на избирательные участки, твердо шли со своим убеждением. Какие мотивы этого убеждения – это уже второй вопрос. Но они пришли на выборы, свое волеизъявление выразили. А те, кто мог повлиять на результат, они просто остались дома. Вы помните, какая была явка. Из 22 тысяч человек, проживающих на территории округа, 4 с небольшим тысячи пришли. Это не волеизъявление, а результат конкретной оперативной работы.

Юрий Бобров: Мы сейчас говорим о событии, которое, так получилось, за полчаса уже тесно связали с Олегом Чиркуновым. Но тем не менее вопрос к Вам: за 8 лет губернаторства Олега Чиркунова самый большой провал, самая большая победа на Ваш взгляд? Может быть, его, может быть, в Пермском крае.

Лариса Тингаева: Я выражу свое субъективное мнение. Для меня самый большой его провал (даже не самый большой, а один из его провалов) – это то, что край потерял прекрасного тренера по фигурному катанию Калинину и прекрасную пару (мастеров спорта международного класса) Базарова и Ларионову, которые могли бы ребят вести за собой, и школа фигурного катания была бы на уровне. То, что спорту не уделяется столько внимания, сколько необходимо уделять, - это один из существенных провалов эпохи Олега Анатольевича.

Юрий Бобров: Мы услышали: «спорт». А большая победа?

Лариса Тингаева: Да не вижу я больших побед… А наверно большая победа – тех, кого он записал в свои враги, смогли сплотиться между собой, поскольку таковыми себя не считают, и продолжают жить, радоваться жизни и творить на пользу людей.

Юрий Бобров: 18:33, весь выпуск федеральных новостей мы обсуждали все тайны городской политики, вспоминая выборы 2011 года.

Роман Попов: Сейчас естественно все эти тайны будем раскрывать и доносить до вас, потому что всё, что знаем – непременно расскажем. Другое дело – под статью бы не попасть, потому что далеко не всё можем доказать. Александр Зотин у нас в гостях выступает экспертом, кандидат в депутаты, несостоявшийся депутат выборов 2011 года.

Александр Зотин: Неизбранный, но вполне состоявшийся. Неизбранный, но депутат. Есть такая формулировка?

Роман Попов: Нет. Несостоявшийся политик, несостоявшийся депутат.

Александр Зотин: На данный момент депутатской работой-то кто занимается в округе? Я и занимаюсь. Если у меня нет права голосования в Думе. Вот такая вот беда произошла.

Роман Попов: Вот смотри, мы уже поняли в первой части, что на этих выборах была такая специфика: Олег Анатольевич Чиркунов формировал свою думскую команду. Список этой команды был написан. Возможно, была какая-то вариация в этом списке. Возможно. Я знаю, что по паре округов не было принципиальных решений и договоренностей, всё было отдано на политический поток: «А мне плевать, я вас двоих люблю, так что давайте друг с другом по-честному». И это были самые интересные округа.

Александр Зотин: В Орджоникидзевском районе был округ, в котором, видимо, было плевать. Там разница между 1 и 2 место составила 6 голосов. Всё. Действующий депутат ушел, его заменил председатель ТОСа.

Роман Попов: Я к тому, что видимо был костяк команды, который должен был попасть в Думу.

Александр Зотин: Мы тут так экспертно обсуждаем, слушатели, наверно, уж заскучали, потому что не искушены в таких тонкостях. У них постоянно в голове бродит вопрос: «А от нас-то что зависело?». Вот я привел хороший пример: 6 голосов. Всё от вас зависело. 6 голосов – это одна лестничная площадка.

Роман Попов: Это были уникальные абсолютно выборы в городскую Думу.

Александр Зотин: Обратите внимание, что они были свободными в определенном смысле.

Роман Попов: Это были уникальные выборы, потому что они проходили в условиях, когда, казалось бы «возьми да приди, и от тебя будет что-то зависеть».

Александр Зотин: Да, и у нас в округе была самая большая явка избирателей. В этом отношении Лариса Анатольевна немного напутала цифры. Около 30% пришло, это самый высокий результат.

Юрий Бобров: Да, самая высокая явка в 30 округе.

Александр Зотин: Но 70% не пришло. Ну, сформировалось то, что сформировалось. Я думаю, из этих 70 не все знали, что такие выборы происходят.

Юрий Бобров: А свободными они стали, благодаря противостоянию Единой России и губернатора?

Александр Зотин: Нет. Они были свободными, потому что не фальсифицировались результаты голосования. Я, может быть, неудачно выразился. Свободными – нет, потому что снимали кандидатов… Был честный подсчет. Команда, которая работала на официальных кандидатов, она применила в спорных округах стандартную комбинацию: Тебелев якобы уехал в Москву на ПМЖ, Горбунова (не так любимая вами депутат, но административный ресурс сработал против нее), оказывается, забеременела и ушла в декретный отпуск.

Роман Попов: Административный ресурс против Горбуновой? Саш, ну при все уважении, а за кого тогда там сработал административный ресурс?

Александр Зотин: Я не буду это комментировать, просто не знаю. Думаю, что это первый кандидат, который был от ЕдРа. В моем случае все было изящнее. Я, оказывается, всенародно поддержал в «день тишины» Татьяну Ежову, и это было распространено. И мне до сих пор говорят: «Жалко, что Вы сошли с дистанции, но я сделал всё, как Вы просили: я проголосовал за Татьяну Ежову, потому что я Вас очень уважаю». Кстати, вопрос к Ларисе Анатольевне (жаль, что уже заочно): она почему в суд не обращалась, если ей не понравились выборы? Вот я обратился.

Роман Попов: И как? Помогло?

Александр Зотин: Помогло и сильно. Во-первых, это вопрос самоуважения. У меня только 70 свидетелей были готовы прийти в суд. Эти граждане объясняли, что действительно было дезинформирующая листовка. И после этого один не пошел на выборы, другой пошел, но уже не за того.

Юрий Бобров: А разрыв там какой был?

Александр Зотин: 239 голосов. Суд конечно не увидел связи. Но поймали этих злоумышленников, они даже получили штраф по 1000 каждый, из Санкт-Петербурга они оказались. А дальше мы можем сделать два равновероятных предположения. Первое: 70% пермяков пофиг, а людям из Санкт-Петербурга не пофиг, они приехали, нашли на пустыре листовки (как они объяснили) и начали распространять, потому что классный текст. И второе предположение: PR-щики губернатора таким образом решили проблему отставания их кандидатов, госпожи Ежовой от господина Зотина.

Роман Попов: Еще одну фишку я вынес из этих выборов: были округа, в которых люди побеждали с изначально нулевым рейтингом по узнаваемости. И тем не менее, их дотягивали.

Александр Зотин: Мне легче всего говорить о своем округе. Действительно, был нулевой рейтинг у победителя. Но, во-первых, был задействован административный ресурс. Во-вторых, госпожа Ежова лично потратила миллион денег на эту кампанию (а у меня есть ощущение, что может быть и побольше), причем личных денег. А это преподаватель.

Юрий Бобров: Преподаватель, многолетний чиновник, никогда не бывший бизнесеменом.

Александр Зотин: А в-третьих, с моей точки зрения здесь еще и такая история была: на нашем округе было распространено объявление: «Хочешь заработать на выборах – звони». Ну, мы позвонили. Оказывается, нужно было собирать цепочки людей, недорого, по 800 рублей за голос в пользу кандидата-женщины, но не той, которая от Единой России, как нам объяснили. Вот и сами подумайте, не было ли тут подкупа избирателей. А про вертолетчиков, которых отпустили с одного из участков на Зеленке, уже Лариса Анатольевна рассказывала. По крайней мере, намекала. Эту проблему почему-то приезжала разруливать госпожа Гаджиева, которая к выборам относится, примерно как заяц к арифметике.

Роман Попов: То есть в данном случае всё свидетельствует о том, что администрация губернатора работала, в общем-то…

Александр Зотин: Неприлично подозревать, когда твердо уверен.

Юрий Бобров: И в данном случае Александр продолжает утверждать, что всё зависит от народа.

Александр Зотин: Вот пожалуйста, разница в 230 голосов, это 2 дома. Приходи, голосуй. И все усилия губернатора напрасны.

Роман Попов: А почему народ не пошел?

Александр Зотин: Почему? Народ пошел. Целая треть народа пошла.

Роман Попов: Но ведь 2/3 народа не появилось.

Александр Зотин: Я считаю, что причины две. Первая: народ не верит в силу этого уровня депутатов (местного самоуправления). И вторая: народ просто не знал, что проводятся такие выборы. Власть их сильно не афишировала. Вот эти два фактора и сработали. Между тем обращаю ваше внимание, что как это ни странно, уровень местного самоуправления – это единственно возможный уровень честных выборов на данный момент. Почему? Потому что вы можете контактировать. Вот я по домам при средней температуре -18 градусов провел 65 встреч во дворе. Там было от 5 до 40 человек, но я их провел, и до многих дошел ногами. Как вы понимаете, преувеличение размера округа все эти возможности закрывает, ни до кого вы ногами не дойдете. Следовательно, остаются только средства массовой информации. А на них возложена жесткая удавка: ничего не говорить, ничего обсуждать, иначе это оплаченный кандидат. Такое законодательство имеет большой смысл: оно блокирует информационные потоки. На уровне местного самоуправления это не так важно, потому что ты можешь сам дойти до всех. На любом более высоком уровне выборы автоматически становятся менее свободными и нечестными именно из-за этого обстоятельства. И еще один вывод: местное самоуправление – это именно тот уровень, который влияет на вашу жизнь: это непосредственно ремонт дорог, садики, школы. Это не общая политика в области, например, по отношению к расширению НАТО, которая может и не расшириться до Зюкайского района. А это именно то, что в этом Зюкайском районе или Свердловском районе городе Перми происходит: как чинят дороги и с какими откатами, как себя ведет управляющая компания. То есть это то, что непосредственно вас касается. В этом у избирателей инфантильная позиция, не разбираются они в этом. Мы стараемся это изменять.

Роман Попов: Тогда следующий момент. Если принять Вашу логику как логику рациональную и верную, тогда самые ненужные кандидаты на подобного рода выборах - это как раз чиновники, партийные кандидаты. Учителя, медики тоже не имеют принципиальной важности.

Александр Зотин: Почему не имеют?

Роман Попов: Такой депутат на местном уровне, на маленьком уровне не в состоянии пролоббировать ни одного максимально профессионального, серьезного решения.

Александр Зотин: У него уровня не хватает?

Роман Попов: Естественно. Основные деньги образования – это деньги краевые. Так же, как и краевые деньги медицины. Что может сделать городской депутат?

Александр Зотин: Сразу скажу, что я не ставил акцент на медицине и образовании именно в связи  с этой разницей в финансировании, чтобы не пытаться лаптем море вычерпать. Но, извините меня, благоустройство, система жилищного хозяйства, система коммунального хозяйства – это всё наше.

Роман Попов: Вот так и получается: если взять во внимание твою логику, то между собой должны рубиться председатели ТОСов, председатели ТСЖ, руководители УК.

Александр Зотин: Возможно. Хотя их на дух к власти нельзя подпускать. Но это решат избиратели.

Роман Попов: Вполне возможно, но они должны биться и приводить в пример какую-то свою конкретную работу: свои дворы держать в состоянии образцово-выставочном, предлагать свои цифры, выкладывать…

Александр Зотин: Чем в общем-то я и занимался в ходе избирательной кампании. Вообще эксперты говорили, что конкретно моя избирательная кампания была уникальной в том смысле, что я занимался тем, чем занимаюсь всегда. Я говорил: «У меня есть опыт, которым я готов с вами поделиться, и мне нужны полномочия для расширения моего опыта». А делился я опытом жилищного хозяйства, в частности, в своем доме, а также в тех домах, где мы помогали его реорганизовывать. В этом смысле я не только не прекращал свою деятельность, но и интенсифицировал ее. По вопросам реорганизаций я хожу по домам до сих пор, хотя никакой избирательной кампании уже нет.

Юрий Бобров: А если заглянуть в ближайшее будущее (этой осенью состоятся довыборы по 3 округам), какими могут быть выборы, учитывая предыдущий опыт?

Александр Зотин: Известно ведь, что генералы всегда готовятся  прошлой войне, а не к будущей. Довыборы-то конечно состоятся в марте, а вот следующих выборов уже может и не быть легко. По двум причинам. Первая: они станут партийными. И есть второй вариант развития событий: к тому времени у нас и верховной власти-то может и не быть. Не до городской думы будет. И органы местного самоуправления будут формироваться именно тем способом, каким они и должны формироваться: самими гражданами, на месте, на свой страх и риск, под свою ответственность, под свое финансирование.

Роман Попов: Держи звезду, ты будешь наш шериф!

Александр Зотин: Совершенно верно. Очень похоже на то. В любой ситуации такая организация, как союз, будет востребована.

Роман Попов: У нас есть возможность позвонить еще одному эксперту.

Юрий Бобров: Единственному коммунисту в городской Думе. Очень неожиданной была его победа, никто так сильно ее не прогнозировал. Когда было объявлено, что в Индустриальном районе победил Андрей Солодников, я помню, что многие эксперты с удивлением отнеслись.

Александр Зотин: Там был небольшой отрыв, не 1000 голосов.

Юрий Бобров: Кто наблюдал за этим изнутри, может быть, и ожидали. Но на городском уровне это стало маленькой сенсацией. Не в городе он сейчас, поэтому по телефону.

Роман Попов: Андрей Юрьевич, Вы стали единственным коммунистом, которому удалось у себя в округе победить. Почему так произошло? Потому что против Вас скромно задействовали административный ресурс?

Андрей Солодников: Нет. Наверно, то, что мой соперник был на 100% уверен в своей победе, и когда он периодически ездил на доклады к губернатору, он говорил о проведенных соцопросах, где ему гарантировалось 75% победы, поэтому такая ситуация произошла.

Юрий Бобров: Напомните Ваш результат.

Андрей Солодников: Преимущество 142 голоса, около 2%.

Роман Попов: Вы вели свою предвыборную кампанию, понимая, что Вы работаете против команды губернатора? Или у Вас не было такого ощущения?

Андрей Солодников: У меня было ощущение, что я вообще работаю против нынешней существующей власти как городской, так и краевой, потому что во всем были препятствия, в том числе административные. Но с другой стороны не было никакого черного PR ни со стороны моего соперника, ни с моей стороны. Он считал, что нет такой необходимости, что победа у него и так в руках.

Юрий Бобров: Осталось назвать соперника.

Андрей Солодников: Игорь Гладнев, известный шоумен.

Роман Попов: Андрей Юрьевич, вот Вы сейчас стали депутатом городской Думы, которую принято считать, что губернатор сформировал под себя с помощью этих выборов. У вас нет ощущения, что Вы какая-то паршивая овца в стаде, может быть, белая ворона. Ни в коем случае не хочу Вас обидеть.

Юрий Бобров: Команда Единоросов, команда Чиркунова, и вот Вы.

Андрей Солодников: Конечно было, оно и есть. Первое время я задавал один и тот же вопрос своему соседу Дмитрию Малютину (который, кстати, не был в списке губернатора, хотя и Единорос): «Почему депутаты Пермской городской Думы во время заседаний не задают вопросы?» Он отвечал: «Так нет вопросов, их всё устраивает». Вот так и есть. Была создана команда в Думе, которая должна была спокойненько тихо нажимать кнопочки на все решения, которые принимаются сверху, поэтому они проходили легко и свободно.

Роман Попов: Андрей Юрьевич, смотрите: сейчас немножко сменилась политическая ситуация. Эта городская Дума оказалась в ситуации, когда ей некому управлять. Они вроде как бы должны заниматься политикой. Никакого когнитивного диссонанса в головах ваших нынешних коллег не наблюдается?

Андрей Солодников: Конечно наблюдается. Если быть до конца честным, максимум 10 человек в Пермской городской Думе – это люди, которые постоянно задают вопросы, пытаются откорректировать те решения, которые принимаются. Но этого мало для того, чтобы она стала сильным рабочим органом.

Роман Попов: А ведь именно этой Думе по логике нужно будет возвращать прямые выборы мэра. Именно этой Думе придется принимать решения об изменении Устава Перми в плане такой должности, как сити-менеджер. И именно этой Думе, как это ни странно, придется заниматься выборами. Только вдумайтесь! Дума, которая создавалась для того, чтобы быть исключительно техническим органом (по крайней мере, так принято считать) придется заниматься реальной большой политикой. А Вы говорите, что там всего лишь 10 человек, которые вообще в состоянии что-то делать самостоятельно. Ну как эта Дума будет работать?

Андрей Солодников: Хотя прогноз и был не очень позитивный, но впервые не принят бюджет сразу с первого чтения в том году.

Александр Зотин: Может, депутаты просто не смогли его прочитать?

Андрей Солодников: Нет. Я думаю, что часть депутатов проголосует, если увидит, что эти решения (смена Устава, прямые выборы и т.д.), большинство это поддержит. А остальные просто проголосуют так, как им скажут.

Роман Попов: А кто скажет-то?

Андрей Солодников: Ну, это уже другие вопросы. Я не знаю, с кем они контактируют. С помощью кого они побеждали, наверно, тех и слушают.

Роман Попов: Большое спасибо, Андрей Юрьевич. У нас остается 5 минут, давайте уже подводить итоги. Итак, 2011 год, выборы в Пермскую городскую Думу. Выборы, в которых, допустим, единоросы проводили праймериз; выборы, в которых были политические дебаты; выборы, в которых принципиально не работал принцип «вы голосуйте, как хотите – мы посчитаем, как надо»; выборы, в которых ничего нового в области PR изобретено не было, применялись обычные технологии.

Александр Зотин: Ну, все-таки продажа депутатам дворца Свердлова – это нечто новое. Я так покрутил пальцем у виска и подумал: ну разве это может сработать? Сработало!

Роман Попов: То есть PR был пожестче.

Александр Зотин: Ко мне с пеной у рта подходили и спрашивали: «Да как она могла?!» Это, кстати, навело меня на мысли по поводу и качества избирателей в том числе.

Роман Попов: Саш, в данном случае мне кажется, не нужно винить людей. Просто все вот эти газеты, листовки – это не более чем продолжение медиаполитики государства. Все избирательные СМИ ведь как-то должны подстраиваться к тем СМИ, которые есть на данный момент.

Александр Зотин: Мне крайне неприятно, что они тянут людей вниз как в умственном, так и в моральном отношении. Это философский спор. Что у человека первично? Его можно модулировать как угодно и управлять им, как марионеткой? Или у него есть свобода выбора?

Роман Попов: Поэтому человек, который хотя бы несколько раз в месяц смотрит телеканал НТВ, безусловно не в состоянии воспринять черно-пиарную листовку, в которой кандидат обвиняется в злоупотреблении полномочиями. Если уж пиарить, то пиарить по-черному.

Александр Зотин: Да, он людей должен есть, причем на улице

Роман Попов: Есть людей, контактировать с марсианами прилюдно.

Юрий Бобров: Собственно поэтому Лариса Тингаева должна была, по логике черной газеты, на месте ДК Свердлова должна была построить Cosmo-land. Именно об этом листовка и говорила.

Роман Попов: И проблема даже не в том, что это абсурдно. Проблема в том, что если бы это было не так абсурдно, то этого бы никто даже читать не стал.

Александр Зотин: В это бы тоже поверили, но не посчитали бы каким-то отклонением от нормы.

Роман Попов: Абсолютно верно.

Юрий Бобров: Саш, коль ты в проекте «Время Ч», каков самый большой провал и самое большое достижение, случившееся в Пермском крае за годы Чиркунова?

Александр Зотин: К сожалению, я присоединюсь к ряду предыдущих экспертов и скажу, что никаких достижений у Олега Чиркунова не случилось. Более того, как жилищно-коммунальное хозяйство, так и иные отрасли находятся не просто в кризисе, а в состоянии агонии. И это страшно. С моей точки зрения, Чиркунов – это человек, который жил в своем иллюзорном мире. У меня даже возникали сомнения в его адекватности. Ну и вот соответственно печальный итог: полностью бесконтрольная власть, кто угодно может прийти к власти.

Юрий Бобров: Назвал Александр основные провалы. Оценку по 5-балльной шкале, я думаю, в данном случае глупо.

Александр Зотин: Это оценка «0», а может и отрицательная.

Юрий Бобров: Мы вспоминали 2011 год, выборы в Пермскую городскую думу.

 

Обсуждение
2028
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.