Верхний баннер
10:45 | ВТОРНИК | 18 ИЮНЯ 2019

$ 64.32 € 72.11

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70


Программы / Время Ч

19.08.2012 | 16:30
2011 год. Признание властями коммунального бедствия в Перми
Теги: ЖКХ

Игорь Лазарев: 18:33, мы продолжаем прямой эфир, «Время Ч». Сейчас у нас очередная тема. Это новость 2011 года, сообщение главного федерального инспектора по краю Алексея Андреева, касаемое ЖКХ. О том, что половина коммунальных сетей в крае признана изношенной. О том, почему так получается, как с этим бороться, мы поговорим в этой получасовке. У нас немного задерживается гость на эту тему. Пока мы можем предложить вам выдержки из интервью с директором по связям с общественностью компании «Новогор-Прикамье» Николаем Ивановым.

 

КОММЕНТАРИЙ В ЗАПИСИ

Николай Иванов: Сегодня на территории города Перми проходит порядка 2 тысяч километров всего сетей, как водоснабжения, так и канализации. Не все они находятся на балансе «Пермводоканала», не все находятся в ведении «Новогора» и не все обслуживаются нашей компанией, потому что достаточно много бесхозных сетей в городе. Как раз бесхозные сети находятся в наиболее плачевном состоянии. Это сети, которые строились в основном в советское время и находились на балансе различных промышленных предприятий, социальных объектов. После начала рыночных преобразований как неполученные активы они были выведены, оказались брошенными.

Если говорить в целом, то износ сетей водоснабжения, по нашим данным, в городе Перми составляет порядка 75 %. Износ сетей канализации – около 80 %. В среднем срок службы сетей прежде всего канализации (они наиболее старые) около 50 лет. Практически к середине прошлого века она прокладывались. По водоснабжению, по сетям водопроводным немного ситуация лучше, потому что они в разное время прокладывались. Но основная часть – это 70-е годы прокладки. Если говорить о водопроводных сетях, то они в основном сделаны из стали, из чугуна. Срок эксплуатации этих металлов давно уже превысил нормативные. Там, где мы сегодня перекладываем сети, где меняем, естественно мы применяем современные материалы: стеклопластик, который гораздо дольше служит. Если говорить о канализационных сетях, то там они изготовлены из железобетона, керамики, у которых срок службы еще ниже. Это где-то 20-30 лет. Не позволяет нам ситуация масштабно осуществлять замену, прокладку сетей, потому что постоянно в общем-то информируем, мы решали на протяжении последних 6-7 лет проблемы модернизации основных сетей канализации и водопровода, потому что они находились в еще более тяжелом состоянии. Если провести аналогию с человеческим организмом, например, у вас больное сердце, то условно говоря, год-два вы будете лечить сердце и не будете лечить ноги.

Точно так же мы начали приводить в порядок систему водоснабжения и водоотведения, которыми не занимались до перехода к частным операторам. Мы начали с головных. Это Чусовской водозабор, который в этом году будет пущен в новом виде: с увеличенным объемом, с увеличенной мощностью, с новой насосной станцией первого подъема. Новые  биологические очистные сооружения применяют в районе аэропорта Большое Савино. Туда стекаются канализационные стоки со всего города. Они тоже находились в очень тяжелом техническом состоянии. Одним из результатов, мы об этом говорили достаточно много, стало прекращение сброса неочищенных стоков, который осуществлялся на протяжении почти 30 лет. Порядка четверти стоков уходили в Каму вообще неочищенными, потому что система не позволяла очищать стоки в полном объеме. Сегодня такой проблемы нет. Сегодня все стоки полностью очищаются на наших очистных.

После того, как мы решили основные проблемы на водозаборах и очистных сооружениях, естественно встает вопрос по принятию какой-то очень крупной масштабной перекладке сетей в городе, потому что ожидать дальше уже нельзя. Ситуация будет только ухудшаться. На протяжении нескольких лет порядка 20 км сетей как водоснабжения, так и водоотведения, перекладывать в городе в плановом порядке. По нашим подсчетам, правда, чтобы полностью заменить все сети в городе, требуется порядка 30 миллиардов рублей. Цифра конечно абсолютно фантастическая. Естественно в одиночку. Ни частные предприятия, ни государство, тем более за счет тарифов эту проблему решить невозможно. Этот вопрос напрямую связан с переходом на концессионные отношения между «Новогором» и муниципалитетом Перми, что, мы надеемся, в этом году произойдет. И если это произойдет, то будут достаточно серьезные инвестиции. До 2020 года порядка 6 миллиардов. Опять же сумма небольшая. Но как мы работаем? Все проекты, которые мы реализовывали до сих пор (Чусовской водозабор, биологические очистные сооружения), мы ведь не в одиночку их реализовывали, потому что они тоже все достаточно дорогостоящие. Думаем, что после того, как концессионное соглашение заключим, будем выходить на крупную инвестиционную программу по замене сетей в городе.

Сегодня ежегодно мы в среднем ремонтируем порядка 20 км. То есть перекладываем, заменяем на новые современные материалы всего лишь 20 км, как водоснабжения, так и канализации. У меня как гражданина неоднозначное отношение к фигуре Олега Анатольевича, к тому, что он делал последние годы. Но то, что был приведен частный оператор в Пермь на коммунальные сети – это важно, я считаю. Это безусловно было позитивный шаг. Те проблемы, которые скопились в сфере водоснабжения и водоотведения, муниципальное предприятие просто бы не решило. Муниципальное   предприятие как раньше работало? Те деньги, которые собирались, они по сути изымались из оборота муниципального предприятия, перераспределялись в муниципальный бюджет и соответственно уходили на совсем другие цели, не возвращались целевым назначением.

Я уже сказал, что с конца 80-х годов по сути вообще деньги не вкладывались в развитие системы, а только, грубо говоря, на текущий ремонт, на ликвидацию аварийных ситуаций, на латание дыр. Понятно, что у частника совсем другой подход, потому что это бизнес. Да, он там социально ответственный, можно так сказать, но тем не менее это бизнес. На самом деле, абсолютная иллюзия, что там, где работают муниципальные предприятия, а не частные операторы,  там тарифы ниже. Можно взять пример Москвы. Понятно, что это крупный город, там муниципальные предприятия, там тариф выше.

Если говорить о наших городах, например, о Екатеринбурге, там тоже муниципальные предприятия. Я не возьмусь сказать, какие там тарифы. Но те, кто там бывает, знает, какая там вода. И поскольку там деньги населения. Население платит везде за воду. Там, где муниципальное предприятие, как я уже сказал, деньги измаются и могут пойти совсем на другие нужды, например, на зарплату чиновников, условно, или на покупку I-Padов. А если эти деньги собирает частный оператор по договору, они направляются конкретно целевым назначением, только на развитие системы. На мой взгляд, это принципиальное отличие. У нас люди конкретно знают, что они платят за воду, и эти деньги уходят на то, чтобы все-таки вода лучше становилась. Я понимаю, что пока об этом говорить преждевременно. Но это так. Вот отличие муниципального предприятия от частного. На самом деле это путь в никуда, с учетом состояния сетей. Бесконечно деньги там изымать и перераспределять невозможно. Рано или поздно система рухнет. А потом откуда деньги взять на то, чтобы ее восстановить и прочее. Здесь могут быть разные точки зрения. Но я убежден, что только частный бизнес на самом деле заинтересован, чтобы эта сфера развивалась. Не секрет, что это сфера зарабатывания денег. Глупо было бы это отрицать. Но любой бизнесмен, зарабатывая деньги, прекрасно понимает, что он не может не вкладывать в развитие, тем более в такую социально значимую сферу, как водоснабжение и канализация.

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ ПРЯМОГО ЭФИРА

Роман Попов: 18:43, мы продолжаем проект «Время Ч».

Игорь Лазарев: И тема: износ коммунальных сетей в Перми и Пермском крае.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Роман Попов: Николай Иванов только что высказал свою точку зрения на этот счет. В двух словах она выглядит так: «Новогор» сделал всё, что мог. Больше «Новогор» сделать ничего не может.

Игорь Лазарев: Без масштабной программы по замене сетей, именно финансовой составляющей. А в целом у нас ситуация очень и очень нехорошая, потому что износ сетей, которые курирует «Новогор» - 75 % водоснабжения, 80 % водоотведения. Соответственно все это было построено в середине прошлого века, и для их замены нужна крупная масштабная программа.

Роман Попов: У нас уже в гостях очередной эксперт по этой теме – исполнительный директор ассоциации ТСЖ «Пермский стандарт» Ольга Яндыева. Ваша версия ответа на вопрос: у нас действительно все так плохо с коммуналкой?

Ольга Яндыева: Судя по всему, действительно все плохо. Тем более, если представитель «Новогора» об этом говорит.

Роман Попов: Возникает вполне обоснованный вопрос: кто будет платить. Проблема ведь не в том, что у нас кто-то не согласен с тем, что с коммуналкой плохо. Проблема в том, что сейчас нужно на чьи-то плечи это положить. Николай Иванов (представитель «Новогора») очевидно говорит: «Не на наши». И его можно понять.

Игорь Лазарев: Николай Иванов озвучивает цифру, что для всей замены требуется 30 миллиардов. Разумеется, ни одна компания, ни один бюджет этого не потянет. Нужны совместные консолидированные источники дохода.

Роман Попов: А как только возникает фраза «консолидированный», «совместный», естественно появляются дополнительные сборы, повышение тарифов.

Игорь Лазарев: Сразу интересует, каков процент будет оплаты со стороны жителей?

Ольга Яндыева: Я бы хотела обратить ваше внимание на то, что не будет, а есть. И есть уже далеко не первый год. Если мне не изменяет память, у нас уже с 2009 года инвестиционная составляющая для населения присутствует. То есть это не скрытая цифра, а отдельная составляющая, которая утверждается отдельным постановлением и непрекрыто называется инвестиционной составляющей. Именно она была утверждена для ремонта и модернизации сетей, о которых говорилось уже тогда, при утверждении тарифов. Я напомню, что были арбитражные суды по оспариванию этой инвестиционной составляющей. Были споры в обществе по этому поводу. Но ни к чему особому не привели. На сегодняшний день эта инвестиционная составляющая действует. Более того, с июля 2012 года она довольно-таки сильно выросла. Она выросла больше, чем в 2 раза. Если раньше она была 0,70 рублей, то сейчас это 3,40. Причем это с одного кубического метра. Я могу ошибиться в цифрах, но рост значительный.

Роман Попов: То есть с нас уже собирают деньги.

Ольга Яндыева: Собирают, и уже довольно долго. «Новогор» взял в аренду сети. Взял он их уже в определенном состоянии. Он прекрасно знал, для чего он их берет. Он брал их не только для предоставления нам воды и канализации, но и в том числе с обязательством реконструировать, ремонтировать, содержать в надлежащем качестве, поскольку качество воды  зависит в общем и целом от сетей. У «Новогора» арендные отношения на 40 лет. Они еще не кончаются. И они уже с администрацией вышли на уровень заключения концессионного соглашения, при котором «Новогор» берет на себя обязательство по реконструкции этих сетей в счет получения прибыли от этих сетей. То есть «Новогор» понимает, что ему нужны средства на модернизацию этих сетей, и он на что-то рассчитывает, какие-то расчеты по этому поводу делает. Поэтому говорить, что у них нет денег, и они не могут реконструировать без помощи жителей – это, я так понимаю, лукавство. Поскольку просто так люди не занимаются бизнесом без понимания того, что им ничего от этого бизнеса не будет.

Роман Попов: Насколько я понимаю, у нас сейчас абсолютно искренних и невероятно правдивых точки зрения на сей счет. Первую транслирует «Новогор». И я их прекрасно понимаю. Она заключается в следующем: «Сети находятся в таком состоянии, что мы не можем с ними ничего сделать без дополнительных денежных вливаний». Она искренняя. Вторую точку зрения транслируете Вы и как бы представители, видимо, всех ТСЖ: «Вы с нас и так дерете. Помимо прочего, дерете еще и на какую-то модернизацию, обновление. Так что же вы еще от нас хотите?» Истина наверняка где-то посередине. И наверняка должен подвинуться «Новогор» и прочие компании. Ведь дело не только в сетях водоснабжения и водоотведения. Наверно, подвинуться должны и люди: платить немножко больше. Или нет?

Ольга Яндыева: Люди – это жители города. Город представляют их органы власти. Сети на сегодняшний день муниципальные, несмотря на то, что они переданы в аренду. И бюджет, как те же самые люди, которые платят налоги, должен решать этот вопрос совместно с «Новогором». Потому что на сегодняшний день жители уже платят на модернизацию сетей и ежегодно этот тариф индексируется и повышается. И в этом году он повысился значительно. За счет небольшого увеличения платы за водоснабжение «Новогор» сумел повысить значительно плату за модернизацию сетей, и тем самым компенсировать предельный рост тариф. То есть на сегодняшний день они этот вопрос решают. Более того, я напомню всем, что имеется контрольно-счетная палата, ее известный отчет, презентованный 6 марта в Законодательном собрании. В этом отчете уже было четко сказано, что закладывалось на модернизацию, исходя из тарифа столько-то, а было сделано столько-то. Вопрос: куда ушли оставшиеся деньги?

Роман Попов: То есть упрощенно Ваша позиция: это в том Датском королевстве не все так ладно. Мы вроде как свои обязательно исполняем исправно.

Ольга Яндыева: Жители города платят за потребление воды – раз, платя за модернизацию сетей – два, и в бюджет платят налоги – три. Я думаю, что в этом плане жители города все обязательства исполнили. А если «Новогор» не может правильно просчитать, сколько ему нужно денег, и соответственно не может просчитать свои прибыли и убытки – это проблема «Новогора». Когда он брал в аренду сети, он прекрасно понимал, к чему это приведет, и с чем он сталкивается.

Роман Попов: А может быть были заключены какие-то «подковёрные» соглашения с представителями администрации, где «мы берем в аренду, но вы потом поднагнёте жителей еще сильнее».

Ольга Яндыева: Я не могу этого утверждать. Я не знаю о таких играх. Но ситуация вот такая. То есть есть бюджет, есть муниципалитет, есть обязательства жителей. Все обязательства исполняются, а в итоге сети в плохом состоянии. Вопрос к «Новогору»: почему сети в плохом состоянии, если все заплатили за это?

Роман Попов: Давайте спрогнозируем развитие ситуации. Мы же сейчас находимся в проекте «Время Ч». Это проект о новейшей истории. Мы сейчас приводим некоторые промежуточные итоги работы Олега Чиркунова на своем посту. Мы говорим об 2011 годе, о той проверке, о сообщении о тотальной о изношенности сетей. Но ведь уже середина 2012 года на дворе. То есть что-то уже должно происходить. Мы уже должны представлять, что будет в 2013, 2014 году. Сети изнашиваются, не модернизируются, не ремонтируются толком. Денег как бы нет. Из чьего-то кармана они должны появиться: либо из кармана «Новогора», либо из кармана нашего. Сделайте прогноз.

Ольга Яндыева: Я все-таки оптимист и хочу верить, что эти деньги появятся из кармана «Новогора». Иначе у «Новогора» возникнет полный коммунальный коллапс, и они не смогут поставлять воду, а жители будут этим недовольны, и выйдут с многочисленными судебными процессами. Более того, такие процессы уже известны. Жители заказывают экспертизу воды, получают отрицательные результаты, начинают судиться с «Новогором» за возврат денег. Я думаю, что «Новогор» в случае немодернизации сетей ждет такая перспектива. Люди будут судиться и не платить за ту воду, которую они потребляют.

Роман Попов: Такое ощущение, что мы находится в разных реальностях, параллельных друг другу. Когда Оля говорит о документах, судах, о людях, которые бьются за качество воды, такое ощущение, что эти люди не в Перми живут.

Ольга Яндыева: Почему? В Перми. Просто эти люди не афишируют свою деятельность, она не является массовой. Если «Новогор» не будет принимать никаких действий, то они будут массовыми.

Роман Попов: Вы же понимаете, что у нас в обществе долгое время существовал негласный договор, так называемый пакт о ненападении, когда люди не вмешиваются в дела власти, а власть особо не вмешивается в их деятельность (я имею ввиду простых людей), позволяя им по доступным ценам покупать продукты, ездить за границу и т.д. Сейчас мы находится в том времени, когда пакт о ненападении перестал действовать. Оказалось, что он не может действовать долго, потому как когда он заключен подковёрно, сети продолжают изнашиваться.

Ольга Яндыева: Да, и это наша проблема, проблема жителей. И зависит она от нас как от жителей в том смысле, что мы избираем те органы власти, которые правомочны решать эти проблемы. Если власть с этим не справляется, она уходит. И власть в этом смысле находится под угрозой.

Роман Попов: Но согласно тому самому пакту о ненападении, мы вообще не должны произносить фразу «власть не справляется». Что значит власть не справляется?

Ольга Яндыева: То и значит: она не справляется. Мы с вами видим результаты работы власти: сети изношены, вода некачественная, деньги на модернизацию собираются, но не тратятся в нужном направлении, сети еще больше изнашиваются. Мы с вами будем ходить по этому кругу до тех пор, пока сети не исчезнут вовсе.

Роман Попов: Есть ли регионы в России, где эта проблема не стоит так остро или каким-то образом была решена?

Ольга Яндыева: К сожалению, мне неизвестно.

Роман Попов: Вы даже не можете порадовать какими-то оптимистичными примерами.

Игорь Лазарев: Вот там было 1000 исков – и раз! Все заработало!

Роман Попов: И теперь мы всегда приводим Биробиджан в пример.

Ольга Яндыева: Если бы я этот вопрос анализировала, я бы обязательно привела.

Роман Попов: Если бы такое было, Вы бы об этом знали.

Ольга Яндыева: «Новогор» взял в аренду сети, чтобы предоставлять качественную услугу. Здесь проблема власти, потому что сети-то муниципальные. Власть отвечает за муниципальное имущество.

Игорь Лазарев: А разве лучше было бы не пустить частника? Лучше было бы развивать только муниципальным предприятиям?

Ольга Яндыева: Возможно, это было бы лучше, поскольку не было бы частного коммерческого интереса.

Роман Попов: У нас Краснокамск жил по такой истории, пока туда не пришел «Новогор» и не обнаружил абсолютно сгнившие сети.

Игорь Лазарев: Ну, и Пермь жила по этой истории.

Роман Попов: Я к тому, что при всех претензиях, которые мы сейчас можем предъявить «Новогору»…

Ольга Яндыева: Мы делаем вывод, что проблема во власти.

Роман Попов: Мы должны хорошо отдавать себе отчет, что они-то со своей стороны огромный пласт своей работы сделали, и сделали ее качественно.

Ольга Яндыева: Но КСП это опровергает. Отчет говорит о том, что они сделали не в полной мере. Те средства, которые закладывались на эту работу, ушли куда-то не туда.

Роман Попов: Ваша оценка 8 лет губернаторства Олега Чиркунова. Время Ч – это…

Ольга Яндыева: Итоги «Времени Ч» мы видим сейчас: это разрушенные сети.

Роман Попов: Спасибо Вам большое. Я напомню, что у нас в гостях была Ольга Яндыева, исполнительный директор ассоциации ТСЖ «Пермский стандарт». Говорили мы о проверке сетей 2011 года. 

 

Обсуждение
1258
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.