Верхний баннер
13:43 | СРЕДА | 17 ИЮЛЯ 2019

$ 62.81 € 70.68

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70


Программы / Время Ч

23.09.2012 | 17:45
2012 год. Дезоморфиновый притон на улице Голева: история и развитие ситуации
Теги: наркотики

Анастасия Сечина: Та тема, которая победила в голосованиях, не помню, с чем она соперничала, но, тем не менее, победа, в результате досталась ей. Это дезоморфиновый притон, история яркая.

 

Игорь Лазарев: История, широко поднятая СМИ. Не в последнюю очередь за счёт такой интересной детали... Напомню, наркопритон на Голева-11. Одна из жительниц снимает на видео сам процесс приготовления наркотика. Пытается добиться каких-то результатов от правоохранительных органов и результатов не добивается, несмотря на наличие видеосъёмки. То есть практически процесс приготовления наркотика онлайн и, тем не менее, реакция не следует. А после этого программа «Пусть говорят», выход этой программы, в которой Пермь звучит в негативном контексте, естественно, широко обсуждается и властями, в том числе, и представителями правоохранительных органов.

 

Анастасия Сечина: На Гордуме было?

 

Игорь Лазарев: Да, так уж совпало, что как раз в тот день была пленарка Гордумы, выступал начальник пермской полиции Павел Фадеев и несколько депутатов задали ему вопросы на эту тему.

 

Анастасия Сечина: «Какого ... тут у вас творится?»

 

Игорь Лазарев: Да, мы все знаем, что сегодня снова у Малахова покажут Пермь, снова в негативном ключе, так всё-таки что же у нас с наркотиками? И ему пришлось отчитываться конкретно по этому сегменту.

 

Анастасия Сечина: Давайте вспомним, небольшая зарисовочка из программы «Пусть говорят».

 

ЗАРИСОВКА ИЗ ПРОГРАММЫ
«Следующий день, та же кухня. К женщине присоединяется её гражданский муж, вместе они варят наркотик – дезоморфин, который взрывается. Следующий день. Мы видим, как жильцы вызвали полицию. Приехали сотрудники, осмотрелись и ушли.
- Полиция ещё спрашивает «А они точно сварили?». «Да точно, - говорю, - сварили».
В такой последовательности эти события происходят в данной квартире день за днём, вот уже несколько лет. И сегодня две семьи, которые стали заложниками соседей-наркоманов приехали в нашу студию, чтобы спросить, что им делать дальше? Продолжать задыхаться наркотическими парами или ждать очередного взрыва, который поднимет на воздух весь дом, и только так прекратиться существование наркоманского притона в этой обыкновенной пермской кухне?

ПРОДОЛЖЕНИЕ ЭФИРА

Анастасия Сечина: И есть у нас комментарий Алексея Кылосова. Это заместитель начальника управления Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков.

 

Игорь Лазарев: Он был у нас в эфире вскоре после выхода программы «Пусть говорят» и общался с нашим ведущим Олегом Коневских, вот небольшой фрагмент разговора.

 

ФРАГМЕНТ ПРОГРАММЫ «НА НЕЙТРАЛЬНОЙ ПОЛОСЕ»
Алексей Кылосов:
Вот то, что она снимала, это, я считаю, недостаточно. Нужно было вот этих всех людей, которые посещали этот адрес, еще освидетельствовать для того, чтобы выяснить, в отношении кого возбуждать это уголовное дело. Вот поэтому и проводились все эти мероприятия. И когда она к нам обратилась непосредственно в наше управление, то в течение месяца, когда мы наработали материал, было уже дело возбуждено.

Ведущий: 18-го февраля.

Алексей Кылосов: 17-го февраля было возбуждено. И сейчас его расследуют. Я считаю, что в апреле месяце по нему будет принято решение в отношении человека, который содержал…

Ведущий: Кем принято решение?

Алексей Кылосов: Управлением нашим. Так будут материалы переданы…

Ведущий: Хотя бы примерно можно озвучить, каким может быть данное решение?

Алексей Кылосов: Ну, это будет уже принимать решение суд. Мы-то доказательную базу собираем и передаем материалы в суд.

Ведущий: Уже в судебные органы?

 

Алексей Кылосов: Да.

Ведущий: Какие еще свидетельские показания, какие еще следственные действия нужно выполнить, чтобы этого притона не было?

Алексей Кылосов: Сейчас осталось еще частично там опросить свидетелей, которые непосредственно употребляли наркотик в этом адресе, ну, а после этого уже будем передавать материалы дальше в суд, когда всё это… экспертизы получим, характеризующие документы получим в отношении содержателей.

Ведущий: Сразу же, Алексей, у меня вопрос очень простой, вопрос для эксперта. Каковы перспективы данного уголовного дела?

Алексей Кылосов: Если человек ранее не судим, то обычно, вот из практики, получает условно. Но я, сколько знаю, у него раньше была судимость. Она уже погашена. Решение уже будет принимать…

Ведущий: На усмотрение суда?

Алексей Кылосов: Да, уже суд будет принимать. В настоящее время, насколько я знаю, даже тот человек, в отношении которого возбудили, он практически начал и работать, и домой никого не водит в настоящее время.

ПРОДОЛЖЕНИЕ ЭФИРА

Анастасия Сечина: Мы сейчас будем связываться с героиней программы «Пусть говорят».

 

Игорь Лазарев: Которая снимала на видео, которая участвовала в программе, которая давала комментарии. Это одна из девушек, которая там живёт.


Анастасия Сечина: Я недавно прогуливалась по центральной улице нашего города, улице Петропавловской, с ребёнком, рядом с Драмтеатром. Там есть такой бордюрчик каменный, я обратила внимание на мужчину, который на этот бордюрчик присел. К нему человек подошёл. Идём дальше, он уже в другом месте сидит. Люди к нему подходят. Человек оглядывается вокруг себя воровато. Глаза в глаза встречаемся, взгляд тяжёлый. Люди вокруг него, женщины, ну, извините за такое слово, потасканного вида. Потом обходим Драмтеатр, и вижу: те девчонки, который рядом с этим мужчиной были, четыре часа дня, они прям под древом, собственно, ширяются. Центр города, драмтеатр. Это нормальная ситуация? Винить некого? Или это проявление системной позиции? Человек, торгующий наркотиками, чувствует себя настолько...

 

Игорь Лазарев: Вольготно.

 

Анастасия Сечина: Защищённо. Он не стесняется делать это в центре города, рядом с Драмтеатром, на улице Петропавловской. Или он просто дурак, этот человек? 16+... Не понимает, что творит.

 

Игорь Лазарев: Наталья Чекменёва у нас на связи, Наталья, добрый вечер.

 

Наталья Чекменёва: Здравствуйте.

 

Игорь Лазарев: Первый вопрос, программа «Пусть говорят», вышла на всю страну, насколько я помню, в конце марта. Сейчас у нас конец сентября.

 

Наталья Чекменёва: 28 марта вышла.

 

Анастасия Сечина: Как у вас дела?

 

Наталья Чекменёва: Дела у нас замечательно. 4 мая наш сосед-наркоман получил квартиру отдельную, свою собственную. Ему администрация города предоставил отдельное жильё. Отдельную однокомнатную квартиру.

 

Анастасия Сечина: То есть у нас так решаются проблемы?

 

Игорь Лазарев: Шикарно.

 

Наталья Чекменёва: Ну, проблемы решаются, видимо, на сегодняшний день так. Я обращалась 26 июня к губернатору Басаргину. И спросила, на основании каких документы, какой статьи была выделена именно ему квартира. Но пока ответа я не получила. Кроме того, мы получили помощь в размере 5 тысяч рублей от администрации города Перми ну и реабилитацию детей на месяц в санаторий, вот и вся помощью

 

Анастасия Сечина: Давайте по порядку. Информация о том, что данный конкретный наркопотребитель получил отдельную квартиру, она у вас из какого источника?

 

Наталья Чекменёва: С нами работал человек из аппарата Уполномоченного по правам человека при президенте, это с Куйбышева-14. Он нам сказал, что администрация выделяет ему отдельное жильё, чтобы если он вдруг что будет травить, то чтобы он никого не травил, а варил на своей отдельной кухне. После этого мы подписали документы, что мы не против, что он продаёт эту комнату, что мы не претендуем на его комнату, и нам сказали – да, ему дают отдельное жильё.

 

Анастасия Сечина: Эээээ... Пф... Простите, я просто дар речи потеряла, если честно. Потому что такой метод решения проблемы...

 

Игорь Лазарев: Это что-то новенькое.

 

Анастасия Сечина: Может быть, он имеет право на жизнь. Вам теперь ведь, наверно, лучше стало, в конце концов. То есть можно сказать, что проблема решена таким образом. Ну, варит он сейчас там где-то у себя. Ну, взрывается что-то у него. Если что-то серьёзное случится, то никто, кроме него, не пострадает. Решили ведь проблему, да, Наталья?

 

Наталья Чекменёва: Ну, решили, получается, да, решили проблему. У нас так теперь решаются проблемы.

 

Анастасия Сечина: Но вы говорите, что писали письмо Басаргину. То есть метод, избранный для решения проблемы, вас не устраивает. А почему?

 

Наталья Чекменёва: Я считаю, что после того, как я потратила энную сумму денег на лечение детей и у меня имеется заключение токсиколога, где написано, что да, действительно, слава богу, нет острого отравления, но у детей имеется отравление в виде постепенного, и все заболевания вызваны в результате этого. Я считала, что мои дети имеют право получить реабилитацию. Вот после такого обращения нам реабилитацию предоставили в августе хотя бы.

 

Анастасия Сечина: Ваше письмо касалось реабилитации?

 

Наталья Чекменёва: Нет, не только реабилитации, нет, нет, нет. Письмо состояло из шести страниц. Я взяла распечатку телефонных звонков, когда, во сколько, сколько секунд я обращалась в наркоконтроль. На это письмо мне пришёл ответ, что, вы знаете, к сожалению, ваши звонки не зарегистрированы и вообще ваших обращений не было. Я одного не понимаю, если есть распечатка телефонных звонков, что звонки были, но в наркоконтроль они не поступили... Я не знаю, с кем я связывалась! Также я направляла электронное письмо. Мне сказали, что оно не дошло, у меня на почтовом ящике оно лежит. И также я обращалась с реабилитацией. Затем я обращалась, чтобы мне сказали, на основании какой статьи была именно ему предоставлена квартира. Так как у меня имеются видеозаписи, как готовить, я, может быть, тоже начну готовить, и мне тоже предоставят отдельную квартиру, я не против! Если так у нас сейчас решаются проблемы. Кроме этого, меня просто неоднократно вызывали в наркоконтроль и, знаете, задавали такие глупые вопросы, я бы сказала. «А вы уверены, что они варили дезоморфин?» «А вы уверены, что они его кололи?»

 

Анастасия Сечина: А вы им, конечно, отвечали: «Нет, у нас театр на дому, и это театральная постановка».

 

Игорь Лазарев: Любительское видео.

 

Наталья Чекменёва: Да, да, да.

 

Игорь Лазарев: Известно ли вам, чем закончилось расследование уголовного дела?

 

Анастасия Сечина: Выделением квартиры...

 

Наталья Чекменёва: Расследование по уголовному делу продолжается.

 

Игорь Лазарев: Ага, продолжается ещё.

 

Наталья Чекменёва: Ему предоставили квартиру и плюс каждый раз, практически раз в месяц, отправляется письмо в прокуратуру для возбуждения, дальнейшего расследования. Меня вызывают, снова спрашивают: вы уверены? а вы точно знаете? И всё, пока на этом уровне.

 

Анастасия Сечина: А о том, что квартира предоставлена, вам сообщил человек из апарата уполномоченного?

 

Наталья Чекменёва: Да, конечно, и в наркоконтроле мне эту информацию сказали.

 

Анастасия Сечина: И в наркоконтроле эту информацию подтвердили...

 

Наталья Чекменёва: Да. Ну, нам сказали: «Ну, что вы ещё хотите? Он живёт в отдельной квартире, вас он сейчас не трогает».

 

Анастасия Сечина: А почему он не в отдельной камере живёт?

 

Игорь Лазарев: Уголовное дело хотя бы не прекратили, и то слава богу.

 

Наталья Чекменёва: Он же ничего плохо не сделал, он всего лишь варил дезоморфин. Это разрешено у нас. Если, вы знаете, после всего этого меня даже отказываются принимать на работу... Сказали, что я опозорилась на всю страну. Пришёл период, когда мне нужно было выходить из декретного отпуска и мне работодатель прямым текстом говорит, что я не хочу видеть вас на рабочем месте после того, что вы сделали, на всю страну развели про нашу Пермь... О чём можно говорить?

 

Игорь Лазарев: Ох ты, какое интересное понимание патриотизма.

 

Анастасия Сечина: Это оригинально, то есть вы сейчас без работы или вы всё-таки решили эту проблему?

 

Наталья Чекменёва: Я сказала, что я по закону имею право после декрета выходить.

 

Анастасия Сечина: То есть вы вышли на работу. Спасибо, Наталья. Ну что ж, а в этой истории у нас, получается, не точка, а жирное многоточие. История «времени Ч.» продолжается во «времени Б.».

 

Комментарии пермской власти относительно озвученной информации

 

Обсуждение
2714
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.