Верхний баннер
12:30 | ПОНЕДЕЛЬНИК | 30 НОЯБРЯ 2020

$ 75.86 € 90.46

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40


Программы / Районы-кварталы

30.07.2015 | 14:00
«Кризис - время подумать о будущем», - Михаил Черепанов, технический директор ОАО «ПЗСП»

Тема: последствия экономического кризиса для строительной отрасли

Гость: Михаил Юрьевич Черепанов, технический директор ОАО «ПЗСП», депутат Пермской городской Думы

Дата выхода: 30 июля 2015 года

Программа: «Районы-кварталы»

Ведущий: Артем Жаворонков

- Добрый день дорогие радиослушатели! Как всегда по четвергам в эфире программа «Районы-кварталы», и в гостях у меня Михаил Юрьевич Черепанов, технический директор ОАО «ПЗСП», депутат Пермской городской Думы. Здравствуйте, Михаил Юрьевич!

Михаил Черепанов: Добрый день!

- Мы на самом деле очень четко сформулировали тему нашей программы, ее уже дали в анонсах. Хотелось бы мне с вами обсудить существование различных форм строительных организаций на рынке и Прикамья, и России. И их участие, место и способы их выживания, исходя из формата организации их производства как такового. Сегодня много различных направлений мы знаем по прежним кризисам, от фирм однодневок до гигантов строительной отрасли Прикамья, каковым сегодня является ПЗСП. Одна из немногих производственных компаний и строительных компаний, у которой фактически полный цикл. В одном из прошлых эфиров ваш коллега Николай Демкин говорил о том, что вы долгое время только по одному направлению – добыча полезных ископаемых, думали открывать производство или нет. В конечном итоге производство было открыто. И сегодня у ПЗСП собственные карьеры по добыче сырья для собственного производства. Это так?

Михаил Черепанов: Да, это действительно так. Мы в 2014 году приобрели карьер «Большой лог» в Кишертском районе. Это карьер известняковый. Он нам необходим для наших нужд, в частности для производства газобетона. Мы на карьере получаем известняк, обжигаем в печах и получаем известь, которая идет как сырье для газобетона, нашего замечательного материала, мы его таким считаем. Карьер приобретен в 2014 году, мощность карьера по нашим подсчетам – это порядка 30 лет, это срок не очень большой по меркам разработки карьеров. Но после того, как этот карьер будет отработан, есть возможность перейти, и такая возможность сейчас прорабатывается, она согласована, переходить на другое месторождение, так называемое Шарашинское. Его емкость - 200 лет. То есть это перспективы. Ну а что такое карьер в понимании ПЗСП? У нас один карьер уже есть – песчаный, где мы получаем также для производства газобетона песочек. Он у нас находится фактически на территории предприятия, и предприятие появилось благодаря этому карьеру – Пролетаровское месторождение строительных песков так называемое.

- Я впервые об этом слышу, если честно.

Михаил Черепанов: Да. Появилось оно у нас за подписью Сталина. У нас до сих пор эта справка присутствует, она у нас в архиве на предприятии хранится, справка 1951 года. Завод, конечно, появился чуть позже, но, как бы то ни было, после того, как геологи обнаружили это месторождение, оно дало толчок для основания нашего предприятия.

- Это сырьевая часть. Мне бы хотелось выяснить всю структуру. Обычно пробегаются по ней одним предложением, говоря «предприятие полного цикла», «от и до». А вот что включает в себя понятие «от и до»? Сырьевая часть – это добыча полезных ископаемых. Вы 100% того, что добываете, используете и перерабатываете для собственного производства? Или это еще возможность подспудного бизнеса и дохода?

Михаил Черепанов: Если говорить про песок, про песчаные карьеры, то здесь полностью покрывает потребности производства. Потому как там есть ограничения. У нас песок уникальный, он горный, в нем минимальное количество примеси. Если сравнивать с речным песком, то там присутствуют крупные примеси (в простонародье - галька), то здесь ее просто нет. Это залог высокого качества и с точки зрения подготовки сырья – это плюс, то есть это меньше затрат на подготовку сырья. Если говорить про известь, именно про известняковый карьер… Если вернуться к недавно сказанному вами, что мы предприятие полного цикла. Мы не от хорошей жизни пришли к предприятию полного цикла. Я уже пятый кризис переживаю, работаю на предприятии уже 24 года, и, вы знаете, жизнь нас заставляет делать шаги, которые бы позволили предприятию оставаться на плаву. Не потому что это бизнес, хотя это немаловажная составляющая. Но это, прежде всего, конечно же, люди. Потому что у нас такая идеология, мы понимаем, что без людей ничего не будет, а без квалифицированных людей точно ничего не будет. Как говорят, что незаменимых людей нет, - это неправда. Задача – сохранить коллектив. А чтобы его сохранить, нужно, чтобы была работа. То есть мы, к сожалению своему, кроме работы больше ничего не умеем, поэтому приходится так выкручиваться. И полный цикл – это возможность предприятия в сегодняшних условиях, в условиях кризиса, как бы это ни печально звучало, это возможность сохраниться составом, коллективом, не потерять этот коллектив, костяк, и каким-то образом что-то новое для себя открыть. Чем плох кризис - понятно, а чем он хорошо… Понятно, что в этот период начинается осмысление того, что сделано и что необходимо сделать. Это некий толчок. И карьер - конечно, его задумка была немножко раньше, там другая была подоплека по приобретению карьера. Дело в том, что мы на сегодня известь производим из сырья покупного. А учитывая все затраты, которые связаны не только с его добычей, то есть у нас цена франко-склад. То есть фактически цена на доставку этого сырья равна цене его покупки в карьере. Это суммы достаточно приличные. Соответственно, это влияет на себестоимость и на отпускную цену с предприятия. Мы думаем, что, может быть, и так может случиться, что мы печь будем на карьере и возить уже готовый продукт. То есть он легче, когда обожжется известняк. Это снижение себестоимости и, соответственно, снижение цены на материал.

- Это для себя.

Михаил Черепанов: Конечно.

- А я так понимаю, что в части извести вы все-таки нацелены еще и на товарооборот именно этого продукта?

Михаил Черепанов: Совершенно верно. И еще один из моментов, конечно, в тех объемах, в которых мы будем производить известь, будет реализация на сторону. Сегодня она присутствует, но она, ввиду тех моментов, о которых я сказал, ввиду того, что цена сырья очень большая, получается, что мы не конкурентны на этом рынке.

- А когда? Планы на выход.

Михаил Черепанов: Сейчас идет реконструкция печи. Печь мы пока реконструируем на предприятии, то есть мы будем из Кишерти доставлять камень на завод и его обжигать. Планируем на конец сентября-начало октября. Идет реконструкция печи, кладка, установка воздуховодов, то есть процесс запущен.

- Вы же в кризисе так же, как и все ваши коллеги!

Михаил Черепанов: Это как раз то время, когда надо подумать о будущем.

- Оборудование наше?

Михаил Черепанов: Да, и проект наш. «Липецкстальпроект» компания.

- То есть вы пришли к этому «Липецкстали» до того, как появились все эти разговоры с импортозамещением?

Михаил Черепанов: Совершенно верно.

- По качеству вас устраивает?

Михаил Черепанов: Да. У нас нет такого в идеологии – шататься. Мы стараемся придерживаться единой линии, и прежде чем принять какое-то решение, мы семь раз отмеряем и один раз отрезаем. Мы шли к этому долго. Очень много было предложений, и в том числе Германии, Италии. В основном, они законодатели мод, потому что хорошие известняки находятся именно там в горах. У нас хороших известняков очень мало, они, в основном, идут с примесями.

- А вот этот Кишертский - он хороший?

Михаил Черепанов: Да, он хороший. Это флюсовый известняк так называемый, там очень высокое содержания кальция активного, этот карьер раньше принадлежал Ленинскому заводу, и они его использовали в своих печах для раскисления стали.

- Это залог качественной продукции.

Михаил Черепанов: Совершенно верно. И залог качественной продукции, и снижения себестоимости. Думаем, что путь этот правильный для нас.

- Правильно ли я понимаю, что эта необходимость, помимо всего прочего, помимо экономической целесообразности, хотя ее пока нет, вы говорите, что пока нет конкурентоспособности на этом рынке, это следствие тех явлений, когда вас подводили поставщики? Бывало такое, что какая-то линия или направление производства вставало из-за того, что кто-то чего-то не довез в кризисные моменты.

Михаил Черепанов: Конечно. Это было, и сейчас это есть. Это связанно с тем, что вот нехватка оборотных средств на сегодня, она ведь присутствует. Мы реально видим, что рынок жилья стагнировал. То есть вторичка уже стоит, а первичное жилье очень неактивно продается. Но здесь много для этого факторов, сейчас и сезон летних отпусков, но если сравнивать с прошлым годом, то летом такого не было. Сейчас заметное снижение, по отдельным позициям даже в два раза снижение.

- Нельзя же остановить производство, нельзя остановить стройку.

Михаил Черепанов: Нельзя. И для этого надо предпринимать какие-то шаги. Если говорить не про квартиры, а именно про бизнес компании «ПЗСП», то это известь одна из составляющих, затем у нас есть газобетон как таковой.

- Как продукция. Мы с вами обсуждали газобетон.

Михаил Черепанов: Да. Вот эта некая диверсификация позволяет нам на сегодня (а мы работаем по полному циклу) каким-то образом выживать. У нас раньше как было? Мы, когда не занимались бизнесом строительства, мы вообще предприятие производства, мы производим строительные материалы. До этого мы не занимались стройкой, и у нас была ярков выраженная сезонность. Мы, условно говоря, хорошо жили летом, потому что с мая была реализация газобетонных блоков и железобетона, который связан с индивидуальным строительством, с каркасом и т.д. А потом зимой мы копили, накапливали продукцию, чтобы жить. В связи с тем, что мы с 1999 года вошли и в строительный бизнес, то есть мы сейчас и строим сами, это нам позволяет круглогодично иметь планируемый доход. И в этом периоде мы сейчас имеем стабильный доход.

- Если в процентном соотношении посмотреть на то, сколько приходится строительных материалов и сырья, сколько на использование в собственных строительных проектах и уже через реализацию жилья или каких-то готовых полуфабрикатов жилых?

Михаил Черепанов: Если говорить об использовании конструкций, которые мы производим, то в стройке мы используем порядка 80-85%. 

- А все остальное идет на продажу?

Михаил Черепанов: Нет, это я говорю про производство. 15% это покупные материалы. То есть это то, о чем вы спросили.

- Что вы сейчас покупаете?

Михаил Черепанов: А покупаем чаще всего кабельно-проводниковую продукцию, сантехническое оборудование полностью все. Понятно, что есть еще обои, потому что мы их не делаем, отделочные материалы.

- Асфальт вы сами не делаете?

Михаил Черепанов: Делаем. Вот полный цикл я расшифрую тогда. Мы немножко перескакиваем. Полный цикл – это значит от карьера, от добычи, и до продажи квартиры под ключ. Под ключ – это говорит о том, что мы квартиру сдаем в полной готовности с отделкой, с водой, с газом, с электричеством, кафель в ванной, шкафы-купе в прихожей, зеркала. Полное благоустройство, с парковочными местами, детскими площадками. То есть человек заезжает и живет, ему не надо ни о чем думать.

- С чемоданами нужно приехать и повесить вещи в шкаф.

Михаил Черепанов: Совершенно верно. Кто-то с чемоданами, кто-то приезжает на газели.

- Мы, пользуясь небольшой паузой, опять вернулись в историю кризиса, и мне хотелось повернуть наш разговор в сторону многофункциональности. Для меня представление о ПЗСП – это не одни ворота, через которые вывозят строительные материалы, оборудование, возводят дома и продают их. А это несколько ворот, и через каждое из них вывозится определенный вид продукции. И вы произнесли интересную вещь, которая меня лично удивила, по поводу того, что в принципе у вас есть спрос и стройматериалы в виде газобетона, вы не на склад работаете, а в продажу.

Михаил Черепанов: Да, на сегодняшний день мы уже не работаем на склад. Мы на склад работаем зимой, накопление, а сейчас... Я расскажу про ориентацию рынка. Дело в том, что потребление газобетона мелкоштучного, это газобетонные блоки, оно раньше… Мы отслеживаем процентное соотношение, кто берет. И юридические лица у нас занимали большую долю по продажам, чем физические. Юрлица – это строительные компании, которые занимаются стройкой. Учитывая, что сегодня стагнация рынка и строительные компании просто свернули свои объекты, падение есть. При этом остался частник, который на сегодня для нас составляет основу. И он как раз берет эти блоки, и есть убеждение в том, что… Мы уже фактически уже продали те запасы, которые у нас были. И мы сейчас не формируем еще очередь, очереди еще нет. Но то, что он на сегодняшний день продается как горячие пирожки – это факт. Поясню почему. Потому что очень поменялся клиент, он стал более грамотным. Если раньше люди брали газобетон в август-сентябрь, то сейчас они начинают планировать грамотно. Они понимают, что любой дом начинается с фундамента. А фундамент – основа основ любого здания. Фундамент надо делать апрель-май, может быть, часть июня. Уже начинать в это время планировать покупку стенового материала, а это, в частности, газобетон. И он для этих работы спланировал еще год назад и деньги на это, суммы некие, он для себя уже тоже спланировал.

- А цены фактически не изменились.

Михаил Черепанов: А цены не изменились, а даже упали по отдельным позициям. Может быть, инерция уйдет в тот год, но в этом году он еще все спланировал, и у него суммы накоплены, все он покупает. И на сегодня у нас недостатка в клиентах по газобетону нет. Это вот то, о чем я говорю, что сезонность бизнеса. То есть в квартирах есть немного проседание на рынке, но здесь у нас такая тема. И еще другая тема есть, которой я, может быть, коснусь. У нас свое производство оконное, стекольное. И там очень большая номенклатура.

- Вы отказались от этих простых пластиковых окон.

Михаил Черепанов: Да. Мы фактически делаем все, что связано со стеклом: офисные перегородки, оконные конструкции, балконные конструкции, витражные конструкции.

- Есть убеждение, что вы фактически этим производством до недавнего времени закрывали только свои нужды. А сейчас у вас есть возможность выхода просто на рынок с этим предложением?

Михаил Черепанов: Мы стараемся не работать с частником. Вернее, мы работаем с частником, но в основном это юридические компании, строительные, которые работают.

- Штучного товара вы не делаете?

Михаил Черепанов: У нас формат производства немножко другой. Оно у нас нацелено на высокую производительность оборудования.

- Правильно ли я думаю, что ТСЖ, например, приходит к вам и говорит, что мы хотим застеклить в семиподъездном доме окна в подъездах?

Михаил Черепанов: Вот это легко. Сложнее немного с частными заказами, но мы их тоже берем. Мы в прошлом году поставили волковый станочек по нанесению красочки на стекло, то есть мы стекло калим после покраски. Закаленное стекло, его преимущество в том, что оно используется на фасадах. Вы, наверное, видели, что сейчас в Перми стали появляться дома со стеклянными фасадами, но яркими. То есть краски яркие. Один из примеров – это ЖК «Галактика». Два здания магазинов. Это не наш комплекс, но наше стекло. Это яркий желтый стемалит производства ПЗСП.

- А кроме стекольного производства есть чем похвастаться еще?

Михаил Черепанов: Ну про электрическую подстанцию для собственных нужд, если Николай Иванович об этом не говорил, я об этом скажу. У нас своя генерация электроэнергии мощностью 5 мегаватт. Это 5 установок.

- Газотурбины?

Михаил Черепанов: Это американская фирма «Катерпилер». И мы от электростанции получаем. То есть покрываем собственные потребности и продаем ее на сторону. И помимо: от них отходящее тепло мы утилизируем и отапливаем, если есть такая необходимость на предприятии, у нас горячая вода, и на поселок даем горячую воду. У нас Пролетарка – это наш социальный объект, который неразрывно связан с заводом.

- Просто есть четкое убеждение, что в Пролетарке тепло дают тогда, когда холодно, а не тогда, когда начинается отопительный сезон.

 Михаил Черепанов: Это правда.

- Давайте уже перейдем к жилому строительству. Там какие нововведения сейчас? Я знаю, что 80% из того, что вы, собственно, строите, это стройка, основанная на ваших собственных материалах.  Уже пошли вопросы у нас, почем сейчас газобетон. Это вам в коммерческий отдел.

Михаил Черепанов: Я рекомендую обратиться, есть сайт ПЗСП, там вся информация размещена. А цена 3300, насколько я помню. Надо обратиться через сайт.

- Насчет стройки... Какие нововведения? Шестисотая серия понятна.

Михаил Черепанов: Да, скорость строительства высокая. Мы стоквартирный дом за 9 месяцев строим, как ребенок рождается.

- Вы не собираетесь какие-то новые серии вводить? Есть несколько объектов в центре, которые нетипичны.

Михаил Черепанов: Они достаточно яркие, как некая визитная карточка ПЗСП. Это не серия 600, это индивидуальное строительство. Мы дополнительно с серией 600 можем делать каркасные дома. Это улица Луначарского, Островского. Этот квартал, так называемый, Турчаниновский. Мы его уже сдали, там уже люди живут. И у нас есть на сегодня, кризис закончится все равно, но мы этим все равно занимаемся. После реконструкции печей следующий этап – это совершенствование серии 600. Зачем убивать курочку, которая несет золотые яйца? Метаться тоже не надо. Вот семь раз отмерь, один раз отрежь. Серию 600 нельзя хоронить, она имеет свои преимущества. Конечно, это эконом-плюс, это не элитное жилье, но на сегодня это самый востребованный сегмент.

- Вы мне намекнули, что серию 600 ждут перемены. Там есть над чем поработать?

Михаил Черепанов: Работы по совершенствованию серии 600 мы не остановили, у нас ведь проектная группа своя есть, и мы этим вопросом занимаемся постоянно. Процесс, может быть, не виден по фасадам, не виден снаружи, но этот процесс постоянен. У нас много типологий и типов блок-секций. Понимаем, что серия 600 все равно придет когда-то к своему логическому завершению. И хотелось бы как можно дольше этот процесс вытянуть во времени. Почему? Сам являюсь, и коллеги мои, постоянно занимаемся, пытаемся и общаемся не только с коллегами по Пермскому краю, а очень часто ездим на конференции. Недавно была конференция в Казани по сборному железобетону. Вы знаете, нового ничего нет. То есть все крутится вокруг одного. Поэтому серия 600 будет жить. Мы сделаем все для того, чтобы она в ближайшее время жила. Хочется ее насытить ее фишечками, повысить привлекательную способность. А именно: поработать с фасадами, с входными группами. У нас сейчас есть вышедший СНИП по маломобильным группам, то есть достаточно серьезно нас ограничивают в возможностях.

- Остекление.

Михаил Черепанов: Верно. Использование стемалита на фасадах, облегчить. Уже побывали за рубежом. На удивление, в Финляндии на 90% сборный железобетон. Это сегодняшняя Финляндия. Но дома, которые мы видели, не выглядят как панельные дома. То есть подходишь к этом дому - это либо кирпичный дом в понимании обывателя, либо каркасный с красивыми фасадами - а это панельные дома. Есть над чем подумать.

- И вы сейчас займетесь разработкой подобных технологий.

Михаил Черепанов: Понятно, что в наших климатических условиях мы, опять же, идеологи и приверженцы этого, мы считаем, что все-таки строительство массового жилья эконом-класса, плюс ближе к бизнесу – это панель. Это быстро, это залог качества в плане контроля. Потому как это полный процесс. Производство идет на заводе, где каждый процесс контролируется не только механизмами и машинами, но и людьми.

- Кстати, о машинах и  механизмах. В прошлый раз вы жаловались на то, что у нас (и даже за границей) нет у поставщиков оборудования, необходимого вам.

Михаил Черепанов: За рубежом оно начинает появляться, потому что видят, что конъюнктура рынка к этому их ведет. К сожалению, в России не стало. Одно из последних – Самарское предприятие «Строммашина» находится на стадии предбанкротства, и проблема существует. Мы опять же не от хорошей жизни, но к этому пришли. У нас существует ремонтно-механический цех. Мы порядка 3-5 лет назад произвели реконструкцию его, увеличили площади. И мы на сегодня производим не только двери металлические, которые мы используем на входных в квартиры, мы еще и развили базу. Мы добавили станков, оборудования. На сегодня мы занимаемся тем, что мы сами для себя делаем оборудование для себя. То есть мы уже не как ремонтно-механический цех, а как экспериментально-механический. У нас очень хорошая конструкторская группа, которая этим занимается, и оборудование большей частью делаем сами. Есть интерес и тему мы эту будем развивать после того, как закончим реконструкцию печей. Это оживление, модернизация серии 600, в том числе и с участием нашего конструкторского бюро, ремонтно-экспериментально-механического цеха. Это всё перспективные планы. Конечно же, оборудование мы будет приобретать за рубежом, потому что аналогов в РФ нет.

- Есть ли надежда, если это не секрет, о планах этого экспериментально-механического производства, выйти на какие-то высоты, достигнуть товарной маржинальности? Или это пока будет исключительно обслуживающий персонал?

Михаил Черепанов: Мы ведь двери начинали делать металлические, планировали работать, в том числе и с клиентами на стороне, но вот как-то не срослось. Рынок очень сложно убедить. Я приведу пример про стемалит. Есть правило негласное на Западе, нормы, которые регламентируют использование наружного фасадного стекла, в том числе и оконного, начиная с 3-го этажа безопасного. Что такое безопасное стекло? Это стекло, которое при падении рассыпается на очень мелкие кусочки. Просто вот размером 5 миллиметров и не травмирует человека при падении. У нас такого нормативного акта нет.

- А пролоббировать?

Михаил Черепанов: Задача такая есть. И на сегодня есть недобросовестные застройщики, которые на фасадных системах обычное стекло. Слава Богу, что оно не падает. Здесь такая же ситуация. Двери мы делаем с жестким контролем, это не китайские, их не пробьешь топором. Цена их… Невозможно хороший товар купить дешево. Надо понимать, что все, что дешево…

- И скупой платит дважды.

Михаил Черепанов: Поэтому говорить о перспективах экспериментально-механического цеха я пока бы не стал. Есть, конечно, задумки делать. У нас бортоснастка, она достаточно металлоемкая, и на сегодня были в городе Перми много предприятий, ни одного не осталось. Сейчас мы сами ее делаем. Уже на протяжении последних 5-6 лет. И формы... Бортоснастка и для наших коллег со «Стройпанелькомплект» это тоже проблема.

- Вы удовлетворяете только свои потребности?

Михаил Черепанов: Пока да.

- «Пока» – звучит очень обнадеживающе.

Михаил Черепанов: Как говорится, война план покажет. Кризис нас подведет к этому.

- Возвращаясь к проектам от 600-го. Если основной потребитель – это частник, возводящий ИС, есть ли у вас какие-то типовые проекты из вашего газобетона, которые бы вы могли предложить дачникам на 6 соток? Это наши слушатели спрашивают.

Михаил Черепанов: По поводу дачных домиков, опять же, все зависит от того, что хочет видеть в качестве дачки. Для кого-то дачка – это 3 на 5, а для кого-то и 6 на 12. Один этаж или 3 этажа. Надо понимать от того, какие запросы у человека. А вообще, у нас существуют проекты коттеджей и дачных домиков. Также я отправлю человека на сайт ПЗСП – www.pzsp.ru, там есть вся необходимая информация. Есть консультант, который может ответить на вопросы. У нас порядка 20 проектов коттеджей на сегодняшний день есть, и дачные домики в том числе. Можно обратиться и получить необходимую информацию.

- Полный цикл все-таки или девелопмент в чистом виде по части управления деньгами на стройку. В процессе нашего разговора вы назвали полтора десятка причин и оснований, почему все-таки полный цикл позволяет сегодня с большим оптимизмом смотреть в будущее и оценивать надежность застройщика. И добрая половина из того, что вы назвали – это крайняя необходимость, вызванная кризисными условиями. Собственно, это, наверное, мы и можем зачесть как главный аргумент в пользу надежности компании с полным циклом. Но все-таки есть ведь убеждение, что это достаточно сложная, громоздкая структура, которая в какой-то момент может и негативно повлиять на рынок в части захода сюда новых игроков, а это значит снижение цены. Вот цена очень многих интересует, эти вопросы приходили к нам. Конечно же, полный цикл позволяет вам твердо стоять на ногах, но при этом чувствовать себя монополистом в определенном сегменте. Например, в том же самом эконом-классе.

Михаил Черепанов: Но на сегодняшний день мы не монополисты, к сожалению. Или, к счастью. Потому что застройщики есть не только… Вот я коллег уже называл со «Стройпанелькомплекта». То есть очень похожая серия, примерно такие же планировки, и цена в этой же категории. Поэтому сказать о том, что мы монополисты – нет. Мы монополисты я скажу в каком виде. Мы единственные в России на сегодня, кто производит газобетонную стену однослойную. Это конструкция, которая обладает теплозащитными свойствами. Все остальные используют многослойные стены. То есть там идет слой конструктивный, потом идет утеплитель какой-то, минвата и все что угодно.

- Это они фактически впаковывают в монолитный блок. А у вас он исключительно газобетон. А в прошлый раз мы об этом говорили.

Михаил Черепанов: Да. И на конференции  в Казани мы об этом тоже докладывали. Было очень много интересов проявлено к нашей стене.

- К технологиям?

Михаил Черепанов: Здесь ведь ничего нового нет, все старо как мир.

- Ну все-таки полный цикл. Приоритет в этом производстве есть, и приоритет у вас - это строительство домов или производство газобетона?

Михаил Черепанов: Если говорить в соотношении, то, конечно, строительство квартир. Когда мы занимались только производством газобетона и сопутствующих стройматериалов, у нас было порядка 800 человек сотрудников. А если говорить про то, что мы сейчас занимаемся полным циклом, это у нас и участок свайных работ, дорожное строительство внутриобъектовое, строительство домов, отделка и так далее, то у нас сейчас 1700 человек.

- Никого не уволили во время кризиса? Производство не сократили?

Михаил Черепанов: Нет. Ушли только те, кто на пенсию. Текущая ротация кадров. Конечно, где-то пришлось затянуть пояса, сейчас экономия по всем видам. Для нас кризис - это не новость. Я уже сказал, что 5 раз присутствовал сам лично и участвовал в выработке необходимых мероприятий. Он подводит к принятию решений «на потом».

- Вопрос кадрового голода. У нас очень мало сегодня тех, кто может готовить профессионалов. Я думаю, что еще и колледж какой-нибудь строительный будет открыт при ПЗСП.

Михаил Черепанов: Мы активно сотрудничаем со строительным факультетом нашего ПНИПУ. Очень активно. И практику проходят ребята, и филиал кафедры у нас находится на предприятии. То есть мы со студентами работаем. С колледжем мы работаем тесно, также практиканты. Начинают появляться первые росточки. Начинают появляться профессиональные училища бывшие – это лицеи. Надеемся, что все изменится, но мы кадры все равно готовим сами, до сих пор.

- То есть человек приходит на производство и учится?

Михаил Черепанов: Да, формовщиков мы сами обучаем, мастеров мы чаще всего берем в ПНИПУ. И я, если можно, хотелось бы в преддверии дня строителя поздравить все наше строительное сообщество с наступающим праздником и пожелать, наверное, одного – всем бы нам работы!

- Спасибо большое! Очень интересный разговор. Я надеюсь, что мы с вами в этой студии не последний раз видимся.

Михаил Черепанов: Спасибо!

- До свидания!

Михаил Черепанов: До свидания!


Обсуждение
4550
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.