Верхний баннер
12:51 | ПОНЕДЕЛЬНИК | 30 НОЯБРЯ 2020

$ 75.86 € 90.46

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40


Программы / Районы-кварталы

05.11.2015 | 14:05
"Сегодня все больше приобретает популярность взимание арендной платы от оборота, когда владелец помещения и арендатор действуют в одной связке", — Екатерина Гресс

Тема: рынок коммерческой недвижимости

Гости: Екатерина Гресс, генеральный директор консалтинговой компании IDEM

Дата выхода: 5 ноября 2015 года

Программа: «Районы-кварталы»

Ведущий: Артем Жаворонков

- Здравствуйте, дорогие друзья! Программа «Районы-кварталы» на «Эхе Перми», меня зовут Артем Жаворонков. С большим удовольствием представляю вам нашего сегодняшнего гостя – генерального директора консалтинговой компании IDEM, нашу гостью из Нижнего Новгорода и участника целого ряда мероприятий, которые прошли в Перми, а также уполномоченного представителя некоммерческого партнёрства Российской гильдии управляющих и девелоперов, Екатерину Гресс. Добрый день!

Екатерина Гресс: Добрый день!

- Очень рад, что вы нашли время в своем столь плотном графике в Перми побывать у нас в студии и поговорить о коммерческой недвижимости, потому что вы эксперт, в первую очередь, в этой отрасли.

Екатерина Гресс: Да, все верно.

- Ну и, собственно, рассказывайте, как у нас обстоят дела в условиях сложной экономической ситуации именно с коммерческой недвижимостью? Есть такое убеждение, что, например, крупные города-миллионники можно оценивать, кроме всего прочего количества людей проживающих, по количеству крупных торговых центров. Экономическое благосостояние региона определяется наличием определенного числа этих центров. Вы согласны с этим?

Екатерина Гресс: Вы знаете, да. Так уж сложилось, что благосостояние мы меряем именно по недвижимости. Как у людей – сколько у тебя квартир, какая квартира, так и у городов – какое количество торговых центров, что из себя представляет коммерческая недвижимость. Вы правы отчасти. Есть один нюанс, сегодня мы уже меряем, наверное, не количеством недвижимости, а ее качеством. Это более серьезный индикатор того, что из себя представляет город, как он экономически развивается, каков уровень жизни, каков уровень развития девелоперов, и какой уровень застройщиков, которые работают в этом городе. Вот по таким критериям мы больше оцениваем. Если говорить о том, как кризис отразился на коммерческой недвижимости… Кризис отразился на всех сегментах, а на недвижимости больше всего, так я считаю. И интересная особенность этого кризиса сработала сразу сильно и резко. То есть такое резкое торможение не то, чтобы никто не ожидал, нас к этому готовили несколько лет – кризис будет, но все равно присутствовал какой-то оптимизм. Так как рынок торговых центров в России еще недостаточно развит, он развивался очень интенсивно, и вдруг кризис, и сразу же произошло резкое торможение. В первую очередь, страх сначала сработал, все вспомнили 2008 год и ритейлеры, торговые сети, банки, заморозили развитие практически 60% компаний, 40% еще пребывали в каком-то оптимистическом настроении или, может быть, не сразу приняли определённые стратегии. И очень быстро все это отразилось на цене аренды. Не так быстро на цене продажи, потому что не так много сделок у нас в стране происходит, то есть недвижимость еще не настолько недвижима и ликвидна, как в Европе и Америке. А вот на цене аренды это отразилось достаточность серьезно, что сыграло и на ликвидности.

- В пользу удешевления?

Екатерина Гресс: Конечно, в пользу удешевления, потому что сначала произошел определенный стресс и реакция на события политические и экономические, потом уже произошла и сама коррекция, снизилась покупательская способность. Многие сети, остановив свое развитие, оставили новые торговые центры, новые помещения на улице, ожидания арендаторов длилось не один месяц, естественно, произошла коррекция по цене аренды как в торговых центрах, так и в стрит-ритейле. Соответственно, цена понизилась, это, в свою очередь, не так быстро и еще до сих пор не везде скажется на стоимости недвижимости – она будет падать.

- Когда вы прогнозируете это падение?

Екатерина Гресс: На самом деле это уже происходит, просто у нас в стране рынок достаточно закрытый, и о сделках говорить не принято, особенно в регионах не так часто разглашается стоимость сделок. Часто можем получать информацию о проданных торговых центрах, но о небольших сделках редко информация выходит на рынок.

- А почему так происходит?

Екатерина Гресс: Это, наверное, особенность российского бизнеса. Просто самого бизнеса. Мы постоянно живем в некоем страхе – страхе рейдерства, страхе, а что же нового придумает государство. У нас вообще в России не принято говорить, что у тебя все хорошо. Лучше уж прибедняться, что плохо.

- Вы сейчас обрисовали картину общероссийского масштаба. Мне бы хотелось немножко каких-то географических точек, привязок, якорей. Есть ли какая-то разница между тем, как выглядит рынок недвижимости в центральных регионах, в Москве, в Петербурге, и в провинции? И естьлил какая-то дифференциация в провинции? Скажем, рынок Перми, Нижнего Новгорода и Екатеринбурга.

Екатерина Гресс: Хороший вопрос. Я тогда буду на примере одного сегмента рассматривать и отвечать на примере торговых центров, потому что наша компания больше специализируется на работе с торговыми центрами. Действительно, такая дифференциация есть, и город от города может отличаться очень существенно. В Москве была очень интересная ситуация. В 2014 году было введено в эксплуатацию рекордное количество торговых центров. Рекордное количество качественных торговых метров недвижимости вышло на рынок вместе с кризисом. Соответственно, было огромное количество предложений и, мягко говоря, низкий спрос.

- А что вы подразумеваете под качественной недвижимостью? Есть какие-то определенные маркеры у нее?

Екатерина Гресс: Безусловно. Мы используем международную классификацию качественных торговых центров. Что такое качественный торговый центр? Это объект больше 6 тысяч квадратных метров, должен находиться в едином управлении, иметь полноценную парковку и, чаще всего, иметь средства вертикальной коммуникации – лифты, эскалаторы. И самый важный момент – объект должен быть концептуальным, у него должна быть концепция, позиционирование. УК должна понимать, на какую целевую аудиторию этот центр рассчитан, какой состав арендаторов должен там присутствовать. Ну Москва, она впереди России, тут все очевидно. И вот такой коллапс произошел, когда появилось очень много торговых центров. Причем торговых центров супер-региональных, больше 150 тысяч арендаторов на них фактически не хватает. И торговые центры впервые открывались с загрузкой в Москве 30%. То есть мы могли видеть в начале года и летом знаковые объекты с такой минимальной загрузкой. То есть вы приходите в торговый центр, а он не то что полупустой, он на треть только заполнен. И работают там якорные арендаторы, такие как «Ашан», «Спортмастер», те, кто посчитали возможным открыться. А остальные, может быть, подписаны договора, но не открываются, потому что и спрос потребительский низкий. Соответственно, такие объекты будут очень долго выходить на рынок, раскручиваться и срок их окупаемости никогда уже не будет таким, как 10 лет назад бизнес планировал. В регионах ситуация может быть прямо противоположной. Здесь действует такой принцип – чем дальше на восток, тем больше был дефицит качественной торговой недвижимости. Так случилось, что у ритейла назрел спрос. И очень многие ритейлеры в последние два года не скрывали своего интереса к развитию на восток. И Пермь входила, в том числе, в плановые регионы развития, и Иркутск, а недвижимости качественной не было, торговых центров нет. Именно поэтому у вас в городе так развит стрит-ритейл, потому что в городе просто нет предложений, где бы можно было развивать свой бизнес. Соответственно, спрос здесь выше, предложения меньше. Кризис не так сильно повлиял на эту индустрию в подобных городах, например, в Перми.

- Вы имеете в виду кризис по части доходов компаний, сдающих в аренду торговые площади?

Екатерина Гресс: Да. Здесь меньше пустых торговых центров, насколько я знаю, в Перми вакансий в торговых центрах, то есть пустующих площадей, 2-5 %, не больше.

- Да и то они быстро заполняются.

Екатерина Гресс: Естественно, мы говорим об успешных торговых центрах. Наверняка есть не очень успешные торговые центры, которые находятся не в очень удобных местах, там может чуть больше проблем. Также, наверное, эта дифференциация еще имеет серьезнейшую зависимость от доходов населения. Например, мы сейчас работаем в Тамбове, у нас там есть объект. И, проводя опрос потенциальных арендаторов – готовы ли они развиваться, открывать новые магазины в Тамбове, мы слышим – нет, нет, нет, потому что депрессивный регион. Действительно, стареющее население, большое количество пенсионеров, мало молодого населения, идет миграция в другие города, уровень дохода на душу населения низкий. При этом, здесь еще важное значение имеет такой параметр, как количество торговых метров качественной торговой недвижимости на количество жителей города. И там, где такое количество квадратных метров велико, больше чем 500 квадратных метров на 100 человек, то там прослеживается дефицит арендаторов, прослеживается проблема. А там, где еще рынок не насыщен и уровень доходов населения не так сильно упал или регион не депрессивный, то там ситуация получше.

- Но это же создает некую экономическую коллизию. Когда в условиях кризиса ритейлеры надеются на экономию, в том числе на своих тратах на аренду, но в регионах, где есть дефицит коммерческой недвижимости, за счет этого сэкономить не удается. Как вот в Перми. И поэтому серьезные организации, работающие по франшизе, вынуждены закрываться – спрос упал, покупательская способность у жителей невысока, а арендная плата вниз не пошла, потому что опять же дефицит. Это ведь тоже каким-то образом должно было бы сказаться на спросе и предложении в регионах с дефицитом качественных торговых площадей. Есть какие-то такие исследования или тенденции?

Екатерина Гресс: Действительно, здесь несколько факторов переплетаются. В любом случае не все сети выдерживают сегодня, не все могут работать на этом рынке. У некоторых компаний очень сильно выросла закупочная цена и наш покупатель психологически и финансово не способен делать покупки. Некоторые сети перестроились. Например, та же «Zara» привезла новую коллекцию, более дешевую, может быть не такую модную, классическую линию, которую будут те же девочки-студентки покупать, но и все равно смогут себе это позволить. Или, например, возьмем «Mango» или «Mexx», они не могут так хорошо работать с ценой, и цена изделия выросла в два раза – за семь тысяч купить себе блузку уже не каждый студент себе может позволить и это сказывается на спросе. Действительно, такие компании вынуждены закрывать магазины в некоторых городах, где просто отсутствует подобный спрос или он низкий. И если не удается как-то скорректироваться по арендной плате, то ничего больше не остается.

- А договороспособность арендодателей в этих регионах, в первую очередь про Пермь говорю, она на каком уровне находится?

Екатерина Гресс: Рынок не очень знакомый. Я вам могу сказать одно, что те, кто не пошел навстречу, и я говорю об очень крупных девелоперских проектах, сетевых торговых центрах, серьёзно пострадали. Кто-то занял принципиальную позицию, вспоминая прошлый кризис, он условно длился год-полтора, и некоторые девелоперы не скорректировались по арендной плате, и в долгосрочной перспективе выиграли, может быть, от этого, потому что не были заключены долгосрочные контракты по низкой цене. Сегодня другой кризис и сегодня время компромиссов. Договариваться необходимо. Конечно, никто не обяжет собственника помещения просто так уступать в цене, если у него присутствует спрос. А если спроса нет, то здесь я бы рекомендовала занимать компромиссную позицию, безусловно, она не должна быть слепой, нужно анализировать все, начиная от динамики продаж за последние несколько лет, от замера трафика, который приходит в магазин, даже отталкиваться от того, как организован бизнес, потому что иногда желание сэкономить на издержках отражается на самом бизнесе. Например, сокращается количество продавцов, не уделяется внимание мерчендайзингу и сам магазин просто не должным образом организует свою торговлю. То есть задача собственника при коррекции цены разложить все факты, проанализировать и найти компромиссные варианты.

- Вы до эфира обещали рассказать о том, что из себя представляет коммерческая недвижимость в России, как она становилась, как она развивается сейчас, и что нас ждет в ближайшей перспективе по сравнению с нашими западными партнерами? Потому что мы всегда идём своим путем и здесь, судя по всему, тоже.

Екатерина Гресс: Действительно, наша страна выбирает свой путь и это нормально, потому что должна быть учтена ментальность такой огромной территории этой индустрии. Индустрии торговых центров не так много лет – 15-20 лет. Ели говорить о Москве, то больше. А если об отдаленных регионах, то 10 лет от начала развития торговой недвижимости. Часто в каждом городе мы встречаем ЦУМ, они планировались всегда одинаково, выбиралось знаковое место. Если говорить о развитии этой индустрии в Америке и Европе, то уже более 100 лет насчитывает индустрия. И переживали не один кризис. Есть определённые рецепты и пути выхода из кризиса. У нас действительно особый рынок, он развивается очень интенсивно. То, что другие страны проходили за 100 лет, мы с вами фактически проходим за 20. И когда все происходит так быстро, то ошибок не избежать. Когда есть возможности для роста, для бизнеса и для зарабатывания денег, иногда лучше делать быстро, но делать. Чем очень долго примерять. Такой был принцип еще 15 лет назад. Например, в Англии для того, чтобы построить торговый центр, 7 лет вы должны заниматься только планированием этого объекта. И только через 7 лет вы сможете приступить как девелопер к его строительству. Вы еще 1-2 года будете строить этот объект и, представляете себе, каков горизонт планирования должен быть, если только через 10 лет, условно, от замысла вы получите свой результат. Сколько всего учтено. В нашей стране все происходило по принципу «сначала увидел». Предприимчивые девелоперы побывали за границей, посмотрели, как это работает, сделали для себя правильные выводы, выбрали правильную локацию абсолютно интуитивно и начали строить. Ошибок было наделано много. В основном рынок развивался с освоения каких-то заводских территорий, переделывания старых фабрик и заводов под торговые центры, практически в каждом городе это есть. Именно так начинался этот рынок. Потом уже стали появляться новые качественные объекты. Сейчас самый крупный девелопер в Нижнем Новгороде когда-то построил первый торговый центр около 15 лет назад. И я помню, как это было – все рабочие группы ездили в Эмираты, изучали, как работают ТЦ. Не было никакой теории, не было никакой возможности научиться этому. Была только смекалка определенная, чутье и возможность переносить то, что есть там, в нашу действительность. А вот дальше пошла практика. И от этой практики мы уже отталкивались, понимая, как дальше строить, что работает у нас, что не работает, что жизнеспособно, а что нет. Потому что, если говорить даже о разных странах, то везде свой путь. Например, в Англии в ТЦ практически нет продуктовых супермаркетов, гипермаркетов. Там не принято это делать. Это центры моды, куда люди приезжают за покупками, отдохнуть. Там очень много ресторанов, брендовых магазинов, и это цель посещения. В Америке наоборот присутствуют другие форматы. Стрит-моллы, где в каждый магазин есть отдельный вход, но они объединены на одной территории, пауэр-центры. Аутлеты – сейчас популярный формат в России, который начинает развиваться.

- Подробнее, что это за формат?

Екатерина Гресс: Кто-то считает, что это дисконтные магазины, которые работают на одной территории. Однако это не так. Аутлет-центр – это тот же ТЦ, чаще всего там расположены они на территории в виде такой деревни магазинчиков. Они могут быть объединены и под одной крыше, а могут просто находится на одной территории с единой парковкой, где каждый известный бренд представляет свои товары с дисконтом, скидкой, чтобы привлечь покупателей. За счет чего эта скидка? Счет того, что торговля происходит напрямую от фабрик-производителей, минуя другие каналы. Поставляется напрямую, некоторые бренды специально производят коллекции для аутлетов. Например, «Самсонайт», компания, которая выпускает чемоданы, сумки, выпускает специальную коллекцию для таких аутлетов. «Хьюго Босс» также выпускает такие коллекции. Да, безусловно, там присутствуют и какие-то стоки, это, что было не продано с прошлого сезона, но это не в коем случае не стоковый центр, это магазины от самих производителей. Для чего это делается? Прежде всего для того, чтобы приучить потребителя к определенному бренду. Дать возможность тому покупателю, кто не может себе по финансовым причинам позволить тот же «Хьюго Босс» приобрести, купить его со скидкой 30-40%. Таким образом, появляется лояльность к бренду, и при росте дохода, это могут быть студенты или люди, которые делают карьеру, и при росте дохода они уже будут приверженные подобной марке.

- А помогает им в этом еще грамотное расположение коммерческой недвижимости в виде аутлета, на который есть определенный спрос. Меня поразила в Германии сеть магазинов «Карштадт», где из магазина в магазин с уменьшённым ценником перекочевывали товары. И самый дешевый «Карштадт», по-моему, восьмиэтажный в Берлине. Огромный магазин, где дешевле только даром, он расположен в одном из центральных районов и принцип размещения этого магазина там выбран не случайно. Меня как раз интересует именно эта составляющая, коммерческая недвижимость и точка применения силы. Вы уже приводили историю развития коммерческой недвижимости, что часто это были реновационные территории в центре, типа старых фабрик. А новые объекты, как быть с ними? У нас на рынке есть несколько крупных игроков: «Икеа», «Метро», «Касторама». Они позиционируют себя как крупные центры торговые, не располагающиеся на центральных территориях, туда нужно ехать на автомобиле. И это многих смущает, учитывая особенность потребительского спроса. Как с этим быть?

Екатерина Гресс: Очень интересный вопрос. Здесь действует принцип притяжения, как в физике. Чем больше объект, тем больше он тянет на себя и тем больше он способен притягивать к себе внимание и покупателей. Что значит больше? Больше ассортимент. Это может быть ассортимент и одного магазина. У вас здесь представлены «Лента», «Метро», «Карусель». «Ашан» у вас не представлен большой, у вас «Ашан Сити». Но сам «Ашан» притягивает огромное количество людей, весь город может приезжать. То же самое и с торговыми центрами, здесь есть определённая зависимость от размера. Мы разделяем их на микрорайонный, районный ТЦ, центр городского значения. Например, центр городского значения может быть 15-30 тысяч квадратных метров. Районный около 10-15 или шести тысяч квадратных метров, региональный – 60, а супер-региональный уже в районе 100.

- А где у нас такое?

Екатерина Гресс: В Перми, наверное, нет.

- Нет. А «Гринвич» в Екатеринбурге?

Екатерина Гресс: Гринвич в Екатеринбурге является супер-региональным торговым центром и если останется время, я расскажу о том, как они расширяли зону своего влияния в кризис. Очень интересный пример. К вопросу о выборе места и правильно ли, что крупные ТЦ размещаются за чертой города. Действительно, крупные объекты, такие как «Мега», привлекают своим именем, ассортиментом, количеством магазинов, качеством этих магазинов, тем, как представлена там развлекательная составляющая. Люди планируют свою поездку, они иногда там проводят целый день, если есть чем заняться в ТЦ. Это зависит от концепции ТЦ. А по статистике, если человек провел в центре больше 20 минут, он, скорее всего, совершит хотя бы одну незапланированную покупку. И вот представьте, что вы проводите там целый день, то вы и перекусите, и ребенка отведёте, чтобы он развлекался, и сделаете покупки. Это больше такой целевой центр покупки и притяжения. Если говорить о центре моды, о таком ТЦ, где в основном представлены магазины одежды, обуви, парфюмерии, косметики, то такие центры лучше располагать на пересечении потоков пешеходных и транспортных, в историческом административном центре города или в подобном месте в районах. Они становятся стилем жизни, куда люди приходят не только за покупками, но и для того, чтобы встретиться и провести время.

- Кстати, про «Гринвич» очень интересно. У нас недавно появились приглашения посетить «Гринвич» именно из Перми. Я немножко знаю историю появления этого ТЦ. Ребята чуть ли не на заправках работали в Америке, скопили немного денег и в начале 90-х приехали сюда, начали выкупать недвижимость в центре. Как на самом деле?

Екатерина Гресс: Я не знаю, как на самом деле обстояли дела, я побывала в Екатеринбурге впервые полгода назад. Тоже выступала на конференции, мы жили рядом с «Гринвичем». Естественно, объект известный, посетили его нашей группой экспертов, посмотрели, как там обстоят дела. Меня заинтересовала рекламная компания, которая была применена, по-моему, в начале этого года, когда ситуация была крайне сложная, была покупательская депрессия и спад покупательской активности. Все уже накупили по 10 микроволновых печей, телевизоров и по 10 квартир, кто сумел в декабре. И январь-март были очень депрессивными для ТЦ, насколько бы успешными они не были. Что сделал «Гринвич»? Конкуренция в Екатеринбурге просто грандиозная. Я не помню сейчас вот этот коэффициент – показатель количества квадратных метров на количество людей, но очень высокий показатель. У «Гринвича» и рядом много конкурентов. А так как ТЦ супер-региональный, он способен привлекать людей из других городов. Не только людей из других районов города, но и из ближайших и дальних городов. Вот такую они интересную кампанию организовали, стали приглашать и из Перми, и из Челябинска людей на воскресный шопинг. Они договорились с отелями, с несколькими отелями заключили контракты, и отели предоставляли серьезную скидку, если не ошибаюсь, 50% на размещение. Люди приезжали, получали карту «Гринвича» с какими-то серьезными скидками, получали скидку на отель. Ну и что делать, если вы приехали в другой город? Естественно, вы пойдете развлекаться, и сколько бы денег у вас не было, вы все равно их потратите, вы же уже приехали отдыхать. Уверена, что каждый, кто приехал в «Гринвич» и сделал даже не одну покупку, таким образом зона влияния ТЦ была расширена, и если спрос в своем городе немножко припал, то они смогли зацепить другие города, сместить акценты и получить деньги.

- Возвращаясь к тому, с чего мы начали. Как определяет экономическое лицо города и его состоятельность наличие крупных ТЦ, в том числе наподобие «Гринвича». Есть четкое убеждение о том, что у нас слишком много открывается магазинов в последнее время, что у нас слишком быстро развивается отрасль торговли, сокращая при этом возможности и ресурсы, направляемые на производство. Хотя, по большому счету, на рынке коммерческой недвижимости говорят, что это совсем не так. Давайте опровергнем. Потому что я сторонник того, что это совсем не так, и что действительно количество больших ТЦ с мощными якорными арендаторами – это показатель экономической благосостоятельности региона.

Екатерина Гресс: Вы знаете, с чего я и начала, что показательно качество, а не количество. И наш рынок сейчас движется как раз к развитию в качественном направлении. Какие-то ТЦ будут умирать и это нормальный процесс, особенно те, которые были организованы их бывших заводов, фабрик, не концептуально, архитектурно неправильно. Не с точки зрения красоты, а с точки зрения функциональности работы в них магазинов, удобств для покупателей. Такие старые центры, если они не будут серьезно реконструированы, реконцептированы, то они, скорее всего, будут умирать. На смену им придут новые объекты, качественные объекты торговой недвижимости, которые и поглотят тот спрос, существующий на рынке. То есть произойдет постепенное перераспределение покупательских потоков. Люди одно заменят на другое. В любом случае все мы движемся в сторону качества, в сторону более качественных услуг и это для рынка нормально. И если говорить о том, как можно судить о городе по коммерческой недвижимости. Да, действительно, нужно зайти в самые популярные ТЦ и посмотреть, насколько там комфортно находиться покупателю. Начиная с парковки, удобно ли подъехать, можно ли поставить свой автомобиль, удобно ли входить в этот ТЦ, какая там климатическая обстановка – кондиционирование, вентиляция. Также удобно ли там перемещаться, не заставляют ли вас там ходить по лестницам до шестого этажа. Есть объекты, и я не скрою, мы до сих пор такое встречаем такое, когда к нам приходит девелопер и говорит, что я хочу построить ТЦ, он будет на шесть этажей, помогите и проконсультируйте, и помогите найти арендаторов. Мы изучаем проект и спрашиваем: «А где у вас эскалаторы?». А он говорит: «А зачем, у нас люди не избалованные – они по лестнице дойдут до шестого этажа».

- Черта с два!

Екатерина Гресс: Да. Мы становимся более ленивые и требовательные, и у нас еще меньше денег сейчас стало, и мы будем выбирать то место, где нам более удобно и комфортно, искать будем и какие-то другие преимущества.

- Ну и коротко ваш прогноз в завершение о развитии рынка коммерческой недвижимости на какую-то ближайшую перспективу, год-два, при сохранении нынешней экономической ситуации.

Екатерина Гресс: При сохранении ситуации, я думаю, что она все-таки еще сохранится, я не вижу причин для интенсивного развития этой отрасли. Здесь будет очень серьезная и нехорошая рецессия, и даже в регионах, где есть дефицит коммерческой недвижимости, потому что это, в первую очередь, связано со спросом, с тем, сколько денег у людей в кошельках. Это связано и с опасениями, люди просто боятся тратить деньги, смещается фокус потребителя, смещается внимание, мы станем более рациональны как потребители. Наверное, мы станем ближе к Европе, когда фокус не на то, как красиво мы выглядим, а что мы из себя на самом деле представляем. Эта тенденция уже началась, этот тренд уже начался. В последнее время мы уже начали обращать внимание на то, какие у нас дома, на то, как у нас внутри, на то, как комфортно нам дома, даже на работе, какую мебель мы покупаем. Еще несколько лет назад было все обращено во вне – на каком автомобиле ты ездишь, какие украшения, какие марки одежды носишь. Скоро это не то, чтобы станет неважным, для некоторых регионов это будет очень актуальным, но многие все-таки потребители смещают свое внимание. Ничего не остается, если денег не так много, то мы выбираем то, что необходимо. Квартплата, учеба, еда.

- И поэтому арендодателям нужно быть готовым снижать цену, а нанимателям пытаться находить наилучшие варианты торгуясь. Здесь, как на рынках Востока, торговля уместна.

Екатерина Гресс: Я бы сказала, что арендодателям, владельцам и УК торговых центров нужно не просто быть готовым к экономии, а быть, в первую очередь, готовыми к развитию. Наконец-то приходит эра маркетинга в Россию, и сейчас это номер один. Нужно просто очень качественно продвигать свои объекты, очень качественно их развивать, понимать, что хочет потребитель, изучать конкуренцию и новации, которые есть на рынке.

- Не просто строить коробку, а позиционировать ее, наполнять ее смыслом.

Екатерина Гресс: Все правильно. И компромиссность, безусловно в отношениях она тоже уместна. Сегодня все больше приобретает популярность взимание арендной платы от оборота арендаторов, когда владелец помещения и арендатор действуют в одной связке. Продвигают и правильно позиционируют объект, и приходят больше покупателей, приносят больше денег, и доход каждого выше. Не делая ничего, доход каждого, соответственно, ниже. Я бы сказал, здесь не так важно торговаться.

- Эра рантье со стороны арендодателей прошла, чтобы сидеть и получать пассивный доход.

Екатерина Гресс: Все правильно, это факт.

- К сожалению, заканчивается наша программа. Спасибо, что нашли время прийти к нам.

Екатерина Гресс: Спасибо вам!

- До свидания!

Екатерина Гресс: До свидания!


Обсуждение
3893
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.