Верхний баннер
12:22 | ПОНЕДЕЛЬНИК | 30 НОЯБРЯ 2020

$ 75.86 € 90.46

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40


Программы / Районы-кварталы

24.12.2015 | 14:00
«Хватит паниковать. Надо пережить эту политическую ситуацию и развиваться, работать» – Вячеслав Турпанов, эксперт в области строительства

Тема: Инвестиции в строительство в Пермском крае в условиях напряженной экономической обстановки

Программа: «Районы-кварталы»

Гость: Вячеслав Турпанов, эксперт в области строительства, развития строительной отрасли, эксперт в области девелопмента

Дата выхода: 24 декабря 2015 года

Ведущий: Артем Жаворонков

- Программа "Районы-кварталы" начинается на "Эхе Перми", здравствуйте, дорогие друзья, как всегда, по четвергам в 14 часов мы в прямом эфире. Меня зовут Артем Жаворонков, Мария Зуева за звукорежиссерским пультом. В гостях у меня сегодня эксперт в области, ну, в разных областях, в отрасли и строительства, и развития как такового, и девелопмента, Вячеслав Турпанов. Давайте ближе микрофон, как-то мы с вами не настроили его перед эфиром. Естественно, что и основные темы, которые мы сегодня поднимем, обсудим, касаются привлечения инвестиций в отрасль в ее сегодняшнем состоянии, и вообще, стоит ли она того, чтобы привлекать к ней какое-то повышенное внимание. Может стоит успокоиться и подождать лучших времен?- Ну здесь так, со вкусом, у всех разное представление о том, как быть в текущей ситуации, что делать, куда размещать свои средства. Есть объективная реальность, она обусловлена форматом того, что нужно квартиру купить человеку, и здесь хочешь - не хочешь, ты будешь находить инструменты для того, чтобы ее приобрести. Второй момент - насколько рынок сегодня готов к тем вызовам, которые сегодня у нас переживает вся страна и отрасль недвижимости как таковая сфера - она является просто показателем всего, потому что сегодня потребитель смотрит, а что происходит в мире, и в частности в России - банки закрываются, смотрит вот эти все новости. Паники, как таковой, наверное, нет.

- Мы пережили в 2008 году.

- Мы ходим на улицу, улыбаемся, но в общем сейчас у каждого есть свои проблемы, скажем так, сегодня.

- Вы занимаетесь, ну и в сферу своего профессионального интереса, девелоперством, если можно так поиграть с этим словом. Это развитие в буквальном смысле этого слова, по большому счету, сегодня это привлечение инвестиций для реализации каких-то крупных проектов как в сфере жилищного, так и в сфере коммерческого строительства.

- Инвестиционное творчество.

- Можно и так сказать. Творить в сложившихся условиях, скажем, с января 2014 года стало, полагаю, намного сложнее.

- Да. Сегодня сократилось количество сделок на рынке недвижимости, что, в свою очередь, нас заставляет задуматься о том, какие новые объекты вводить к 16-17 годам. С тем, что сегодня есть, рынок справляется, но спрос упал в 2 раза.

- Вы по объектам жилой недвижимости сейчас говорите?

- Я да, сегодня сконцентрирован на жилой недвижимости, поэтому могу судить только об этом сегменте.

- Но ведь был всплеск, настоящий взрыв в конце 14 года, когда люди, абсолютно адекватно оценивая возможные последствия, начали сбережения тащить в недвижимость.

- Я не думаю, что это то место, где можно оценить уровень адекватности людей, которые ринулись размещать деньги в банках, покупать недвижимость, золото.

- Это не показатель адекватности, это несвоевременное было действие?

- Эмоции.

- Ну а сегодня? Цены ведь, я знаю про вторичный рынок, там серьезно скорректировались и сделок немного.

- Рынок новостроек - он сегодня, можно сказать, стабилен. Здесь можно выделить отдельно может быть какие-то объекты, которые изменили свою стоимость на конечный продукт, но это не показатель, поскольку сегодня каждая компания переживает по-своему существующие проблемы, которые существуют в этой отрасли. И соответственно, сейчас их можно разделить на те, которые стабильны, у нас риски, связанные с техприсоединением, с выделением земельных участков под строительство сетей внешних, и, соответственно, покупательская способность - она сегодня ограничена в доступе к этим финансовым ресурсам.

- Вы имеете в виду ипотеку в первую очередь?

- Да, в первую очередь, потому что в 90 с лишним процентов по нашим объектам - это была ипотека, люди могли воспользоваться ею и сменить жилищные условия.

- В качестве лирического отступления, ипотека в России ведь даже до кризиса фактически дискредитировала себя. Это обычный кредит под залог вашего имущества, и сопоставлять, какие-то параллели проводить на Западе смысла нет - кратные процентные ставки в большую сторону по сравнению с тем, что есть там, в Западной Европе.

- Уровень заработных плат - они не всегда могут стимулировать клиента обратиться в банк, и он изыскивал какие-то свои источники - родители, друзья, и вот возможность договариваться с застройщиком по рассрочке, возможность трейд-ина, когда квартиру закладывают или передают застройщику в обмен на новую квартиру. Сегодня все это есть, все эти инструменты существуют, но банки ужесточают требования к клиентам, это совершенно понятно, их можно понять, потому что риски увеличились, неплатежеспособность также, рынок труда сегодня соответственно сокращается также, поэтому не у каждого есть возможность обратиться в банк, не каждый сегодня смело может идти к застройщику для того, чтобы договариваться о каких-то условиях для него. Ну и, в конечном итоге, застройщики сегодня сокращают свои портфели на новые объекты. 

- Задельные площади, не вбивают первые сваи вроде бы на приобретенных участках.

- Вы знаете, здесь сегодня такая это авантюра, на самом деле. Те, кто сегодня остались на рынке, уходят с него. Это риски каждого из застройщиков. У кого-то есть определенные обязательства финансовые - они не могут не строить.

- Это те, у кого земля в аренде, в первую очередь.

- Не всегда. Деньги ведь - они начинают работать с момента приобретения земельного участка, это инвестиционные деньги. Не надо забывать, что стоимость квадратного метра - она формируется из ряда определенных показателей.

- Один из которых - это стоимость земли.

- Конечно, конечно. И чем дольше мы строим, тебе себестоимость выше, это надо понимать. И в этом смысле мы хотели бы видеть прозрачность и понятность наших монополистов.

- Кого вы имеете в виду в первую очередь - ресурсоснабжающие организации и коммуникации?

- Конечно. У них есть нормативный срок - 18 месяцев, и при всем нашем желании построить раньше объект мы этого не можем себе позволить, поскольку завязаны на эти обязательства, а ведь потребителю не объяснишь, что кто-то там нас подводит, где-то там не может своевременно что-то выполнить, потому что это выходит за рамки договора долевого участия с потребителем. Есть застройщик, есть клиент, и все, его не интересует, и он по-своему прав.

- Поясните эти 18 месяцев. 18 месяцев у этих монополистов, естественных монополий, на подключение площадки?

- Да.

- И чаще они не успевают? Дом уже готов, а коммуникаций нет, или?

- Либо они не успевают, либо они выполняют в последний день, так сказать. Я не хочу размазывать это на всю отрасль, но есть эта проблема, и в каждом отдельном случае нужно смотреть естественно пристально, разбирать эту ситуацию. Но есть определенная вот такая тенденция, я так понимаю, что они сами заложники своего же механизма, который они разработали в расчетах на техприсоединение, и в самой возможности это выполнить. И хочешь - не хочешь, ты придерживаешься этих правил, и не всегда они могут себе позволить своевременно и оптимально решить тот или иной вопрос какому-то застройщику.

- Это патовая ситуация или все-таки вы, заложники этих ситуаций, должны приспосабливаться, либо каким-то совместным путем, через договоры могли бы каким-то образом процессы эти ускорить?

- Я не считаю, что нужно устраивать повод и создавать комиссию для решения этого вопроса. Есть у нас общественные организации, которые занимаются, и в том числе застройщики объединяются для решения этих вопросов, есть СРО, в конечном итоге. Здесь, мне кажется, вы знаете, что монопольщики - это бизнес, они тоже зарабатывают, и когда они поймут, что для них застройщик - это источник для дополнительного дохода, потому что в конечном-то итоге мы строим сеть, которую потом передают, и они зарабатывают уже непосредственно на обслуживании, на электропотреблении, на тепле, на воде. Вот когда это понимание будет, тогда и проще будет все. На самом деле сегодня у нас есть все механизмы для того, чтобы отрасль работала - законы, указы.

- Ну почему же тогда не работает-то? Человеческий фактор?

- Да.

- Некомпетентность тех или иных чиновников, представителей каких-то структур?

- Человеческий фактор - это наша общая проблема, нельзя говорить о том, что есть какие-то люди, которые некомпетентны, у них нет каких-то полномочий выполнять определенные обязательства - у всех все есть. Здесь важно желание, и, мне кажется, власть должна показывать свою волю для решения тех или иных задач, и, в частности, краевая наша.

- А как эта воля должна проявляться? У нас очень много согласовательных процедур по части недавно введенного в строй закона о зонах охраны памятников. Очень много противоречивых мнений по поводу этого законопроекта, но, тем не менее, это все равно правила игры, которые позволяют всем более-менее адекватно и на равных условиях соперничать на этом рынке.

- Настойчивость должна быть. Когда ты видишь, что власть заинтересована, ты идешь навстречу, ты не строишь для себя какой-то барьер или шлагбаум на нашем Пермском Арбате, ограничивающий доступ тех или иных людей, структур, машин для того общественного пространства, которое существует. Это прежде всего, вот мне кажется, работа власти, да - почему нет. И наша тоже, т.е. мы не должны взваливать на плечи власти, монополистов, кого-то еще, финансовых институтов, их задачи - то, что они и должны сделать. Нам самим нужно уметь справляться с этими задачами в том числе, понимаете. Ее не переломить, проблему, вот там кто-то плохо выполняет свои обязательства, там кто-то еще, идите работайте, идите разговаривайте с этими людьми. Можно просто сидеть и говорить, все плохие, но давайте взглянем в зеркало - что мы сделали для того, чтобы что-то изменить?

- Хочешь изменить мир - начни с себя. Договороспособность инвесторов - ведь они все-таки рассчитывают на прибыль, и это краеугольный камень. Я помню, когда в начале позапрошлого года губернатор заявил о том, что мы будем строить определенное количество - больше миллиона квадратных метров жилья вводить в год, выйдем на такие-то показатели. Обвиняли его в том, что он не совсем справедлив по части того, как это потом было реализовано, просто стали приписывать в эти сданные квадратные метры и индивидуальные районы, индивидуальное жилищное строительство, что никогда не учитывалось. Но и тогда же звучали мнения о том, что даже если это будет не миллион, а скажем, 750 тысяч, пермскому рынку это не переварить, я сейчас говорю только про жилую недвижимость. С павшим покупательским спросом, серьезно снизившимся, это сейчас становится все более очевидно, на ваш взгляд?

- Ну так, а почему нет, да. Есть, понимаете, мы как раз к этому подходим, что есть воля государства, когда «а давайте-ка строить все-таки начнем больше». О'кей, давайте строить, но меняются условия, в которых мы сейчас живем, это надо понимать. Строительство, как и любая другая сфера, испытывает сегодня определенный голод, так же, как и те компании, которые живут за счет рекламы, все, все испытывают сегодня сложности. Надо это просто принять. Да, знаете вот, мы взяли Крым, но, когда мы брали, надо же было понимать, что возникнет та ситуация, когда мир изменится, и нужно будет приспосабливаться к этим новым условиям, это плата определенного рода, это политически сегодня ситуация, которая вызвана объективными реалиями. В этих условиях, мне кажется, надо просто работать, как и в любых других. Есть всплеск экономический, и всем хорошо жилось в то время, никто не учитывал определенные риски, все думали, что так будет всегда.

- Ну кстати вот, коль вы помянули о том всплеске, и при предыдущем губернаторе тогда была достаточно четкая программа, или, по крайней мере, какие-то решения, которые двигали отрасль в направлении комплексного развития территорий, от точечной застройки пытались отказываться. Что мы в конечном итоге получили, как сказал мне один американский архитектор, вырванные зубы по всей Перми, площадки, невостребованные сегодня ни застройщиками, ни властью. Забрать их обратно не могут, предприятия, ими владевшие, уж давным-давно обанкротились или находятся в процедуре внешнего наблюдения. Что с этим делать?

- Ну, это наследство, которое нам осталось. Помимо этих площадок, есть площадки другие, и как я уже говорил, не надо ограничивать бизнес. Бизнес идет туда, где можно зарабатывать. Вы посмотрите на Японию, на Китай. Ну где, как не в этих странах, существует точечная застройка?  Это не мешает жить и работать тем, кто там непосредственно работает. Это город все-таки, да, это вопрос урбанистики нужно задевать, в каком ключе развиваться городу. Я считаю, что ограничивать не надо. Есть сложности у каждой конкретной площадки, так и надо подходить к вопросу, что вот если у этой площадки есть определенные минусы, ну давайте решать, либо если не решается, давайте оставим. Но говорить в корне, что давайте зарубим точечную застройку, будем разрабатывать только комплексную застройку, ну, извините, у нас в центре сосредоточен по большей части бизнес, и люди стремятся в центр, и это норма жизни, это такие правила игры, когда все хотят быть более-менее приближены к центру, это нормально. Таки давайте развивать и точечную застройку, т.е. не препятствовать этому, и давайте работать с участками.

- Избавиться от этого пресловутого «или, или».

- Это комплекс, да, определенного рода.

- Прервемся на короткую рекламу, и после этого мне хотелось бы конечно поднять вопрос привлечения инвесторов, вообще девелоперов на территорию Пермского края, есть ли в этом необходимость и есть ли у нашего региона потенциал в этом направлении.

- Вячеслав Турпанов, эксперт в области строительства, развития строительной отрасли - гость сегодняшней программы «Районы, кварталы» на Эхе Перми, мы продолжаем. Все-таки давайте о девелоперах поговорим, я так полагаю, вам есть что здесь сказать. Очень много по этой теме дискуссий, нужны ли нам иногородние инвесторы, есть ли у них здесь какие-то возможности материальные для развития собственного бизнеса, ведь девелоперы - это, как правило, люди, сами ничего не строящие, а вкладывающие деньги в строительство. Есть ли конфликт между иногородними девелоперами и застройщиками местными, хотя у нас сложился такой даже не триумвират, у нас 5-6 компаний местных, которые достаточно плотно, жестко держат рынок, причем с учетом присутствия своих представителей во властных структурах, не будем называть. Что скажете по этому поводу?

- Рынок открыт для всех, во-первых.

- В это верите, он сильно открытый? Или это просто декларативно так?

- Да. На самом деле, я не испытываю каких-то сложностей при выборе площадки. Существует рынок, рыночные условия, которые позволяют участвовать в конкурсах, покупать тот или иной земельный участок. Ты можешь самостоятельно расселением заниматься, пожалуйста, тебе никто этого не запрещает. Конкурентная среда - она существует сегодня, безусловно.

- Без оговорок?

- Без оговорок, да, т.е. нет никаких препятствий. Есть обратная ситуация, когда мы с застройщиками дружим, когда совместно рассматриваем какие-то вопросы, которые позволяют нам оптимизировать техприсоединения тоже, т.е. проложить сети, посмотреть на перспективы друг друга, когда мы можем сэкономить, построив какую-то определенную подстанцию, это существует, решаем вопросы по обеспечению дорогами к тем или иным домам. При том при всем, что мы являемся конкурентами друг друга, я только за то, чтобы бизнес был сегодня в городе, и он развивался, и было больше конкуренции. В конечном итоге приобретает в этом потребитель, опять же, качество улучшается, появляются какие-то определенные фишки для них, т.е. кто-то пытается как-то улучшить те или иные объекты внутри, снаружи, это нормальная среда обитания любого бизнеса, это везде так, поэтому я против того, чтобы ограничивать, говорить о том, что здесь рынок тесный. Да нет, пожалуйста, приходите в наш город. Это подстегнет и строительную отрасль, и другие сферы, которые у нас так или иначе вовлечены в это.

- Нет ли здесь какого-то своеобразного картельного сговора? Приходит, скажем, иногородний инвестор с какими-то проектами, проекты опробованы в других территориях, и появившись на территории Пермского края, могут серьезно переиграть сложившееся здесь положение вещей. Не будет давления со стороны всех остальных?

- Да какое давление? Здесь опять конкурентная среда, есть те застройщики, которые сегодня представляют нашу отрасль в Перми, есть иногородние застройщики, они играют по тем сложившимся правилам, которые существуют в каждом регионе, это и лоббистские какие-то отношения, в этом страшного я не вижу ничего, но в конечном итоге побеждает цена, цена за приобретение земельного участка, т.е. участвуешь на равных правах со всеми другими, и другое дело, какие возможности есть у тех, кто представляет сегодня у нас в Перми эту отрасль, этих столпов, этих девелоперов, бизнес-структуры, вот и все. У кого есть возможность привлечь больший ресурс на длительный срок, тот в конечном итоге выигрывает.

- Вы в начале нашего разговора сказали, что сегодня вкладывать в эту отрасль - это в какой-то степени авантюра. Вот тогда мы на этом не сконцентрировались, почему все-таки авантюра?

- Ну, это авантюра для тех, кто хочет зайти сегодня в этот рынок, поскольку риски - они совершенно очевидны, т.е. это упавший спрос на конечный продукт - квартиры. У тех, кто остался, сегодня есть 2 выбора - либо выйти с рынка в силу для себя мотивировав это тем, что рынок слабый, и дальше ты не можешь поддерживать его, либо остаться и пытаться просто сокращать портфель прогноза на 16-17 года, но тем самые формируя новые уже какие-то качества объектов. Это как раз вот о конкуренции, о преимуществах. Каждый застройщик сегодня так или иначе выделяется по качеству, по объемам, разные критерии можно прикладывать к застройщикам. Да, рынок сократился, да, портфель сокращается, но мы просто приспосабливаемся. И те же монополисты, о которых мы уже говорили, они тоже испытывают определенное давление со стороны застройщиков в силу того, что мы говорим, очень дорого сегодня строить, и где-то они идут навстречу.

- Слава Богу.

- Да, да, да. Они слышат, потому что их также заставляет суровая действительность поджиматься.

- Застройщики в последнее время были обескуражены еще одной новостью - Центробанк ввел как наш регулятор достаточно серьезные ограничения по страхованию долевого строительства, наряду с ипотекой долевики составляли у многих компаний большую массу людей, большую массу клиентов. Буквально полминутки, какой ваш прогноз, вырулят?

- Я считаю, что на самом деле это ненужное введение структур, которые не вовлечены вообще в этот бизнес - первое. Второе - я считаю, что нужно работать тем институциям, которые уже существуют. У нас есть инспекция, у нас есть прокуратура, у нас есть градостроительство, которые контролируют эту отрасль. Так вот, может быть, концентрироваться на качестве функций контроля, и нам не нужны будут вот эти вот лишние структуры, которые будут еще более контролировать. Они, на самом деле, просто увеличивают стоимость строительства, не более того. Если ты контролируешь объекты, если ты контролируешь застройщика, то очевидно - либо это прозрачная структура, они строят, они выполняют свои обязательства перед дольщиками, либо извините, у них есть к ним определенные вопросы, и тогда вот можно уже регулировать эту работу той или иной компании.

- Можно не просто страховать, а прийти изначально с прокурорской справкой о том, что мол друзья, у нас все в порядке.

- Да, общественный контроль же тоже существует.

- Прервемся на московские новости.

- Завершающая часть программы «Районы, кварталы» на Эхе Перми, у нас в гостях Вячеслав Турпанов, эксперт в области строительства, развития строительной отрасли, эксперт в области девелопмента.

- Давайте так.

- Пусть так, да, будет. Мы с вами говорили уже о девелоперах, и как-то так поскакали. Но все ж таки, есть ли сегодня потенциал у этой отрасли на том этапе развития, на котором мы сегодня находимся, или это рынок фактически только тех, кто на нем работал до кризиса и вынужден сейчас обязательства свои выполнять, ну или делать больше ничего не умеет?

- Давайте так - мы, вы и все, кто здесь собрались и вообще жители и прочие, мы зависим от развития регионов, от тех проектов, которые у нас в Перми, в Пермском крае сегодня планируются реализовать и реализуются, мы зависим от доходов края. Соответственно, мы зависим от тех инвестиций, которые приходят в наш край. Недавно я был в Тюмени, был в Екатеринбурге, в Казани - видно, что города развиваются, и забота о людях, прямо идешь по улицам - они чистые, убранные, на каждом доме, где предполагается расселение, висит табличка о сроках сноса этих домов, и соответственно люди уже знают, когда будет снос, и у них не возникает какой-то истерии по поводу того, что они забыты кем-то - государством и т.д. Все, понимаете, в мелочах, и сегодня, безусловно, наш Пермский край - он миллионник, он интересен и девелоперам, и иногородним девелоперам. У нас есть где строить, у нас есть для кого строить. Другое дело, что несколько изменилась рыночная конъюктура сегодня, и опять же, возвращаясь к тому, что политический фактор, и сокращение идет везде, и покупательской способности, рынок строительства переживает определенный кризис.

- А не упустили ли мы, собственно, этот момент, ведь когда кризиса не было, условно говоря, в межкризисный период, интенсивность развития наших соседей - Казани, Екатеринбурга, чуть дальше если смотреть - Тюмени, шла достаточно высокими темпами, мы топтались на месте? И сейчас в кризисный момент инвесторы потенциальные предпочтут вложить туда, где у них все складывалось неплохо в межкризисный период, понимая, что это территория достаточно емкая и по части спроса, и по части возможностей развития, а мы тогда топтались на месте, и глядя на нас, они скажут, нет, в кризис мы точно в Пермский край вкладываться не станем.

- Знаете этот портрет пермяка - у нас люди гениальные, они уезжают, и у нас очень сильное Пермское землячество в разных городах, мы губы дуем постоянно и сетуем на власть, на все, что происходит у нас. Есть культурная революция у нас - мы начинаем хаять, говорить, как это все плохо, она заканчивается - мы говорим об упущенных возможностях. Мне кажется, нужно просто работать.

- И не дуть щеки.

- Да. Хватит уже, хватит. Да, Екатеринбург, да, Казань, да, та же Уфа, понимаете, там сейчас фестиваль был урбанистики «Урбан Байрам». Это показательные такие для общества, знаковые мероприятия, которые помогают тебе понять, что что-то происходит в регионе, и существует забота о будущем. И формируется доходная часть из будущих в том числе проектов, когда ты знаешь, что ты будешь уже здесь жить и себя отождествляешь с этим местом, ты живешь, у тебя дети устроены, ты знаешь, чем их занять. Вот это все, давайте, хватит паниковать, в общем. Надо пережить эту ситуацию политическую, и развиваться, и работать.

- Т.е. у нас есть надежда?

- У нас есть всегда надежда, у нас нет аэропорта, у нас набережной нет, пешеходной улицы у нас как таковой не случилось. У некоторых нервы сдают, куда-то уезжают, но любят Пермь, и сердцем с ней. Кто здесь остался, давайте работать просто.

- Эта работа ведь, она заключается в каких-то действиях пошаговых, вот с чего бы начали вы?

- Вот всего того, чего у нас нет, я с этого бы и начал.

- Т.е. напрячь все силы, построить набережную, аэропорт и пешеходную улицу?

- Зоопарк перенести, да, давайте делать просто, просто надо делать больше, вот здесь нужна воля.

- Но опять же, попытки переломить ситуацию в конечном итоге все равно наталкиваются на крайнее противодействие, и непонятно, это противодействие на ментальном уровне или противодействие на уровне физическом, техническом, человеческом?

- На ментальном, я еще раз говорю, это портрет пермяка, такова вот у нас действительность, что мы постоянно смотрим куда-то там в лес, а местами косячим, вот сами себе вредим, потому что мы наказываем сами себя в конечном итоге, вот и все.

- Ваш прогноз на ближайшие несколько лет по части развития отрасли, привлечения в нее инвестиций наших, иногородних? Я бы хотел еще не только в жилой недвижимости, но и в коммерческой, если у вас есть по этому поводу информация.

- Я всех приглашаю в наш Пермский край, он у нас прекрасный, такая красивая замечательная природа, у нас промышленный край, у нас прекрасный Театр оперы и балета, у нас люди прекрасные, с красивой душой. У нас есть возможности для того, чтобы осваивать новые территории, у нас очень много земельных участков, есть инвестиционные проекты, которые Пермский край декларирует и выставляется на определенных форумах профессиональных. Добро пожаловать всем, кто хочет работать, мы с удовольствием примем, будем рады работать с любыми другими компаниями, которые строят в других городах.

- А как их завлечь-то тогда сюда, вот сейчас помимо то, что просто иметь эти самые проекты в загашнике?

- Ну это популяризация.

- Налоговые послабления, нет?

- Да, наверное, да, но видите, сегодня нужно и Крыму помочь, и Дальний Восток нужно осваивать, поэтому я предлагаю, приезжайте к нам в Пермский край, у нас тоже есть, как говорится, гектары, как на Востоке, раздавать будем.

- Перспективы развития строительной отрасли Прикамья сегодня радужные или они пока вообще непонятные?

- Давайте два - они радужные или непонятные. Они радужные в том смысле, что строить возможность есть, у нас есть очень много площадок. Насчет перспектив, мы зависим от текущей ситуации политической. Все, я других никаких признаков не вижу. Все остальные инструменты у нас существуют - и ипотека, и страхование, и СРО, которое контролирует все эти строительные и подрядные организации. Все есть.

- И конкуренция, как мы подчеркнули.

- Конкуренция, как мы выяснили, здоровая совершенно, она помогает потребителю выбрать более качественный продукт в том месте где он хочет жить со своей семьей, развиваться, и в этом городе. Давайте строить, жить в нашем любимом городе.

- Кстати, недавно совершенно тоже услышал мнение и том, что развитие региона в той или иной степени характеризует количество, как маркер в определенной степени, количество бизнес-центров определенного класса. У нас их нет, и к нам приезжали эксперты из других регионов, говорили о том, что если смотреть на это как на лакмусовую бумажку, то в Перми все не очень хорошо, и инвестор первое, на что обращает внимание, приезжая в наш регион, именно на такие вот маркеры. У каждого инвестора они свои. Кроме ваших слов, что у нас есть на что посмотреть, что с Пермью можно связать? На что бы еще можно было обратить внимание в части пришел и пальцем показал, смотрите, вот здесь вот...

- Парки, мне кажется, это то место, которое отличает город от города другого, показывает уровень вовлеченности власти в развитие общественного пространства, это урбанистика, это среда обитания, это каждый день, когда мы идем на работу и возвращаемся с нее, мы идем либо через парк, либо мы вечером гуляем с детьми там. И от того, насколько мы готовы это осуществлять, будет во многом зависеть, насколько мы далеко или близко от тех городов, которые расположены в определенной удаленности от нас.

- Т.е. мы можем спокойно инвестору предложить какой-то участок, указав конкурентные преимущества этого участка, близость к зеленой зоне?

- Да, парки, я считаю, это показатель того, насколько город изменяется и готов к каким-то новым явлениям, тенденциям, которые существуют в развитии городов, поэтому здесь вот это вещи для меня знаковые, во всяком случае, т.е. общественная среда.

- А парки - вот у нас ведь с этим, пусть мы и считаемся одним из самых зеленых городов, но ведь у нас с этим есть проблемы?

- Знаете, деревьями и кустами, мне кажется, нельзя выделить наш город, что мы являемся парковой зоной, вот еще раз перечислил те города, где паркам как раз особую роль уделяют.

- Ну это же вкусные площадки для девелоперов очень часто. Едешь по Перми и видишь, что вот эти угловые пространства, сочленения улиц уже давно заняты парковками, очисти, посади там деревья, как вот сквер Гагарина, бульвар Гагарина, вот там вот, где поставили сейчас бюст Юрию Гагарину, вот там в принципе, поставив этот бюст, это пространство уже выключили из потенциальной площадки под застройку. И у нас много таких площадок. Я сомневаюсь, что нынешние собственники будут готовы отдать их под развитие.

- У нас был недавно мастер план, с чем город работал, и мы про него забыли, это вот как раз определенный механизм, который помогает и гражданину обычному понять, где он живет и знать, на что в будущем можно строить свое какое-то будущее. Нужны такие вот скрепы в обществе.

- Как пространство вокруг места его обитания будет развиваться, в конце концов?

- Вот, это важно, это освещенные улицы, это чистые дороги, это фестивали, это какие-то мероприятия, связанные с тем, чтобы вовлечь максимальное количество людей в ту жизнь города, которое оно запрашивает сегодня. Инвестиционный климат очень важен здесь, поэтому это опять же ложится на плечи власти по привлечению инвестиций в наш край, это их работа. А мы бизнес среда, мы всегда идем туда, где можно зарабатывать, это правило предпринимателя.

- А зарабатывать в Перми можно? Создайте среду, подытожив вообще, сформулировав ваш тезис, и что самое удивительное, среда - она будет определять желание тех, кто придет сюда с деньгами, развивать этот город в части монументального строительства.

- Да, здесь все помогают друг другу, только так можно что-то изменить, по-другому я не вижу способов что-то менять.

- Будем надеяться, что ваши слова попадут в нужные уши, и что-то начнет меняться. Большое спасибо. Вячеслав Турпанов, эксперт в области строительства и девелоперства был гостем программы «Районы, кварталы» на этой неделе, услышимся на неделе будущей, ну а расшифровку и звуковой переслушать эту программу всегда можно на нашем сайте www.echoperm.ru. Спасибо за внимание.

 


Обсуждение
4333
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.