Верхний баннер
20:55 | ПЯТНИЦА | 28 АПРЕЛЯ 2017

$ 56.98 € 62.04

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
18+

Программы / Особое мнение

27.05.2016 | 18:33
«Кого мы обманываем, господа? Если у человека есть возможность заплатить миллион долларов на избирательную кампанию, так пусть он открыто это покажет. Иначе грош цена этой демократии в «Единой России», – Сергей Иванов, журналист

- Программа «Особое мнение» на «Эхе Перми», в студии Вячеслав Дегтярников, Мария Зуева за звукорежиссерским пультом. Сегодня у нас со своим особым мнением Сергей Иванов, журналист. Здравствуйте, Сергей!

- Здравствуй, Слава, здравствуйте уважаемые радиослушатели!

- Отгремели, понимаешь, выборы, практически. Ну так практически, не так практически... Результатов, правда, все еще нет, никто ничего не может посчитать. Как оцениваешь? Как прошли, кто победил? Победил не только в смысле того, кто больше голосов набрал, а кто набрал политических голосов во всей этой ситуации? И, наверное, самый важный вопрос, который всех волнует… Хотя, давай все по порядку. Вообще, мне кажется, что они немножко раскачали ситуацию. Причем раскачали достаточно серьезно, что к 18 сентября явка избирателей, на мой взгляд, серьезно увеличится.

- Вячеслав, ты как истинный единоросс отказался от слова «праймериз». Речь, как я понимаю, о предварительном голосовании идет?

- Ну я же сказал – почти выборы.

- И главный вопрос: кто проиграл, а кто выиграл?

- Да.

- Проиграли все из единороссов. Это понимаешь, я взял пример с президента и наблюдал со стороны. Т.е. без шуток, не голосовал, но интересовался этим процессом. И что меня удивило: не ожидал такого количества скандалов, жалоб. Причем единороссам-то никто не мешал. И оказалось, что в благородном, в кавычках семействе, не все так спокойно.

- Это же нормально, это внутриполитическая борьба.

- Какая же это внутриполитическая? Это уже не конкуренция, это когда, условно говоря, подкуп избирателей, когда разоблачающие статьи, публикации, телесюжеты, скандалы. Все то, что на протяжении долгого времени представители партии скрывали – это вскрылось одномоментно.

- Это вы называете это подкупом. На самом деле это массовый наем агитаторов.

- Нет, ну это действительно как назовешь. Правила были не определены, кто-то ведь написал, что вы бы нам разъяснили, и мы бы этим не занимались. Думали же, что это большая игрушка, а не выборы в полном смысле слова. Ну хотя, на самом деле, это симптоматично.

- Это и есть игрушка, это же правда игрушка?

- Ну, конечно, игрушка. Т.е. на самом-то деле политические силы воспринимают это как игрушку. Но для избирателя это все ведь выглядело по-настоящему, серьезно.

- Я, конечно, не участвовал практически…

- Т.е. ты тоже не голосовал?

- Нет, я не голосовал.

- Какие мы аполитичные.

- Как «истинный единоросс» – как ты меня определил, я не голосовал. Но я видел, в том числе в Фейсбуках, в социальных сетях, очереди же стояли.

- Ну давай обратимся к статистике. Была задача – 10%. Она не выполнена. Т.е. внутрипартийная. Очереди – это технология, на мой взгляд. Квалифицированных специалистов по подсчету голосов не хватало, бюллетеней не хватало. Я не собираюсь никого обвинять, но технология такая существует, что искусственно создать ажиотаж, когда условно еще на контракте люди, которые занимаются агитацией, как ты говоришь, стоят и ждут.

- Это не я говорю, это просто одна из технологий.

- Да, и они будут стоять

- Вы же о статистике. Статистика – это курица, т.е. целая. Вы про одну часть курицы, а я про другую.

- Стакан на половину пуст или полон, да. Ажиотажа не было, эти цифры показывают, что далеко они даже от самых оптимистичных прогнозов федерального руководства были. Да, были на определенных участках сложности, а были и другие случаи. Я хотел сказать бы о нарезке. Где-то было на избирательном участке 9 мест для голосования, а где-то в разы меньше. Там колено составляло порой в сельских территориях 30 км. Надо быть большим фанатом «Единой России», чтобы за несколько десятков километров отправиться голосовать на предварительное голосование.

- Это, конечно, поэтому и подвоз. В этой ситуации подвоз, он абсолютно оправдан. Имеется ввиду, если деревня действительно в 30 км от счетного участка.

- А с точки зрения избирательного законодательства это нарушение? Подвоз? Вот на нормальных, больших выборах.

- Мне сложно сказать.

- Скорее да, чем нет.

- Сложно сказать, даже для больших выборов это сложность. А возможно это обеспечение права избирателей проголосовать.

- Ну когда это работники счетной комиссии или избирательной комиссии – это безусловно так, а когда сами кандидаты или представители их штабов, то, я считаю, что это нарушение.

- В данной ситуации, видите, мы опять с вами спорим. Неважно ведь, кто подвез. Вот едет кандидат, стоит бабушка, ей хочется проголосовать. Кандидат ее взял и подвез до избирательного участка.

- И говорит: проголосуй за моего соперника, за меня не надо.

- Почему? Может он ей вообще ничего не говорит. И даже если он ей говорит, то как проконтролирует, за кого бабушка проголосовала?

- Владислав, все это от лукавого. Я помню риторику тех же единороссов, которые сами занимались подобными технологиями – «безобразие, всех расстрелять, что вы гады, негодяи». Сейчас занимаются тем же самым.

- Есть и плюсы. Впервые «Единая Россия» вышла на дебаты. Это же впервые, до этого же никогда не выходили. Они начали тренироваться на кошечках.

- И тут есть надежда, такая робкая надежда, что эти дебаты продолжатся и в настоящей избирательной кампании с оппонентами, с лидерами других партий. Дай то Бог. И это было бы гораздо интереснее, чем внутри.

- В газетах пишут… конечно, профессор Преображенский говорил, что не читайте советских газет, но других, к сожалению, нет. Остальное уже с помощью табуреток можно лечить. Пишут, что губернатор на этих выборах проиграл, все его кандидаты как бы ушли. Получается, прогубернаторская команда, если таковая есть, в газетах пишут, что есть. Я газетам в некоторых случаях верю, в некоторых случаях – не верю. Как твое ощущение, проиграл губернатор, не проиграл губернатор? Вообще был он заинтересован, не был он заинтересован?  Или ему вообще не до вот этих самых баталий?

- Я в таких случаях говорю: я газет не читаю, я в них пишу. Знаешь, проиграл или выиграл губернатор – можно судить после того, как мы поймем, возглавит он региональный список «Единой России» или нет. Если возглавит, то, наверное, он больше в минусе, а если он останется над схваткой из-за каких-то обстоятельств, ну не пойдет на выборы, то тогда он и не проиграл и не выиграл, он наблюдает это со стороны. Если его обяжут, и он будет ответственен за результат своим участием, прежде всего, тогда, да, ему, конечно, хотелось бы гораздо большего представительства своих сторонников. Поэтому можно оценивать и говорить, в плюсе он или в минусе, наверное, ближе к июню месяцу.

- Вот так вы считаете. Что вы скажете по поводу, почему до сих пор результаты не оглашены?

- Это важный вопрос. Наверное, его задают не только представители других партий, которые следят за этим процессом, но и внутри. Можно только догадываться. Считают долго, работы прибавилось счетным комиссиям.

- Уже появилась информация, что даже если посчитают, и посчитают при этом, что были нарушения, не объявлены были действительно правила, никто же не сказал, что должно быть так и так. Есть устав «Единой России», в уставе написано, что должен быть праймериз, должны быть предварительные выборы. Больше там ничего не написано. Никто не расписал, как это должно быть, в соответствии ли с действующим законодательством.

- Классная уловка для нечистоплотных кандидатов.

- Вот смотри. И опа! – появилась такая ситуация: кандидат Н или кандидат И, без разницы, осуществлял подкуп избирателей. И его на этом основании сняли.

- Вот знаешь, это на самом деле экзамен на зрелость для регионального руководства «Единой России». Они вообще находятся в тупике таком, и цейтноте и цугцванге одновременно.  Потому что если на это не отреагируют, то они карт-бланш на подобные методы дадут в сентябре. Это вообще тогда вакханалия начнется. Если отреагируют…

- Вы имеете ввиду, что карт-бланш дадут остальным партиям?

- Нет, безусловно, только «Единой России». А это приведет уже к многочисленным скандалам, разоблачениям и прочему.

- Она же по определению партия власти. Кто-то в кавычках ставит, кто-то не в кавычках. Если партия власти позволяет себе так, то значит младшим «партиям не власти» тоже можно.

- Начнется вакханалия. Они не сделать оценку этим явлениям не могут. С другой стороны, также, я думаю, понимают, что если они кого-то снимут, а такие намерения, полагаю, есть – это вызовет какой-то медийный фон, скандал, публичное обсуждение, чего им тоже хотелось бы избежать. Поэтому очень трудное решение. И возможно в связи с этим так затягиваются объявления результатов.

- Т.е. это сейчас карты раскладывают, пасьянсы?

- Да. Я думаю, они выбирают наименьшее зло. Или подвергнуться критике в средствах массовой информации, причем порой справедливой. Либо развести руками и сказать, что, ребят, как хотите, так и выбирайтесь, и кто во что горазд начнет.

- Но при этом нельзя же не оценить того факта, что, смотрите, мы с вами, тобой…

- Ты что на вы переходишь, вежливый очень?

- Да, пытаюсь и забываюсь. Сидим, обсуждаем уже 16 минут, точно, «Единую Россию». Причем ни я, ни ты к партии никакого отношения не имеем. Остальные средства массовой информации обсуждают «Единую Россию».

- Так ты задай вопрос про другую партию.

- Нет, я понимаю. Я-то про то, что результата они добились своего, «Единая, Россия», все говорят про «Единую Россию».

- На самом деле, да. И мнение многочисленных экспертов слышал, что медийный фон, информационный, был исключительный, и это большое достижение партии власти.

- Это сколько из партийной казны на это потратить, чтобы столько говорили?

- На протяжении 5 лет, на протяжении всего этого избирательного цикла мы тоже слышали в большинстве своем про «Единую Россию». По той простой причине, что их просто больше в законодательных органах власти, т.е. у них крупные фракции в Госдуме, в законодательном собрании, в городской думе – их много. При этом вся информационная повестка на протяжении последних 5 лет была посвящена им. И этот акцент в праймериз, что другие партии отсутствовали – это в пользу бедных, что называется. Они изначально, априори, все равно говорят, пишут и показывают больше их. Ну, я согласен, что плюса они поимели, но это прежде всего для тех кандидатов, которые реально, серьезно собрались на выборы 18 сентября, особенно в отдаленных территориях, потому что они выстроили сетку. Сетку агитаторов, сетку своих сторонников, которые им, безусловно, помогут избраться осенью. Сейчас только у них задача – удержать, замотивировать, и все. Вот это практическая польза для кандидатов. Информационно я ставлю ее под большое сомнение. Ну выхлоп такой произошел мощный информационный, и все на свои дачные участки уехали и забыли. И это, кстати, очень большая проблема, ведь разъяснительной кампании как таковой не было. И какая-нибудь баба Маша, проголосовав, она вполне уверена, что все, выборы для нее закончились, она отдала свой голос за кандидата Н, а 18 сентября ее снова потащат на избирательный участок. И вот как эти пазлы уложатся у нее в голове – это вопрос.

- Т.е. я-то как раз сказал, что они раскачали ситуацию, и что 18 сентября мы получим большую явку избирателей. Ты считаешь, что как раз наоборот, что избиратель не разобрался, что произошло, избиратель запутанный, избиратель не понимает, были ли это выборы или это довыборы. Т.е. ты считаешь, что все, избиратель выполнил обязательства перед властью, пошел, проголосовал, и избиратель считает, что он избрал уже депутата.

- Нет, безусловно, на осенних выборах явка будет больше, чем эти 7,5%, которые показала «Единая Россия» в прошедшие выходные. Но какой-то запредельной явки, т.е. выше среднестатистического показателя, отнюдь. Во-первых, не предполагает и время проведения выборов, потому что все равно все будут заняты своими садовыми делами, а этот аспект не надо сбрасывать со счетов. И супер-явки от того, что единороссы пошумели в мае…

- Продолжается программа «Особое мнение», сегодня со своим особым мнением Сергей Иванов у нас в гостях. Сереж, смотри, ты сказал, что особой явки на выборах 18 сентября не будет, что вот эта раскачка, которая произошла в мае единороссами, не подтянет избирателей к участкам в сентябре. У меня-то как раз другое впечатление складывается, но я не обозреватель, как таковой, просто обычный обыватель. Мне казалось, что явка будет повыше, что всякие разные технологии, в том числе карусели – какие там еще бывают аттракционы детские – лотереи, включать будет сложно, потому-то единый день голосования и 6 бюллетеней. И в результате то, что мы можем получить в сентябре, может совершенно неожиданным, и в первую очередь даже не для «Единой России». Это может быть совершенно неожиданным для других партий. Вот я знаю, один лидер партии, не буду называть, хотя их сейчас много, приезжал в Пермь и сказал, что, ребята, ни в коем случае выше такой циферки набирать не надо.

- Т.е. они боятся больше взять, чем положено?

- Я не знаю, мне рассказывали, сорока рассказывала. Сорока-то ведь не врет, это же такая птица, она же правду всегда говорит, глаголет. Приезжал и сказал, что такая циферка – выше не дай Боже, потом что мы с этим делать будем. Вот твое мнение?

- Что привлекает избирателя? Как бы это не звучало цинично – скандалы, разоблачения. Я не говорю борьба идеологий, хотя у продвинутой публики, им важны политические программы. А борьба, и вот эти скандалы, которые произошли в мае – это же воспринимается как мышиная возня, единоросс бился с единороссом, не с представителем другой партии. И, соответственно, удержать эту конфликтную ситуацию, которая постоянно в паблике, затруднительно до августа, сентября месяца. Поэтому я не говорю, что это свисток куда-то в воздух, но это все сойдет на нет после того, как объявятся результаты, после того, когда все успокоятся, буквально несколько дней или недель. Не тот импульс для того, чтобы помнили в сентябре.

- Опять-таки, объявят результаты, найдут виноватых. Если найдут, то виноватых почикают, поставят в угол, объявят их уже изначально виноватыми. Виноватые, я не думаю, что согласятся в углу стоять и молчать, виноватые, я думаю, начнут говорить, глаголить. И тут сороки полетят опять.

- Слушай, кого волнуют эти проблемы? Все это внутрипартийные какие-то разборки.

- Надо быть логичным. В начале ты сказал, что вот, все сейчас расшатались и нормально, потом уляжется, все забудут. Но при этом фон они создали. Потом говоришь, что кого интересуют внутренние партийные разборки.

- Можно эту тему бесконечно педалировать. Вот, смотри, на самом деле я не жажду крови, и сказать: ах, этих нарушителей надо обязательно исключить, волчий билет, расстрелять.

- Там и беспартийные же были?

- Да, там и беспартийные.

 - Не знаю, есть ли они среди нарушителей.

- Надо анализировать, но суть не в этом. У нас снимали оппозиционных, и они шумиху устраивали. И на протяжении длительного времени, не одного года даже, постоянно вспоминали: вот, меня губернатор снимал, я такой герой. Это вот единственные заслуги, которые остались. И эту тему тот или иной кандидат педалирует. И на самом деле руководство «Единой России» может хорошую службу показать с демократами и либералами. Кого-то убрали, вот мы не только записных оппозиционеров снимаем, но и своих тоже, свои ряды чистим. Тут они такими благодетелями могут выступить. Поэтому я говорю, что у них вилка, они сейчас размышляют, как им поступить. Потому что плюсы, на самом деле, из лимона лимонад можно сделать и в том, и в другом случае.  Вопрос тоже опять же технологии внутрипартийного руководства.

- Прогнозы?

- Снимут. Кого-то должны.

- Снимут?

- Да.

- Показательно?

- Показательно.

- Высекут на площади?

- Расстреливать не будут, но высекут.

- Серьезно будут сечь?

- Самые известные фамилии оставят в неприкосновенности, дабы избежать гораздо большего скандала, а неизвестных кандидатов, которые еще не являются членами партии – наверняка.

- Так они же обидятся?

- Ну и что? Ну вот чем это грозит для политсовета исполкома или руководства «Единой России»? Чем? Неудовольствием на страницах СМИ?

- Да.

- В течении там недели-другой. Слушайте, у нас немало ли действующих депутатов законодательного собрания точно, госдуму не вспомню… И это ведь никого не останавливало из руководства администрации губернатора в былые годы. Хотя они понимали, что шум и на федеральный уровень выйдет, и выходил, не останавливало. А тут-то… Это мышиная возня, если вот брать пропорции то, что было раньше.

- Мышка-то больно большая, крупная мышка-то.

- Фамилию этой мышки, скажи, пожалуйста.

- Я имею ввиду там она в виде медведя всегда изображается, но мышка-то крупная, она же ходит, она поляну топчет.

- Вот знаешь, мы придаем огромное значение этим праймериз, на самом деле. Вот с точки зрения обывательского, не буду повторяться про эти проценты, ну это один эпизод из жизни партии власти и не более того.

- Но при этом, смотри, я со всеми партиями не знаком, нас просто еще не познакомили. Но судя по соцсетям, вот этот праймериз «Единой России» обсуждали все партии.

- Во-первых, дефицит новостей. Ну, действительно, тема, которую можно педалировать на протяжении длительного времени. Дефицит политических новостей прежде всего, а тут такое больше мероприятие с точки зрения – молодцы, что единороссы провели праймериз. Только это ровным счетом не свидетельствует о том, что на протяжении 3-х летних месяцев все будут только об этом говорить.

- Наконец-то партия власти стала, если вот следовать логике «Единой России», стала открытой. Вот все говорили, что мы закрытые, вот, пожалуйста, мы открылись.

- Да это имитация. Ну где же они открылись?

- Вот вам, понимаете, что ни дай – вам все не сахар. Вот дали уже открытые дебаты, дали возможность голосовать, выбирать, спросили у народа. Народ, говорит, кто из этих кандидатов твой, народ? Народ уже пошел, постоял в очереди, 1,5 часа между прочим народ стоял в очереди, а вам все мало. Что вам нужно-то тогда, скажите? Вы все время будете говорить: «Мало, мало». Остальные партии сидят тихо в уголке, никого не выбирают. Внутрипартийную какую-то решили ситуацию – оп, и человек стал депутатом Государственной думы. Все, это же полное отсутствие демократии. А здесь она присутствует в развернутом виде.

- Ты это откровенно говоришь?

- Конечно. Ну поспорьте, вот давайте критикой заниматься.

- Ну какая открытость и демократия?

- Прямая. Прямое волеизъявление народа, прям прямое, прямее не бывает. Вот идет тетя Маша, вот идет, доходит до участка, голосует, ставит галочку, крестик, нолик, любой другой знак напротив фамилии. Ну где еще, ни в одной партии такого нет.

- Ответь, пожалуйста, уже извини, возьму на себя инициативу ответить. Вопрос: почему же ты тогда не был на избирательном участке, почему тебя эта вся шумиха не завлекла?

- Не замотивировали.

- Т.е.  500-700 рублей не дали?

- Как-то обидные слова вы говорите, однако. Вы видите, понимаете этот мир из окна моего персонального автомобиля. Знаете, чужих баранов зачем считать? Вот если бы мне предложили 1,5 тысячи, может быть, долларов США, то может быть я пошел бы и проголосовал.

- Сейчас в холодный пот некоторых бонзов кинет, потому что они понимают, что ставки к сентябрю будут увеличиваться.

- Вот я о чем. Будут увеличиваться?

- Конечно, будут увеличиваться.

- Тут толкнул уже мысль как-то на «Эхе»: может быть, узаконить подкуп? Т.е., смотри, мы это уже обсудим после федеральных новостей. Допустим, какой-нибудь там Иван Козлов получил 1000 рублей, идет на избирательный участок. 150 платит за то, чтобы проголосовать. Все довольны. Иван Козлов получил остаток, бюджет получил средства. Все окупается. Сереж, вот я предложил вариант решения проблемы, как мне кажется.

- Ты вообще затронул самую интересную тему в предвыборных… Это деньги, это финансы.

- Вот нашим слушателям надо повторить. Как тебе предложение? Получает, чтобы никого не обидеть, Вячеслав Дегтярников 1000 рублей. Идет на избирательный участок, 150 платит и голосует. Не заплатил – не проголосовал.

- Я хотел несколько в иную плоскость. Мы вернемся, безусловно, к этому вопросу. Если о денежных отношениях. Первое, что должна создать «Единая Россия», касаясь денежных взаимоотношений во время выборной кампании – это ввести избирательный залог, играть по-честному. Это на уровне законодательной инициативы.

- Поясняйте.

- Поясняю. Человек собрался на выборы, не надо ему никакие подписи собирать, чтобы не было у него, чтобы не было у избиркома никаких соблазнов или злоупотреблений, что точечку не там поставил, запятую. И вообще это не бульвар, а проспект. За что снимали многих кандидатов? Избирательный залог – набрал 10% голосов – тебе возвращается. Не набрал – все, в доход государства. Вот это было бы. И злоупотребления бы не было, и не было бы желания чиновников снять какого-то неугодного кандидата. Все мы знаем, какие деньги тратятся на выборную кампанию. Избирательный…

- Секундочку, все мы знаем. Я вот не знаю – рассказывайте.

- Понятно, т.е. рассказать, да?

- Да, в циферках с ноликами, пожалуйста.

- Избирательный фонд по действующему законодательству – сущие крохи. Хотя депутаты тратят, допустим, на кампанию в Государственную думу миллионы, десятки миллионов рублей. Причем, что меня удивляет, даже чиновники, эксперты, на полном серьезе заявляют, что кампания в Госдуму стоит миллион долларов. Откуда деньги? Какие миллионы, если у него избирательный фонд составляет в разы меньше. Кого мы обманываем, господа? Если у человека есть возможность заплатить миллион долларов на избирательную кампанию, так пусть он открыто это покажет. Иначе грош цена этой демократии в «Единой России», о которой ты говорил. Подчеркиваю, если мы даже в малом друг друга обманываем.

- Т.е. вы предлагаете совершенно с американской кальки?

- Нет, почему же с американской.

- Т.е. лоббирование полностью разрешаем – сколько взял, откуда взял, кто внес в избирательный фонд – все открыто. Берешь сколько хочешь, платишь кому хочешь, единственное – покажи это.

- В любом случае, это честно и открыто.

- Я тоже за.

- Это не деньги какие-то из кармана, это нормальные, цивилизованнее правила игры. А что, касаясь американской кальки… У нас в законодательстве было на заре демократии, у нас были избирательные залоги, которые…

- Только когда она была, эта заря?

- Заря была.

- Заря была? Вот я пропустил. Ладно.

- Ты поздно стал…А, ты до сих пор же еще не голосуешь.

- Да, я еще маленький, паспорт-то недавно выдали. Усы и хвост, тем более.  За деньги заговорили. Сколько приблизительно по твоим подсчетам было потрачено на праймериз?

- Ой, я такие расчеты…

- Ну так, оценочно.

- Ну деньги платились. Если учитывать подкуп избирателей, то тогда умножай количество поданных голосов на 500-700 рублей.

- Ну что уж, прямо все? Ну прям все? Вы же вообще в людей не верите.

- Ну не все.

- Кто-то по-честному.

- Кто-то за 30 км ехал, был фанатом «Единой России», голосовал. Были и такие, согласен.

- Были. Я встречал одного. Вот он шел до Оханска, между прочим.

- Слав, на самом деле сумма,         размеры не важны, важна открытость и честность. Покажите, сколько потратили, чтобы все понимали – откуда эти деньги, как.

- Т.е. ты считаешь сейчас, что исполком «Единой России» должен выйти и сказать, что вот этот победил, этот не победил, но это еще не все. Продолжается вторая серия, мы сейчас открываем все наши карты. За время праймериз, так называемых, или предварительных голосований, было потрачено из фонда партии… Они же обязаны это озвучить, да? Из фонда партии столько-то, кандидаты потратили столько-то. Мы же все эти плакаты-то видели, да? Они же не бесплатные.

- Мы же говорили, это игрушка. Тут нет правил. Это в настоящей избирательной кампании есть фонд, мы видим. Хотя, конечно, догадываемся, что совершенно не те деньги были потрачены, но, по крайней мере, в строке. А сейчас никто не будет ни перед кем отчитываться по той причине, что их ничто не регламентирует и не заставляет. Поэтому все это будет под завесой мрака, тайны, никто не узнает, сколько было потрачено.

- Понятно. А плакат-то этот снимут или не снимут? Так и будут висеть?

- Нет, ну пока договор аренды, то, наверное, будет мелькать, напоминать.

- Сейчас плакаты в совершенно неожиданных местах висят. Например, на моей любимой, родной мне последнее время Зеленке, там плакаты появились, когда их нигде не было, там обычно только стаи собак бегали, а теперь и плакат висит.

- Ты представляешь, какой вброс в экономику конкретного региона? Эти деньги же все равно заработают. Так что есть несомненные экономические плюсы.

- Хорошо, тогда рассказывайте, кто на этом заработал?

- Ну кто, кто в рынке работает – рекламщики, журналисты, бабушки, которые занимались на договорной основе агитационным сопровождением. Нет, ну все равно, деньги в экономику, пусть не в таких объемах, как федеральные кампании, но, тем не менее, были вброшены. Но это не плохо.

- Т.е. больше выборов, хороших и разных?        

- На самом деле…  Знаешь, если бы установили правила, они у нас меняются, и выборы – это бесконечный такой процесс. Я понимаю, что определенным группировками они выгодны – и журналистскому сообществу, и политологам, консультантам, и политикам самим.

- А вот почему журналисты все время говорят, что выборы нечестные. Им просто заработать охота?

- Да нет, кому-то может быть и охота, но ты смотри, как много журналистов переквалифицировалось в политконсультантов. Все-таки, наверное, там гораздо больше размер гонораров, я так полагаю.

- Не знаю, не в курсе.

- Не был там, не знаю.

- Я пока только стремлюсь, я пока только обычный журналист. Но когда-нибудь, конечно же, переквалифицируюсь, как только пойму, что там выгоднее. Вот видишь, я же говорю – не замотивировали просто, надо было мотивировать лучше.

- Ты опять поднимаешь ставки?

- Да, конечно, господа, ставочки поднимаются. Так если про ставки... Если тут говорили про 300-500 рублей за голос, то к 18 сентября мы ставки поднимаем, то сколько будет на реальных выборах?

- А видишь, растут. В прошлом выборном цикле была такая такса: голос – бутылка водки. Ну что мы закрываем глаза, это действительно было, там многие знают. Сейчас 500-700, я в таких размерах слышал.

- Сейчас голос – бутылка виски.

- Ну примерно так.

- Хорошего виски, да?

- Ну односолодовые вряд ли будут кандидаты раздавать своим избирателям, но по 1000 рублей... Даже не сомневаюсь, что осенью такие будут размеры.

- А если в этот день запретят продажу алкоголя?

- Понимаешь в чем, какое больное у нас общество. Мы с тобой на радиостанции «Эхо Перми» всерьез рассуждаем, сколько кандидаты платят своим избирателям. 

- Мы не в серьез, мы понарошку.

- Это игра, да, это игрушка. Это же страшное дело, понимаешь? У нас власть выбирается за бутылку водки или виски даже. В итоге кто же придет?

- В какой-то другой стране как-то по-другому происходит? Я понимаю, что в моей любимой Болгарии по-другому, потому что там за ракию...

- Знаешь, не жил и не голосовал в других странах, но полагаю, что, наверное, по-другому. За бутылку водки там голос не покупают.

- Я же говорил – за бутылку ракии или грапы. Везде же разные национальные напитки. Вот та же Савченко приехала…

- Бутылку водки попросила, а не горилки, да.

- А могла бы горилку попросить. Привыкла.

- В тюрьме столько просидеть, конечно.

- Привыкла, говорит. Считаете, что будет стоить дороже, да?

- Полагаю, да, к этому все основания есть.  Во-первых, будут другие партии, будет конкуренция, не мнимая, а реальная. Я надеюсь, что все-таки она будет. Ставки будут выше, народу будет больше. Она более затратная, безусловно.

- И последний, наверное, такой прогнозный вопрос, собственно, остается-то 2 минуты. «Единая Россия», вот она останется на том проценте, который пришел нынче на праймериз? Или наберет больше? Т.е. если вот прошли предварительные выборы, ожидали, что придет 10%, а пришло 8. Соответственно, 8 у них останется и в парламенте?

- Сложная для меня математика. 8 – это что?

- Вот 8% пришло голосовать за «Единую Россию». Этот процент останется на больших выборах, на настоящих выборах?

- Как раз тут существует риск. Потому что это на уровне психологии. Я голосовала за…

- Меньше 4% будет?

- Сейчас из тех 8-ми может какой-то и меньше станет, но другие-то придут все равно.

- «Единая Россия» 8 никогда не набирала, у них обычно больше 25-ти от пришедших.

- Нет, как ты считаешь явку за «Единую Россию» и явку за другие партии? Я не могу это разделить.

- Явку за «Единую Россию». Вот сейчас за «Единую Россию» пришло 8% с чем-то. Вот эти 8% с чем-то останутся?

- Трудно сказать. Вот, понимаешь, невозможно делать явку за «Единую Россию» в мае и в сентябре, когда будет большой цикл выборов, три уровня – Госдума, Законодательное собрание. Невозможно. За «Единую Россию» они придут или за другую любую партию голосовать. Это общее будет.

- В общем, уважаемые слушатели, приходите на выборы, ставьте крестик, нолик и любой другой знак в бюллетени. И все будет у нас хорошо. Сергей Иванов был у нас в гостях. Порассуждали за бутылку водки, за виски, за граппу, за выборы, не выборы, за все остальное. Что ж, поживем – увидим, как оно все будет в сентябре. До сентября немного осталось. Собственно говоря, просто лето. А лето – это маленькая жизнь.

________________________

Программа вышла в эфир 27 мая 2016 г.

Обсуждение
2462
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.