Верхний баннер
20:52 | ПЯТНИЦА | 28 АПРЕЛЯ 2017

$ 56.98 € 62.04

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
18+

Программы / Особое мнение

10.06.2016 | 22:20
«Мне кажется, что на том же бесконечном строительстве дорог, проектировании осваиваются гораздо большие деньги. Возможно, они, если называть вещи своими именами, просто крадутся в гораздо больших масштабах, нежели вот эти 30 миллионов, которые Балуеву вменяют», – Николай Иванов, политконсультант

- Программа «Особое мнение» на «Эхе Перми», в студии Вячеслав Дегтярников, Мария Зуева за звукорежиссерским пультом. И сегодня у нас в гостях со своим особым мнением Николай Иванов, политконсультант. Николай, добрый день!

- Добрый день, Вячеслав! Добрый день, уважаемые слушатели!

- Пермь в очередной раз на этой неделе отличилась, мы так долго стремились стать центром Европы, мы наконец-то центром Европы и стали.

- Да, есть такое.

- Только с точки зрения распространения прекурсоров, ну, собственно говоря, наркоты по всем странам Европы. Что вы по этому поводу думаете?

- Честно говоря, больше, наверное, это, Вячеслав, ваша тема, да, потому что, насколько я знаю, вы и на «Рифее» в свое время серьезно занимались, делали.

- Да, мы с 8-го года эту всю ситуацию отслеживали.

- Да. Просто я, честно говоря, особо ее вообще не отслеживал, очень был шокирован, когда вот, по-моему, в среду «Коммерсант» федеральный выдал это на первой полосе, огромный материал, т.е. на всю федерацию – «Амфетамины из пермских рук», по-моему, где вся эта история была описана, что, действительно, с начала 2000-х годов по сути у нас Пермь была, оказывается, центром производства прекурсоров, да.

- Да, прекурсоров.

- Это для производства амфетамина в Европе в огромных промышленных масштабах. Я тут действительно вспомнил один из любимых своих сериалов «Во все тяжкие», который был снят, кстати, позже, у меня даже возникла мысль, что вот мог ли кто-то, скажем, слить эту информацию, скажем, и они на основе пермского материала сделали этот сериал.

- Допускаю.

- Потому что настолько все похоже, да – ученый химик, уважаемый, известный, стоит во главе наркомафии, получается, как там «Во все тяжкие», варят мет, ну вот что-то такое же, и вроде бы человек уважаемый, был руководителем торгово-промышленной палаты. Честно скажу, поскольку я этой темой предметно не занимался никогда, в отличие от вас, конечно, для меня был шок, когда вот я это все прочитал.

- У меня такое ощущение на самом-то деле складывается, что, во-первых, конечно, посадили совершенно невинных людей, потому что те, кто организовывали всю эту наркооперацию, они до сих пор на свободе и, полагаю, в погонах все еще ходят.

- На самом деле, да, какая-то темная история, потому что вот тот же Кудрявцев, да, который обвиняется в том, что он главный организатор этого дела, заявляет, что на самом деле все, говорит, это было согласовано с наркоконтролем, и мы там работали чуть не под их крышей, и, действительно, насколько я помню, после того, как это дело вообще появилось, вскоре там лишились, по-моему, своих должностей на тот момент и начальник нашего управления наркоконтроля, и другие высокопоставленные офицеры.

- У меня складывается впечатление, что в принципе наркоконтроль был расформирован в том числе из-за этого дела.

- Дело очень громкое, насколько я понимаю, да, чуть ли не на уровне глав государств оно в свое время обсуждалось, и на самом деле оттуда все пошло, просто в Перми, к сожалению, так, видимо, в информационном поле, может быть, кроме вас особо этой темой и не занимался, я вот то, что это в очередной раз мы так вот «прославились» на федеральном уровне, конечно, это опять, наверное, положительного имиджа Перми не добавляет, хотя наверное, спокойно...

- Зато европейская известность.

- Европейская известность и, наверное, для кого-то понимание, что вот какие гениальные люди, значит, здесь жили и работали, вот как господин Кудрявцев, который, Уолтер Уайт, там, грубо говоря, герой фильма «Во все тяжкие», ну вот, это наш, наверное, Уолтер Уайт пермский – можно этим гордиться, не гордиться, но, по крайней мере, почему-то в других регионах таких не было прецедентов.  

- Так и самое смешное, что производилось-то все это дело на территории бывшего Орджоникидзевского завода.

- Ну да.

- Т.е это все за буквально пропускной системой, т.е. там все было понятно.

- Есть ощущение, что, конечно, честно говоря, я не верю, что можно было там, на протяжении 10 лет этим заниматься в таких масштабах промышленных, и действительно не было, грубо говоря, крышевания этого бизнеса.

- Если не прямого задания.

- Ну да, как вариант, т.е. посмотрим, придут ли куда-то дальше ниточки, или вот все ограничится тем, что двух этих людей посадили, и на этом все закончится.

- А как ты считаешь, пойдет дальше? Раскрутка будет у всей этой ситуации с учетом того, что следователь, которая изначально расследовала это дело, находилась сама под следствием. Вот когда все это читаешь, понимаешь, что это какая-то шизофрения, реальная шизофрения.

- Есть такое, да. Я, честно говоря, когда прочитал, реально был в шоке, просто что вот это все происходило в Перми, я не понимаю, да.

- Вот смотри, интересно еще тут вот, есть высказывание Кудрявцева, да, т.е. это вот «Московский комсомолец» в Петербурге в свое время публиковал.

- НТВ вот сейчас с ним.

- Да, значит, начнем с «Московского комсомольца», т.е. это достаточно крупное издание, выходящее на достаточно крупный город в России, и никакой реакции наркоконтроля, т.е. они ведь не отрицали эту ситуацию, не подавали в суд, т.е. они сидели и молчали. Почему?

- Почему – остается только догадываться, и действительно, будут ли какие-то следствия того, что был расформирован наркоконтроль, и, скажем так, будут дальше как-то более предметно другие уже структуры разбираться, вообще, чем он там в частности у нас в регионе реально занимался, ну посмотрим. Мне кажется, тут опять же зависит во многом от политики, от борьбы, так скажем, башен в Москве, да.

- Т.е. ты связываешь это с борьбой башен в Москве?

- Да, я думаю, что, безусловно, элементы этого присутствуют. Почему такой широкий резонанс выдал тот же «Коммерсант», это вообще-то криминальная хроника, да, как бы так-то по большому счету выдали на первой полосе, на 2/3 полосы, я думаю, тоже не случайно. Я думаю, что какие-то все-таки последствия, наверное, еще дальше будут.

- Т.е. вы сторонник заговора?

- Я не сторонник заговора, я сторонник, скорее, понимания, что ничего просто так и случайно...

- Т.е. какой-то «Карточный домик», да, некий сенатор тихонечко достает из заднего кармана журналисту «Коммерсанта» всю эту информацию?

- Ну, думаю, что, честно говоря, примерно так и было, да. Мы же видим, что бывший глава Госнаркоконтроля, мой однофамилец, господин Иванов, вообще-то считался всегда довольно близким, человеком к окружению главы государства, тем не менее, на сегодня он как-то оказался не у дел. Связано это, скажем, в том числе с пермской ситуацией или не связано, что там будет дальше, ну это уже борьба, мне кажется, на самом верху, в том числе и вполне возможно, что вот эта карта может быть дальше разыграна. Посмотрим.

- Может быть это вообще принципиально неправильное кадровое решение изначально было сделано, и даже не кадровое, тут скорее не кадры, надо говорить, тут неправильная сама структура была выстроена, вот само название – «наркоконтроль», да, т.е. они контролировали потоки.

- Получается так.

- А фактически на них сидели, т.е. в начале дело моего друга Сайфутдина Джурглоевича.

- Да, да, громкое дело.

- Вот, в котором та же линия прослеживается, один в один, т.е. какая разница, что контролировать – амфетамины или героин. 

- Ну, по большому счету, да. По большому счету, вопросов очень много, наверное, это и стало все-таки одной из причин.

- А не ли это вообще в принципе по всей правоохранительной системе? Если такое возможно в масштабах страны, что вот сидит товарищ абсолютно спокойно на территории бывшего крупного промышленного предприятия, имеет склад рядом с северным кладбищем, где все это хранится.

- Да, да. Абсолютно спокойно.

- И все это тащится во всей России, потом через границы, которые у нас «на замке», насколько мы помним, да, все это проникает в Европу, потом Берлускони встречается с Путиным и говорит, что, слушай, Володя, что-то меня твои наркоманы заколебали. Володя это слышит, и происходит нечто интереснейшее. Вот как вам это? Вот правильно вы говорите, что похоже, конечно, на некий сериал с криминальным оттенком?

- Ну, я думаю, что вообще имеет смысл сюжет очень интересный. Я думаю, что...

- Объявим конкурс на сценаристов.

- Был бы Алексей Иванов до сих пор пермским писателем с учетом его последних произведений, где он ударился так немножко в криминальное, значит, вот я имею роман «Ненастье», в том числе, я думаю, что он бы мог на этом фоне написать почище, может быть даже, чем «Во вся тяжкие», наверное. Материал-то просто благодатный для такого авантюрного произведения, ну, может быть кто-то и возьмется еще за это дело.

- Отлично, от одной криминальной истории переходим к другой. Который у нас министр-то уже по счету?

- Сейчас сложно вспоминать.

- Который оказывается в пределе интересов правоохранительных органов и задерживается в аэропорту «Большое Савино».

- В пределе интересов правоохранительных органов-то их достаточно много, просто задерживались, ну вот на моей памяти на уровне министра именно чтобы было задержание, наверное, все помнят – Роман Панов, помнят замминистра был имущественных отношений господин Кощеев, который к реальному сроку приговорен был, были все-таки чиновники пониже рангом, которые реально были задержаны в свое время. Вот чтобы уровень министра, были... Да, возбуждались дела, были исчезновения некоторых министров неожиданные, вот может некоторые помнят, был господин Бородулин у нас такой министр инфраструктуры. Но вот чтобы был так задержан и арестован на 2 месяца на сегодня, да, т.е. ну вот именно министр региональный, я, наверное, такого не помню.

- А что это? Это тоже борьба башен?

- Честно говоря, да, вы вот можете сейчас дальше тему развивать с конспирологией. Но я что хочу сказать… Вообще, так вот если честно, я считал всегда Балуева, наверное, одним из немногих действительно достаточно эффективных чиновников краевого правительства, и я вот тут согласен, наверное, с Андреем Денисенко, с вашим главным редактором, я в понедельник слушал «Разворот», и он там отстаивал тему, что, да, человек вроде бы украл немножечко, но зато он же выстроил эффективную действительно систему, действительно то, что можно показывать, и одно из немногих, что в Перми можно показать и, грубо говоря, экспортировать в другие регионы, да, вот эта система многофункциональных центров. Действительно, тут ничего не скажешь, действительно, это вещь очень удобная, хорошая, и в этом смысле нужно сказать, что Балуев показал свою эффективность. Да, другой вопрос, спорить не будем, безусловно, красть бюджетные деньги плохо, и если эти все факты подтвердятся, безусловно, человек должен быть наказан за эти вещи. Ну вот меня все-таки не оставляет, вот к вашему вопросу если вернуться, ощущение какой-то избирательности. Так вот, безотносительно фамилий, безотносительно каких-то фактов, мне кажется, что на том же бесконечном строительстве дорог, проектировании, реконструкции дорог тех же, в общем-то, мне кажется, что осваиваются гораздо большие деньги, в том числе, возможно, они, если называть вещи своими именами, просто крадутся, да, в гораздо больших масштабах, как я думаю, нежели вот эти 30 миллионов, которые Балуеву вменяют. Тем не менее, дорог у нас как не было, так и нету, а, скажем так, какую-то ответственность за эту ситуацию никто не несет на сегодня.

- А может быть это начало посадок – весна все-таки.

- Хочется верить, что, может быть, все-таки будут какие-то реально более серьезные вещи, потому что пока у меня какое-то ощущение, что, возможно, вся вот эта история с Балуевым, я его как бы не оправдываю, но почему-то она началась после того, как появилась информация, что он в Москву идет на повышение чуть ли не в министерство, чуть ли не замминистра связи и прочее, почему-то после этого вот вся эта история началась, т.е. я...

- Т.е. вы намекаете на то, что некие недоброжелатели, которые не хотели продвижения нашего пермского министра в Москву, заказывают дело, которое шьется белыми нитками, и тут его под белы рученьки в аэропорту «Большое Савино» при общем стечении, значит, народа, и задерживают.

- Ну, Вячеслав...

- Продолжается программа «Особое мнение». Сегодня у нас в гостях Николай Иванов, политконсультант. И вот выдавал Николай такую, как я понял, я могу и неправильно понять, такую конспирологическую теорию про то, что, значит, двигался человек по лестнице, двигался, двигался, уже почти дошел до Москвы, до Кремля можно сказать, нет – до Белого дома…

- До Белого дома.

- И тут, значит, на подлете его и срезали.

- Как одна из версий, на мой взгляд, вполне имеет право на существование. Еще раз говорю, что какое-то ощущение все равно избирательности – оно вот у меня лично присутствует в данном случае. Говорить о том, что, да, кто-то в Москве не хотел, значит, его появления, либо т какие-то еще другие вещи, но мне кажется, что реально корни этого дела – не в Перми их надо искать. Почему-то мне кажется, что все-таки это с федерального уровня, тем более что, все-таки, этим делом занимаются в ФСБ по Пермскому краю, а не то же УВД, не Следственный комитет, т.е. все-таки это более серьезная структура, которая все-таки ориентируется, безусловно, на федеральное руководство, поэтому, я думаю, что все-таки Балуев где-то кому-то мог в Москве, грубо говоря, перейти дорогу каким-то образом. При это я еще раз подчеркиваю, что безусловно...

- Ну мы еще не знаем, крал он или нет, потому что это всего лишь вменяют.

- Да, это пока, да, вменяют. Если это докажут, безусловно, человек должен быть наказан, но, подводя резюме, наверное, такая может быть несколько избитая фраза… Николай Михайлович Карамзин, когда его спросили, как можно одним словом охарактеризовать историю государства российского, он подумал и сказал: «Воруют». Т.е. говорить о том, да, что воровство, коррупция – она в принципе искоренима в России, наверное, на сегодня, к сожалению, это утопия, да, нужно вещи называть своими именами. Поэтому есть еще другая крылатая фраза, принадлежит она, как говорят, губернатору Росселю, но не ручаюсь, так это или нет, мне пересказывали. Он однажды собрал – губернатор Свердловской области Россель – в свое время всех олигархов местных или руководителей основных предприятий и им сказал: «Ребята, вы воруйте, но вы воруйте, значит, не с убытков, а воруйте с прибылей». Вот, если вернуться к Балуеву, то он, наверное, все-таки воровал...

- С прибылей.

- С прибылей и учетом того, что он все-таки что-то сделал, да. А вот те, кто воруют, скажем, с дорог, воруют, я не знаю, еще с каких-то объектов, которые никогда не будут, видимо, построены.

-Детские сады у нас сыпятся.

- Это немножко другое, при этом почему-то я вот об этих делах не слышал, что кто-то за это был наказан, поэтому ощущение избирательности есть.

- Если соединить два первых дела, получается, да, т.е. о котором мы говорили, это про прекурсоры, которые вызывают большие сомнения, и дело министра связи. Вот получается, что, да, действительно, вы где-то правы, получается, что эта машина может иногда и так работать.

- Безусловно.

- А может быть это просто плохой подбор кадров?

- С кадрами у нас вообще проблема, на мой взгляд, на сегодня. Вот мы до эфира обсуждали проблемы с кадрами в журналистике, так они в любой сфере сегодня, в том числе и в правоохранительной системе, в том числе и в чиновничьей, безусловно, системе. Как с той, так и с другой стороны баррикад с кадрами проблемы.

- У нас баррикады есть?

- Я имею в виду, если говорить как о правоохранителях, с одной стороны, так и чиновниках.

- Да.

- И там, и там, на мой взгляд, проблемы с кадрами, безусловно, присутствуют.

- Т.е. вот так вот вы разделили. Значит, с одной стороны – правоохранители, с другой стороны – чиновники.

- Нет, ну я имею в виду, что правоохранители и чиновники – они априори по разные стороны, потому что правоохранители, по идее, должны контролировать их деятельность, если украл – значит в тюрьму, да, вор должен сидеть в тюрьме, условно говоря.

- Украл, выпил – в тюрьму.

- Да, примерно так.

- Это вы описываете жизнь чиновника?

- Ха-ха-ха!

- Весело: украл, выпил – в тюрьму.

- Если применительно к Пермскому краю, то как-то тенденция такая прослеживается, к сожалению, в последнее время.

- Тогда пример этой тенденции, кроме вот этого министра и Панова.

- Нет, ну вот мы говорили про Кощеева – зама министра имущественных отношений, руководителя краевого предприятия «ПермьЭкоСтрой», заказчик вместе с ним там Юков, ну вот сейчас, насколько я понимаю, господин Белоконь – недавно был вынесен приговор, бывший руководитель управления автодорог. Сейчас дело бывшего руководителя этой региональной энергетической комиссии Синкина, насколько я понимаю, рассматривается в суде, вот дело Балуева, наверное, такое.

- Может быть к голове подбираются?

- Ой, ну...

- Потихоньку так.

- Не знаю, не готов вам сказать, не готов сказать.

- Окружают, обносят флажками красными.

- Ну, я думаю, что если бы хотели, то, наверное, подобрались бы еще после дела Панова, потому что тот, все-таки, наверное, наиболее близкий человек, т.е., я все-таки думаю, что касается Балуева, моя версия, еще раз, что все-таки это к пермской повестке мало имеет отношения, все-таки это федеральная, значит, установка, потому что по моей информации, Балуев уже паковал чемоданы, уже с Пермью вообще никак не связывал, возможно, вот где-то что-то в Москве не состыковалось у него с кем-то… Это, опять же, мое предположение.

- Страшно жить, страшно жить, страшно быть чиновником. Только ты пошел, только чемоданчики спаковал, только ты понял, что будешь жить где-нибудь там, ну, не знаю, совершенно, в общем, в столице, и уже вроде и квартирку присмотрел, и уже вид тебе нравится, «а из нашего окна площадь Красная видна». И хоп – и совершенно в другом направлении, и СИЗО, и вид на Егошоху.

- Если уж продолжить афоризмы, от тюрьмы и от сумы не зарекайся же.

- Ну тут-то ведь совершенно страшно – это как быть сейчас российским чиновником? Мало того, что «украл, – в тюрьму», так еще и никакого карьерного роста. Опять-таки вот с этой же истории, там вот история того же Кирилла Маркевича, да, она же туда же вписывается, получается, вот в эту же вашу полукриминальную...

- По Маркевичу все-таки дело не дошло даже, насколько я понимаю, постановление о возбуждении дела было в итоге отменено, и, насколько я помню...

- Но там же обстоятельства-то ведь помните, какие обвинения?

- Ну что не по территориальному...

- Они как бы не сказали, что он ничего не совершал, сказали, он совершал это не здесь, т.е. вот получается, тоже одна цепочечка, и человек взял и уехал. Но успел уехать.

- Ну, я думаю, что Кирилл Игоревич ничего не потерял, мне кажется, на сегодняшний день, и скорее, может быть, даже приобрел в каком-то выражении, поэтому как раз я бы так сказал, что у него-то на фоне других некоторых людей, которые остались здесь, мне кажется, все хорошо на сегодня. Что там будет дальше…

- Продолжается программа «Особое мнение». В студии Вячеслав Дегтярников, Мария Зуева за звукорежиссерским пультом. И сегодня у нас в гостях со своим особым мнением Николай Иванов, политконсультант. О сундучке мы начали говорить, о наследстве. Барин уехал, а наследство осталось, вот. Наследство купили, потом это наследство начали почему-то отключать, я «УралИнформ» имею в виду.

- Я понял.

- Вот, т.е. на самом деле что осталось-то и что там было? Что эти за выкрутасы-то были – выключили, включили? Вот Галина Свет написала в Фейсбуке, я увидел, да – «не дали даже редакцию создать».

- Мне кажется, там реально никто в общем-то и не собирался редакцию создавать, скорее, мне кажется, это был рычаг давления на то, чтобы купили те же, кто купил холдинг, да, господина Маркевича, купил в том числе «УралИнформТВ», купили у них передатчик, потому что, в общем-то, я просто общался тут со специалистами, и так задал просто один вопрос, ну вот вы, наверное, Вячеслав, тоже как телевизионщик, знаете...

- Ну, я бывший телевизионщик.

- Ну как бывший, бывших не бывает. Вот что все-таки дороже стоит – купить передатчик новый, грубо говоря, лицензию оформить, либо же купить оборудование полностью для новой редакции? Мне сказали – конечно оборудование будет гораздо дороже, техника, поэтому понятно, что… ну вот кто эти собственники этого передатчика, непонятно, да. Говорят, что это бывшие компаньоны господина Маркевича из Челябинска. Понятно, что им зачем вкладывать деньги, вот так, по логике – создавать редакцию, покупать дорогостоящую технику, это же нужна техника, правильно. Т.е., я думаю, они изначально не собирались, на самом деле. Я тут со Славой Сухановым согласен, с редактором «Коммерсанта», который сказал, что все это было просто как рычаги давления, грубо говоря, на новых владельцев телекомпании с тем, чтобы они у них купили передатчик с лицензией, насколько я понимаю, потому что, по большому счету, я не понимаю, зачем им здесь нужно было редакцию, зачем им нужно было альтернативные каналы. Я думаю, что больше это были разговоры. Судя по всему, что включили в итоге во всех – и в кабеле, и в аналоговом вещании тот канал, который есть. Видимо, к какому-то соглашению стороны пришли.

- А почему это вылилось вот именно в такую ситуацию, т.е., вот есть переговоры, да, я что-то покупаю, ты что-то продаешь, да, ну вот мы же сидим, договариваемся, мы же не идем на площадь и не бьем друг другу морду, да?

- Ну и что?

- А тут получилось так, что все вышли на площадь и начали бить принародно друг другу морду, причем потом пытаются договориться, как бы, ну, не совсем логично.

- Понятно, я просто думаю, что, видимо, в процессе переговоров может быть тот же господин Маркевич каким-то образом своих компаньонов вывел за скобки, и, грубо говоря, они никак в этом не участвовали, хотя по моей информации именно его компаньоны челябинские давали в том числе основные деньги в свое время на покупку еще Маркевичем самого телеканала.

- Т.е. вы сейчас намекаете, что Кирилл Игоревич своих компаньонов, как это говорят в народе, кинул?

- Нет, я ничего не говорю, я говорю о том, что у меня есть информация, что, возможно, просто для них могло стать просто неожиданностью, что Кирилл Игоревич продал свой холдинг, и они об этом ничего не знали, при этом на них был оформлен передатчик и лицензия, насколько я понимаю.

- Т.е. если в вашем варианте эту историю слушать, получается вот как наперсточник, да, т.е. в данной ситуации Кирилл у нас в данном случае с наперстками крутит, да, крутит, вертит, баламутит, и вот – хоп, в какой-то момент он, значит, этот наперсток достает, значит, и там в результате внутри оказывается что-то, что не совсем хотелось бы купить.

- Ну, я думаю, что, да, примерно так как-то и было, т.е. в итоге, я думаю, что возможный покупатель не знал о том до конца, что он покупает не все, и компаньоны Маркевича тоже не знали о том, что в общем-то их компаньон реализовал тот актив, который во многом на их деньги в свое время создавался. Я думаю, что просто этим и были вызваны все эти действия с их стороны в последующем.

- Да.

- С отключением, соответственно, с обратной стороны, значит, с акциями протеста и прочим. На самом деле, если честно, я все-таки считаю, что вся эта история при все моем уважении, я сам журналист, к свободе слова и к журналистике все-таки больше эта история, как это ни избито, но это спор действительно хозяйствующих субъектов, это юридическая все-таки дилемма, связанная с вопросами собственности. Но на сегодня, судя по всему, каким-то образом она урегулирована. Остается только догадываться, каким. Но я, честно говоря, рад, что телеканал вышел в эфир.

- Что эта вся история завершилась, да.

- Потому что, на самом деле, я сторонник, что чем больше источников информации, больше телеканалов – это абсолютно нормально. Абсолютно нормально, что один канал у одного собственника, другой – у другого, это во всем мире так, и, наверное, чтобы получить картинку какую-то, объективную более-менее, просто нужно больше этих источников, по крайней мере, так всегда. По такому принципу живут, могу только поздравить «УралИнформ», особенно коллектив, прежде всего мне жаль, что они стали заложниками, к сожалению, вот этой ситуации, что вот она разрешилась. Будем надеяться, что на этом исчерпана будет эта тема.

- Тут есть продолжение этого банкета: два купца договорились, но был третий, который в начале кинул первого и второго, а у него могут быть последствия. Эти-то два вроде сели за стол переговоров.

- Ну...

- Как вы думаете, будут последствия или нет?

- Я думаю, что будут, скорее всего, какие-то.

- Т.е. вы считаете, что скоро вы услышите какие-то интересные новости.

- Ну почему скоро?

- Из-за бугра?

- Нет, нет, я не знаю, про что вы говорите, ха-ха-ха!

- Вот так вот просто поговорили, да ни о чем.

- Это как бы, на мой взгляд...

- Ну вот обычно такие вот...

- Обычно такие вещи в бизнесе как-то не сильно прощают.

- Да-да-да.

- Посмотрим, что будет дальше.

- Нет, мы никому не желаем зла, конечно.

- Да.

- И буквально остается у нас 4 минуты. Вот мы от одного падения переходим к последнему падению. Вот кран строительный в очередной раз вчера в Перми падал и падал, и падал, и падал, но не упал, слава Богу.

- Слава Богу, да, хотя бы этого нам удалось избежать, а то бы если б он упал бы на соседний элитный достаточно дом, ну...

- Это как же так строят?

- Опять бы Пермь попала в федеральные новости сразу же.  

- Это, да, это понятно. Я всегда говорил, что труп – он оживляет сюжет. В данной ситуации сюжет-то, конечно, не оживили, конечно, жестко, но это же говорит о полном бардаке внутри строительной отрасли. Или я ошибаюсь?

- Нет, вы правы абсолютно, потому что, действительно, куда смотрят все эти наши контролирующие органы, опять же, к началу нашего разговора, там многочисленные эти...

- Ростех.

- Ростехнадзоры, там стройнадзоры, я просто немножко тоже по бизнесу по нашему, уже моей основной работы знаю эту сферу, и, действительно, когда им надо, они с проверками ходят, грубо говоря, не вылезают, а тут вроде бы, я так понимаю, там его как-то настраивали, этот кран, т.е. насколько нормы были все соблюдены и прочее, причем люди видели, уже за несколько дней до этого было ощущение, что он вот-вот упадет, при этом все наши эти органы контрольные многочисленные как-то, ну, как всегда, только уже когда что-то случилось, да, началось все, ну вот вопрос опять же возникает, что когда не надо, они приходят с проверками с утра до вечера, а когда действительно такая ситуация, где, почему это вообще было возможным в итоге...

- Может просто место такое? Там вот место-то, нехорошее местечко-то.

- «Хромая лошадь» рядом?

- Ну да, может просто это повлияло?

- Ну вот это уже вообще мистика. Вот вы мне говорили, что я сторонник теории заговора.

- Ну так мы к мистике и выходим.

- Ха-ха-ха!

- Может быть, просто вот Пермь – место такое мистическое.

- А, вообще вся Пермь даже?

- Да.

- Ну т.е. у нас же все вот это происходит...

- Бешенные автобусы, амфетамины. Амфетамины из Перми, все, все, вот наконец-то мы становимся той самой мистической столицей Европы. Может быть это наш бренд?

- А что, вот это бренд, кстати, может быть это, да, подумать над этим. Культурная столица была уже.

- Не получилось.

- Не получилось, да, может быть надо то, что как бы уже от природы заложено в этом месте, вот если действительно оно мистическое-то?

- А вы как считаете, мистическое место-то? Ну там все же начиналось, если вот брать основание губернского города, я имею в виду, да, там же и масонские ложи были, и все было.

- Ну да, кстати, я вот с удовольствием прочитал последний номер «Местного времени», и действительно, для меня неожиданно такая хорошая газета про Пермь, я очень много там интересного почерпнул из истории родного города, даже то, что я не знал, вот, вполне, да, это допускаю. Я вообще думаю, что Пермь – это такое место интересное, вот мистическое или нет – вы тут больше в теме, вы больше исследовали ее, я не готов сказать.

- Я совершенно не исследовал, я скромный человек.

- У нас, видите, такое закольцевание хорошее получилось – начали с амфетамина, заканчиваем мистикой в целом.

- Ну ладно.

- На самом деле, мы подводим-то к тому, что День города у нас в воскресенье, да, День Перми, поэтому... хотя говорят, что на самом деле совсем не в этом году и в другое время Пермь была основана. Тем не менее, празднуем 12 июня.

- Ну это тоже мистически.

- Да, всех с праздником поэтому!

- Присоединяюсь с удовольствием к вашему поздравлению. Действительно, все наших слушателей с праздником! Вот день города будет, будет все хорошо. Надеюсь, никакие краны падать не будут, и мы все ощутим, что живем мы совершенно в замечательном месте, где происходят совершенно замечательные события, и все мы друг друга должны любить и уважать. Спасибо вам огромное!

- Спасибо!

- До свидания!

__________________

Программа вышла в эфир 10 июня 2016 г.

Обсуждение
1420
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.