Верхний баннер
08:40 | ПЯТНИЦА | 24 ФЕВРАЛЯ 2017

$ 57.48 € 60.45

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
18+

Программы / Особое мнение

17.06.2016 | 17:13
«Получается, что у нас кроме планов и проектно-сметной документации дальше ничего не идет, и люди перестают верить власти, что самое страшное, т.е. они уже на эти обещания реагируют пессимистично», – Александр Фенёв, эксперт в сфере ЖКХ

- Добрый день, дорогие друзья! Программа «Особое мнение» как всегда по пятницам на «Эхе Перми». Сегодня вашему вниманию особое мнение Александра Юрьевича Фенева, экс-министра энергетики и ЖКХ Пермского края, но сегодня мы его представим, скорее, как эксперта в сфере ЖКХ. Александр Юрьевич, здравствуйте!

- Здравствуйте, добрый день, уважаемые радиослушатели!     

- Естественно, что хотелось бы начать сегодняшнее «Особое мнение» со вчерашнего принятого закона об увеличении средств, выделяемых на капремонт. Информация эта прошла, но как-то она незамеченной осталась, никакого общественного отклика нет, а меж тем, это ведь фактически такая иллюстрация того, что происходит у нас с фондом капитального ремонта.   

- Вы совершенно правы. Я постоянно отслеживаю действия этого фонда, и, к моему сожалению, я пока не могу сказать ничего хорошего, т.е. несмотря на то, что там работают достаточно работоспособные люди, но, я думаю, что они профессионально неподготовленные, там не создана команда, и в соответствии с этим все шаги, которые предпринимаются, пока они делаются не во благо жителей города. И то решение, которое вчера было принято на Законодательном собрании, подтверждение тому, потому что вроде бы как руководствовались благой идеей, т.е. увеличить объем денег на капитальный ремонт, но на самом деле до сих пор уже 3-й год те деньги даже, которые уже собраны с населения, они в полном объеме не используются на ремонт, т.е. деньги копятся на счетах, а ремонта в объемах этих денег не производится. И я считаю, что это решение, оно заменяет как раз очень важный функционал фонда, т.е. вместо того, чтобы заниматься реальной работой и убеждать население, что работа фонда – это очень нужное действие на практике, что производить капитальные ремонты, производить с населением работу по убеждению в необходимости этой работы и, соответственно, увеличению сбора на капитальный ремонт, производится просто очень простой путь, т.е. как бы идем туда, где светлее, т.е. зашли к законодателям, проголосовали с 70% до 90% и все – тем самым как бы увеличили объем возможного использования денег.

- Но если и 70 до этого не тратили толком, и капитального ремонта не производили в тех объемах, в которых нужно было, то неужели подняв до 90, надеются на то, что капитальный ремонт вырастет пропорционально?

- Правильно рассуждаете, т.е. я на месте законодателя ответил бы очень просто: вы сначала как бы используйте те возможности, которые имеете, когда вам их будет уже не хватать, тогда приходите. Потому что посмотрел среднюю собираемость по фондам по Приволжскому округу и по Уральскому, т.е. в отличие от нашей, она достаточно хорошая, средняя по палате, так скажем, 71%, т.е. мы от него далеки.

- У нас было 9 в худшие времена, сейчас что-то около 15-16.

- Пока на 1 января статистика показывает 15,5%, ну т.е. есть куда стремиться, хотя если б мы достигли хотя бы уровня собираемости среднего по округу, т.е. в размере 70%, я посчитал, с учетом, например, вот старого уже законодательства в объеме 70%, то нам этих денег бы с лихвой хватило бы на реализацию гигантского плана на 2017 год, дефицита там никакого не возникает, поэтому, по-моему, силы тратятся не на то, что нужно, а на какой-то популизм и принятие решений, которые напрямую не влияют на производство капитального ремонта.

- Не кажется ли вам, что сегодня эта тема с капитальными ремонтами настолько уже дискредитирована в Прикамье, что фактически мы уже эту точку невозврата прошли, и люди уже совершенно не готовы платить, как бы их в этом не убеждали? Потопили?

- Ну я не думаю, что мы прошли точку невозврата, всегда есть возможность активизироваться и своей работой доказать как бы, что это нужно и возможно, но пока, к сожалению, вся работа фонда, она говорит совершенно о другом, т.е. пока мы эту идею дискредитируем. Я уже не раз говорил, что я считаю, что та работа, которая сейчас ведется в части капитального ремонта, она дискредитирует вообще политику государства в жилищно-коммунальном хозяйстве, т.е. это категорически плохо делается, это делается вопреки тому, что сказало государство, то, что сказал федеральный уровень, как это надо делать, и пока результатов мы, я думаю, еще долго не увидим.

- А долго – это сколько?

- Если мы будем так работать, как работаем сейчас, я думаю, что мы в конечном итоге полностью дискредитируем эту идею, и люди просто взбунтуются, т.е. у меня такое ощущение, что подстегнуть этот процесс может, наверное, очередное ЧП, потому что мы, видимо, т.е. все руководители и городского уровня, и уровня субъекта федерации краевого пока не делают ничего, чтобы этого не произошло.

- Кстати, история вот с руководителем фонда, долгое время и.о., вы были одним из претендентов на этот пост, и до последнего, пока мы вам не позвонили уже, мы думали, что в финал прошли вы и нынешний его руководитель. Оказалось, все не так, кто кого за нос водил – непонятно. Вы сразу знали, что вас не пропустят?

- Ну...

- Или можно вообще так говорить – пропустят, не пропустят.

- Наверное, можно говорить. На самом деле, я разумом понимал, что, скорее всего, я не совсем угоден как бы власти в этой роли, но я считал, что руководители края все-таки считают, что в первую очередь мы поставлены в дело, и необходимо привлекать уже кризисных управляющих, чтобы они исправили работу фонда. Я считаю себя профессионалом, я знаю, как эта работа должна быть построена, я предложил себя и считал, что если руководство края сделает вывод правильный о том, что пора уже все-таки изменить подход и не просто ставить своих людей, а ставить профессионалов отрасли на реализацию идеи капитального ремонта, то, наверное, на меня обратят внимание. Но, к сожалению, все произошло так, как обычно это происходит, т.е. у нас в первую очередь не расценивают как с точки зрения – «профессионал, не профессионал», а расценивают по критерию – «свой, не свой».

- Лояльность определенная должна быть, но вот это ведь всегда оборачивается, что называется, неприятной стороной: сколько скандалов уже было с людьми, которых фактически нынешнее руководство края привезло с собой. Белоконь сидит, приехал к нам руководитель управления автомобильных дорог, Балуев, кстати, как вы вообще оценивает все, что происходило с МФЦ? Все равно ведь в тот или иной момент на ваших глазах, и министр этот работал.  

- Ну я сужу все по результату, т.е. я не оцениваю людей просто так, т.е. то, что, например, сделал этот министр, ту работу МФЦ, я сам обращался как обыкновенный житель Пермского края за различными документами в МФЦ, и мне понравилась организация работы, т.е. я могу оценить по результату. Я не вникал, сколько стоил этот процесс, как его организовывали на моменте строительства, я просто в это не вникал, я этого не знаю, я вижу уже конечный продукт и меня он устраивает. А в дальнейшем с этим, наверное, разберется следствие, и, наверное, примет решение суд, поэтому не могу господина Балуева как-то оценивать.

- Ну просто ведь это даже какая-то ментальная составляющая, многие говорят, вот я неоднократно слышал мнения о том, что, ну хорошо, украл, а кто у нас не ворует, но зато МФЦ-то простроил, т.е. такая примирительная позиция – ладно, воруй, но хоть чтоб дело не горело. Как вы к этому относитесь?

- Я считаю, что пора уже прекратить вообще делить как бы на лояльных и нелояльных, потому что я не могу сказать, что я нелояльный, например, к краевому правительству, я не понимаю, в чем это может вообще выражаться.

- В критике.

- В критике чего? Т.е. если люди работают плохо, я говорю, что они работают плохо и готов доказать это фактами. Если я говорю неправду или я не прав, меня тоже можно попытаться переубедить. Я расцениваю это, если меня, например, берут на работу исполнять какой-то функционал, то меня нельзя оценивать с точки зрения лояльности, меня надо рассматривать, могу я этот функционал выполнить или не могу, потому что когда начинает включаться лояльность, нелояльность, т.е. мы в конечном итоге видим развал работы, вот и все, потому что надо перестать делить людей на белых и красных, надо делить людей на профессионалов и непрофессионалов. И чем больше у нас во власти будет профессионалов, тем больше будет доверия у простых людей к власти в целом.

- Могут ли сегодня в наших условиях люди фактически оказать влияние на власть? Ведь инструментария очень немного. Ну да, предстоят выборы – я вот к политической части перехожу. Вот в сентябре месяце город, край, Государственная дума.

- Я считаю, что могут, я отношу себя к активным, например, жителям города Перми, и когда люди говорят, что вот мы сделать ничего не можем и все предрешено заранее кем-то, я в это не верю. Я считаю, что механизмы, они сохранены, вы правильно говорите, что можно как минимум прийти на выборы, разобравшись, кто есть кто из депутатов, что реально они могут сделать из того, что они обещают, насколько они профессионально пригодны, а не голосовать за 500 рублей или за рюмку водки, а потом как бы 5 лет рассуждать, что интересы жителей никем как бы не представляются в законодательном органе. Надо проявлять просто активную гражданскую позицию и хотеть что-то изменить, изменить в своем районе, в своем городе, в своем крае. Я искренне считаю, что это вполне возможно.

- Ну вот сейчас уже политическая борьба разворачивается, прошли праймериз «Единой России», которые в Перми были ознаменованы целым рядом скандалов, неприятных ситуаций со сниманием с выборов людей вроде как победивших. Следили за этой историей? Что думаете вообще?

- Да, я следил за этой историей, потому что я до последнего момента состоял в рядах партии «Единая Россия», т.е. я считал, что в свое время вступив в нее, что партия действительно может, это хороший инструмент для того, чтобы претворять в жизнь то, что необходимо людям.

- У вас есть опыт парламентской работы, вы работали в Пермской гордуме.

- Да, я работал в Пермской гордуме, и, ну, я вот по жизни считаю себя все-таки патриотом уже Перми и пытаюсь все время занимать активную позицию, где бы я бы не работал, потому что я хочу, чтобы этот город все-таки расцветал и было в нем жить всем хорошо. И понимаете, вот то, что происходит сейчас в нашем вот реготделении партии, я оцениваю как очень большой негатив, т.е. у нас превалируют, наверное, какие-то регалии, какие-то несуществующие заслуги, т.е. ну, так скажем, люди держатся за власть, используя исключительно в своих личных целях. Я не говорю про всех, но это сейчас уже видно, потому что вот действовать такими некрасивыми методами уже внутри партии даже, не говоря уже про внешние выборы, когда ты борешься с соперниками, ну это, во-первых, некрасиво. Я смотрю на результаты работы и Законодательного собрания, и фракции «Единая Россия» в Законодательном собрании, результаты работы Пермской городской думы, ну я могу совершенно четко сказать, являясь специалистом по ЖКХ, что за минувшие 5 лет ничего существенно особенного на уровне города Перми не произошло, т.е. мы деградируем, и жилищно-коммунальное хозяйство находится в таком запустении, что редкий город может похвастаться таким кризисом.

- По-вашему, причины все-таки в некомпетентности людей, которые занимаются этой работой?

- Самая первая и основная причина, я считаю, что, да, потому что сегодня, если говорить о сфере ЖКХ, т.е. на уровне края руководство ЖКХ полностью отсутствует, т.е. там нет ни одного компетентного специалиста, который...

- Функции министерства, которым вы управляли, передали минстрою.

- Да, эти функции переданы существующему минстрою, но на сегодняшний день, я думаю, что тот профессиональный уровень, который там есть, не позволяет руководить в нашем крае такой огромной серьезной отраслью, как ЖКХ. В городе Перми профессиональный уровень также оставляет желать лучшего, и поэтому я не побоюсь того сказать, что у нас происходит очень системный серьезный провал в сфере ЖКХ, и мы на пороге не просто кризиса, мы на пороге серьезных потрясений в сфере ЖКХ.

- Катастрофы, наверное, даже может быть?

- Я бы называл уже, что мы недалеки от этих катастроф как бы, и практика уже показывает истории домов на Куйбышева, 103, историю с обследованиями домов, т.е. просто как профессионал это знаю достаточно хорошо, и я вижу, какие проблемы есть внутренние, о которых стараются не говорить, и даже власть старается их как бы и не знать, и не видеть, но они от этого не исчезают, они есть и они завтра начнут вылезать, и, причем, как правило, они начинают вылезать хором.

- Неожиданно.

- Неожиданно и по принципу домино. Я этого очень боюсь, потому что за этим за всем стоит жизнь, безопасность людей.

- Напомню, программа «Особое мнение» сегодня в прямом эфире на «Эхе Перми». Александр Юрьевич Фенев, специалист в сфере ЖКХ, экс-министр энергетики и ЖКХ Пермского края. Не очень вы любите, да, когда про вас говорят как про экс-министра? Нет? Но, тем не менее, несмотря на то, что сфера вашей деятельности непосредственно связана как раз вот с энергетикой и ЖКХ, хотелось бы немножко в сторону уйти и поговорить об экономике. Накануне Законодательное собрание приняло инвестиционный законопроект, сразу в двух чтениях он прошел, о снижении налога на прибыль до ноля и налога на имущество для компаний, которые заключат инвестиционные контракты с краем и с минпромторгом российским. При этом одновременно буквально неделю назад появилась информация от «Газпрома», который сегодня работает со скидкой существенной, которую продавливал губернатор, и вроде как могут отказаться они от инвестпрограммы – 30 миллиардов, если мне не изменяет память, цифра, из-за полуторамиллиардных долгов предприятий Пермского края перед монополистом газовым.

- То, что касается принятого вчера на Законодательном собрании решения, мое личное мнение, что это сделано правильно, потому что в период кризиса, когда экономика все-таки находится в неком... в стагнации, т.е. любые действия, связанные с привлечением инвестиций и, в первую очередь, вложений как бы в производство, я считаю, что они положительно влияют. Т.е. когда мы стимулируем налогом на прибыль вложения предприятия в увеличение производства, а, соответственно, и выручки, это хорошо. Я не совсем понимал, когда мы льготировали в период благополучный финансовый, вот для меня это загадка была, зачем льготировать, когда денег много, доллар, нефть стоила хорошо.

- Это вы какие годы имеете в виду? 2006-й, 2007-й?

- 2006-й, 2007-й год, вот сейчас мне решение понятно, потому что оно экономически целесообразно, т.е. мы даем льготу тем, кто привлекает деньги, кто вкладывает их на нашей территории в производство, мне это все понятно. То, что касается действий «Газпрома», это несколько из... вообще это другая песня, т.е. и на самом деле, «Газпром» очень крупнейший инвестор, и в том числе на территории Пермского края. То условие, которое край не исполняет, к сожалению, т.е. это обеспечение платежеспособности за поставленный природный газ – это системная ошибка на уровне все-таки краевого правительства, т.е она, к сожалению, до сих пор не решена, т.е. она не решена в части тех потребителей, я думаю, что там основа проблемы этой – это тарифообразование на услуги, в частности, теплоснабжения, потому что сначала считали, что это проблема юридических лиц, которые нецелевым образом используют полученные деньги от потребителей, и были такие примеры, и в большинстве случаев эту ситуацию исправили, т.к. таких юридических лиц практически все меньше и меньше остается на территории, а те, кто сейчас пришел на их место и работает в сфере теплоэнергетики, например, и увеличивает свои долги, там проблемы экономического характера, там неправильные тарифы. И почему их до сих пор как бы не привели в чувства и не приняли каких-то системных решений, я, честно говоря, не понимаю. И поэтому долг перед «Газпромом» из года в год растет, мы в очередной раз принимаем какие-то мифические планы по снижению этого долга, хотя эти планы и раньше принимались, но они никогда не исполнялись, т.е. эти планы рисуют ради галочки. Я боюсь, что в очередной раз происходит то же самое, и, на самом деле, логика «Газпрома», она понятна, т.е. я готов вкладывать инвестиции, но вы будьте любезны, исполняйте.

- Платите.

- Пусть ваши потребители исполняют свои обязанности, только и всего, потому что на других территориях это исполняется, а у вас нет, поэтому это вопрос, кстати, опять же, министерства строительства и ЖКХ, потому что это их отрасль, а у них, как я уже сказал, там просто сейчас никто этим вопросом не занимается. И поэтому в отсутствие системного решения проблема остается, она будет расти, и мы на самом деле можем потерять этого инвестора.

- У нас ведь целый ряд крупных предприятий сегодня находится, причем предприятий, которые вроде как должны были бы быть прибыльными, это история со свинокомплексом, когда у нас свинина была убыточной? А там все никак решить не могут этот вопрос. Есть у нас Чусовской металлургический комбинат, где ничего в итоге не получилось, в конечном итоге. И при этом мы говорим все время о привлечении инвестиций на нашу территорию. Лукавим?

- Я думаю, что желание ведь есть, оно, наверное, не лукавое, т.е. мы, наверное, искренне хотим, но хотеть и мочь – это разные вещи.

- Ну вот ИКЕА, история, я к ней подвожу.

- Ой, это, наверное, очень больная тема, потому что я к ней отношусь как вот житель города Перми, и уже долго мечтаю о наличии ИКЕА в городе Перми, причем как бы я понимаю, что это торговая сеть, созданная и крайне необходимая людям, особенно с небольшим достатком именно в период кризиса, когда можно купить дешево и качественные вещи для своего для повседневного обихода, для своей квартиры. И когда мне сказали в краевом правительстве, что они все-таки такую цель ставят, и что они ее благополучно выполнят, я сказал, что уже за это только можно вам поставить памятники, если вы приведете ИКЕА в наш город. И когда я увидел информацию о том, что это строительство откладывается, я опять разуверился в действиях людей как профессионалов.

- Ну ведь про ИКЕА говорили, это волнообразно, раз, наверное, семь до этого, и тут вроде как замаячила перспектива, опять она рухнула. Вы в причинах не разбирались? Как думаете, что произошло? Инвестор напугался, действительно не видит смысла вкладываться в Пермский край как пока депрессивный достаточно регион, по его мнению?

- Я в это не верю, я всегда рассуждаю на любую тему с точки зрения профессионализма, т.е. если профессионалы занимаются этим делом, то они результата добьются. Если они не добиваются, значит они не профессионалы или у них другие цели.

- Ну вроде как инвестор – я про ИКЕА говорю – договорился с инвестором – «Девелопмент-Югом» о разделении площадки, тут вроде края-то и не было и не должно было быть.

- Ну там, например, занималась этим корпорация развития Пермского края в какой-то ипостаси, я, честно говоря, не понимаю, в какой, и я не знаю причин, почему ИКЕА решила отложить строительство, т.е. я детально с этим не разбирался, у меня нет доступа к этим документам, но я говорю, что т.е. есть чиновник, который отвечает за это, и если этого не произошло, значит этому чиновнику можно поставить «двойку», потому что это принципиальнейший вопрос – наличие в городе такой торговой сети, мы живем в миллионном городе, в котором обязана быть ИКЕА. И когда люди для того, чтобы попасть в этот магазин, ездят в Екатеринбург, мне стыдно перед горожанами и жителями края за такое действие, т.е. почему-то мы хуже, чем люди, проживающие в Екатеринбурге, в котором два ИКЕА однако, поэтому я не понимаю этих действий, я считаю, что такие вещи знаковые, как аэропорт, зоопарк, ИКЕА – они обязаны быть, если власть взялась за решение этой задачки, не существует никаких причин этого не сделать, это брак в работе.

- Инфраструктурные проекты – это наша головная боль сегодня. Ну ладно, аэропорт вроде строят, да и то не тот проект, который как бы предполагали изначально, все равно как-то подешевле. Опять много вопросов к этим компаниям, стопроцентным учредителем которых является край. Вот вы про корпорацию заговорили, а есть у нас еще одно какое-то, даже не вспомню название, которое вроде как должно было заняться освоением железнодорожного вокзала, и тоже депутаты голосуют за то, чтобы деньги, которые там лежат – 120 миллионов, по-моему, изъять оттуда. Вот эти вот «прокладки» краевые – это эффективный способ управления краевыми деньгами?

- Судя по результатам – нет. Т.е. я не разбирался сильно в идее предприятия «РВ-Пермь», о котором мы говорим.

- А, «РВ-Пермь».

- Куда вложили 150 миллионов, но результат-то налицо, мы имеем какую-то перспективу строительства вокзала, я как житель города могу четко сказать, который отслеживает все эти вещи: нет, я не знаю, когда у нас будет новый вокзал. Я вижу как бы строительство аэропорта, потому что иногда проезжаю мимо, поэтому я уверен, что он, наверное, все-таки появится, все остальное, в моем понимании, пока напоминает некий как бы миф, о котором много рассказывают, и не реализовав очередных планов, выстраивают следующие, типа строительства моста. Я говорю, что давайте что-то сделаем как бы уже, построим то, что продекларировали на входе.

- Кстати, вот по поводу моста, новый же виток опять разговоров об этом, и деньги на это опять выделили, на проектно-сметную документацию, изыскательские работы. Как вы, вот вообще человек, который проработал в администрации города достаточно продолжительное время, Перми сегодня действительно нужен третий мост?

- Вы знаете, вот я... любое строительство – это хорошо, т.е. если построить третий мост, а еще четвертый, будет просто замечательно. Но я подхожу несколько с другой позиции, т.е. мы уже людям – горожанам, пообещали, я имею в виду власть, пообещали, что мы им построим зоопарк, мы пообещали им построить вокзал, мы пообещали им построить аэропорт, т.е. уже выдано, мы обещали построить опять же ИКЕА, т.е. мы выдали достаточно много векселей, которые стоят достаточно большое количество денег. Кроме этого, у нас существует масса проблем в городе, может быть меньшего масштаба, но существующих. Если мы уже пообещали, так давайте мы эти обещания выполним.

- И обещать больше ничего не будем.

- Вот когда мы увидим, что мы уже выполняем и близки к финишу, что это уже вне всякого сомнения будет как бы, будет некий отчет, и мы скажем, что то, что мы планировали мы сделали, давайте планировать дальше. Получается, что у нас кроме планов и проектно-сметной документации дальше ничего не идет, и люди перестают верить власти, что самое страшное, т.е. они уже на эти обещания реагируют настолько пессимистично, они говорят, что что бы ни сказали, все равно этого не будет. Это очень плохо, негативное отношение людей к власти – это плохо, когда вера перестает быть, потому что это есть основа государственности, и надо за это просто бороться, и поэтому я всегда считал и считаю, что нужно свои обещания выполнять, надо к ним разумно подходить, обещать, оценивая, можешь ты выполнить или не можешь, после этого уж если ты пообещал, то сделать. А когда мы начинаем строить очередные прожекты, поэтому я не готов рассуждать, нужен там мост или нет. Возможно, он и нужен, но я понимаю, что это стоит удовольствие достаточно дорого, и не исполнив сейчас предыдущих обещаний, схватиться и вложить деньги в то тяжелое время, в том числе и для бюджета, которое мы имеем сейчас, ну не совсем как бы, наверное, это экономически выгодно и целесообразно.

- Вот, кстати, и бюджетах. Дефицит бюджета краевого и как гордость депутатов гордумы, бездефицитность бюджета городского, хотя ведь есть мнения о том, что может быть занять сейчас и ту же набережную несчастную нашу отремонтировать, а не ждать там кого-то планового периода 17-го, 18-го, 20-го года, когда сможем всю ее, но при этом не выходя за рамки средств, которые города зарабатывает.

- Согласен с вами, потому что я вот хозяйственник, т.е. я все-таки хорошо знаю город, хорошо знаю вопросы, которые ему нужны, и я считаю, что это не есть показатель, которым нужно гордиться – бездефицитный бюджет, гордятся как раз реальными делами. Вы правильно сказали. Вот, например, набережную когда-нибудь мы уже построим, достойную миллионного города, которую не стыдно будет показать людям, приезжающим в этот город. Пока, честно говоря, даже то, что построили, мне стыдно показать. Я уж не знаю, что там построят еще, и поэтому рассказывать, что кому-то – вот своим друзьям, живущим в других городах, я могу долго и упорно рассказывать, что у нас бюджет бездефицитный. Наверное, им на это, честно говоря, наплевать, их интересует совершенно другое.

- Прогулять по набережной их нельзя.

- Да, правильно, если я их встречаю в нашем аэропорту и на нашем опять же вокзале, и повести мне их некуда как бы, т.е., ну мне стыдно за мой город. Причем тут бюджет – дефицитный, недефицитный, любые возможности изыскивать, чтобы делать город комфортнее и привлекательнее, чтобы сюда люди стремились, стремились здесь жить, здесь стремились работать, стремились сюда вкладывать деньги. А пока этот город становится все больше некомфортным для проживания, и отсюда утекают и люди вместе с мозгами и с деньгами, т.е. этот город в таком развитии – он обречен на забвение, а город имеет очень красивые возможности, вот он потенциально шикарный город, у нас прекрасные бюджеты, у нас прекрасный человеческий потенциал, у нас прекрасный производственный потенциал, т.е. этот город способен жить не хуже Екатеринбурга, а лучше, потому что я долгое время прожил в городе Пензе, с которым сравнивают постоянно Пермь, так вот когда я приехал 30 лет назад в город Пермь, я гордился, что я в Перми живу. Сейчас я горжусь, что я жил когда-то в Пензе, потому что туда иногда приезжаю, и то, что там построено за последние 10 лет, пермякам, честно говоря, и не снилось даже.

- Слушайте, а с чего бы начать-то тогда? Вот понятно – потенциал, об этом много говорят в последнее время. Вот если пофантазировать, если сейчас в ваших руках будет управление городом, с чего начали бы? Вот три первых шага.

- Три первых шага, как я уже сказал, давайте вот вместе с краевой властью я бы предложил все-таки исполнить обещания перед горожанами, которые даны публично, давайте построим то, что построили. Ну, во-вторых, я все-таки может быть слишком являюсь ЖКХ-шником и слишком хорошо знаю проблемы, я бы взялся за городское хозяйство, потому что наиболее серьезно проваленной отрасли в городе нет. С транспортом у нас более-менее все слава Богу.

- Устаканилось.

- Ну, нормально, т.е. у нас система транспорта – она работает, там есть какие-то, наверное, проблемы и вопросы, но это все в рабочем режиме решается. Отрасль ЖКХ у нас в таком провале, что ее придется очень многие годы вытаскивать из него.

- Коммуникации переделывать, пересматривать инвестиционные соглашения?

- Нет, в первую очередь это касается жилых домов, т.е. слава Богу, возник такой механизм, как капитальный ремонт, как бы он есть, т.е. я считаю, что на это нужно в обязательном порядке привлекать бюджеты и субъекта, и городской бюджет, софинансировать этот капитальный ремонт, делать полное освидетельствование жилых домов, чтобы понимать, что делать в первую очередь, что во вторую, что в третью, но мы стоим на грани серьезных аварий именно в жилом фонде, и поэтому надо эти аварии сейчас предупредить и сделать так, чтобы ни один житель не пострадал. Это принципиальный вопрос, и поэтому сейчас пришло время поднимать городское хозяйство.

- С дорог может еще начать? Вот их, кстати, опять же, у нас это все волнообразно, я помню 2005 год или 2006-й – «Мы скорбим по пермским дорогам», когда была ну просто адовая ситуация, и вот, собственно, люди и вышли на улицы.

- Дороги – это тоже проблема, которая волнует горожан, это тоже городское хозяйство, т.е. у нас таких в принципе дел, я не знаю, мне бы хотелось построить в городе еще несколько парков, чтобы можно было погулять, потому что я объективно, например, люблю гулять пешком, но я могу констатировать, что в городе негде пойти.

- Один из самых зеленых городов Пермь была абсолютно.

- Я вас умоляю, по другим городам еще не ездили, съездите на экскурсию хотя бы в соседние города, вот и все. Т.е. я считаю, что развитие спортивных сооружений, развитие зеленых зон города, потому что, ну мне стыдно смотреть на потенциал того же Черняевского леса, на тот бардак, который там творится, т.е. это готовая площадка для нормального городского парка, в котором будет весь город отдыхать, а иметь парк Горького – как бы мизерную площадку на миллионный город и несколько так скажем, небольших парковых зон, я бы их парками даже не назвал, в разных...

- Районах.

- Районах города, ну это не то, чего достоин большой миллионный город, т.е. у нас нет такого инфраструктурного хорошего парка, т.е. у нас нет опять же того же зоопарка, который бы мог являться опять же парком.

- Точкой притяжения.

- Точкой притяжения горожан, где люди могли бы отдыхать, куда бы могла молодежь стягиваться, а это все же влияет и на менталитет горожан, и не безопасность проживания, и на преступность, т.е. это влечет за собой целые решения проблем. У нас недостаточно спортсооружений, у нас забиты все спортсооружения, достаточно сходить в любой бассейн, а их не так много в городе Перми, и убедиться, что там народу очень много.

- Ну, ФОКи же строятся, вон «Красава» появилась.

- Слушайте, вот когда миллионный город Пермь за последние, насколько мне известно, 10 лет построил, по-моему, вот один ФОК, то я могу просто для сравнения привести – в городе Пензе построили 54 ФОКа и 3 бассейна размерами с наш «Олимпиец».

- «Олимпию», да.

- С нашу «Олимпию». Вот когда я сравниваю эти вещи, мне становится почему-то опять стыдно за город Пермь, я не понимаю, чего.

- Не стыдно – грустно прямо.

- Грустно, чего же мы такие убогие-то, вроде как у нас и люди есть, и деньги есть, чего не хватает для претворения в жизнь-то этих мечт-то? По сути это даже не мечта, это насущная потребность горожанина, живущего в таком прекрасном огромном городе.

- А может быть эти ожидания, как, если тут проводить параллели с идущим сейчас во Франции чемпионатом Европы, как-то Аршавин, член сборной России, сказал: «Ваши ожидания от нашей сборной – это ваши личные проблемы, не наши». Вы, кстати, следите за чемпионатом Европы?

- Насколько мне позволяет время, слежу, конечно, и мне, кстати, ну, отношение, наверное, отношение нашей сборной России очень напоминает отношение...

- Пермяков к Перми?

- И, наверное, к государству, т.е. мы душой очень хотим, чтобы мы были первые, и мы до последнего надеемся, т.е. мы верим, хотя разумом знаем как бы уровень нашей команды, но душой верим, что она вдруг победит, вдруг случится чудо, т.е. мы, ну, русские люди. А разумом мы понимаем, что при той системе, например, организации футбола, а я очень любил всю жизнь играть в футбол, и при той системе организации футбола, организации детского футбола, мы не можем иметь потенциально, например, очень сильную сборную, и, наверное, надо решать вопрос не с точки зрения подготовки сборной России, за которую не будет стыдно на мировом уровне, а готовить системные решения, когда бы мы воспитывали молодежь, когда мы воспитывали бы людей занятием спортом, и исходя из этого, имели шикарную олимпийскую сборную.

- Без мельдония в крови.

- Ну, наверное, да, я не сильный специалист в медицинских вопросах.

- Спасибо большое! «Особое мнение» сегодня, в пятницу, 17 июня представил вашему вниманию Александр Юрьевич Фенев, экс-министр энергетики и ЖКХ Пермского края, эксперт в сфере ЖКХ. Спасибо большое и до новых встреч!

- Спасибо вам!

- До свидания!

- До свидания!

______________________

Программа вышла в эфир 17 июня 2016 г.

Обсуждение
1539
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.