Верхний баннер
00:20 | ПЯТНИЦА | 20 ЯНВАРЯ 2017

$ 59.35 € 63.18

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
18+

Программы / Особое мнение

01.07.2016 | 21:05
«Если я говорю что-то хорошее – на меня накидываются, что я ничего не вижу, что я наивная, что я здесь давно не была. Если я говорю что-то плохое – на меня с точно такой же энергией накидываются снова», – Татьяна Татаринова-Хейворд, журналист, блогер

- Программа «Особое мнение» на «Эхе Перми». В студии Вячеслав Дегтярников. Александр Назарчук за звукорежиссерским пультом. И сегодня у нас со своим «Особым мнением» журналист Татьяна Татаринова-Хайворд.

- Добрый день! Можно меня просто называть Татьяна Татаринова. Не Хайворд, а Хейворд.

- Вот это вы всегда вот с этим американским занудством, понимаете. Ну, не так назвал, ну и что, главное ведь…

- Это внимание к деталям, Слава.

- Главное ведь в печку не посадил.

- Особенно для журналистов это важно – внимание к деталям.

- Внимание к деталям. Ну что, вы здесь уже довольно долго, в России, шпионите?

- Слава, журналист должен быть ответственным за свои слова.

- Я совершенно безответственный журналист сегодня. Когда Татьяна приехала первый раз из штатов, я спрашивал у тебя впечатления, но уже все, впечатления закончились, осталась российская реальность?

- Они продолжаются.

- Рассказывай.

- Впечатления продолжаются, потому что меняются сезоны, и город показывается с других каких-то сторон. Вот сейчас меня интересует вопрос – кто должен платить за ремонт обуви, к примеру.

- Почему этот?

- Вот, допустим, не очень гладкий асфальт, но это одно – ты можешь как-то сориентироваться, ты можешь одеть удобную обувь, но я не понимаю, когда идет ливень, и я иду по улицам по колено в воде…

- Калоши носить надо.

- Калоши носить, а как мне при этом еще выглядеть?

- Как нормальная россиянка.

- Нет, нормальные россиянки, они привыкли ходить красивыми.

- Попривыкали тут, вон Галицкий предлагал канаву вырыть, говорит: «Все, ливневки не справляются, давайте канавы рыть».

- И пока рыть будет, может быть, интересная идея.

- Все, и дальше мысль пошла. Дальше мысль пошла, деревянные тротуары, как положено, возвращаем исторический облик городу. Люди в калошах, грязь по колено, зато все как положено, зато – исторический облик городу.

- Мне кажется, если мы выроем канавы, то не будет уже так много грязи.

- Да почему, как раз с канав вся грязь выльется.

- Тогда не будет воды.

- Вот, и дальше козы, как положено, как раньше были до революции – в козьем загоне. Но тут правда видишь, если возникает история, если как до революции, тогда надо еще в фонтанчике рядом с театром оперы и балета, городским театром, осетров разводить.

- Вот это будет интересно.

- Да, но, правда, в 1905 году их оттуда своровали. Ладно, давайте мы от осетров к вашей деятельности переместимся. Я посмотрел, вы так довольно активно контактируете с районными СМИ.

- Да.

- Это что за проект такой, откуда родился. Что вы там хотите? Зачем вы в глубинку полезли?

- С районными СМИ я или мы, я позже объясню, кто такие мы, контактируем в рамках проекта «Медиадром» – это новая информационная площадка для журналистов, она создана при поддержке сопредседателей регионального штаба ОНФ Дмитрия Сазонова и Геннадия Сандырева. Автор идеи – это Дмитрий Сазонов, и мы посчитали, что это абсолютно прекрасная идея, создать какую-то такую новую площадку, новый форум для журналистов и мы…

- Мы – это кто?

- Мы, это руководитель проекта Варвара Кальпиди, думаю, Варвару особо представлять не нужно, ну а я выполняю роль, ну не знаю, можно администратора сказать, можно продюсера, как-то так, принимаю участие в разработке этого проекта.

- Вы там чему их обучить собираетесь?

- Нет, обучить – это не правильное слово. Наверное, в рамках этого проекта мы общаемся, образовательный элемент есть, но наша цель – не дать какие-то навыки, они и так все профессионалы, у них есть эти навыки. Наша цель – дать возможность районным СМИ, и нам в том числе, и городским СМИ, и нам лично, мне, Варваре, использовать эти навыки. Узнать, как это можно использовать в жизни, как расширить свой журналистский кругозор. Наши спикеры – это просто самого высочайшего уровня, у нас в основном все федеральные спикеры.

- Вот, например?

- У нас в гостях был заместитель гласного редактора ИТАР-ТАСС Геннадий Куприянов. Я абсолютно влюбилась в этого человека, была готова записывать каждое слово, слава Богу, я занималась также расшифровкой его интервью.

- То есть это было так: «Можно помедленнее, я записываю».

- Это было практически так. У нас были представители из издательского дома «Комсосольская правда», заместитель директора по рекламе, и их новый сотрудник Игорь Лубков, он будет заниматься, я уже не скажу, он как раз менял работу, когда мы его пригласили, он менял работу из журнала «Эксперт.ру» он переходил в «Комсомольскую правду». То есть спикеры у нас высочайшего уровня. И я вчера как раз и сегодня разговаривала с одним из наших участников – это Григорий Ведерников, это Нытва, «Мое Прикамье», если я не ошибаюсь, название СМИ. Вот он мне сказал очень хорошие слова пока он присутствовал на нашем семинаре и слушал лекцию нашего спикера из «Комсомольской правды», заместителя директора по рекламе, он тем временем умудрился себе уже какой-то сценарий составить того, что он бы изменил в своей газете. Как бы он изменил онлайн выпуск, онлайн версию своей газеты.

- Это вы что, пытаетесь так тихонечко и Союз журналистов подмять?

- Нет, мы не пытаемся, и у нас даже мыслей таких не было. Потому что мы работаем в очень тесном сотрудничестве с союзом журналистов, и Игорь Лобанов очень нам помогает и базой районных СМИ, потому что это очень сложно, найти их, ведь многие же даже не представлены в онлайне, не представлены версии их газет, сложно найти личные контакты – телефоны и адреса этих редакций. То есть Игорь Лобанов оказывает огромную помощь и Союз журналистов в целом. Мы работаем в тесном сотрудничестве с ними. Мы дополняем друг друга.

- И откуда вы людей собираете? Я территории прошу перечислить.

- Мы не собираем людей, мы приглашаем районные СМИ.

- Откуда приглашаете?

- Участниками наших семинаров были, вот как я говорила, СМИ Нытвы, Усолье, Соликамск, Березняки. Мы были, сами ездили в Краснокамск, то есть тоже можно сказать, что это наши участники. Так, Усолье я сказала?

- Да. Гайны были?

- Гайны не было, Сива.

- Это в том направлении.

- Да, к сожалению, к огромному сожалению, у меня нет с собой записей, потому что все мои записи, они у меня, естественно, в онлайне, они сохранены в моей почте, в моих файлах, посвященных «Медиадрому». А так случилось что я вчера с 10 часов вечера осталась без интернета.

- То есть это вы сейчас пытаетесь использовать наш эфир в своих личных корыстных целях?

- Почему, так случилось…

- У вас кто там провайдер?

- МТС, а по какой причине у меня нет интернета, я не успела выяснить, и вот из-за этого я пришла сюда малоподготовленная, не объяснение, конечно, но так бывает.

- Понятно, в угол на горох, на колени, раз не подготовились. Ладно, вы приехали, вы город начали всячески защищать, как сейчас помню, говорить, что все хорошо в Перми, как сейчас помню. Свежие воспоминания у меня по этому поводу…

- Это было.

- Что, вообще вы живете здесь замечательно? Что, изменилось отношение? Упали «розовые очки»?

- Это зависит ото дня…

- От настроения?

- Да, от настроения.

- Понятно, женщины.

- Если мне, конечно, приходится в хорошей обуви идти по лужам, то я меняю свое отношение к городу очень резко, и к городу, и к работе властей, кто там отвечает за это за все. Я точно помню, что такие проблемы были 15 лет назад. И мне непонятно, как в нашем современном мире, спустя 15 лет, у нас такое же состояние города после дождя, скажем так.

- Зато заплывы проводим.

- Заплывы – это замечательно, я пыталась сохранить это видео и поставить в свой блог в «Снобе», что-то у меня не получилось, наверное, это из-за МТС.

- Да, какие нехорошие. Ну так и что, в прошлый раз, когда город в своем Facebook хвалили, вам все говорили «фи», что не правы вы. Тут приехали, вы несколько куплены, мягко говоря.

- Кем?

- Кем-кем? Администрацией, кто у нас сейчас всех подкупает.

- Администрацией чего?

- Всего.

- Что-то я где-то недополучила.

- А сейчас, я смотрю, вы их часто критикуете.

- Честно говоря, я до критики не дошла, до совсем уже критики, да, потому что мне особо-то и нечего критиковать. Но на что я обратила внимание, может это моя позиция такая, если я говорю что-то хорошее – на меня накидываются, что я ничего не вижу, что я наивная, что я здесь давно не была. Если я говорю что-то плохое – на меня с точно такой же энергией накидываются снова, говоря, что, опять же, как я могу судить, что не понимаю, что я такая наивная, и не вижу там прелестей, чего-то…

- Вот я тут смотрел, что вы по одному фестивалю прошлись довольно резко – «Ред Фест» он назвался, что вот вам не понравилось. 300 рублей платить заставили. У вас, естественно, их не было, все в долларах. Ну вы в общем так довольно жестко на него накинулись, и вот получили, собственно говоря, ответную реакцию.

- Вот я рада, что ты завел разговор, и то, как ты сказал: «Вы что-то там негативное говорили». Вот про это я, наверное, хотела поговорить.

- Ну давайте.

- Я написала. Я вот обращаю внимание на то, что люди у нас то ли не читают, то ли потеряли навыки вот этого чтения… Понимаешь, когда ты читаешь, ты не только буковки в ряд…

- А не только буквы надо в ряд, слога еще надо составлять? А я то думал…

- Слоги, слова, и потом понимать какой-то определенный смысл, о чем было написано.

- А то я думаю, что я смотрю в книгу, а вижу фигу. Оказывается, там не только буквы, там еще и слова есть.

- Вот оно, Слава

- Да, открытие.

- Я не писала ничего негативного про фестиваль по той причине, что я на нем не была. И когда я писала пост, это было в первых строках, хотела, но не попала, и я говорила о том, почему не я попала – и по личным причинам, по организационным причинам.

- Что не понравилось? Почему не попали? Не все же Facebook читают, надо повторить.

- Я не попала по личным и организационным причинам. По личным, потому что у нас собралась большая компания и мы хотели заскочить на фестиваль, потом заскочить в другое место, и еще куда-то. Когда мы туда пришли, выяснилось, что вход 300 или 350 рублей, я уже не помню, и на час заходить в нашем смысле не было смысла и мы сказали: «Да ладно». Но при этом увидели, что людям еще сдачу не дают, и я хотела достоять, до конца проверить на себе. Но так и оказалось – на нас тоже сдачи не хватало.

- С долларов не сдавали?

- Не с долларов, с рублей. Не сдавал. В принципе, вот это все. А пока мы возвращались обратно… Там же не было парковки, то есть достаточно долгая прогулка, я не знаю, как это не набережная, а какой-то закоулок, где люди парковались. Вот пока мы шли, мы долго не моги выбраться, где-то около часа, потому что там коллапс.

- Промышленный спуск это называется.

- Да, Промышленный спуск, и там случился совершенно замечательный коллапс, и все стояли и наблюдали, как водители выйдут из этой ситуации. И вот про это, собственно, и был пост. Почему его прочитали так, что я критикую фестиваль, мне стало совершенно не понятно. И это же продолжалось не день, не два, а неделю, а может даже и больше.

- Потому что вы не смирились и отвечали.

- Да, вот и меня тогда удивило, очень удивило это деление на тех, кто любит, чтобы было как не в Перми. У меня просто возникает закономерный вопрос: «А что вы тут делаете тогда?» Либо переделывайте Пермь, чтобы было приятно в ней находиться, либо на самом деле лучше уехать тогда.

- Вы новый рецепт нашли: чемодан, вокзал и…

- Так это же нормально, мне кажется, это лучше, чем жить где-то и ненавидеть это место. Это вообще плохо для души и для мозга, мне кажется, это разрушает людей.

- Мне кажется, это историческая, вот я сегодня с утра в эфире приводил пример, значит, газета «Пермские губернские ведомости», до революции еще. Значит, рассказывали, что в Александровской больнице построили два новых фонтана – один в Докторском саду, рассказывали, какой там фонтан, что там одна струя, вторая струя, что там цветник сделали, и финал, финал заметки… «Но нам кажется – пишет журналист, – что на самом деле все эти средства, которые были потрачены на фонтан, лучше было бы потратить на ватерклозет».

- Что такое ватерклозет?

- Вы не знаете, что такое ватерклозет? Потому что в женском отделении ватерклозет не работает и женщинам приходится через все большое отделение ходить, вот, достаточно далеко. Знаешь, вот как связалось в голове у человека фонтан с ватерклозетом – я не знаю.

- Проплаченный пост или статья.

- Не думаю. Это вот такое чисто пермское – поворчать. Хорошая погода – ворчим, ну в смысле жарко. Холодно – ворчим, холодно. Вот место для того, чтобы плавать организовали в центре города, городские власти то постарались.

- Недовольны?

- Значит, буквально там заплывы, а люди недовольны. Кто-то, правда, этим пользуется. Кто-то пользуется… вы там куда, говорили, на «Сноб» пытались выставить?

- На «Сноб» пыталась выставить

- Лайки собрать?

- Собрать лайки.

- Вот так вот, ладно, то есть вы недовольны людскими отношениями?

- Нет, я не могу так сказать.

- Обижают вас? Разверните, пожалуйста.

- Нет, мне это непонятно, что бы я не сказала – на меня постоянно накидываются. Вот это мне непонятно. Как я уже говорила. Если я что-то хвалю, мне говорят: «Ах, вы наивная и ничего не понимаете». Если я себе позволю какую-то критику, говорят то же самое, но уже из серии «понаехали тут». При этом я считаю, что жить где-то и ненавидеть это место – это нехорошо, повторюсь это нехорошо для души, это нехорошо для внутреннего состояния. И мне кажется, когда люди это поймут, им самим же легче станет.

- Я вот смотрю, вы пописываете в разные газетки…

- Я бы сказала, пишу.

- Я же так, с иронией, я же с высока. Ну и о чем? Я, конечно, лайкал, но я же не читал. Я только сегодня узнал от вас, что, оказывается, там не только буквы, там еще слова есть. Разъясняйте нашим слушателям.

- Слава, я пишу о том же, о чем и раньше писала, свое мнение о городе, какие-то воспоминания об Америке. Сейчас я, в основном, это делаю для «Нового компаньона». А также у меня появилась возможность писать для «Сноба», мне предложено быть их блогером. Но это давние у меня отношения со «Снобом», у меня была статья год назад написана про прекрасного человека, сына полка, которому сейчас 84, уже 85 лет, и я с ним познакомилась в Америке, на праздновании 70-летия Победы, и потом мы вместе участвовали в шествии «Бессмертного полка» в Майами. Человек удивительной судьбы. И когда я написала эту статью о нем, основанную на нашем общении, на интервью, к моему удовольствию «Сноб» проявил определенный интерес, но тогда я не была заинтересована ни в каких богах, я вообще не думала, что у меня в жизни так повернется. А сейчас, когда вот они напомнили мне о своем предложении размещать материалы, я с удовольствием воспользовалась.

- Каково это – быть блогером? Я вот всегда не понимал, что такое блогер?

- Я тоже не понимаю, мне кажется, это тоже самое, что и журналистика, и я отношусь к этому как к журналистике.

- Или там ответственности меньше?

- У блогеров? Я не знаю, я все-таки себя не называю блогером. Я журналистка.

- О чем пишете? Темы расскажите. Не все же читают.

- Я пока туда написала одну статью.

- Какую?

- Вот про этого, моего друга, сына полка, которому 84 года, да. Я очень хочу туда размещать пермские материалы, и если у кого-то есть идеи, я с удовольствием их приму. Я очень хочу туда размещать материалы наших районных СМИ. С ними я сейчас знакомлюсь в рамках проекта «Медиадром». И, вот вы знаете, я их просто обожаю, они другие, они, скажем так, не такие снобы как некоторые пермские журналисты.

- Вы на меня намекаете?

- В том числе.

- Вот придут, обидят. Потом еще и в Facebook понапишут

- Они наглые, они вот, я говорю сейчас про молодые районные СМИ…

- Наглые?

- Наглые, вот такие вот, знаешь, у них нет вот этого, чрезмерного пиетета к властям, и там…

- Их что, там не добили еще?

- Наверное, не добили, у них хватает и наглости, и смелости, они молодцы в этом плане, с ними интересно. Вот, например, на «Медиадром» когда приглашаем, районные СМИ едут с радостью, они увидели уровень спикеров, которые мы предлагаем, у нас же все федеральные спикеры, ты этих людей не встретишь вот просто на улице, да, мы приглашаем городские – им некогда, а они даже… нет, не все, но я не буду говорить, кто был участником нашего «Медиадрома», кто не был, чтобы не было обид. Кто-то журналистов присылает, кто-то сам приходит. А городским СМИ некогда, они заняты, но на самом деле мне кажется, они считают, что они все знают, что они все такие мастера, все волкодавы. А у районных этого нет, они желают учиться, они и нас учат вот этой своей непосредственности, свежести. Они молодцы, Слава. И я тебя приглашаю, пользуясь случаем, на этот «Медиадром» лично с ними познакомиться, ты очень много нового можешь взять для себя. Хотя ты у нас состоявшийся журналист, без вопросов.

- Да, но я был у вас один раз.

- Ты был пробегом, так сказать.

- Я так оправдывался сейчас.

- Ты не имел возможности пообщаться с ними.

- Все, сдали, и пробегом был, ладно, вы там, я смотрел, зачем-то асфальт изучали, на фабрику ездили. Вот это как раз в тот период, когда мы с вами не общались в эфире. Вы зачем по всяким асфальтным заводам ездите?

- Ой, Слава, это было очень давно, когда я асфальт изучала.

- Потом каких-то дорожников изучали…

- Дорожников изучала, и дорожников хочу еще дальше изучать. Потому что мне очень нравится подрядчик СМУ-34. А нравится он мне исключительно потому, что около моего дома – это угол Луначарского и Попова – там постоянно ведутся какие-то работы. И я считаю, что улица Луначарского, она в хорошем состоянии держится несмотря на то, что эта улица, как ни странно, эта улица второй категории, я уже разбираюсь в категориях улиц.

- То есть внедрились глубоко?

- Да, а так асфальтовый завод и укладка асфальта – это уже в прошлом на данный момент. А ездила я туда по приглашению, там как раз приглашали блогеров от городской администрации, их информационный отдел или пресс-служба, я не уверена, как это правильно называется. Вот они задумали такое интересное дело, они собирают блогеров, кому интересно, и предлагают мини-экскурсии. На «Медиадроме» мы тоже такое делаем, но на более высоком уровне.

- То есть опять опустили администрацию?

- Нет, я никого не опускала, мы по-своему это делаем. Мы, к примеру, нашим участникам предлагали поездку на краснокамский завод «Россет» – они выпускают там металлическую сетку, и в 2015 году это предприятие выиграло конкурс «Бизнес-успех». По-моему, так назывался, по импортозамещению. То есть это вообще здорово, как люди умудряются не просто выжить, а еще стать лучшими в какой-то области. Хотя все говорят: «Кризис-кризис». Тем не менее, все, кто что-то хочет, они все равно, Слава, этого добиваются.

- Да вы что? Вы еще и в импортозамещение верите?

- Верим. Мы верим во все хорошее. Это наша осознанная вера, так сказать, мы стараемся, чтобы наша жизнь и работа прошли на позитиве.

- Напоминаю, у нас со своим особым мнением журналист Татьяна Татаринова. Татьяна довольно долго, 15 лет, прожила в Соединенных Штатах, и вот сейчас вернулась в Пермь. Поэтому мы ее и приглашаем чтобы послушать, в чем разница, потому что у нас взгляд замыленный несколько, да, и тут как раз нам об этом и рассказали, что взгляд у нас замыленный – на заводы металлических сеток мы не ездили никогда и не видели там ничего, про импортозамещение мы совершенно ничего не знаем. А вот Татьяна все по-своему воспринимает, на фестивали на разные по 350 рублей мы все-таки ходим, иногда, а некоторые не ходят. Тань, совершенно недавно, по-моему, мы с тобой после этого, раньше ты была у нас в эфире, в России у нас прошли совершенно американские штуки под названием праймериз. Похоже, не похоже было?

- Нет, не похоже.

- В чем разница?

- Было похоже по накалу страстей. По эмоциям это было все похоже. У нас там тоже скандалы и все такие, легковозбудимые в это время. А не похоже на самом деле – здесь же это в первый раз и нет точных правил, никто не знает структуру этих праймериз. Для многих слова незнакомые, они просто еще не знают, как это выговорить. То есть вот этим не похоже. Но идея, на мой взгляд, совершенно замечательная. Во-первых, она привлекает внимание к самим выборам, к настоящим уже, потому что нужно же заинтересовать население, людей, чтобы они все-таки пришли голосовать на выборы.

- То есть вы считаете, что будет большой процент явки? Которые в сентябре будут, настоящие уже выборы.

- Ну, кажется, да, мне кажется, будет. Я не знаю, какой большой здесь считается, но мне кажется, будет, потому что люди знают. А с этим праймериз многие были запутаны, моя мама вообще думала, что уже выборы и собиралась идти голосовать. Потому что я-то сходила, но я пошла для себя, для интереса, так сказать. Тоже много услышала: «Зачем ходить, зачем в этом участвовать?» Ну, участвовать – это интересно.

- Что в этом интересного?

- Посмотреть, как это проходит, не просто прочитать об этом в Facebook, к примеру, а лично посмотреть. Вот мне, к примеру, никто денег не предлагал, мне…

- А, то есть вы все-таки с корыстных побуждений отправились?

- Говорят, там были взятки и 300 и 500…

- За трехсотрублевку хотели. Все связалось. Значит, на «РедФест» за 350 не пошли

- Да, не пошла. А на выборы пошла, но 300 рублей не получила.

- То есть все за 300 рублей делается.

- Вот на моем участке все было, по-моему, хорошо, все было тихо, спокойно, все приходили, голосовали.

- Очередей не было?

- Очередей не было, но люди были. И кто-то из магазина шел. Там магазин рядом расположен, с котомками. Кто-то вообще с рюкзаком шел, потому что люди после этого уезжали на дачу. То есть мне вот понравилось.

- Так вот они как раз получили, зашли в магазин, и сразу на праймериз.

- Да, то есть такое, интересное осталось впечатление, и мне кажется, праймериз другие партии тоже себе возьмут на вооружение, когда это будет более-менее как-то устаканено, процесс.

- А там, в штатах, вот смысл, в чем разница? Вот ты говоришь, что здесь все только началось. А там как?

- Ну там же это все годами делается и схема сама отработана, а здесь люди, сами избиратели, по-моему, плохо понимают, что происходит.

- А там тоже избиратели ходят, голосуют?

- Конечно, да.

- На праймериз?

- На праймериз, да. Там от штата к штату есть небольшая разница, кто как голосует. Во Флориде, где я живу, там открыты эти праймериз, то есть голосуют не только члены партии, а все.

- Все.

- Да, все желающие.

- А в других штатах только с партийным билетом?

- А в других штатах только с партийным билетом, да. И в некоторых штатах это ужесточено, что ты должен быть какое-то время в партии, чтобы голосовать. А у кого-то просто собирается собрание и такой… ором, так сказать, голосуют, или руками, или в каких-то местах просто говорят, за кого.

- Но тут же нет демократии, совершенно нет. 300 долларов-то предлагают, нет?

- Нет, не предлагают. Смотря, что мы называем демократией, это ж тоже, знаешь, от этого нужно отходить.

- Ну вот я знаю, что ты недавно была в недавно в Домжуре. Там избирком всех собирал…

- На прошлой неделе… нет, на этой уже была.

- И ты когда-то в выборах участвовала как журналист, может, это давно было, когда еще в России жила. Почувствовала разницу, что называется?

- Да, почувствовала, я даже, думаю, многие, действующие журналисты, которые из раза в раз принимают участие в выборных компаниях, они тоже почувствовали. Меня удивили некоторые правила. К примеру, нельзя вести никакую рекламу в соцсетях. Даже если это твой личный знакомый. То есть, если у тебя какой-то друг, который кандидат в депутаты, после его регистрации, как он будет зарегистрирован, ты не можешь написать о нем. У тебя будут проблемы, у него будут проблемы, и это просто запрещено сейчас.

- Ботов будут создавать? Как ботов-то будут вылавливать?

- Не знаю, как. Вот я спрашивала: «Как же вы будете отслеживать?» Он говорит: «Мы не будем отслеживать, это противники будут отслеживать, они всю работу за нас сделают, а нам уже кейсы готовые давать».

- А, стучать будут друг на друга.

- Видимо, да.

- Что еще там?

- Еще, большое мне кажется изменение… кстати, я не претендую на истину в последней инстанции, по всем вопросам, я считаю, нужно обращаться непосредственно в краевой избирком. Вот, но то, что я успела зацепить – то, что новые правила – изменен закон по поводу использования фотографий, изображений физических лиц. Раньше было так, что эти лица можно использовать, но нужно согласие хоть какое-то. А сейчас хоть есть согласие, хоть нет – их нельзя использовать, физических лиц. Мертвых можно, но там вопрос спорный. Кандидаты в депутаты могут использовать только себя любимых, вот типа я такой красивый, умный, вот он я – на баннерах, в соцсетях, в газетах. Но изображений физических лиц рядом с ним не должно быть.

- То есть не может он рядом с женой пройтись?

- Нет, не может – ни с женой, ни с ребенком, ни с другом. Что можно? Изображение животных, собаки, к примеру. И, пользуясь случаем…

- Подожди, подожди, но ведь это чем-то не очень похоже, у вас там все с женами на праймериз ходят.

- Ну что ж мы сейчас будет сравнивать себя с какой-то Америкой? Здесь свои правила.

- Свои правила, да. Совершенно нельзя – только природа, листики, собачки.

- Про природу ничего не говорили, наверное, можно, но физических лиц не должно быть – это нарушение. И будут, ну говорят, что будут наказывать. Не знаю, как это будет выглядеть.

- Ты как считаешь? Все-таки ужесточились правила?

- Да.

- И журналистам будет сложнее все освещать?

- Да, и журналистам сложнее, и правила ужесточились.

Для чего правила ужесточили?

- Ну чтобы выборы прошли наиболее честно, мне так кажется, и чтобы меньше было использовано каких-то нестандартных, наверное, ходов. Я не знаю, для чего ужесточают, Слава, но, я думаю, для журналистов это очень интересно. То есть они все равно же захотят делать какую-то экстра-работу для своего любимого кандидата, особенно если эта экстра-работа хорошо оплачивается. И они, я думаю, будут искать пути – это очень хорошо для их креативности.

- Ну там же все просто на самом-то деле. Если СМИ заявилось на выборы, оно опубликует расценки, и тогда кандидат с пометкой «выборы»…

- Ну ты же знаешь, что там много чего другого хочется всем, да.

- И все нормально, а если кандидат без «выборов» - то это уже «джинса».

- Да.

- Правда, он, наверное, все-таки может появляться по своей профессиональной деятельности.

- Они все говорят – как-бы нельзя, но я считаю, повод всегда можно найти, как появиться по профессиональной деятельности, да, по крайней мере, раньше мы находили такие поводы.

- «Джинсовали» все-таки, оказывается.

- Нет, я сказала – мы, Слава.

- Мыэто кто?

- Мы. По поводу изображения физических лиц ты не дал сделать мне бесплатную рекламу на волонтерских основаниях, нет, на волонтерских условиях, так сказать, изображения с животными-то можно сделать?

- Ну.

- Вот, а у меня есть широко любимая людьми собака, так что вот, пользуясь случаем, предлагаю ее уважаемым кандидатам в депутаты, собака собирает лайки как… ну очень хорошо собирает лайки. Причем собака очень патриотичная – это русский терьер, который на мировой выставке признан лучшей породой мира 2016 года. Это же будет круто!

- Я знаю, что ты терьера своего через Украину везла.

- Я его не везла.

- Мало того, что сами перебрались туда, так еще и терьеров навозили русских.

- Русских, русские возвращаются.

- Ну там у тебя тоже были какие-то веселые вещи, на русско-украинской границе?

- Ну я предпочту умолчать.

- Ну ладно, рассказывайте, у нас еще есть 2 минуты.

- Пользуясь последними минутами, я хочу передать привет, как и обещала, моим «фейсбучанам», спасибо огромное за поддержку!

- Вот там камера.

- Здесь еще и камера?

- Здесь еще и камера, можете помахать друзьям.

- Всем привет, Facebook привет! И так же я хотела бы закончить на профессиональной ноте и сказать еще раз о моем «Медиадроме», но раз ты мне запретил об этом говорить, тогда…

- Ладно, рассказывайте, всего 2 минуты есть.

- Можно?

- Можно, что с вами сделать-то теперь, я же не могу, это же прямой эфир, я же не могу вам запретить. Вы видели, как она отказывается об этом говорить. Те, кто смотрит за нами в камеру, они это все видят замечательно. Буквально одна минута остается… Ну и насколько вы в Перми-то еще задержитесь?

- Пока я здесь.

- Пока вы здесь.

- Да.

- А работу-то легко в Перми найти? Все равно же приходится…

- Я не скажу, что приходится работать, я это делаю с удовольствием, и я много слышала: «Ой, тут работы нет, там не платят, тут не платят». Ребята, мне кажется, если искать, и выполнять свое дело хорошо, работы всем хватит. Мне кажется, здесь просто залежи этой работы и она достаточно хорошо оплачивается. Что нужно делать – это хотеть. И ты сказал: «Приходится»… Не должно приходиться, не должно приходиться, каждое дело нужно выполнять с удовольствием, тогда уже пойдет, тогда будет результат.

- Вот так, и тут меня обидели. Вот как вас в гости после этого приглашать? Здесь обидели, там обозвали – вот это чисто американский подход к делу. Все, на этом завершаем. Татьяна Татаринова была у нас в гостях сегодня со своим русско-американским взглядом, русско-американским терьером, и со своим «Медиадромом». Оставайтесь на 91,2FM дальше, будет, надеюсь, так же интересно.

_________________

Программа вышла в эфир 1 июля 2016 г.

Обсуждение
1291
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.