Верхний баннер
14:52 | | 20 АВГУСТА 2017

$ 59.36 € 69.72

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
18+

Программы / Особое мнение

08.07.2016 | 17:41
«Власть им нужна, но в ограниченном таком, в усеченном варианте. Брать ответственность на себя отнюдь они не собираются», – Сергей Иванов, журналист

- Программа «Особое мнение» на «Эхе Перми», в студии Вячеслав Дегтярников, Сергей Слободин за звукорежиссерским пультом. И сегодня у нас со своим особым мнением журналист Сергей Иванов. Сергей, добрый день!

- День добрый!

- Ну вот смотрите… Смотри, смотрите, как вот… Наверное, все-таки как в жизни – смотри…

- Конечно, конечно.

- Вот открываю сообщение: КПРФ утвердило список кандидатов от партии на предстоящие выборы Пермской городской думы, до этого, соответственно, в Государственную думу. Вот давай вокруг партии попляшем.

- Давай. Тем более, что закончились практически все съезды у партий, которые собираются принимать участие в осенних выборах, и конфигурация, по крайней мере, в Госдуму уже сложилась. На низшем уровне еще будут региональные конференции, но по Госдуме уже полные расклады понятны.

- Ну и что нас ожидает осенью-то?

- Борьба. Ожесточенная.

- Ожесточенная, правда?

- Да, конечно. Ну, смотри…

- Прямо биться будут?

- Да, и не на жизнь, а на смерть. Нет, ну, во-первых, у нас все-таки нововведение – ввели выборы по одномандатным округам и там, собственно, и ожидается наибольшая борьба такая ожесточенная. По партийным спискам – это понятно, то есть, это традиционно уже, и тоже уже расклад сил, в общем-то, понятен. А по одномандатным округам – я вот читаю различные информационные агентства, газеты, журналы и по телевидению, на мой взгляд, нет очевидных фаворитов ни по одному из округов. То есть везде ожидается борьба. На мой взгляд.

- Давай тогда пойдем по партийным спискам для начала.

- Пожалуйста.

- Ну, скажем, ну, наверное, с самой крупной партии начнем, да?

- С «Единой России»?

- Да, с единой и неделимой. Там какие-то особенности были? Не были? На твой взгляд, были ли неожиданности? Понятно, что «Единая Россия» – единственная партия, которая провела праймериз, в общем, разыграла эту карту, с одной стороны. С другой стороны, опять-таки, на мой взгляд, расширила несколько избирателей. Это был такой яркий уже мазок в будущие выборы.

- Ну да, это проведение праймериз принесло партии какие-то преимущества определенные и узнаваемость. И медийная кампания была насыщенной, они стартовали в этой кампании, собственно, такой гандикап создали. Это действительно так.

- Но опять-таки, те же праймериз принесли партии скандалы.

- Да, но без них не обходится ни одна избирательная кампания.

- Но в результате там кого-то возвращали, кого-то убирали. Вот здесь…

- Вот здесь очень интересный, на мой взгляд, аспект. Не касаясь «Единой России» – вот какая особинка нынешних выборов, появились новые лица во всех без исключения партиях, в том числе и «Единой России». Как мы помним, региональное отделение «Единой России» подвергло сомнению результаты праймериз в двух округах. Это как раз люди, которые новые лица в партии и новые лица в политике. И решение генсовета… Я не берусь, там безусловно какие-то были аппаратные договоренности, борьба определенных людей…

- Давай по-честному: подковерная.

- Подковерная, да, конечно же. Мерились, у кого больше ресурса, но суть-то не в этом. То есть тренд определился, то есть «Единая Россия» как и любые другие партии заинтересованы в обновлении так называемых политических элит. И если проанализировать, из действующих депутатов того же законодательного собрания, то обновится существенно, даже не многие, далеко не все выиграли праймериз, и состав обновится очень существенно. И это меня радует, что новые лица появляются в политике. Это на самом деле здорово.

- Тут из личных наблюдений, совершенно личных: у нас во дворе детскую площадку открыли, причем так тихо, я думал, ну, не будет никаких праздников.

- Ну а где же пиар? Где же депутаты, ленточки отрезать?

- Нет, там еще интереснее оказалось. Ведущий выходит… я думал, что это шутка, думал, что ошибка какая-то, когда говорят: «А кто у нас волшебник?» Тут выходит ведущий, я сам был свидетелем, и говорит: «А кто у нас волшебник, дети?!» И выяснилось, что у нас волшебник – это депутат Ежова. То есть у них это что там, тренд такой – всех волшебниками называть?

- Ну, видимо, со свинки Пеппы это все пошло. Все волшебники становятся в этот период.

- Я просто как сидел – я так и упал. То есть я не думал, что это в реале услышу в жизни. Ну ладно, я видел это, записанное, Ну, думаю, ладно, человек ошибся, актеры слишком актерствовали.

- Ты думаешь, так неудачно иронизировали, а это всерьез все, да?

- Да, это всерьез, все они там вот этим «малышевником» вокруг этой площадки и плясали.

- Ну вот, знаешь, вот такие, не хочу никого обидеть, примитивные методы, тем не менее, играют, они эффективны. И действительно, когда открывают площадку – грех не появиться депутату, как он считает…

- Нет, это…

- И назваться волшебником.     

- Просто я работаю, просто я работаю волшебником.

- Волшебства будет немало.

- Давай про волшебство поговорим. Совершенно эти неожиданные какие-то вещи появлялись и в других партиях.

- Нет, ну давай все-таки про «Единую Россию», если мы уже говорили об особинках и… Ну, аппаратный успех главы города Перми Игоря Сапко, который возглавил список, региональный список на выборах в Госдуму, причем там такие тяжеловесы, как Исаев, оказались позади него. Другое дело, чем закончатся и каковы будут результаты и какая конфигурация. Я говорю: волшебство еще будет. Мы ждали, мы, я имею в виду заинтересованные лица – эксперты, журналисты, политконсультанты – результатов съездов. Да, там некоторые были сюрпризы.

- Кстати, по поводу Сапко… Вот эти вот геополитические замашки – это насколько серьезно? Вот он заявил, то ли заявил, то ли не заявил, там по-разному она потом оценивалась, эта история, что пора бы уже с Удмуртией объединяться.

- Да нет. Ну это понятно, что это в предвыборных целях это сделано. Мы побратимы, друзья, до 18-го числа мы будем сентября дружить, потом забудем об этой идее как о страшном сне. Априори, раз мы в одном округе, так должны быть вместе. Я говорю о сюрпризах и о волшебстве. Ну не могу я сказать, кто станет депутатом от «Единой России», потому что конфигурация по результатам, может быть, тоже изменится и, может быть, второе и третье место попадут, а Игорь Сопко, например, воспользуется другой. Не факт, что первое место становится депутатом или, как мы уже видели, что победитель праймериз становится первым в списке. Поэтому сюрпризы будут еще на протяжении и после подведения результатов голосования.

- Я наблюдал как-то за ходом праймериз и у меня такое сложилось впечатление, что многим рассказывали, что они первые в списке, чуть ли не всем тем, кто шел на праймериз. То есть идут на праймериз, допустим, Вячеслав Дегтярников и Сергей Иванов, а с ними беседуют и говорят: «Вы первый в списке».

- Вряд ли мы бы оказались в этой компании…

- Ну это…

- И вряд ли бы пошли на выборы.

- Ну это, знаешь… Наш коллега пошел ведь. Понимаешь? Вот кто знал? А он пошел. Ну и, значит, дальше мы с тобой встречаемся, оба первые в списке, я на тебя смотрю, ты мне говоришь: «Я первый в списке». Я так думаю: «Да, Сережа, вот тебя развели, как лоха, потому что я первый в списке, я-то это точно знаю». Вот это игра в рулетку, мне так кажется.

- Так нет, интриг много хватает, самое главное, что первое место на праймериз ровным счетом оно не… Да, оно какое-то преимущество несет, но это вовсе не говорит о том, что это потенциальный победитель выборов. Отнюдь.

- То, что появились, как ты говоришь, новые лица и старые куда-то ушли… Это обновление, ты говоришь, да? Или это поражение тех, кто был все-таки какой-то период? Ну тот же токарь, вот токарь – ведь он и яркий, он такой весь из себя…

- Подождите списывать токаря, он еще заявит о себе и попадет в Законодательное собрание Пермского края.

- Ты думаешь?

- Да, конечно.

- То есть все-таки пролетариат у нас прорвется?

- Он пять лет, собственно, выполнял задачу партии, то есть у него риторика была та, которую ждали лидеры «Единой России», ну и просто так его не спишут, яркая, харизматичная, кто бы как ни относился, фигура, которая оживление в стенах краевого парламента принесет. Поэтому у него карьера отнюдь не закончилась, на мой взгляд. Причем, я уже ведь говорил в одной из наших передач, что я у доктора политических наук выиграл бутылку коньяку, когда он мне утверждал, что в прошлом цикле, что Трапезников не станет депутатом. А я утверждал, что станет. Правда, я еще коньяк до сих пор не получил, но, тем не менее.

- Ну я с тобой спорить не буду, а то сейчас понесется: бутылка коньяка, потом две бутылки коньяка, потом три бутылки…

- Ну ты допускаешь, что Трапезников продолжит политическую карьеру?

- Я все допускаю. В таком раскладе, когда надо рисковать коньяком – я допускаю все.

- Да, в политике рисковать коньяком не стоит.

- Тут некоторые в прошлом крупные владельцы крупных торговых точек тоже спорили на коньяки, проспоривали не раз, понимаешь, уже. И вот в этот раз, насколько я понимаю, владельцы крупных торговых точек, они тоже во многие партии стремились и во многие двери стучались. Это так, нет? Наблюдал такую картинку?

- О ком? О ком речь? Давай закончим…

- Константин Николаевич.

- О, о Константине Окуневе чуть позже. Об обновлении: это естественный, эволюционный такой процесс. То есть это не то, что кому-то захотелось, ну и связано, конечно, с общим экономическим кризисом, потому что там сидят люди пять лет, ничего там не меняется ни в социально-экономическом плане, одни и те же, усталость электоральная, безусловно и естественная смена поколений. Так что этот процесс я приветствую, и он наблюдается, может быть, не в той мере, как хотелось бы, но, тем не менее, есть. А Константин Николаевич… ну что, вот знаешь, можно относиться как угодно к Окуневу, но на протяжении пяти лет он является депутатом, да? Мне его одно качество характера очень нравится: вот он, он такой, вгрызается, боец. Со знаком плюс или со знаком минус – эксперты по-разному оценивают его деятельность, но то, что он не сдается и до последнего борется, вот это надо отдать должное, это действительно так. И смотри, опять уже наделал шуму, пусть со знаком минус. Да, понятно, что Константин Николаевич на протяжении долгого времени искал площадку, где мог бы реализоваться и, самое главное, пойти и выдвинуться на выборы. И вот опять неприятный сюрприз – снесли его из списков на съезде уже партии «Родина». Но это вовсе не означает, что он не будет кандидатом. Ну он же заявил, что пойдет по одномандатному округу. Это, конечно, безусловно какие-то риски появляются при этом, но я думаю, что он еще громко заявит о себе в этой кампании.

- Складывается впечатление, что для многих эта кампания будет последней.

- Ну конечно, да, то есть это все, на карту поставлено все – то есть либо пан, либо пропал. И не только для господина Окунева, а и для многих других непопадание в потенциальных кандидатов или неизбрание в депутаты фактически ставит крест на дальнейшей политической карьере. Это не только один…

- Не только политической, ощущение. Ощущение-то складывается, что и на, скажем, финансовой и любой другой карьере.

- На самом деле, игроков с большими, ну такими вот серьезными деньгами не так уж и много. Но и эти опасения тоже, они имеют место быть, потому что те инвестиции, которые вкладываются сейчас некоторыми крупными игроками, уже видно, что они оправдываются не… Вообще не оправдываются.

- Все-таки, возвращаясь, мы тут перепрыгивали немножко, это я виноват, возвращаясь к «Единой России». Там есть какие-то явные лидеры, которые, вот уже понятно, что они будут в списках… Не в списках, а в Государственной думе?

- Ну это зависит от результатов выборов. Если я беру тот результат, который показала партия в прошлом цикле, тогда один, максимум два депутата, по логике вещей, должны пройти – Сапко и Исаев. Как оно будет в действительности – ну трудно, это уже все равно будут договоренности внутри партии, какие они там – ни ты, ни я, мы не можем этого знать. А что касаясь фаворитов, ну то есть понятно, что «Единая Россия», там и промышленный корпус, то есть мы уже привыкли, что политические тяжеловесы там, но ведь победы-то их не такие уж убедительные – 35 процентов. Что такое 35 процентов для правящей партии? На самом деле, это треть голосов, это значит, две трети отдали предпочтение за кого-то другого. И говорить, что это фавориты, когда они треть берут, тоже не приходится.

- Если об «Единой России»… Буквально у нас минутка до самого ценного, что у нас есть в эфире – это реклама…

- Самое дорогое.

- Ей удастся сохранить, «Единой России», хотя бы вот эти 35 процентов?

- Да, я думаю, предпосылки есть: общефедеральный тренд, это присоединение Крыма к России, это и появление президента Владимира Путина на съезде «Единой России». И это не заслуга местных партбоссов, а это общефедеральный тренд, он позволяет надеяться, что ну, как минимум, не ниже.

- Как минимум, не ниже. Просто мне тут птичка одна насвистела, что якобы залетала тут большая фигура в Пермь из другой партии, не из «Единой России» и всем говорила: «Только не надо больше двадцати процентов, вот все что хотите делайте, только, ради бога, не надо больше двадцати».

- Это не коммунисты ли случайно?

- Это я уже не помню.

- Их так много, да?

- Да, это… А сердце с какой стороны бьется? Вот это надо посмотреть, с какой стороны сердце бьется, и тогда сразу определяешь.

- Так оно красным должно быть, не голубым.

- Продолжается программа «Особое мнение», Сергей Иванов у нас в гостях со своим особым мнением, говорим мы про выборы, вернее, про то, что как к ним кто готовится в разных партиях. Обсудили «Единую Россию», буквально почти по косточкам разобрали. Вот, значит, приблизились к сердцу, которое бьется слева. Давай куда-нибудь в другом направлении немножко двинемся. Там у нас ведь еще много партий.

- Слева если, то направо, наверное.

- Ну давай направо. Давай направо. Наверное, самая правая это кто у нас? «Яблоко»?

- Ну, думаю, правая, приемник «Правого дела» – это «Партия роста».

- «Партия роста». Давай к «Партии роста». Там как?

- Ну там главный фонд, наверное, это Виктор Похмелкин, который возглавит список и пойдет по одномандатному округу. Ну, кстати, в «Партии роста» тоже есть новые лица. Антон Любич, это экономист, уроженец Перми, работает в Москве и член совета директоров екатеринбургской фирмы. Вот тоже новое лицо, умница, отличник, там в свое время золотая медаль, красный диплом. Вот тоже новые лица. Не факт, что, допустим, он будет пожинать плоды этой кампании сразу же после ее окончания, но, тем не менее, капитализация политическая у человека априори будет.

- Появление Виктора Похмелкина – это возвращение? Иногда они возвращаются?

- Что значит возвращение? Ведь после… Он, на минуточку, рекордсмен, и таких семь человек в стране всего, которые выигрывали выборы по одномандатным округам четыре цикла подряд. После этого у нас прекратились выборы по одномандатным, только по партийным спискам. И он не принимал участия в силу того, что ну нет одномандатных округов, все. Хотя он общественную и политическую деятельность проводил, он до сих пор является лидером движения автомобилистов России. Это ну не реинкарнация, это возвращение, когда шлюзы раскрылись и государство говорит: «Да, мы сейчас по-другому будем формировать федеральный парламент». Он изъявил желание. И, причем, я думаю, что шансы у него вполне очевидные.

- То есть ты хочешь сказать, что эти выборы будут честнее предыдущих?

- Я думаю, они будут конкурентнее предыдущих.

- Конкурентнее. То есть все-таки есть ожидание, что конкуренция появится?

- Ну я искренне на это надеюсь и все предпосылки для этого созданы. Ну и ты видишь, какое количество кандидатов и имен. Извиняюсь за глагол, полезли ведь, полезли на выборы.

- Ну на выборы всегда лезли, кстати, даже и по партийным спискам.

- Иногда ходили.

- Это мы же все-таки не в Советском союзе. В Советском союзе были выборы такие очень интересные. Среди… Сам себя выбираешь, собственно говоря. Но там была достаточно высокая явка.

- Да. И это самая большая проблема избирательных комиссий и краевых властей, да и, собственно, партий. Неудачно, на мой взгляд, выбрано время, неудачно выбрано время – 18-е сентября. Все-таки я склоняюсь к той точке зрения, что все еще будут на дачных участках, основная такая, самая ядерная часть электората, ну потому что должна быть очень большая мотивация, чтобы им сорваться и приехать и проголосовать. Но наличие вот такого большого количества, я не скажу – одиозных, а интересных фигур вот сейчас в ландшафте в этом позволяет надеяться, что интерес к теме выборов

- А нет такого ощущения… Ну мы сейчас к партиям будем потом возвращаться. Нет такого ощущения, что сменятся не только те, кого будем избирать, но и те, кто избирает, что здесь поменяется немножко конфигурация? У меня есть такое ощущение, что молодежь пойдет и будет голосовать.

- Ну мы… Да, возможно. Мы сколько уже циклов ждем, что молодежь придет. Не ходит. Не ходит. Нет особой мотивации, нет и интереса, они долгое время не понимали, как они могут повлиять своим волеизъявлением на какие-то изменения. Сейчас это ощущение меняется. Ну, посмотрим, посмотрим, очень бы хотелось, потому что если молодежь придет, тогда у правых партий как раз появится больше шансов. Пока их присутствия нет ни в Государственной думе, ни в Законодательном собрании Пермского края.

- Я почему говорю, что есть ощущение, что молодежь пойдет? Потому что я по собственному как раз двору, волшебникам, я это и ощутил. То есть вот как только построили площадку, этот мой совершенно разобщенный двор, которому я сто раз уже сказал, что, ребята, у вас воруют деньги на теплоснабжении, прошел почти весь дом, а там по полторы тысячи с каждой квартиры воровали в месяц. Никто не шевелился. Но тут вдруг началось какое-то движение, начали строить площадку и двор объединился. Ты удивишься: люди вышли садить цветы, сами, никто никого не заставлял. И объединились-то в первую очередь молодые.

- Такой пример самоорганизации, да?

- Да, объединились в первую очередь люди где-то моего поколения, то есть, получается, 40, 30, до 50-ти.

- То есть ты нас молодыми считаешь.

- Ну, в общем, не старыми.

- Я-то о другой категории имел в виду.

- Нет, я имею в виду, нет… Вот я имею в виду… Может-то ведь смениться. Раньше ведь мы тоже не ходили голосовать.

- Смотри, Слава, какое наблюдение… Многие… Не многие, а некоторые политические партии, та же «Партия роста» и «Яблоко», сейчас сделают упор на технологии, интернет-технологии, то есть предвыборная кампания в интернете.

- Ну тот же Любич, да?

- Тот же Любич, он очень активно осваивает.

- В Фейсбуке просто, как все, будут учиться.

- Очень активно осваивает. И это вот такая фишечка московская. Есть, видимо, основания. И не только Любич, то есть и многие другие серьезные игроки, которые делают упор именно на интернет-технологии и которые привлекают молодежь. Сыграет ли, посмотрим 18-го сентября, но то, что это новый формат проведения кампании, новый формат взаимоотношений с избирателями – это налицо.

- Ну, то есть, если есть игра, то есть, видимо, ожидание и отдачи. Иначе бы смысла не было играть.

- Как минимум, ожидания. Как минимум, какой-то определенный серьезный анализ.

- Давай проанализируем «Яблоко», разрежем «Яблоко» пополам.

- Давай тогда на несколько частей, потому что «Яблоко» сейчас соткано из многих лоскутов.

- Нет такого ощущения, что червь забрался?

- Это вы про Надежду Агишеву? Или про Дмитрия Махонина? Нет, я очень рад, что появился Махонин в списках, не суть дела – там «Яблока», «Рост», «Парнас».

- У Дмитрия, кстати, совершенно нормальная и узнаваемость в Перми, и популярность достаточно серьезная.

- Человек вырос в профессиональном, в любом другом плане, на самом деле за такими, вот я уже приводил в пример Любича, Махонина – вот за такими людьми будущее, потому что они достаточно молодые, они активные, они по-другому воспринимают действительность. Безусловно, Дмитрий в силу своих профессиональных обязанностей не будет полноценно проводить кампанию, на мой взгляд, потому что должность руководителя департамента федеральной антимонопольной службы не позволяет ему часто выезжать в Пермь. Этот, что мы называем, будет торговать лицом. Но сам факт появления и выход его на политическую орбиту говорит о его возросших амбициях и возможном появлении в политической жизни. Вот этот факт я очень принял так оптимистично.

- При этом, смотри, антимонопольщики ведь долгое время находятся, фактически находятся, так скажем, в некой конфронтации с губернатором.

- Ну не только с губернатором, и со многими олигархическими структурами тоже. То есть это фактически последний оплот честности на нашей земле.

- Ведь причем в Перми это делается явно при поддержке Дмитрия Махонина.

- Да, то есть уровень его влияния здесь в регионе сохранился и, я думаю, что в какой-то степени лично для него это позитивный момент – участие в кампании.

- Продолжается программа «Особое мнение», в студии Вячеслав Дегтярников, Мария Зуева появилась за звукорежиссерским пультом, и у нас в студии со своим особым мнением Сергей Иванов, пермский журналист, может быть, даже в какой-то мере и политтехнолог. Ну в какой-то мере.

- Наблюдатель.

- Ну мы сейчас режем тут «Яблоко», понимаешь, я и говорю – политтехнолог…

- Расчленили уже.

- Я говорю: на два. Нет, ты говоришь, что не на два. Давай на четыре части порежем, ну вот одну частичку отрезали.

- Махонина.

- Махонина, да. Там еще остались.

- Угу.

- Там еще остались, причем такие крупные, жирные частицы. Вот сегодня я видел сообщение о том, что Сапиро Евгений, возможно, появится в списке. Как ты к этому относишься?

- Ну, знаешь, предлагать войти в список, может…

- Ведь это же… Но это же сильный ход.

- Это с точки зрения пиара блестящий, да. То есть, я думаю, Евгений Саулович сам с иронией отнесся к этому предложению. Не знаю его реакцию, но, если продолжить эту мысль, ну почему бы глубокоуважаемому мной Геннадию Вячеславовичу Игумнову не оказаться, например, в «Партии пенсионеров». А что, он пенсионер. Или Николаю Девяткину уйти в любую другую, тем более, что он вышел из «Единой России». Вряд ли они свой авторитет будут разменивать на участие. Ведь понятно, что не за мандатом они пойдут, если окажутся в списках. Я думаю, что…

- Ну это паровоз.

- Паровоз. А для чего? Мотивация? Да, я думаю, что он просто иронично к этому отнесется, а ход предложить – ну вот будируется, мы с тобой обсуждаем в прямом эфире, в газетах написано, вот Евгению Сауловичу предложено в «Яблоко». Ход безотказный, потому что прислонились к авторитету уважаемого человека. Ему предложили и он раздумывает.

- Ну тут вопрос, как прислонились, понимаешь? А ежели штукатурка отлетит?

- Так скорее всего отлетит, ну я, по крайней мере, полагаю.

- А если по ушам?

- Да нет, ну что? Это ведь шоу. У нас беда многих политиков, что они так серьезно относятся к этому процессу – избирательной кампании. Безусловно, они вкладывают ресурс, деньги, они по-другому не могут. Надо все-таки относиться… Это не то, чтобы как к игре, но к некому шоу, в привычном смысле слова, но все-таки с элементами.

- То есть, то есть, вот ты…

- И это из этого, из этой оперы.

- Ты предлагаешь и избирателю к этому относиться, как к шоу?

- Нет, нет, нет, это вот я именно со стороны политиков, поэтому я думаю, что тот же господин Сапиро относится к этому, как к шоу: ну предложили, он обдумает, потом откажет. Хотя я могу ошибаться.

- Ну тут вот надо было с тобой поспорить на самом-то деле на бутылку коньяка.

- Я могу, давай.

- Давай, вот сразу, давай.

- Нет, если нас Евгений Саулович встретит, он сейчас третьим будет. Я думаю, что не пойдет.

- Ладно, не буду спорить с тобой на бутылку коньяка, а то опять проиграю, не дай бог, а коньяк дорогой нынче, коньяк нынче дорог. И овес нынче дорог. Ну вот мы «Яблоко» все равно режем.

- Ну две части есть, ну давай еще третью, да.

- Третью частичку. Частичку отрежем.

- Угу. Где-то убыло, где-то прибыло.

- Надежда Агишева.

- Накануне вот этой избирательной комиссии громко и со скандалом, ну не со скандалом, а так, довольно-таки весомо. Основоположник «Яблока» Галина Слаутина вышла из этой партии и к своему товарищу, которого мы упоминали – Виктора Похмелкина, примкнула. Но появилась другая женщина – Надежда Агишева, отнюдь не новое лицо.

- Не новое, ты считаешь?

- Нет, старое.

- Ну как, она в …

- Старое, ее уже избиратель и забыл, довольно старое… Нет, давайте все-таки… Она баллотировалась.

- Ну мы все-таки не о женщине говорим, а о политике, конечно.

- Не о женщине, а о политике, конечно, безусловно.

- Поэтому не обижайтесь.

- Конечно, конечно. Во-первых, надежда Владимировна баллотировалась, ну, по крайней мере, принимала участие в конкурсе на замещение председателя контрольно-счетной палаты. Это политическая, по сути, должность в нынешней конфигурации.

- Но это не выборы же?

- Тем не менее, она принимала, то есть, влияла на принятие политических решений, влияла на принятие политических решений своего мужа, бывшего депутата ЗС Андрея Агишева. То есть она все равно крутилась вот в этой политической орбите. Другое дело, что я удивлен: почему она заявилась на Госдуму и, тем более, по Кунгурскому избирательному округу, где, понятно, что город – это ладно, но а там ведь село. Извиняюсь, там специфика определенная, она культуролог.

- Да, там ведь нет магазинов «Модные люди».

- Там нет и ни музеев наивного искусства, ничего, то есть, было бы логичным, чтобы она претендовала на место в городской думе, это вполне понятно. Но тут, я думаю, какой-то вот такой расчет политический, большой такой, разменный.

- Ты считаешь так?

- Не для победы, а для того, чтобы…

- Для участия.

- Для участия, да.

- То есть, тут получается, если мы от Агишевой сейчас уходим совершенно, да, просто вот мы не про Агишеву сейчас.

- Да.

- Это про какого-то другого кандидата, совершенно из другого района, из другой области. То есть получается вот тот вариант, когда «оденусь во все коричневое…»…

- Так-так.

- «…И праздник испорчу».

- Я думаю, что интуитивно, а, может быть, не интуитивно, может, располагают каким-то инсайдом господа Агишевы, они прекрасно понимают, что кунгурский избирательный округ – к нему будет приковано особое внимание краевых властей. Не говорю, что там половить рыбку в мутной воде, но то, что там потенциально претенденты будут рассматриваться под микроскопом, под лупой, получать, возможно, какие-то преференции и сразу становиться чуть выше других кандидатов, потому что они в самой такой гуще событий, это льстит самолюбию и априори человек, который по этому округу баллотируется – он привлекает больше внимания к себе. То есть дивидендов-то на самом деле там будет немало, даже при условии неубедительного результата или прибыли.

- Ты заговорил сейчас о внимании краевых властей. Нет, мы пока списки еще не оставили, ну просто немножко переключимся. Нет такого ощущения, что краевые-то власти совершенно утратили рычаги влияния на политические процессы, на избирательные процессы? Или это просто такое ощущение внешнее, а на самом-то деле все нормально – рычаг держат и паровоз наш стоит на запасном пути? 

- Ну, знаешь, тут ведь мы не открываем Америку, что за четыре года пребывания Виктора Федоровича глав администрации сменилось человек пять точно, да? Те люди, которые, собственно…

- Фролов, Марке…

- Нет, давай уж начнем изначально – Алиев.

- Алиев…

- Куранов, Самойлов, Фролов. Кого я еще пропустил?

- Маркевич.

- Маркевич заместителем был. И Маховиков. Пять?

- Пять.

- Пять.

- Сейчас…

- Маховиков сейчас. Нет. Ну вот появление господина Козенкова, оно не то, чтобы оживило, по крайней мере, есть человек сейчас в администрации губернатора, который вот эти процессы отслеживает и принимает решения. Появился человек, который может взять на себя ответственность – Александр Николаевич Козенков. И поэтому вот я и думаю, что бразды правления не потеряны до сих пор, все-таки какой-то не глава, а замглавы администрации. Чехарда, конечно, сыграла дурную шутку.

- Понимаешь, когда вот я путаю главу и замглавы, да, я ведь это не случайно путаю.

- Это да. Это свидетельство того, что а кто же у нас определяет?

- Потому что когда вот там сидит один человек, да, совершенно молодой и розовощекий – ощущение, что он как раз глава, а не замглавы.

- А вот он у нас…

- Даже там слухи ходили, говорят, председатель, ну это опять не в нашем районе происходило, это в другой области, говорят, председатель правительства пришел и сидел часов пять под дверью.

- Ждал.

- Ждал, когда дверь откроется. А дверь не открывалась.

- А там политтехнолог сидит.

- Да.

- Ну это при других обстоятельствах говорят, кто главнее, кто головой-то крутит? Шея. У нас во власти частенько тоже так происходит. Шея – это часть тела такая важная, организма политического.

- Это вы на что сейчас намекаете? Я стесняюсь спросить. Ну ладно, в общем-то, конечно, такие слухи тоже ходят.

- Ой, да слухов масса.

- Про шею, про шею, про другие органы, каких только слухов не ходит. Ну это все, мы думаем, все-таки от того, что просто старые мы стали немножко, это вначале я сказал, что молодые, ворчливые уже.

- Да, да, вот как у тебя меняется: то мы молодые, то вот уже…

- Вот видишь, это уже маразм.

- Как вы были – так молодые. А как жизнь – так все, старые уже.

Да, это уже маразм. Про самую пожилую партию давай.

- Про какую это? Про КПРФ?

- Про КПРФ, да, мы, кстати, про нее что-то совсем не поговорили.

- Нет, там все предельно ясно, опять аппаратная борьба, как и везде. Олег Куликов снова кандидат в депутаты Госдумы и, скорее всего, получает мандат. И все там пассажи, все… Тут не количество денег, не медийная кампания, все равно все внутри, там в тиши кабинетов решается. Вот аппаратно переиграл всех, он первый в списке.

- Ну смотри, КПРФ идет, они даже раньше «Единой России» стартовали: и плакатики понарисовали про то, что «я красный, а не голубой», и «сердце бьется не с той стороны». Значит, они же серьезно решили играть?

- Серьезно. Нет, у них креатив присутствует, они, как минимум, планируют повторить результаты пятилетней давности. А предпосылки есть на самом деле. У них есть тяжеловесы.

- А если они вдруг возьмут больше двадцати?

- Недавно эфир был где-то на одном из каналов центрального телевидения, и там как раз дискуссия развернулась по поводу того, что Зюганов не хотел быть президентом, он боялся этого выигрыша. Я не принимаю эту точку зрения, но это где-то близко. Коммунисты, как ни странно, не заинтересованы в большом результате, они довольствуются второй по значимости фракцией, что в Госдуме, что в законодательном собрании, и думаю, что их это вполне устроит.

- Вот так вот. То есть все – попытки взять телеграф, телефон…

- Зачем?

- Мосты…

- Зачем? Там ведь тоже немало уже буржуа, им комфортно сосуществовать и быть на словах оппозиционерами, противостоять «Единой России», получать огромные зарплаты, сидеть в мягких креслах. Власть им нужна, но в ограниченном таком, в усеченном варианте. Брать ответственность на себя отнюдь они не собираются.

- У нас одна минута остается. Кого еще пропустили?

- «Парнас» – самую главную партию, против кого выступает власть.

- Ну давай про «Парнас».

- Так ведь нечего, то есть набрали пенсионеров, то есть с ними и бороться не надо, они сами себя похоронили на процессе выдвижения. Я посмотрел список, кроме Касимова там совершенно неизвестные лица. И все вот эти, что вот «Парнас» придет… Против них даже бороться не надо, власти, я имею в виду, она не претендует ни на что.

- Ты так думаешь?

- Я абсолютно в этом убежден.

- Это ты просто, наверное, придерживаешься совершенно других взглядов.

- Ты знаешь, я лет десять назад брал интервью у Михаила Касьянова, он уже не был председателем правительства, но он еще не был таким одиозным, как его представляют, политиком. И, я тебе скажу, тогда уже бытовало, что Миша два или три процента... Он мне понравился, у меня было полосное интервью в «Звезда». Сейчас я не вижу вообще предпосылок для того, чтобы ему продолжать политическую борьбу в таком масштабе.

- Ну что ж, на этой грустной ноте будем завершать, пожелаем всем партиям успеха. Надеюсь, что мы закупимся попкорном и будем…

- Коньяком.

- Коньяком отдельно. Каждый со своим, под одеялом. Я не буду с вами спорить на коньяк, не буду! Не пытайтесь меня развести. На этом завершаем эфир. Оставайтесь на 91,2ФМ. Спасибо!

- Спасибо, всего доброго!

__________________

Программа вышла в эфир 8 июля 2016 г.

Обсуждение
1908
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.