Верхний баннер
14:51 | | 20 АВГУСТА 2017

$ 59.36 € 69.72

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
18+

Программы / Особое мнение

22.07.2016 | 10:12
«Да, будет унылая субстанция, вернее, будет все измазано унылой субстанцией, но в очень веселом виде, поэтому и сами изваляются и других изваляют – это нормально, я думаю, в данной конфигурации», – Евгений Плотников, обозреватель газеты «Звезда»

- Программа «Особое мнение» в эфире «Эха Перми». В студии Вячеслав Дегтярников. Мария Зуева за звукорежиссерским пультом. Сегодня у нас со своим особым мнением Евгений Плотников, политический обозреватель газеты «Звезда». Добрый день, Жень!

- Добрый день, Вячеслав!

- Давай поговорим, интересные вещи происходят у нас, так скажем, внутри партийной борьбы. И многие из этих внутрипартийных борцов вырываются наружу, и мы там наблюдаем многие вещи в разных партиях – «Единой России», «Яблоке». Давай порассуждаем об этих поединках, рингах.

- Да, очень интересно на это смотреть. Когда только выборная компания начиналась, уже тогда было понятно, что все будет интересно. Особенно праймериз, его результаты тон задали, естественно, единороcсы, у которых всегда была очень сильна внутривидовая борьба. Мы не говорим о КПРФ, «Справедливой России», ЛДПР – у них всех маленькие партии и воевать вроде как не за что, и народу воюющего не так много. В «Единой России» это всегда так, что борются свои со своими.

- А как же тут ворон ворона глаз не выклюет?

- Видимо просто столько группировок, так скажем, что вороны там разные, и готовы выклевать все что угодно, мы же понимаем, что завершившийся праймериз, они должны были стать основополагающими для выдвижения на выборы.

- Ну нам так рассказывали.

- Так рассказывали, так говорили.

- А мы же верили.

- Да, Неверов сотрясал кулаками, что мы не допустим никаких связанных с праймериз, что все будет по-честному. Какую-то справедливость восстановили, если вспомнить не столь давнюю историю. Но нынче, когда утверждались выдвиженцы, кое-какая несправедливость осталась. Можно вспомнить Вячеслав Буркова, бывшего…

- Мелкие перекусы на местах.

- Ну да, фигуры не самые большие, то есть Буркова задвинули. Давай вот так вот – Вячеслав Бурков должен был по идее возглавить список на 27-ом избирательном округе, партийные его задвинули, поставили туда госпожу Лядову, гендиректор «Пермнефти», то есть «Лукойл» надо уважать независимо от того, есть Бурков – нет, все-таки нефтяники, они у нас в приоритете, спонсоры партии и так далее. И сколько бы Слава Бурков, депутат земского района не писал писем, его письма остались без ответа, видимо снова…

- Может быть, просто адресов не знает?

- Может быть и адресов не знает, но я думаю, что все равно аббревиатура «Лукойла», она сразу же перечеркивает все жалобы, и ябиды-корябиды, там сколько не жалуйся…

- Там же песенка есть, помнишь: «Письма…»

- Да, да, видимо, Слава Бурков не лично носил письма или не туда носил, или они еще не пришли, такое же тоже…

- А может быть письма не того содержания.

- Может быть, да, разоблачающие не тех людей.

- Обычно, мне кажется, что такие письма, это я подозреваю, а там, шуршащие…

- Вполне возможно.

- Может быть бумага была не того качества, не из госзнаков.

- Слава, он, блин, не нефтяник, чему шуршать.

- Где пошуршало, там пошуршало…

- Да, и поэтому вот эти вот ситуации, связанные с внутрипартийной борьбой в «Единой России», они, кстати, и на этой неделе были, то есть была ситуация, связанная с Чечеткиным, которой выдвинут партией официально на 28-й избирательный округ в Краснокамск, и неожиданно там на прошлой неделе было подано заявление от госпожи Ермаковой, это главная многодетная Пермского края, сторонница старая такая губернатора, которая заявилась туда как просто обычный гражданин собирать подписи, при этом являясь кандидатом в партийной группе по верещагинскому кусту. Это что? Мы понимаем, что сегодня Чечеткин – это не член команды губернатора, но, тем не менее, он выдвинут благодаря победе в праймериз. Вот, пожалуйста, ситуация, но будем говорить так, что справедливость здесь восторжествовала. Не знаю, что этому способствовало, то ли что Ермакова в принципе в Краснокамске ни о чем и никто ее поддерживать не будет, и вся эта борьба, она кроме смеха ничего не вызывает. То ли они все-таки решили, что давайте соблюдать какие-то партийные договоренности. Если человек победил в праймериз, зачем против него других единороссов выставлять, тем более, что у них по правилам – ты прошел праймериз и уже не имеешь права дергаться – шаг влево, шаг вправо, куда тебя партия направит, туда ты и идешь. Если ты только не победитель. Если ты победитель, то у них там определено, ну это внутренние разборки. Если ты победил на этом округе – тебя выдвинули, а если ты не победил на этом округе, ты не можешь идти куда ты хочешь. По крайней мере, так у них, я разговаривал с некоторыми членами политсовета, они говорят, что там уже партия решает, куда тебя направить, если ты не победитель. И в принципе такие интересные моменты внутривидовой борьбы, я думаю, что они уже по большому счету закончились, выдвижение заканчивается, может быть в городской думе еще что-то будет, еще люди дозаявляются, а ЗС – все, Госдума – тоже. Имеется ввиду…

- Ты думаешь, что всю серию «Карточного домика» мы посмотрели?

- Ну еще не посмотрели, мы ее не анализировали, в смысле она уже сложилась, но мы ее еще не анализировали, потому что все, кто мог заявиться, уже заявились и дальше мы будем смотреть как разворачивается борьба, это что касается единороссов, я думаю, что будет у них тоже внутри интересная между собой, все эти штуки.

- В других партиях, в частности, вот в несколько гниловатом… неправильно сказал, в общем-то, фруктовой оппозиции.

- «Яблоко», оно лакомый кусок, мы это кстати уже обсуждали, одна из пяти партий, которая имеет право выдвигать своих кандидатов без сбора подписей, естественно, мы с тобой понимаем, что 4 крупных парламентских партий, они контролируются крупными политическими игроками, туда никому из наших местных прохиндеев не залезть. Всяких политических авантюристов, у нас же есть такие, которые все время хотят куда-то залезть.

- На кого намекаешь?

- Че Гевара, «Терминатор» – не важно.

- Вон ты куда, да тебя в Голливуд понесло, оказывается, я-то думал ты про нас, а ты про Америку, все понятно.

- Да, конечно, Америка, сплошная Америка, все совпадения случайны, да, в таких случаях говорят.

- Совершенно случайны.

- Да, а то еще, в общем-то, там мы же не против, что Шварценеггер, он где там? В Калифорнии? И поэтому вот эти 4 крупные партии контролируются крупными игроками, от них не выдвинутся. По подписям идти опасно, потому что как правило политические авантюристы, они же подписи плохо собирают, зато больше всех орут, когда их снимают, это как бы уже закон, ну и на юристов денег пожадничают, лучше уж на себя потратить. И здесь такая ситуация, когда «Яблоко» – единственная партия, от которой можно идти и которая сегодня жестко не контролируется. Поэтому было понятно, кто там крутится. Мы помним, как Окунев выступал, что он к Слабуновой ездил, мы помним, как Агишева выступала, что она ездила, тоже там разговаривала, договаривалась, какие все хорошие в «Яблоке». Было понятно, что там все кто хотят, все кто смогут, те туда залезут, будем так говорить, к «Яблоку» идеологически отношения мало имеет, по большому счету. И то что произошло на конференции, а конференция переносилась из-за того, что не был утвержден список в Пермскую городскую думу – это как раз показатель этой борьбы. Потому что есть руководитель регионального отделения Ольга Колоколова, есть федеральное руководство партии в лице Эмилии Эдгардовны Слабуновой, ну и так или иначе Григория Явлинского, который все равно в любом случае является одним из лидеров и как бы в этой конфигурации «Яблоко», конечно, не «Единая Россия» где, условно говоря, там Окунев с Агишевой съездили, упали в ноги, что-нибудь наобещали, принесли…

- Вы тоже на письма намекаете?

- Да, на письма, на гербовой бумаге, да, благословили их там и спустили команду – Агишевой быть, и здесь все дружно проголосовали. «Яблоко» – она не партия власти, там люди достаточно такие, которые не имеют никаких преференций, эти несчастные 14 делегатов конференции. Ну давай им указания Слабуновой – не давай, я не думаю, что сильно кто-то там будет слушать, они же не сидят на финансах, учитывая, что партия не парламентская и не богатая, это просто люди, которые там твердые сторонники «Яблока», им, конечно, было непонятно, с чего вдруг список в Пермскую городскую думу формирует гражданский активист, как ее называли, и великий меценат Надежда Агишева. Чего? Почему не мы?

- Тут, знаешь, мне одна знакомая в США, не у нас конечно…

- Наверное, член консервативной партии…

- Я не знаю, член какой она партии, по-моему, она еще даже не гражданка, «Грин карту» имеет, она очень удивилась, когда жена человека, который был осужден за экономические преступления, попала в либеральную партию, тем более, что она и не осуждала супруга этого, бизнесмена, который осужден за экономические преступления, никогда у них бы в США, говорит она мне, такое было бы невозможно. Она говорит…

- Руки бы не подавала, в хорошие дома не принимали.

- Да, то есть у них отсталая страна совершенно, как папуасы за бусы все покупают, не то что у нас письма, а у них даже почта не работает толком.

- Нет, ну, конечно, как бы репутационные вопросы безусловно есть, более того, я помню, как эта же гражданский активист и супруга человека, осужденного за экономические преступления, в адрес краевого прокурора Александра Белых – понятно, у них своя там история – писала: «Чтоб ты сдох» в Facebook, и так далее. И когда там у Никиты Белых случилось несчастье и Александру Белых, его брату, пришлось уйти в отставку с поста прокурора, она радостно сообщила, что у нас сегодня в душе праздник. Такого уровня люди, и поэтому действительно странно, когда они попадают в партии. Может быть я всегда исхожу из того, что я в свое время с силовиками тоже много общался и они все мне говорят в один голос, что у нас самые талантливые люди и самые обаятельные люди – это мошенники, которые, в принципе, могут такую…

- Профессия.

- Что, в принципе, никто не интересуется – а кто у тебя муж, кто у тебя жена, сколько судимостей имеет, за что сидели или не сидели.

- Просто нашим слушателям нужно немножечко пояснить, что на самом деле понятно, что жена за мужа не отвечает, но у них там на Западе, да, на недоразвитом Западе, где все плохо на самом деле и нет демократии, у них там принято, ну да, попался, допустим, на экономическом преступлении, то есть, тем более, тут налоговом преступлении, у них там принято прийти, покаялся перед народомэто было первый и последний раз, да, оступился, бывает. Либо, значит, уже никуда не идти, уже тихо сидеть себе и доживать где-нибудь свой срок на какой-то богатой вилле. Это у них так принято. Понятно, что мы этот пример брать не будем.

- У нас это не принято, у нас приняты свои пути – говорить о том, что все силовики продажные и вообще незаконно всех нас засудили, на самом деле мы белые и пушистые, а на чем зиждется наше благосостояние, никому знать не надо, а кто старое помянет, тому глаз… Это я про того же Андрея Агишева, который там герой ваучерной приватизации, который не очень любит рассказывать, на чем он заработал все свое имущество и, собственно, откуда у них вообще взялась недвижимость, на которой они сейчас живут. Но мы не будем сейчас на этом углубляться, дело старое.

- Совершенно старое.

- Ваучеры там, обманутые люди.

- Никто уже даже не помнит.

- Конечно, никто не помнит.

- Женя, ну о чем ты, какие ваучеры, ты помнишь как они выглядели?

- Кстати, уже не помню.

- Вот, а ты тут начинаешь, это в тебе внутренний червь говорит. Но все рано удивляет в этой ситуации, насколько я понял, «Яблоко» попыталось как-то подрихтовать эту историю.

- Нет, смотри, все ведь просто от того, что Надежда Агишева там договорилась вместе с Окуневым и прочими, каким-то образом втерлись в доверие федеральному руководству, рассказали, какие они суперские, что они в состоянии сделать огромный процент «Яблоку», – ну обещать эти люди умеют, наобещали хорошо. Понятно, что есть прерогатива федеральная – это съезд выдвижения в Госдуму. Понятно, что туда стала Агишева, сначала она планировала на 58-й, это открытая информация, когда она узнала, что на 58-й идет Похмелкин, когда стало ясно, на 59-й стал претендовать Окунев, это, будем так говорить, это уже такая коалиция, она пошла на 60-й к Скриванову, но мы же понимаем, ну и иди к Скриванову, это все равно как Ермакова против Чечеткина – шансов все равно нет. Тем не менее, она настояла. Ну будут троллить. Я считаю, что война против Скриванова хорошо продается и у Надежды Владимировны будет очень много желающих ей помочь повалять в грязи Дмитрия Станиславовича, это ж не вопрос.

- Ты думаешь, здесь все произойдет как в детском садике, когда во все коричневое?

- Да, будет унылая субстанция, вернее, будет все измазано унылой субстанцией, но в очень веселом виде, поэтому и сами изваляются и других изваляют – это нормально, я думаю, в данной конфигурации, но мы всерьез не будем рассуждать, что Надежда Владимировна изберется в Госдуму.

- Не знаю, чудеса бывают, я верю.

- Чудеса, если только ваучеры раздавать где-нибудь на участках.

- Все-таки, знаешь – меценат, я же читал газеты, там написано…

- Меценат и гражданский активист – я тоже видел, ее так представляют везде, меня это тоже повеселило. Я думаю, что в связи с тем – если на федеральном уровне все у них выстроено, они обо всем договорились – то на региональном уровне все-таки мы говорим, что партия «Яблоко» она демократичная, да, достаточно, но ведь утверждают не по команде сверху, и поэтому, естественно, когда был представлен список на Пермскую городскую думу сверстанный – там Надежда Владимировна и из ее друзей по Facebook, знакомых активистов, тоже непонятных там, вот. Но, естественно, значит, у делегатов конференции возникли разные вопросы, а Надежда Владимировна не приехала. То есть она там отдыхала в Хорватии, то ли где, всякий хлам наивный скупала, то есть у нее свои там планы были, не до этого, поэтому, естественно, при этом она утверждала…

- Вот ты как про искусствохлам наивный. Ничего ты не понимаешь в колбасных обрезках, это искусство. Пермяки вы недоразвитые. Вас обучали-обучали, революцию делали-делали культурную, ничего вы воспринимаете…

- Нет, понимаешь, апологет культурной революции – Олег Анатольевич Чиркунов, как-то сказал, что пришел на выставку современного искусства в Нью-Йорке и там стоял мешок с мусором. Он хотел вначале сказать охранникам, чтобы они его убрали, потом побоялся – вдруг это экспонат. Не мог определить – то ли это произведение искусства, то ли куча барахла, которое забыли выкинуть.

- Ты же знаешь, чем отличается перфоманс от инсталляции. Используется то же самое что коричневое, только разные варианты поведения.

- Ну мы не будем же этот анекдот рассказывать.

- Нет, я думаю, слушатели тоже слышали про него.

- Продвинутые слышали.

- А непродвинутые могут сходить в музей, им расскажут, в чем разница между инсталляцией и перфомансом.

- Поэтому я думаю, что люди просто хотели пообщаться, хотели услышать от Надежды Владимировны, что она делает в списке, и тем более что, собственно, никто против не был. Там таких вот, кто бы сказал, что мы не хотим видеть Агишеву, мы не хотим видеть Удальёва – это руководитель монопольной службы, мы не хотим видеть, значит, Андреева, который преподаватель-эколог, мы не хотим там видеть каких-то мелких активистов. Нет. То есть люди были «за», пожалуйста, если есть желающие идти, то ради бога, но кто-то презентуйте, пожалуйста, список, расскажите, кто это такие, что за люди кого мы поддерживаем. Но, увы, не оказалось, так и в связи с этим, естественно, они не то что не поддержали список, но в то же время они не закрыли тему, они не приняли другой список, который, в принципе, можно сформировать на бегу, в «Яблоке» хватает членов, да? Они просто перенесли конференцию, дав возможность Надежде Владимировне вернуться в страну с отдыха в Европе, прийти, рассказать, в общем-то вот и все. Хотя шума и крика, когда не приняли список, было очень много, да, по поводу того, что, значит, вот, отсутствие демократии, что они такие плохие – Агишеву не позвали, а если бы позвали, все равно бы список не утвердили, и прочее. Я думаю, что Надежду позвали, ну как не позовешь, как она может не знать, когда будут утверждать ее кандидатов.

- Тоже письма.

- Да нет, а тут как раз, знаешь, с этими товарищами понятно, что общаться нужно только чтобы нотариус рядом стоял и все заверял, потому что в принципе как бы верить тому, что они говорят, не стоит на слово.

- Продолжается программа «Особое мнение», в студии Вячеслав Дегтярников, Мария Зуева за звукорежиссерским пультом. И сегодня со своим особым мнением у нас Евгений Плотников, политический обозреватель газеты «Звезда». Закончили мы тему предыдущего обсуждения на том, что там что-то подписывать надо.

- Мы же понимаем, что «Яблоко» – партия старая, и любая такая старая партия, она с одним лидером, долгим лидером, который долго правит, начинает напоминать секту, и у них есть свои меморандумы, которые нужно подписывать перед тем как…

- Секты – это часть, часть от какой партии, на какую партию вы намекаете?

- Мы сейчас пока говорим про «Яблоко».

- Если секта, то часть от какой-то другой, более цельной?

- Нет, я тебе скажу, что я даже не знаю, кто сейчас есть из партий, которые подписывают какие-то меморандумы. Я думаю, что «Яблоко», наверное, осталась одна такая партия, где ты для того, чтобы там участвовать в выборах этой партии должен подписаться, но не кровью, хотя, как это знаешь, в 17 году дают пистолет да, вот, в общем-то, белогвардеец, давай, докажи, что ты коммунист. Здесь, конечно, не заставляют «яблочников» кого-то отстреливать, тем не менее, заставляют подписывать какие-то вещи, меморандумы.

- Не заставляют, предлагают.

- Да, предлагают, а ты добровольно соглашаешься, чтобы получить пропуск, ну не в хорошую жизнь, но в кандидаты от «Яблока».

- В политику.

- В политику от «Яблока», ну в меморандуме, понятно, самый такой интересный пункт, который сегодня замалчивается – не замалчивается, он не очень популярный в народе – это нерушимость границ Украины с 2013 года и, значит, непризнание включения Крыма в состав России.

- Многие придерживаются таких взглядов.

- Совершенно верно, это «яблочные» взгляды, многие придерживаются, мы понимаем, что там, предположим, Ольга Колоколова на этом очень много сторонников потеряла, когда отстаивала эту позицию и в СМИ, и в социальных сетях, говоря, что Крым не наш, мы там узурпировали и так далее. Она много потеряла на этом и сейчас эту тему не поднимает, может и правильно делает. Надежда Агишева тоже, естественно, учитывая, что она постоянно в Европе пребывает и, конечно, ей не нравится этот фон, когда в принципе ей становится тяжелее, и отношение к стране немножко другое, связанное именно с позицией по Крыму. Этих понятно, но, с другой стороны, есть другие люди в списке «Яблока». Сегодня там Дмитрий Махонин, руководитель одного из управлений Федеральной антимонопольной службы, возглавляет список «Яблока» по Пермскому краю. Удальёв Антон, руководитель УФАС Пермского края, стоит вторым номером в Пермскую городскую думу, в тройке – эти люди являются государственными служащими, работают на государство, и мне вот совершенно непонятно, как они могут они вообще выдвигаться от партии, которая эти вещи декларирует и включает в свою программу. То есть они что? Теперь будут на своих федеральных площадках бороться за то чтобы как бы Крым вернули Украине что ли? Или как?

- Просто, понимаешь, мы в этом плане гораздо демократичнее, нежели, допустим, Украина. На той же Украине, если ты утверждаешь, что Крым Украине не принадлежит…

- Тебя сразу садят в тюрьму.

- Не сразу садят, а тебя сразу объявляют сепаратистом, а затем вводят войска, затем эти войска применяют систему «Град» против тех людей, которые считают, что они не со всем согласны с теми, кто на Майдане в Киеве, затем совершенно демократично применяют систему «Град» выборочно, только по сепаратистам.

- Как бы это серьезно все, но не думаю, что у нас может до этого дойти.

- У нас все демократично в этом плане.

- Да, у нас можно работать на государство и отрицать какие-то там вещи, связанные…

- Незыблемость государственных границ, которые приняты, но как бы мы к этому не относились на уровне государства, все совершенно ясно. Принято решение, заключен договор, и вот был референдум и государство в лице президента Российской Федерации, в лице законодательных органов власти приняло решение – вот мы за то, что Крым наш.

- Я думаю, что мне не очень понятно сейчас, будет, предположим, кампания «Яблока», я так понимаю, что Махонин с Удальёвым должны как бы там ходить, на эти вопросы отвечать, что было все более-менее понятно, ходить там с какими-то плакатами «Крым не наш, вернем Крым Украине», то есть интересно было бы.

- У меня есть товарищ, он работает на Deutsche Welle, на «Немецкой волне». Вот он в принципе говорит: «По большому счету признаем, что референдум, большинство в Крыму проголосовало, у нас есть вопросы только к процедуре». Я говорю: «Ну хорошо, предположим, дорогой ты мой, предположим, что Россия возвращает Крым – у меня только один вопрос: что будем делать с населением, куда его девать, 2 милиона человек, 3 почти там, его куда девать?»

- У нас лагеря стали давно музеями, да.

- Тот товарищ из Deutsche Welle так и не смог ответить, потому что, допустим, когда Косово отделялось от Сербии, никому в Сербии не приходило в голову, допустим, отключать электричество, убирать банки…

- Они, видимо, все-таки более европейские, да.

- Не знаю, недоразвитые.

- С колокольчиками в носу, понятно.

- Нормальный демократ, он что делает? Он применяет систему «Град», отключает электричество, прекращает платить пенсии…

- Шантаж со всех сторон, так, чтобы там жить вообще невмоготу было.

- Это демократия. Нормальная, хорошая, европейская демократия, потому тут вопрос возникает: господа, вы из государственных органов?

- Поэтому я удивился, но им, наверное, может и не будут отключать, а может просто в списках постоят, и нет, мы же не знаем их роль там и какое-то участие, но я слышал всякие слухи и сплетни, о том, что «Яблоко» будет такой базовой партией под выборы губернатора, и Махонина они вроде как двигать собираются, но кроме улыбки это ничего не вызывает.

- Появился такой новый тренд, Жень.

- Мы с тобой еще не договорили про «Яблоко».

- У нас времени уже не остается про «Яблоко».

- Давай закончим про «Яблоко», это наша любимая партия, которая нам с тобой дает возможность работать и общаться, потому что если бы этого не было, то у нас бы Пермский край превратился в одно сплошное единороссовское болото с редким кваканием в виде внутривидовой борьбы. А здесь «Яблоко», все-таки. В общем, кончилось чем? Что все-таки Надежда Агишева приехала на конференцию, на своем «Айфоне» дала всем послушать выступление президента партии Слабуновой по громкой связи, где ее Слабунова обхвалила вдоль и поперек. После чего Надежда презентовала всех своих людей, которые там малоизвестны, но она презентовала как вообще суперпроходных, там мы с тобой кроме Агишевой и Удальёва вряд ли кого-то вообще знаем. И, в общем-то, в результате конференция решила поддержать, раз уж до них снизошли такие великие люди. Вот и все, и поэтому дальше будем смотреть, во что превратится «Яблоко» на этих выборах.

- Помню как-то раз в Перми была уже история про белый смартфон. Помнишь?

- Не помню.

- Забыл?

- Забыл. А-а-а. Кто-то пел, плясал?

- А кто-то записал. А потом возникла история и долго-долго по Перми искали белый смартфон.

- Я думаю, что ту речь пламенную Слабуновой по поводу того, что Надежда Агишева «яблочнее» всех «яблочников» записывали многие, которые там сидели из числа представителей СМИ и так далее. Я думаю, что так хорошо про Агишеву еще никогда не говорили в Перми.

- Ну и ладно, и хорошо, все-таки женщины – они женщины, у них свои представления. Вот как раз новый тренд появился: «Женщины за Басаргина».

- Нет, ну смотри, во-первых, женщин в политике становится все больше, скоро нас вообще всех вытеснят, мы найдем чем заняться.

- Это хорошо, это очень хорошо, женщины, они все-таки женщины…

- Я с тобой согласен, женщины.

- Я про Екатерину вспомнил, Великую.

- У нас и свои «Екатерины» есть. У нас действительно очень забавная ситуация, у нас в социальных сетях в Facebook появилась новая группа «Женщины за Басаргина», вот, открыла ее Екатерина Алимбаева, которая председатель местного отделения «Союза женщин России». Предшествовал этому небольшой скандал на законодательном собрании, когда «Справедливая Россия», фракция, собралась обсудить стратегию социально-экономического развития, как выполняются все эти вещи. Понятно, что приходила, организовывала Эйсфельд, приходил Шулькин со своими проектами по ЖКХ, и там получилась ситуация, при которой на это заседание фракции не пустили общественников, не пустили как раз Алимбаеву и председателя городского совета ветеранов Савкину. Они были очень возмущены – как так, мы тут представляем такую кучу народа, нас не пустили, и мы вообще хотели там всем справедливороссам сказать, что они вообще неправильно работают, что нужно пропагандировать, что нужно собирать взносы за капремонт, то, что помнить нужно, замечать успехи Басаргина, хвалить его, что он так много делает, а они, значит, тут собрались чтобы его похаять. Но мы теперь с тобой понимаем, почему, собственно, их отправили. Бабушки пришли потроллить справедливороссов, а им не дали.

- Ну знаешь, это вопрос такой, надо все-таки открывать двери.

- Открывать двери. Нет, ну мы тоже сейчас можем с тобой дверь открыть, пригласить сюда, и они нам с тобой вообще говорить не дадут. Есть такое?

- Не демократично.

- Да, не демократично, но зато, по крайней мере, не помешают и не сорвут эфир. Вот о чем речь.

- Но покаяться должны, обязаны.

- Да, надо было пригласить и слово не давать, потому что полчаса выступать и сорвать любое – это троллить и называется, правильно? Да, вот они выступали-выступали, выразили недоверие Эйсфельд, всяко полили Дарью, да. Ладно, бог с ними. А потом тут же собрали группу «Женщины за Басаргина», что мы, значит, теперь будем всем рассказывать, какой Виктор Федорович хороший. Создали, в качестве фона сделали фотографию матрешек таких, русских, хороших, одинаковых, деревянных, пустых. Это у них такой символ группы.

- Передергиваете. Деревянных, пустых – в каждой матрешке есть другая матрешка.

- Нет, там они в разобранном виде уже матрешки.

- Это вам кажется, вы же не знаете, что внутри, потому матрешки и интересныоткрываешь, а там есть что-то внутри.

- Ты знаешь, я их посчитал, их как бы там стоит, по-моему, 19 штук – от самой большой до самой маленькой. 19 штук, я их посчитал, не поленился. На самом деле, в группе изначально, они включили 40 человек, сейчас там 178. Но ты же знаешь, в Facebook, там можно в группу включать и не спрашивать молодых девиц, которые, я очень сомневаюсь, что имеют отношение к Басаргину. Многие – не жители Пермского края, но, тем не менее, группа есть, 3 или 4 участника, мы говорим, опять же, Екатерина Алимбаева – председатель союза женщин, она сейчас рьяная такая басаргинская сторонница. Ирина Ермакова пресловутая, опять же которая многодетная Пермского края, и калибра поменьше женщины, там 2 или 3. И они там рассказывают, какой Виктор Федорович хороший, про жилье в Березниках и еще что-то, но и заодно обсуждают роль женщин в политике.

- Нормально, когда по гендерному признаку поступают. В принципе, женщины если за Басаргинаэто нормально. Басаргинмужчина.

- Когда народ начинает ржать и говорить, что какого-то вы не очень лидера выбрали…

- Это просто твое отношение к ним.

…потому что Басаргин не создает впечатление человека, за которым толпы женщин гоняются, понимаешь. На что женщины, которые за Басаргина отвечают: «А что, у Путина есть движение «Женщины за Путина». Мы понимаем, что страна большая и есть женщины, которые героические. Но я понимаю, что у нас в Пермском крае движение «Женщины за Басаргина» должна возглавлять кто-то уровня Терешковой, ну или Кабаевой на худой конец, а у нас как будто…

- Конечно, видишь, одна проблемка только была и остается. Помню, тут был заместитель главы администрации, а тот почему-то совершенно других гендерных взглядов придерживался. Поэтому если пойдет так дальше – «Женщины за Басаргина»…

- А потом «Мужчины за Басаргина».

- Я бы сказал не совсем мужчины, но все-таки сложно говорить, что не совсем мужчины. Так скажем, «Спартанцы за Басаргина».

- Согласись, для того, чтобы это движение было выпуклое, во главе должна стоять яркая харизматичная женщина, а не председатель союза женщин.

- В общем, ладно, давай дальше, потроллили и хватит, а то сейчас женщин обидишь.

- Почему обидишь?

- Вот у нас на этой неделе есть яркие достаточно, на мой взгляд, политические события. Потому что где-то используются какие-то политические ходы. Это отставки, не отставки. Отставка-отставкавот так вот скажем.

- Отставка-отставка.

- А там действительно есть какие-то политические ходы в отстаивании. Вот, допустим, вчера планировали, а первый раз мы с этой историей сталкивались с планированием в Белоруссии, когда не разрешали митинги и планировали против батьки. Тут, правда, никто не запрещал до этого, там шаг… вот, допустим, я с голодовкой, да, его встречал в фильме «День выборов», когда голодали за еду. «У нас актеры ничего не получают, они за еду будут голодать». Как ты к этому ко всему относишься?

- Ты знаешь, я считаю, что это политическая тема полностью, да, сегодня, и более того…

- Прохоров, кстати, об этом написал, что перед выборами надо любые события рассматривать с точки зрения политики.

- Конечно, однозначно. Это такая расторговка, я не исключаю. К Прохорову можно по-разному относиться, но тут я не исключаю, что он может быть и правильно оценил и сказал, что может быть это специально сделано. Условно говоря, сегодня Виктор Федорович возглавляет список партии «Единая Россия» на Законодательном собрании Пермского края. Понятно, что на него завешан результат, мы-то это понимаем. Отсюда и все «Женщины за Басаргина» 80-летние, и прочие. Здесь получается… Тоже, есть такой вот большой пласт людей, которые неравнодушны к искусству и культуре. Сегодня может быть специально так и делается, что пришел Гладнев, как чекист выгнал всех, народ возмущен, Мильграма жалко, еврейские погромы в театре, и так далее… Ну, будем говорить, это анекдот такой есть, что еврейский погром идет… Ну ладно, не суть важна, не та тема, и сейчас можно это ситуацию потянуть, подождать, пока вообще все на Гладнева просто обозлятся окончательно, и за пару недель до выборов его, например, выгнать с позором. Басаргин говорит: «Я вас выгоняю, он себя дискредитировал, пусть театральная общественность, театральные деятели выберут нового руководителя театра». Сделать из этого такой большой пиар-шаг.

- А почему нет?

- А почему нет? И сказать, что, давайте ребята, голосуйте за меня, за «Единую Россию», потому что мы вместе поднимем театральное искусство. Почему нет? Нормальный ход. Я думаю, что он так и будет использован. А пока что это напоминает парад авторитетов – с одной стороны одни, с другой стороны – другие, сейчас комиссия работает. Мы же знаем, что будет, чем все это закончится. Сейчас выкатят кучу претензий Мильграму – финансовых и всяких разных…

- Ты думаешь, там есть за что зацепиться?

- Я думаю, всегда есть.

- Небось какая-то квартирка всплывет?

- Я думаю, что даже не одна.

- Говорят, этажами. Говорят, один этажик на Невском, говорят, у одного. У другого, говорят, этажик, как-то домик по типу «Виктория»…

- Там много народу живет как бы, и есть деятели культуры великие, которые там что-то скупали.

- Было такое?

- Конечно, только давненько.

- Я думал, слухи.

- Да нет, все там нормально.

- Обычно художник, он должен быть голодный.

- Художник должен быть голодный в штанах с дырявым коленками, да, но это уже, видимо, прошлый век. Сегодня, если посмотреть, очень приличные зарплаты и, в общем-то, мы же понимаем, за что борется Мильграм и компания.

- Ты на деньги намекаешь?

- Конечно, а на что еще там намекать?

- А я думал, вот врывается толпа с нужными нам лозунгами, и «Люся,пусть кричит,Люся, Люся у нас беременная». Это гениальный режиссерский ход. Беременная женщина в возмущенной толпе. У нас время закончилось. Сейчас местные новости. Евгения Романова нам расскажет, что происходит в городе и крае. Мы на этом прощаемся. До свидания!

- До свидания!

_________________

Программа вышла в эфир 22 июля 2016 г.

Обсуждение
1604
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.