Верхний баннер
08:39 | ПЯТНИЦА | 24 ФЕВРАЛЯ 2017

$ 57.48 € 60.45

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
18+

Программы / Особое мнение

14.10.2016 | 12:06
«Требования к знанию языков гораздо больше и существеннее у вас, чем в Соединенных Штатах. Редко бывает, чтобы выпускник школы мог говорить на каком-то еще иностранном языке помимо своего родного», — Джон Ксантопулос, профессор университета Западной Монтаны

Вячеслав Дегтярников: Программа «Особое мнение», в студии Вячеслав Дегтярников, Мария Зуева за звукорежиссерским пультом. И сегодня, поскольку как раз на этой неделе мы отмечаем столетие нашего университета, первого на Урале, у нас такой очень интересный гость, профессор университета Западной Монтаны Джон Ксантопулос. Правильно выговорил?

Переводчик: Все правильно.

Вячеслав Дегтярников: Джон, добрый день! Я, насколько понимаю, вы второй раз в Перми.

Джон Ксантопулос: Да, два года назад я приезжал сюда с семью студентами.

Вячеслав Дегтярников: И вот за эти два года что-то поменялось? Или вы не успели… Насколько я знаю, вы довольно плотно, вы лекции читали в университете?

Джон Ксантопулос: Что касается города Перми – огромная разница.

Вячеслав Дегтярников: А в чем она выражается?

Джон Ксантопулос: Чище.

Вячеслав Дегтярников: Чище.

Переводчик: Ну, прежде всего, это набережная, Джон отмечает стену, ну я бы сказала, наверное, просто отремонтирована набережная.

Вячеслав Дегтярников: Наконец-то, да.

Переводчик: Наконец-то. Да, и сам путь к набережной, это территория возле галереи. Гораздо чище, нет мусора и всего того, что Джон наблюдал, будучи у нас два года назад.

Вячеслав Дегтярников: Ага. А откуда такой интерес к нашему университету?

Переводчик: Да, примерно три года назад один из членов нашего учебного совета, то есть профессор Даниэла Джонс, которая является русофилом, она пришла в класс к Джону и поинтересовалась, не хочет ли кто-то, заинтересованы ли студенты Джона вот в такой поездке. И каждый ответил: «Да».

Вячеслав Дегтярников: А почему все-таки пермский университет? Университетов в России много.

Переводчик: То есть дело в том, что до приезда Джона Даниэла работала у нас в университете около года.

Вячеслав Дегтярников: То есть она уже была просто знакома с городом?

Переводчик: Да, она была знакома и с университетом, и с городом.

Вячеслав Дегтярников: Каждый из ваших студентов ответил: «Да». А что ожидали студенты и насколько их ожидания оправдались?

Переводчик: Честно говоря, никаких ожиданий не было. Мы просто приехали, находились здесь в течение трех с половиной недель, и для нас это был опыт, который поменял наше отношение к жизни.

Вячеслав Дегтярников: Тогда надо рассказать, что это был за опыт и что поменялось.

Переводчик: Ну для меня это были не такие большие изменения, потому что… Для Джона, он родился и вырос в Греции, и Джон видит общие моменты в истории и в культуре Греции и России.

Вячеслав Дегтярников: Ну понятно, обе страны ортодоксальные.

Переводчик: А для американских студентов это был, для большинства из них выезд из Америки – это был первый выезд из страны вообще.

Вячеслав Дегтярников: И что они ожидали здесь увидеть? Все-таки что-то ведь они ожидали, каким-то образом представляли себе Россию? Совершенно недавно вот в этой же студии были представители из Ирландии. Я когда спрашивал: «Как вы представляли себе Россию?», они сказали приблизительно так, как в «Играх престолов», север.

Переводчик: Говорю вам снова, то есть тут еще дело в том, что студенты, обучающиеся в университете Западной Монтаны, это студенты, которые прошли через, скажем так, сельскохозяйственные какие-то колледжи, то есть не имеющие за своей спиной никакого, бывает, что нормального образования. Поэтому мысль Джона, что они действительно не готовили студентов к тому, что они увидят здесь.

Вячеслав Дегтярников: Тогда вот все-таки, что больше всего поразило ваших студентов? Они наверняка делились с вами? Какой они увидели Россию? Какой они увидели Пермь?

Переводчик: Именно потому что большую часть в этом сыграл университет и студенты не имели никаких действительно ожиданий перед поездкой, большинство из них являются студентами и встретили своих ровесников здесь, в университете, они очень много общались друг с другом и очень много было вопросов между ними, между студентами здесь, российскими студентами и американскими. Самое главное, что они поняли, что люди – это люди, не имеет значения, где они проживают.

Вячеслав Дегтярников: Вы всю эту неделю, насколько я понимаю, вы уже здесь достаточно долго, в Перми, вот в этот свой приезд, вы постоянно читали лекции. А о чем были эти лекции?

Переводчик: Вы имеете в виду сейчас, да?

Вячеслав Дегтярников: Да, конечно, сейчас.

Переводчик: Это были два занятия, которые Джон проводил у студентов международных отношений, которые учатся на историко-политологическом факультете, и это их направление – международные отношения. Мы говорили об отношениях между Востоком и Западом, о текущем положении вещей в мире, о культурологических моментах.

Вячеслав Дегтярников: Ну поскольку вы сами заговорили о текущем положении вещей в мире, придется немножко поговорить и о текущем положении вещей в мире. Понятно, что в Америке сейчас идут выборы и в год выборов все действия, они в большей части связаны именно с выборами. Но, тем не менее, создается такое впечатление, по крайней мере, если смотреть российские СМИ, что напряжение между нашими странами достигло какой-то такой точки, почти невозврата. Ну так создается впечатление, у нас нагнетается ситуация, рассказывают, что все очень агрессивно со стороны Америки, и, насколько я понимаю, и с той стороны идет приблизительно такая же пропаганда.

Переводчик: Все не настолько напряженно, по мнению Джона. Большая часть простых американцев на самом деле не то, чтобы не следит за развитием событий, но не настолько заинтересована отношениями между нашими странами. Да, конечно, элита в главных городах Америки следит за всем происходящим, но большая часть, скорее, сейчас увлечена цирком, которые происходит между двумя борющимися между собой сторонами – Хиллари Клинтон и Дональдом Трампом.

Вячеслав Дегтярников: Вы называете это цирком?

Переводчик: Джон говорит, что на самом деле цирк ему очень нравится, в принципе, поэтому жаль, что ему пришлось использовать слово «цирк», но в общем, вот как-то так.

Вячеслав Дегтярников: И вот мы заговорили о как бы текущей ситуации. Сейчас достаточно – по сериалам пройдусь немножко – достаточно такой популярный сериал и в Соединенных Штатах, и, насколько я знаю, в России – «Карточный домик». И там тоже все время пляшется вокруг России, эта история вокруг русского президента, его они называют Петров, и вокруг такой группы людей, которая активно выступают против русской церкви. Поскольку Джон ортодокс, я вот этот вопрос хотел бы и задать. То есть там идут такие достаточно агрессивные нападки на ортодоксальную церковь.

Переводчик: А я не знаю, как это будет по-английски. Я не знаю, как этот сериал называется, поэтому…

Вячеслав Дегтярников: «Карточный домик». Как он на английском называется? Вот это сложно. Ну давайте тогда просто о нападках в отношении ортодоксальной церкви.

Переводчик: В Америке?

Вячеслав Дегтярников: Нет, в принципе, не только в Америке, в России это большей частью. Вот эта известная история по поводу вот этих девочек, которые пели – специально я не буду называть, как они называются – в храме.

Переводчик: Это где происходит?

Вячеслав Дегтярников: Это происходило в России, вы знаете, в храме Христа-спасителя это происходило.

Переводчик: Это было несколько лет назад?

Вячеслав Дегтярников: Да, да, конечно.

Переводчик: И вопрос заключается?

Вячеслав Дегтярников: Вопрос заключается: не кажется ли Джону, что это некая такая тенденция сейчас появилась не только в России, но она как бы поддерживается и Западом, потому что вот этих девчонок, их очень активно поддерживали на Западе.

Переводчик: Да, это то, о чем они говорили как раз на семинарах в университете. Культура как будто бы поделилась между Западом и Россией.

Вячеслав Дегтярников: Потому что если мы говорим об итогах, скажем, Первой мировой войны, итоги Первой мировой войны – это полное разрушение империй. Больше не будет империй после Первой мировой войны. Такое ощущение создается сейчас, что вот идет как бы второй этап – это разрушение религий, иерархии.

Переводчик: Религии, да?

Вячеслав Дегтярников: В принципе, не только ортодоксальной.

Переводчик: Да, то есть, если посмотреть на Запад, Джон отмечает, что люди перестали быть религиозными совсем. Скорее, это препятствие для людей, это препятствие к свободе человека, так это рассматривается, к свободе личности.

Вячеслав Дегтярников: На Западе?

Переводчик: Да, на Западе.

Вячеслав Дегтярников: И, тем не менее, мы сейчас как раз сталкиваемся, вот на Востоке, недалеко от вашей родины, совершенно с достаточно серьезной и религиозной угрозой, которая исходит со стороны ислама, ну такого агрессивного, фанатичного ислама, естественно.

Переводчик: И вопрос?

Вячеслав Дегтярников: Люди, которые совершенно не подготовлены к этому на Западе, сталкиваясь с востоком, они могут просто проиграть, такое ощущение складывается. У них все основано на религиозных тенденциях, а здесь по типу – все на свободе.

Переводчик: Беженцы. Беженцев миллионы по всему миру, которые никогда не испытывали на себе демократию. И в плане культуры они из средних веков, эти люди, получается, сейчас попали в XXI век, где есть свобода, да, то есть свобода, которой они никогда на себе не испытывали. Ну это такое получается столкновение цивилизаций.

Вячеслав Дегтярников: Вот я как раз про это и спрашиваю. А выдержит ли свобода вот это столкновение со средними веками?

Переводчик: Да, но как раз все дело в том, что люди, которые приезжают из исламских стран или откуда бы они ни приезжали, они должны уметь ассимилироваться к Западу.

Вячеслав Дегтярников: Да. А не произойдет ли обратного процесса?

Переводчик: Противоположный процесс в каком плане?

Вячеслав Дегтярников: Ну когда свободе придется ассимилироваться под средние века.

Переводчик: Это невозможно.

Вячеслав Дегтярников: Это невозможно, вы считаете? Еще один момент. То есть, насколько я понимаю, вы преподаете педагогику?

Переводчик: Да.

Вячеслав Дегтярников: И как бы преподавание у нас и в Соединенных Штатах, они несколько разные, и подходы к педагогике тоже несколько разные.

Переводчик: Да, действительно, так.

Вячеслав Дегтярников: А вот была ли у Джона возможность изучить наши подходы? Что он про них знает? Насколько они ему интересными показались? И вот дальше, наверное, уже после федеральных новостей мы поговорим о разнице в подходах. Сейчас просто, насколько, удалось ли ему узнать наши подходы?

Переводчик: Сейчас отвечать?

Вячеслав Дегтярников: Да, если можно, кратко.

Переводчик: Прежде всего это то, что Россия – это одна страна с центром в Москве. Если вы возьмете нашу страну, это штаты, это штаты объединенные. То есть Соединенные Штаты – это штаты объединенные, их 50. И центр – это не Вашингтон.

Вячеслав Дегтярников: У нас сейчас федеральные новости, послушаем, что нам скажут из центра, из нашего центра, из Москвы, а затем вернемся и продолжим этот диалог.

Продолжается программа «Особое мнение», и говорили мы как раз о разнице в подходах к педагогике. Джон пытался объяснить нам, как устроены Соединенные Штаты и как Россия, было очень любопытно, конечно. Но, тем не менее, давайте к педагогике подойдем.

Переводчик: Как я уже сказал, в Соединенных Штатах каждый штат независим от федерального правительства. Каждый штат в том числе принимает свои решения, касающиеся образовательных вопросов. В каждом штате свой независимый совет, касающийся именно образовательных вопросов.

Вячеслав Дегтярников: Ну то есть нет как у нас федерального стандарта?

Переводчик: Да, у нас есть, но он очень широкий. А если еще и республиканцы придут к власти, то он будет еще более широким. То есть будут штатам даны деньги и будет сказано: «Вы можете их тратить на свое усмотрение». Если же демократы придут к власти, то они дадут больше правил и регулирующих моментов. Но это все все равно не обозначает, что штаты будут следовать каким-то федеральным директивам. Но важно, чтобы слушатели обратили внимание на то, что существует 50 возможностей, 50 штатов и еще один – это федеральный, свой стандарт.

Вячеслав Дегтярников: Понятно. Ну тогда мы поговорим о конкретном том стандарте, который существует у вас, в Западной Монтане. И когда вы, насколько я понимаю, все-таки вы изучали русскую педагогику, в чем разница в подходах? Причем о конкретно его опыте.

Переводчик: Могу я, должен ли я говорить о высшей школе, или мы можем начать с детского сада и проследить это через среднюю школу?

Вячеслав Дегтярников: Я думаю, мы можем начать с детского сада и проследить через среднюю школу.

Переводчик: Что касается самих предметов и их изучения, здесь предметы изучаются гораздо глубже, чем это делается в Соединенных Штатах. Кроме того, требования к языку, то есть к знанию языка, требования эти гораздо больше и существеннее у вас, чем в Соединенных Штатах. Это бывает редко, чтобы выпускник школы мог говорить на каком-то еще языке иностранном помимо своего родного. Это что касается Америки.

Вячеслав Дегтярников: Ну, видимо, в Соединенных Штатах это и не требуется, видимо, такое ощущение, что все, что есть в Соединенных Штатах, оно находится внутри страны и нет ничего вне?

Переводчик: На самом деле, в общем, да.

Вячеслав Дегтярников: Может быть это и хорошо?

Переводчик: Ну прежде всего, что касается языков, это чем больше языков ты знаешь, тем лучше ты будешь.

Вячеслав Дегтярников: Я имею в виду, может быть, это хорошо для страны, когда все направлено внутрь страны, а не внешне?

Переводчик: Да, возможно, что это так. В Соединенных Штатах нет официального языка. Существует два языка – это английский и испанский. Около 40 миллионов людей, проживающих в Америке, говорит на испанском языке. По размеру ваша страна не меньше, чем Америка, но Джон был удивлен, посетив школу тогда, два года назад, и посетив школу сегодня, что ваши студенты говорят на иностранных языках, иногда даже на трех иностранных языках. Это школа.

Вячеслав Дегтярников: Школа имеется в виду, средняя школа?

Переводчик: Да, это средняя школа. И он считает, что это удивительно.

Вячеслав Дегтярников: У нас остается буквально две минуты. Поскольку все-таки Джон прилетел на юбилей нашего университета, наверное, есть смысл вот эти две минуты посвятить некоторым поздравлениям в сторону нашего университета – и его педагогов, и его выпускников.

Переводчик: Ну, во-первых, Джон считает, что Перми очень повезло, что здесь находится Пермский государственный национальный исследовательский университет. И Джон очень счастлив познакомиться с таким большим количеством интересных, действительно стоящих людей. Это касается и людей, работающих на факультете, и администрации. Это учебное заведение мирового класса, по мнению Джона.

Вячеслав Дегтярников: И вот тут очень важный момент. Город, где присутствует университет, отличается ли от города, где университета нет?

Переводчик: Да, конечно, то есть университет приносит молодых людей. Университет – это молодые люди, а значит это энергия, энергия молодежи, а значит жизни.

Вячеслав Дегтярников: Я благодарю вас за то, что вы приняли участие в нашем эфире, огромное спасибо, надеюсь, что этот ваш приезд в Россию был полезным для вас и интересным.

Переводчик: И я очень надеюсь увидеть вас в следующий раз снова.

Вячеслав Дегтярников: Взаимно, приходите еще. Спасибо!

Джон Ксантопулос: Спасибо!

_________________________

Программа вышла в эфир 14 октября 2016 г.

Обсуждение
1819
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.