Верхний баннер
16:36 | ВТОРНИК | 01 ДЕКАБРЯ 2020

$ 76.32 € 91.31

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

14:26, 16 сентября 2014
Автор: Владимир Соколов

«Я знаю, что в руководстве Пермского края есть очень осторожные люди, которые боятся госдеповской заразы», - Юлия Баталина

Ведущий: Роман Попов

Гость: Юлия Баталина, редактор отдела «Культура» издательского дома «Новый компаньон»

 

- «Игорь Гладнев решил оставить Теодора Курентзиса без концертов» свежий материал у вас на «Новом компаньоне». Давайте в двух словах, все, до свидания, Теодор? Еще пару месяцев назад мы предполагали такое развитие событий в самом худшем случае

- Ну, пока никто никому не сказал до свидания. Пока еще идут переговоры. Министерство предложило театру свои условия. Театр на них не согласился. И сейчас начнется длительный переговорный процесс, финал его сложно предсказать

- Создается впечатление, что у нас всю сферу культуры принудительно хотят вернуть в состояние 2002-2003 года, я не к тому, что это было плохое состояние, наверняка, в тот момент все было хорошо для своего времени. Но вот у нас академия в принудительном порядке станет институтом, к примеру. Курентзиса, я так понимаю, все идут к тому, отправят куда-нибудь еще, в Новосибирск, в Москву, в Грецию, в Ла Скала. Фестивали уже все позакрывали. А деятели культуры при всем при этом, сотрудники учреждений, чиновники с такой готовностью, может быть, даже с некоторой радостью и облегчением принимают эти новации. По крайней мере, когда мы пытались сделать серию эфиров, посвященных реакции отрасли на изменения, знаете, нам каждый первый говорил, нет, нет. И ладно бы, кто-то еще объяснял, я не в курсе, не было меня, только что приехал. Но ведь находились и те, кто говорил, не хочу.

 

Баталина Юлия
Баталина Юлия

- Но вы, на самом деле, все сказали, я уже могу тут молчать и казать, No Comments. На самом деле, все так и обстоит. Вчера, например, на открытии фестиваля «KAMVA» собрались руководители учреждений, культурный бомонд, и все обсуждали эту тему. А именно секвестирование бюджета. И все страшно возмущались и кричали, вот, музей «Пермь-36» добивали, а теперь за нас взялись. А мне хотелось спросить, а где вы были, когда его добивали. Вот вы лично, почему не выступили. Все же скромно промолчали. Разве что в социальных сетях что-то квакнули, да и то не все. Сейчас, когда потренировались на музее, поняли, что все безнаказанно и безболезненно, взялись за них, а чего они ожидали? Потому что здесь только СМИ и высказывались, и получили, что хотели. А культурная общественность молчала. А некоторые даже еще так высказывались аккуратненько, они сами виноваты, им нужно было осторожнее, им нужно было то, нужно было се. Вот вам результат. И это еще все начало, мы еще не видим всего масштаба бедствия. Но история с оперным театром – это очень хороший пример

- Просто мне казалось, я был уверен, что оперный будет визитной карточкой

- Да, священная корова, всех убьют, а он останется. Да, я тоже так думала

- Ну, а как не оперный? Понятно дело, что в других регионах так не говорят, третий балет России, это только у нас так говорят. Но у нас, правда, крутой оперный, у нас, правда, крутой Курентзис. Даже распоследние нелюбители, распоследние нетеатралы, и то знают, что у нас крутой оперный, крутой Курентзис. Против выступала такая ничтожная горстка людей, которая умещалась в подписях открытого письма в газете «Звезда», что даже не очень удобно говорить о широком сопротивлении художественной политике в рамках оперного театра. Но оказалось, что к этой горстке людей будет прислушиваться наш министр. А почему?

- Смотрите, все это идет под маркой секвестра бюджета. Казалось бы, в этом есть резон. Но смотрите, когда при Чиркунове у нас тут было безудержное фестиваление, мы же сами орали, я же орала, ребята, что вы делаете, куда нам столько фестивалей, мы уже устали, объелись, уже теряем интерес к ним, уже они накладываются один на другой, при этой социальная сфера не финансируется. Вот центр реабилитации детей инвалидов, единственный в Пермском крае. Бюджетное финансирование ноль, перевели на сертификаты. Понятно, что независимо от того, придут к ним 10 детей с этими сертификатами или 50, зарплата у сотрудников та же самая. Коммунальные оплаты те же самые, дотации из бюджета ноль, только сертификаты. Вот посыл наш. И казалось бы, сейчас надо радоваться, сокращают расходы на культуру, вроде бы добились своего. Но их сокращают без всякой пользы для детей инвалидов. Если вы пересматриваете бюджет, то покажите, какую пользу это принесло детям-инвалидам. Во-вторых, все это сокращается совершенное безмозгло, тупо, механически. Нет стратегии, нет культурной политики. И никто не берется ее делать. Об этом мы говорили тоже последние 2 года, призывали министров, обсуждали все попытки, написать закон о культуре, концепцию культурной политики. Ничего нет, концепции нет, приоритеты не выстроены. Объяснений нет. Мы урезаем вот это и все. Почему? А не почему. Урезаем и все. Это не вкладывается ни в какую внятную логику, внятную схему, понять это невозможно. А в-третьих, если у нас такие проблемы с бюджетом, покажите, что вы сделали для инвестиций, что вы сделали для наполнения бюджета, почему не получилось? Чтобы мы поняли, да, действительно, ситуация зашибись ужасная, надо затягивать пояса. Чтобы даже Курентзис это понял. Но ничего не делается. Я не знаю ни о каких попытках привлечь инвесторов, чтобы как-то повысить наполняемость бюджета. Мне об этом не известно. Может быть, они и были, но нам об этом не сообщили. Это тоже минус работе администрации и пресс-службы. Не выполняются никакие условия. Ни одно из трех названных мной условий, при которых можно было бы как-то понять и обосновать для себя, что происходит. Сейчас без выполнения этих условий иначе как мракобесием это назвать нельзя

- «Мракобесие и джаз». Есть такая замечательная песня у моей любимейшей группы «Пикник». Она мне в голову приходит практически каждый день, «на дворе средневековье, мракобесие и джаз»

- (смеется)

- Вот сейчас что на уровне федеральной политики, что на уровне регионально политики. Академия культуры или институт культуры, это вообще принципиально?

- На самом деле, в этом есть рациональное зерно, все хотят называться академией или университетом, а на самом деле, это не правильно. Если мы берем лексическое значение слова академия, то это всегда что-то монопредметное, академия художеств, академия танца, академия художеств учит только рисованию и изобразительному искусству, а в академии танца – только танцу. У нас институт культуры всему учит, и музыке, и танцу и рисованию и всему. То есть, он точно не академия. Поэтому в его переименовании в академию была лексическая, логическая неправильность. То же самое с техническим университетом. Его, правда, пока никуда обратно не переименовывают, но все равно, университет, есть университет

- Ну, ладно, там есть гуманитарная составляющая в политехе, оттуда выпускаются ребята, которые занимаются связями с общественностью.

- Это, может быть, и прекрасно, но не будем сейчас спорить, это очень много времени займет. Я свою точку зрения высказала.

- Понятно. Я слышал относительно университета неоднократно.

- Да. Институт – это слово тоже несет определенное значение, поему оно стало негативным, почему все от него уходят, я не понимаю. Не вижу ничего плохого в том, чтобы быть институтом, кроме шуток. Другое дело, что сейчас, когда все вузы культуры перевели обратно в институты, их этим унизили, вот этой процедурой, вот этой лицемерностью, вы должны собраться и утвердить. Вот это все выглядит не очень хорошо, очень по-советски. Знаете, такой сверху навязанный одобрямс. Вот это меня напрягает. Но в самом переименовании в институт есть определенная логика, я ее чувствую

- Просто у каждого подобного собрания должен быть протокол, нельзя просто отчитаться, мы собрались и решили

- Будет, да. Они внесут изменения в устав, это будет достаточно долгая процедура.

- И представляете, в рамках этого протокола кто-то должен выйти к кафедре, кто-то должен сказать, коллеги, я чувствую глубокую несправедливость, потому что, академия – это немножко не то учебное заведение. Я предлагаю… А как?

- Я думаю, что такого-то шоу не будет. Зачтут в очередной раз письмо министерства, проголосуют и все, формальность будет соблюдена

- А если не проголосуют?

- Проголосуют. Никакого если не будет

- Ну, подождите, я понимаю, что мы сейчас всю первую половину программы крайне резко отзываемся о людях из сферы культуры. Так уж получается. А вдруг не проголосуют?

- Я думаю, что это совершенно не тот случай, когда нужно упираться рогами. Если бы у них реально, скажем, отобрали право готовить студентов в рамках консерваторского отделения, тогда можно было бы вставать в позу и голосовать против. А смена наименования, это не такая принципиальная история, чтобы здесь чем-то рисковать, понимаете. Так что, я думаю, что здесь подобных попыток не будет

- То есть, в данном случае помимо унизительности процедуры ничего особенно криминального вы не видите

- Да, я вообще думаю, что это глупая мода всем вдруг называться академиями и наш институт на это повелся. Все так назывались и они тоже. Пройдет это и ничего страшного не случиться. Если за этим не последуют другие меры

- Какие?

- Когда пришло это письмо, коллектив начал его обсуждать, все начали бояться, что потеряет в статусе диплом, что будет другое финансирование. Понятно, что в первую очередь боятся урезания финансирования бюджетного. Понятно, что пока об этом речь не идет, но мы не понимаем, что происходит, мы же видим. Так что, может быть, что они и пострадают реально. Но это уже другая тема немножко

- Я в продолжение истории образовательной хотел бы еще. РИА «Новости» недавно опубликовали замечательную заметку со ссылкой на минобр РФ. Теперь приемная комиссия с какого-то срока должна учитывать не просто результаты экзаменов во все вузы, не только по культуре, но и некое портфолио выпускника. Что в этом портфолио будет иметь вес. Чемпионат, первенство уровня олимпийские, параолимпийские, сурдлимпийские игры, чемпионат мира, чемпионат Европы. И тут у меня нет вопросов.

- Так было всегда

- Да. Но волонтеры, участники интеллектуальных и творческих конкурсов, золотые медалисты, просто каждый из этих пунктов последовательно вызывает несколько вопросов. И теперь самое интересное, обладатели серебреного и золотого значка ГТО, готов к труду и обороне.

- Я честно говоря, не очень понимаю, что это такое, что это за золотой и серебреный значок ГТО, и какие подвиги нужно совершить, чтобы его получить.

- Полный комплект ГТОшных соревнований будет введен к 2017 году. Мы только на тот момент будем в рамках этого ГТО. Мы будем в рамках этих показателей

- Ну, смотрите, зависит от того, сколько человек сможет получить эти золотые и серебреные значки, что для этого человек должен сделат.

- Стометровку пробежать

- Да, ладно

- Я условно

- Я понимаю, что это спорт, но я не понимаю критериев. Может быть, это действительно очень сложная процедура, действительно человек должен проявить супербезупречность, чтобы получить этот значок, и таких, скажем, будет 4 на наш регион. И в этом я не вижу страшного. Если это будет в каждой школе по 4 человека, то мест не останется в вузах, для тех, у кого значков нет. Я не вижу, не чувствую этой перспективы, и не могу это коммутировать. В целом мне эта инициатива нравится, потому что очень много справедливых нареканий было по поводу ЕГЭ. И вот эта попытка учитывать портфолио, не только спортивные достижения, но и интеллектуальные, человеческие. То же волонтерство, мне кажется, это правильно. Это попытка добавить человеческий фактор в достаточно механистическую, полностью цифровую процедуру ЕГЭ. Весь вопрос, как это будет на практике. Есть ведь дети умные, но скромные, которые себя никак не проявили, и на экзамене тоже. Они полностью в таком случае остаются за бортом. Вот я не знаю, как в этой ситуации быть. А еще я должна сказать, что эта схема очень напоминает американскую. В американские вузы берут именно так. Это копия американской схемы. Там очень многие поступают через художественную самодеятельность, а большинство через спортивные стипендии. Если человек играет в бейсбол или в баскетбол, ему гарантирован хороший колледж.

- Я соглашусь с вами, но дело в том, что американская система высшего образования и не предполагает такой обязательной ступенчатости и неизбежности получения этого образования после поступления. У нас же сейчас очень принято говорить, а, он грамоты не знает, в университет поступил. Потому что по нашим раскладам, если ты поступил в университет, то ты его как-нибудь, с какой-нибудь вероятностью закончишь. А по их раскладам, если ты поступил, это вообще ничего не значит. Дальше ты полгода будешь ходить, сдавать, учить, и никуда не денешься от этого, потому что просто ты не получишь своего диплома, если надлежащее количество предметов не сдашь

- Да и там можно прервать это образование.

- А потом снова к нему вернуться. Давайте вернемся к вашей заметке про Игоря Гладнева, Теодора Курентзиса и театра оперы и балета. Мы поговорили о секвестре, но ведь следующий пункт – театр отныне будет обязан согласовывать с министерством репертуар и даже имена исполнителей и авторов произведений. А правда, что может быть плохого, крамольного в репертуаре оперного театра, я развожу руками, не понимаю

- Я тоже не понимаю, лично я ничего крамольного в репертуаре оперного театра не вижу, но очевидно, что кто-то боится, что там это может быть.

- А что может быть, дирижер развернется лицом к залу и скажет что-нибудь по типу, Россия будет свободной? (смеются) Да, или нет? Как?

- Нет, они боятся другого, сцен насилия, нецензурщины и прочих оргий. Мне так кажется

- Но это же ужасно

- (смеется)

- Я не знаком с Теодором Курентзисом, чтобы судить о нем как о человеке, но мне довелось, и это огромное счастье в моей жизни, мне довелось довольно близко несколько лет пообщаться с Евгением Алексеевичем Панфиловым, я примерно могу себе представить, что почувствует человек, что почувствует Теодор, когда ему об этом сообщат. Но я могу себе представить, как бы повел себя Евгений Алексеевич. Я знаю, что бы он сказал. Только воспроизвести не могу

- Я представляю себе, что может сказать Теодор, и мне жать присутствующих при этом. Мне кажется, что это требование несправедливое, и оно несправедливое не просто по отношению к Теодору Курентзису, оно несправедливое и нечестное по отношению к любому художественному руководителю. Потому что, если вы назначаете человека художественным руководителем, это значит, что вы доверяете ему художественное руководство. Если вы ему не доверяете, то пожалуйста, не назначайте его. А если вы ему доверили театр, то положитесь на его вкус и такт, понимаете. И мне кажется, что здесь вопросов не должно возникать. Либо вы с Курентзисом, либо вы без него. А они решили как-то наполовину сделать, чтобы вроде как с Курентзисом, но вроде как он не совсем главный, а еще утверждающее над ним министерство. Вот это, мне кажется, непродуктивная позиция. Она лишает худрука свободы, она просто обидная, потому что это недоверие. Вот в этом смысле я этого не понимаю. Но я уже знаю, что в руководстве Пермского края, не министерства культуры, а именно Пермского края, есть очень осторожные люди, которые боятся, как выразился Печенкин, госдеповской заразы. Они ее боятся, и они пытаются законопатить все щели, через которые может вылезть любое инакомыслие. Я думаю, что Игорь Гладнев в этом случае инструмент. Не он здесь придумывал.

- Просто, безусловно, в этой ситуации Игорь Алексеевич несамостоятельная фигура. Сказал, безусловно, выразив свое собственное мнение

-Ну, так оно и есть, безусловно

- Но ведь это еще и не очень красиво. Теперь любой, кто смотрит на эту ситуацию со стороны, возьмет и скажет, где Гладнев и где Курентзис. И это будет так обидно для Гладнева

- Для Гладнева, наплевать, пусть скажут. Он свои задачи решает, ему хорошо.

- Кто может быть следующим? Или уже все?

-Нет, не все. Я точно знаю, что сильно урезано финансирование Театра-Театра и Пермской филармонии. По поводу Театра-Театра сложно сказать, потому что у них и в этом году был конфликт с министерством, по поводу оплаты труда

- Да, я помню

- Думаю, что он будет продолжен на новом витке. Потому что и так у них был конфликт, сейчас еще урезается, и уже некуда. Причем, насколько я знаю, по поводу Театра-Театра распоряжение вообще смешное. Им оставляют то же количество спектаклей и то же количество зрителей. То есть, если театру оперы и балета урезали госзадание, то этим ничего не урезали, кроме финансирования конечного.

- И вот тут я потрясаю руками в воздухе. Ведь это же так естественно, когда наступает засуха, идет лесной пожар, и все идут к одной реке, и у этой реки никогда никто не жрет друг друга, потому что другой реки нет, потому что вы спасаетесь. Так в джунглях, так у Киплинга, почему у вас-то иначе? Почему мы сейчас сидим с Юлией Баталиной и недоуменно смотрим друг на друга. Вместо того, чтобы сидеть за компьютером и строчить заметки, кто быстрее, на тему, экстренная пресс-конференция, круглый стол, митинг, в конце концов. Ребят, у вас нет выбора. Вам сейчас надо как минимум собраться вместе, чтобы понять, что делать дальше. Если вы этого не сделаете, вас съедят, вас уже едят. Почему вы этого не понимаете? Почему они этого не понимают? Вы с ними больше знакомы.

- Я думаю, что какая-то часть деятелей культуры, возможно, к этому придет. А есть достаточно большая часть, даже не деятелей культуры, а менеджеров, руководителей учреждений, которые заинтересованы, прежде всего, в личном процветании. И эти люди, прежде всего, предпочтут не ссориться с учредителем. Люди решают свои личные проблемы, очень многие. И руководство учреждением культуры для них не миссия, не творческая задача, а всего лишь способ быть руководителем и много зарабатывать

- Самое страшное, что может сейчас произойти для администрации губернатора, это если вдруг кто-нибудь узнает, кто-нибудь из кремля неожиданно посмотрит в сторону Пермского края. Мне кажется, это самое жуткое, чего они боятся, что кто-то обратит на них внимание. Поэтому, сверхзадача сейчас сделать так, чтобы никто не высовывал головы. На общем фоне, авось не заметят. Согласитесь, нужно сделать так, чтобы было потише. Соответственно, любая система подобного рода предполагает и ответ адекватный. Значит, надо делать громче

- Это так, и возможно, что как-то это произойдет. Но еще раз говорю, я уверена, что 100% участия не получится, а представляете, как бы это было круто, если бы закрылись все театры Перми

- На забастовку

- Да, все музеи, не проводился бы ни один фестиваль, полная забастовка

- А их сотрудники вышли бы на площадь и какой-нибудь Теодор Курентзис с Марком Демони стояли бы у микрофонов, они бы не кричали да или нет, отнюдь, они бы читали стихи, этого было бы достаточно

- Совершенно верно, это было бы круто, но это наши с вами мечты.

- Надоело быть на острие холивара, в то время, как те, за кого вы впрягаетесь, сидят на своих попах ровно, а, Юлия Александровна?

- Иногда бывает тяжело. Но я человек очень азартный, меня всегда возбуждают такие истории, поэтому я чувствую тонус, понимаете. Мне, в общем, интересно.

- Я не буду уже вас сейчас про ипподром…

- А жаль

- Давайте

- Значит, пермский ипподром – это уникальное спортивное сооружение, он единственный на тысячи километров вокруг, ближайший в Казани. Его дорожка сделана по всем правилам ипподромного искусства. В нее в буквальном смысле слова закопаны миллионы долларов. Пермская селекция орловских рысаков, это национальное достояние. Если мы сейчас ликвидируем ипподром, то мы тем самым ликвидируем спортивную, тренировочную составляющую этой селекции, потому что соревнования рысаков не где будет проводить. Вообще негде. Дорожка 1600 м длиной только здесь. Какой бы ипподром не строили во Фролах, там не будет дорожки такой длины. А для тренировки рысаков, для рысистых бегов нужна именно такая. У нас здесь не скачки, это рысистые бега и совсем другие лошади. Почему нужно строить торговый центр именно там, я не понимаю, там будут такие пробки. Вы когда-нибудь в «Метро» ездили в коне рабочего дня?

- Признаться, я туда и в разгар рабочего дня не так часто заезжаю

- Ну, это невозможно, это будут многокилометровые пробки. Ипподром можно использовать массой способов. Например, построить в центре поле для мини-гольфа. Если там нет скачек, туда приходят семьи играть в мини-гольф. Со всеми прибамбасами, с вулканами, с пиратскими кораблями. Знаете, прекрасные мини-гольфы, которых нет в Перми

- Это вы по свету наездились?

- Да, я наездилась. Есть масса способов сделать ипподром привлекательным, доходным, интересным не только для тех, кто увлекается конным спортом, это, во-первых, а, во-вторых, на западе каждый мальчик и каждая девочка, когда им исполняется 14 говорит, папа, подари мне лошадку. И папа дарит лошадку. А где ее содержать? К нам придет эта мода. Она неизбежно придет. И конюшни, и возможность покататься станут очень востребованными. Если мы ликвидируем ипподром, мы ликвидируем эту перспективу.

- Истории с ипподромом у нас будет посвящен эфир после 14:00, но здесь, скорее, я полагаю, у нас обратная позиция будет выслушана. У нас придут Александр Кузовлев, Виталий Нахабин. Они расскажут, почему с этого места надо убрать ипподром, а во Фролах поставить. Вот и сравним.

- А вы их спросите про 1600 м и Орловских рысаков

- Вы знаете, сколько раз спрашивали?

- (смеется)

- Вы не поверите. Я историю с ипподромом могу ребенку как сказу рассказывать на ночь. А все началось с того, что…


Обсуждение
4532
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.