Верхний баннер
07:01 | ВТОРНИК | 24 ОКТЯБРЯ 2017

$ 57.47 € 67.56

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
18+

18:29, 11 мая 2016

«У нас не оставляют ребенка одного, мы занимаемся только с родителями вместе», – Яна Боброва, руководитель службы ранней помощи семьям, воспитывающим детей с особенностями в развитии

- Всем доброго дня! У микрофона Евгения Романова. Программа «Здоровый подход» на «Эхе Перми». Всех приветствую. Сегодня мы говорим о службе ранней помощи семьям, воспитывающим детей с особенностями в развитии. Такая служба в Перми начала работу с 1 января 2016 года в рамках государственной программы Пермского края «Доступная среда». И речь идет о развитии детей от 0 до 4-х лет. Все подробности расспросим у наших гостей – директора Центра комплексной реабилитации инвалидов и научного руководителя этого проекта Владимира Бронникова. Здравствуйте!

Владимир Бронников: Добрый день!

- И руководителя службы ранней помощи семьям, воспитывающим детей с особенностями в развитии, Яной Бобровой. Здравствуйте!

Яна Боброва: Здравствуйте!

- Давайте начнем с вас, Владимир Анатольевич. Расскажите, пожалуйста, о службе ранней помощи семьям, о ее опыте в России и в Перми.

Владимир Бронников: Прежде мне бы хотелось сказать, что служба ранней помощи, конечно, это целая система комплексной медико-педагогической и медико-социальной помощи не только детям, что очень важно, но и семьям, которые этих детей воспитывают. Служба базируется на таких достаточно серьезных исследованиях, которые проводились в 70-80-х годах прошлого века, и уже в то время было показано, что дети, которые имеют какие-то проблемы в развитии, начиная с рождения, если к ним применяется комплексный подход, комплексный коррекционный подход командой специалистов – это не просто медицинский осмотр, консультация врача, а это и дефектолог, это и специалист по социальной работе, это и педиатр развития, это специально обученные физические терапевты, это логопеды, специалисты по социальной работе, которые комплексно работают не только с ребенком, но и семьей – то в этих случаях мы видим действительно чудеса, что ребенок начинает развиваться, и ребенок остается в семье. И в данном случае получается, что это действительно такая система, с одной стороны, помощи детям, с другой стороны, помощи семье, а с третьей стороны – это система профилактики отказов от детей, которые, безусловно, в различных ситуациях помещались в интернатные учреждения системы социального обслуживания, системы здравоохранения. И учитывая вот этот опыт определенный мировой функционирования этих служб, в Российской Федерации, начиная где-то 1985-1987 годов, вот интенсивно с 1985 по 1989 годы эта служба начала идеологически формироваться в отдельных регионах. В частности, конечно, Санкт-Петербург. И, собственно говоря, идеологи и непосредственно основоположники службы ранней помощи – это, конечно, Санкт-Петербург. Оттуда уже стали службы формироваться и в других регионах России – Москва и, как это ни странно, Сибирь. А вот Урал как таковой, в частности, Пермский край, мы несколько позднее вошли в эту историю. И дело в том, что службы ранней помощи раньше были преимущественно в системе здравоохранения, и действительно на базе центров восстановительного лечения (и в Перми у нас есть на Парковой реабилитационный центр), они эту службу сформировали уже в 90-х годах. Но речь идет о том, что это служба не только медицинского сопровождения, но и медико-педагогического и социального. И вот буквально только с этого года, почему мы об этой службе говорить более широко в понимании именно комплексного подхода работы с семьей, впервые появились нормативно-правовые документы, регулирующие деятельность этих служб в системе социального обслуживания населения. И основываясь уже вот этими законодательными актами, собственно говоря, мы и организовали службу ранней помощи в системе социального обслуживания. А учитывая, что у нас уже имеется, у нас – это специалистов комплексной реабилитации инвалидов, имеется опыт работы с детьми с проблемами в развитии, было принято решение министерством социального развития именно формирования службы на базе Центра комплексной реабилитации инвалидов.

- Да. Хочу расспросить Яну Викторовну, как руководителя службы ранней помощи именно при этом центре, который возглавляет Владимир Анатольевич. Есть небольшой опыт, да, получается? С января по май. Расскажите об этом опыте. Кто к вам обращается? С какими вопросами? Может быть, обращаются иногда не по теме? То есть вы понимаете, что это не к нам, но по названию они считают, что именно сюда обращаться. Немного об опыте с января.

Яна Боброва: Да, хорошо. Конечно, наш опыт небольшой. Но, безусловно, мы уже почувствовали, что служба ранней помощи востребована остро родительским сообществом. И многие родители, которые обращаются к нам, они говорят о том, что информации очень мало. И мы как раз сейчас работаем над тем, чтобы учреждения, министерство здравоохранения помогали нам в том, чтобы направлять детей. И сейчас у нас опыт небольшой, семей в данном случае у нас немного, но с каждым днем запись идет все более активно и активно. Детишки очень разные. Есть дети с тяжелыми генетическими патологиями. Есть дети с отклонениями – предположим, задержкой речи. Есть детишки с нарушением зрения. То есть очень разные проблемы, но, честно говоря, объединяет их одно – то, что все родители, которые приходят, они хотят развивать своих детей, несмотря на то, что есть ограничения. И один из самых главных принципов службы раннего вмешательства – это опора не на ограничения, а на возможности ребенка. То есть если мы смотрим на ребенка и видим, что он, несмотря на то, что у него нарушение зрения, он может огромный потенциал выражать в других сферах, естественно, мы будем это развивать. И мы почувствовали хороший отклик от родителей, которые приходят реабилитацию в Центре. И сейчас мы стараемся распространять эту информацию среди родителей, чтобы они обращались. И мы будем работать в этом направлении.

- Давайте тогда для родителей подробнее. Это бесплатно?

Яна Боброва: Да, безусловно.

- В каких случаях маме стоит обратиться в службу первой помощи?

Владимир Бронников: Во-первых, хотелось бы сказать, что эта служба на сегодняшний день действительно очень актуальна в связи с тем, что, понятно, вот когда родители видят уже явные проблемы у ребенка. На сегодняшний момент у нас критерий выживаемости детей изменился, и у нас на сегодняшний момент дети с критической массой тела, которые находятся именно в перинатальном центре, они как раз вот являются очень большой группой, составляют так называемую группу биологического риска. Поэтому если дети рождаются с низкой массой тела, с задержкой внутриутробного развития, перенесшие какие-то перинатальные проблемы – асфиксия в родах, проблема в течение беременности, интранатальная или перинатальная асфиксия – таких проблем может быть достаточно много. Даже плохое состояние здоровье матери – анемия, заболевания сердечно-сосудистой системы, сахарный диабет – это все родители, это те мамы, которые имеют группу риска, что в последующем у детей могут быть проблемы в развитии. Почему это очень важно? Потому что все функциональные системы мозга закладываются во внутриутробный период. На сегодняшний день известно более 400 факторов, которые могут действовать первые буквально 3-4 недели, а именно в этот период происходит уже закладка главных функциональных систем мозга у будущего ребенка. И мама может даже не знать в этот период, и понятно, и образ жизни может какой-то определенный быть, и состояние здоровья и т.д. Но дело-то в том, что как раз эти дети, которые появляются в перспективе, да, они составляют группу риска по нарушенному развитию. И нам уже не принципиально на сегодняшний момент, какой, собственно говоря, имеют диагноз. Но принципиально, что родители должны понимать, есть ли у них на сегодня, на момент наблюдения за ребенком есть подозрение, что ребенок каким-то образом отстает. А в чем он может отставать? Двигательная сфера – развитие двигательная навыков, зрительная, сенсорная сфера. Эмоциональная сфера у ребенка – он плохо улыбается, он плохо реагирует на лицо, т.е. так называемый комплекс оживления. Не формируются социальные навыки – общение, агрессивное поведение. У ребенка нарушено формирование навыков опрятности, навыков самообслуживания, например, не просится на горшок. Вообще вот такие моменты. Там, ночное… Ну, все, что связано с самообслуживанием, навыками опрятности. У ребенка имеется задержка речевого развития. Это вот все. Ребенок может иметь какие-то странности в поведении, он не откликается. Масса вот таких каких-то нюансов, они все являются на сегодняшний момент показаниями к обращению в службу ранней помощи.

- И куда идти? Куда обращаться? Нужно ли для этого направление от какого-то конкретного врача?

Владимир Бронников: На сегодняшний момент мы пытаемся организовать службу, чтобы… Вот этот этап направления он может присутствовать, но он не обязателен.

- Чтобы меньше бюрократии было?

Владимир Бронников: Да. На сегодняшний момент у нас есть сайт Центра комплексной реабилитации инвалидов, где родители могут войти в раздел «Служба раннего вмешательства» анонимно абсолютно, зайти, заполнить анкету. Потому что на первом этапе обязательной является комплексная диагностика проблем ребенка. И после того, как родители заполнят анкету, а там порядка 250 вопросов…

- Много вопросов?

Владимир Бронников: Понимаете, это очень детально, это очень важно сделать первый раз. Почему? Потому что мы потом эти данные обрабатываем на специальной компьютерной программе, уже есть специальные методы автоматизированной обработки, и мы по всем направлениям развития ребенка видим, на каком этапе находится, какая имеется проблема в развитии или не имеется. Естественно, родители в электронном варианте получат отчет. Понятно, да. Это я сказал о тех детях, которые имеют группу риска. И вторая категория, это уже дети, которые родились с явной патологией. Это дети с врожденной инвалидностью, с генетическими синдромами. Ну, прежде всего, синдром Дауна. Это типичный такой, так скажем, наш клиент службы раннего вмешательства. Потому что дети, если при условии раннего их развития, хорошо откликаются, могут посещать более или менее адаптированные детские сады, школы, и в дальнейшем даже получать… Вот за рубежом имеется опыт, такие дети имеют даже и возможность профессионально трудоустраиваться. Вот эти две категории основные. Еще самый главный момент. Есть проблемы развития, родителей что-то смущает – обратитесь к нам. Мы поможем вам, детально обсудив. А если мы в анкете уже увидим, что имеются проблемы в развитии, мы приглашаем на первичный прием. В данном случае уже команда специалистов специально обученная, которая будет наблюдать за естественной деятельностью ребенка. Что такое «естественная деятельность ребенка»? Игра. Во время игры будут задаваться разные задания, будет использоваться разный материал игровой. Вот Яна Викторовна по этому поводу расскажет, думаю. Потому что, понимаете, в момент наблюдения за игровой деятельностью мы выделим, вычленим уже те проблемы, которые будут оценены специалистами. И на основании вот этой комплексной оценки будет формироваться комплексная индивидуальная программа абилитации данного ребенка.

Яна Боброва: Да. Я бы хотела здесь еще добавить, что в процессе первичного приема – правильно Владимир Анатольевич указал, наши специалисты наблюдают не только за ребенком. Они наблюдают за взаимоотношениями внутри семьи, за родителями ребенка. Потому что, к сожалению, это известный факт, что, естественно, когда болен ребенок или у ребенка есть какие-то проблемы, родители находятся в явном депрессивном состоянии.

- Стрессе.

Яна Боброва: Стрессе. И иногда они даже не способны в принципе, так скажем, найти какие-то варианты, для того, чтобы развивать своего ребенка, и они в принципе не знают, что делать, как делать, и они уже выбрали, может быть, для себя какую-то модель поведения определенную. И специалисты смотрят обязательно внимательно за этим. И служба занимается, я бы сказала, не только ребенком, она занимается семьей. И самое главное, что все занятия – либо это первичный прием, либо это уже занятие внутри программы, либо это углубленная оценка узких специалистов, они все проводятся только с родителями. То есть нам не приводят, не оставляют одного ребенка, мы занимаемся только с родителями вместе. И в процессе этих занятий мы объясняем родителям, учим их или находим для них варианты, для того чтобы они понимали, что они могут дома сами, в условиях семьи, развивать своего ребенка и находить те варианты, которые действительно ему помогут. Вот это я бы хотела подчеркнуть, потому что служба ранней помощи – это помощь прежде всего семье с таким ребенком.

- Напомню нашим слушателям, что у нас в гостях директор Центра комплексной реабилитации инвалидов Владимир Анатольевич Бронников и руководитель службы ранней помощи Яна Викторовна Боброва. Яна Викторовна, часто родителей отпугивает то, что служба ранней помощи находится в Центре реабилитации инвалидов? Многие боятся этого названия? Раз это в Центре реабилитации инвалидов, значит, этот ребенок только относится к детям, которые родились инвалидами. А вот это длинное название – «Служба ранней помощи семьям, воспитывающим детей с особенностями в развитии», вот как-то вот в стороне это остается.

Яна Боброва: Ну, вы знаете, мы таких случаев особо не наблюдали, потому что основной формой обращения идет просто звонок или через сайт, предположим. Или мы сейчас распространяем наши брошюры, буклеты, информацию через медицинские учреждения – очень много. И на самом деле, я думаю, что это не является каким-то препятствием, потому что родитель, который хочет что-то сделать для ребенка, ему без разницы, куда идти.

- А почему анонимно на сайте? Почему анонимность?

Яна Боброва: Смотрите, есть разные формы обращения. Кто-то просто звонит, и мы объясняем, что вы можете заполнить анкету и т.д. Анонимно. Ну, в принципе, это анонимно, потому что они выбирают форму, ее заполняют, и она высылается нам по электронной почте. То есть об этом никто не знает.

- Есть опасение у родителей, что это как-то в будущем – обращение в службу первой, ранней помощи – повлияет как-то на судьбу ребенка негативно вдруг? Нет такого? Знаете, как вот бывает, родители боятся к психиатрам ходить.

Владимир Бронников: Ярлыки наклеивают так называемые, да.

Яна Боброва: У нас есть такой момент, когда мы спрашиваем, предположим, родителя, вообще хочет ли он, чтобы мы снимали видео для специалистов. Некоторые родители отказываются. Ну, я думаю, что когда родитель обращается, и мы ему объясняем вообще технологию работы, я думаю, он от этого абстрагируется, и особо мы никогда не акцентируем на этом внимания. Поэтому…

- Напомню, сегодня мы говорим о службе ранней помощи семьям, воспитывающим детей с особенностями в развитии. Такая служба работает в Перми. Она работает при Центре комплексной реабилитации инвалидов. Мы назовем все контакты. Так, хотела взять телефон, но не дождался нас слушатель. Набирайте. Если у вас есть вопрос, набирайте, не стесняйтесь2-066-066. Так. У нас есть звонок. Здравствуйте! Как вас зовут и ваш вопрос?

- Здравствуйте! Это говорит Ираида.

- Да?

- Инвалид первой группы по зрению. Знаете, что у меня, какое предложение. Для родителей, да, вот надо книгу какую-то вот создать все-таки, как обращаться с инвалидом. Хоть со слепым, хоть с опорником – хоть с каким. Чтобы родители могли знать, как с детьми обращаться, как им объяснить одно, другое, третье. Знаете, например, вот слепому инвалиду… должно у него все лежать на своих местах, чтобы слепой человек, хоть мальчик маленький, маленькие дети, они знали, где у них лежит все. И родители не должны у них перекладывать с места на место.

- Понятно. Спасибо!

- И вот такие вот маленькие нюансы, и это должно быть в книжке. И надо советоваться с инвалидами, со взрослыми инвалидами.

Владимир Бронников: Ираида, большое спасибо вам за вопрос и за советы!

- Пожалуйста. До свидания!

Владимир Бронников: Дело в том, что очень правильно говорите, что на сегодняшний момент нужно повышать, реабилитационную, если применительно к детям говорить, абилитационную компетентность семьи. Абилитация – это то, что мы не развиваем, то, что раньше не было у ребенка. И вот эти навыки на сегодняшний момент управления своим поведением, навыки поведения, если ребенок не видит или плохо видит, является слабовидящим, слабослышащим – это является очень важными технологиями. Вы абсолютно правильно говорили. В связи с этим с газетой «Здравствуй», с Галиной Александровной Дубниковой планируем серию таких методических скажем, пособий для родителей. У нас сейчас готовится к изданию такое методическое пособие, которое как раз на уровне родителей объясняет, как проживать с ребенком с детским церебральным параличом. И как раз у нас в планах, конечно, есть намерение расширять эту серию. И мы будем планировать издание различных пособий для детей с различными нарушениями – зрения, слуха, поведения, интеллекта и т.д. Поэтому вы абсолютно правы, что действительно только родители вместе со специалистами могут организовать правильное пространство и содействовать успеху проведения и реабилитационных, и абилитационных мероприятий.

- Да. Яне Викторовне вопрос как руководителю службы ранней помощи. Были ли проблемы с кадрами? Откуда взяли специалистов?

Яна Боброва: Нас спасло то, что мы работаем все-таки на базе Центра комплексной реабилитации, и там есть достаточно опытные специалисты, которые уже занимаются с детишками с особенностями в развитии. Большинство кадров у нас из Центра. Кроме этого, мы были вынуждены брать узких специалистов, предположим, по работе с детишками с нарушением зрения – тифлопедагогов. Мы брали их по рекомендации Педагогического университета. Сейчас у нас все специалисты прошли обучение по курсу «Организационные основы службы».

- То есть дефицита кадров у вас нет?

Яна Боброва: Вообще нет.

- Потому что кто-нибудь послушает эфир, вдруг обратится в качестве работы.

Владимир Бронников: Мы готовы рассмотреть, конечно.

- Да, кстати, давайте назовем адреса, телефоны, куда родителям звонить, и также адрес сайта еще раз напомним.

Яна Боброва: Служба ранней помощи находится по адресу: Связистов, 11А, это Центр комплексной реабилитации инвалидов. Наш телефон: 206-09-46. Пожалуйста, звоните.

- А также вы можете зайти на сайт Центра комплексной реабилитации инвалидов, и там есть анкета, которую…

Владимир Бронников: Да, там раздел есть по службе раннего вмешательства.

- Раздел, который можно заполнить. И мы выяснили, что предоставят комплексную психолого-педагогическую, социальную помощь семьям с детьми с особенностями в развитии, в том числе и с детьми-инвалидами. Для этого и существует служба раннего развития, ранней помощи семьям. Давайте еще раз про задачи. Систематичный мониторинг уровня развития ребенка, работа с семьей, сохранение семьи… Вообще, видимо, эмоциональная поддержка.

Владимир Бронников: Да, там есть, конечно, много задач, на самом деле. Но, тем не менее, ключевая задача – действительно научить семью жить с ребенком, и не просто наблюдать за его развитием, а участвовать в его развитии. Это очень важно. То есть они должны быть подготовлены к этому. А для этого служба ранней помощи должна обучать родителей. И следующий момент, очень важный – это подготовка, так… мы говорим, такое слово есть – социальная интеграция, да. А что, собственно говоря, это такое? А это его будущий образовательный маршрут. И мы на сегодняшний момент должны вот для этого ребенка от 0 до 4-х лет четко понимать, по какому образовательному маршруту мы его поведем дальше. Это тоже задача службы ранней помощи. И поэтому, конечно, перспективное взаимодействие с министерством образования, со специализированными учреждениями, коррекционными учреждениями. Ну, дай Бог, они станут и учреждениями, которые будут заниматься инклюзивным образованием или развитием детей. То вот это тоже является целями и задачами службы раннего вмешательства.

Яна Боброва: Мне кажется, что важнейшим таким еще, важнейшим моментом по службе ранней помощи стоит отметить то, что сейчас существует огромное количество развивающих центров, да, которые также помогают родителям развивать своих детей. Но служба ранней помощи – это служба сопровождения ребенка от раннего возраста до 4-х лет. Почему до 4-х лет? Объясню. Потому что в 4 года любой ребенок должен пойти в детский сад.

Владимир Бронников: В садик.

Яна Боброва: И одна из задач службы ранней помощи – это помощь в подборе образовательного детского учреждения и передача ребенка в детское учреждение, и подготовка ребенка и воспитателя к следующему, так скажем, периоду в его жизни – это периоду в детском учреждении. И поэтому самой главной особенностью, самым главным плюсом является то, что ребенок, попадая к нам, буквально в 4 месяца, в 2 – во сколько ребеночек к нам попадет, мы составляем эту программу и мы ее пролонгируем. И мы ребенка ведем, ставя какие-то маленькие задачи, достигая их, и дальше, дальше, дальше... Так продолжаем до 4-х лет и выводим его на какой-то другой уже уровень. И поэтому сейчас, если мы с вами говорим о развивающих центрах или о программах реабилитации, предположим, как правило, это какой-то период один, который, в принципе, и заканчивается, да, служба ранней помощи, она призвана сопровождать детей и родителей, семей, достаточно вот на таком длительном периоде времени.

- Напомню, вы слушаете «Здоровый подход» на «Эхе Перми». У нас в гостях Владимир Анатольевич Бронников, директор Центра комплексной реабилитации инвалидов. И руководитель службы ранней помощи Яна Викторовна Боброва. Говорим мы о замечательной идее создания службы ранней помощи семьям, воспитывающим детей с особенностями в развитии. Подробно в первой части говорили, с какими проблемами обращаются родители в эту службу, почему важно заниматься именно всей семьей, почему это не просто школа раннего развития, как некоторые понимают. Совсем нет. Здесь комплексное развитие именно со всех сторон, медицинская поддержка семьи. У нас есть звонок. Надевайте наушники. Как вас зовут? Здравствуйте!

- Здравствуйте! Меня зовут Юрий.

- Ваш вопрос, комментарии, пожелания?

- Нет. Вопрос такой. Вот существует такая категория детей – с опережающим развитием, и зачастую их раньше даже признавали психически больными или там нервнобольными. Соответственно, уводили на инвалидность. А вот в вашем возрасте – с 0 до 4-х лет, как-то можно вот эту тенденцию дифференцировать?

- Заметить, да?

- То есть ребенок, он все-таки с отстающим развитием или с опережающим? Потому что вот зачастую очень сложно бывает дифференциальную диагностику провести.

- Понятно. Спасибо!

Владимир Бронников: Спасибо вам за вопрос. Вот действительно ранняя диагностика является одной из ключевых и важных задач службы раннего вмешательства. Если я чувствую, что вот такие слова – «дифференциальная диагностика», вы грамотный, видимо, специалист и родитель и т.д.

- Давайте объясним эти слова тем слушателям, которые не понимают.

Владимир Бронников: Дифференциальная диагностика – это по признаку симптомов разграничить, например, задержку от отставания, развития. Истинную умственную отсталость от педагогической запущенности. Или, допустим, наоборот, ускоренное развитие. Вот для этого существует как раз та система анкетирования, которая дает возможность очень детально проанализировать все психофизические, моторные, речевые, коммуникативные, социальные навыки у ребенка, и которые позволяют при определенной системе обработки сравнить с нормативными показателями и уже четко определить, по каким параметрам ребенок либо отстает, либо имеется опережение в развитии.

- И все-таки, у вас как у врача-невролога дети с опережающим развитием вообще часто были в практике?

Владимир Бронников: На сегодняшний момент, как правило, такие родители не обращаются. Вот лично у меня в практике, как у врача-невролога, есть такие дети, с особенностями коммуникативной сферы. Это дети с расстройствами аутистического спектра или какими-то еще особенностями поведения. И мы действительно видим, что на фоне опережающего развития у детей имеется дефицит каких-то эмоциональных составляющих. То есть он не так привязан к родителям, но он, наверно, в первую очередь глубоко погружен, в систему… в компьютерные технологии и т.д. Понятно, что эти дети, это особенность его такая интеллектуального развития, так называемая дизонтогения. Если грамотно говорить. И, конечно, такие дети обязательно должны наблюдаться. Но не с позиции, так скажем, какого-то активного вмешательства, а чисто сопровождения, как раз чтобы на сегодняшний момент не упустить этих заболеваний, которые могут дебютировать такими расстройствами, типа ранняя детская шизофрения и т.д. Есть такой спектр заболеваний, которые могут проявляться. Поэтому, конечно, дети, которые имеют опережающее развитие, тоже должны быть предметом, объектом наблюдения службы раннего вмешательства.

- И все-таки, давайте немного о перспективах развития. В будущем как вы видите развитие службы? Видя не только в Перми, но в регионах.

Владимир Бронников: Дело в том, что, как мы говорили, службы раннего вмешательства традиционно стали развиваться в системе здравоохранения. Теперь появились нормативно-правовые основания развивать в системе министерства социального развития региона. Поэтому на данном этапе мы, конечно, видим, что преимуществом нашего именно региона должно стать создание межведомственной модели службы раннего вмешательства, где на каждом этапе развития ребенка, начиная с роддома, с рождения, и кончая уже последующей его жизнью в условиях семьи, в условиях детского дошкольного учреждения, именно специалисты медицинского направления и социального, и психолого-педагогического, но которые все являются представителями единой медико-социальной службы в рамках одного межведомственного подхода, сопровождают эту семью. Понятно, что функционал у этих специалистов будет несколько отличаться. Есть большие медико-биологические проблемы развития. Есть психолого-педагогические аспекты. Есть проблемы, связанные с особенностями развития уже поврежденного мозга или ребенок, который развивается по какому-то своему индивидуальному пути развития. Поэтому эти службы должны обязательно взаимодействовать. Следующим этапом очень важно, конечно, создание межведомственного взаимодействия с системой образования – то, о чем мы говорили. Вот это для цели, чтобы мы могли не только определять индивидуальный образовательный маршрут и подбирать коррекционные образовательные учреждения. Но мы должны взаимодействовать со специалистами, чтобы сопровождать этого ребенка в этих образовательных условиях. И, конечно, на сегодняшний момент мы планируем, этот проект развивается у нас в городе Перми. Но на сегодняшний момент у нас уже имеется программа развития данного проекта с привлечением различных муниципальных образований Пермского края. Уже намечены определенные территории, что на следующий год мы, конечно, будем входить в территории Пермского края. И поэтапно, конечно, эта система должна быть доступна для всех жителей Пермского края.

- Я так думаю, все равно самое актуальное на сегодняшний день о том, чтобы узнали все о такой службе, что она существует. Еще раз давайте все контакты назовем службы ранней помощи семьям, воспитывающим детей с особенностями развития, в том числе инвалидов. Ну и не обязательно.

Владимир Бронников: Не обязательно инвалидов.

- Не только инвалидов. От 0 до 4-х лет. Определили этот возраст потому, что детский сад в 4 года, да?

Яна Боброва: Конечно.

- А если вот есть проблема, а ему 5 и 6 лет? Вы что, не примете?

Владимир Бронников: Нет. Дело в том, что еще, смотрите, не только детский сад. Есть так называемые критические периоды развития различной функции – речевой, двигательной, перцептивной, ну, т.е. познавательной сферы, и т.д. Поэтому вот эти 4 года, они почему? Потому что здесь можно очень эффективно вмешиваться. Поэтому служба раннего… Она называется даже за рубежом – служба ранней интервенции. Мы ее и называем вмешательства, да. Ну или служба сопровождения. Поэтому в данном случае 4 года этим определены. Понятно, что если дети наблюдаются в службе раннего вмешательства, то они просто потом будут в зависимости, с какими проблемами они выходят, они будут наблюдаться либо в системе реабилитации, либо в системе сопровождения – социального сопровождения или медико-социального.

- Итак, служба находится при Центре комплексной реабилитации инвалидов на Связистов, 11А. Телефон?

Яна Боброва: 206-09-46.

- И в конце эфира, Яна Викторовна, несколько слов родителям, которые по каким-то причинам стесняются обратиться в эту службу. Не знаю, вот они узнали в эфире и задумались – нужно им или не нужно.

Яна Боброва: Не могу представить родителя, который стесняется обратиться в службу ранней помощи для того, чтобы помочь своему ребенку. Поэтому все, кто услышали эту информацию в эфире, пожалуйста, звоните. Мы вам все объясним, всю технологию работы и будем рады помочь.

Владимир Бронников: И не надо этого бояться.

Яна Боброва: Конечно.

- Спасибо большое! Все контакты, все адреса и телефоны будут у нас в расшифровке на сайте echoperm.ru буквально на днях. Спасибо нашим гостям. До свидания!

Яна Боброва: До свидания!

_____________________

Программа вышла в эфир 10 мая 2016 г.

Обсуждение
5286
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.