Верхний баннер
04:13 | СУББОТА | 26 СЕНТЯБРЯ 2020

$ 76.82 € 89.66

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

12:39, 01 июля 2016
Автор: Вячеслав Дегтярников

«Подрастут все тарифы, наших естественных монополий, в том числе. Электроэнергия, тепло, вода и электричество. Газ, соответственно, тоже. Неприятная история. И мы каждый раз, оканчивая первое полугодие, вспоминаем, что с 1 июля нас ожидают сюрпризы», – Ольга Колоколова, эксперт в сфере ЖКХ

Теги: ЖКХ, ТСЖ, жилье

— Программа «Домоуправ» на «Эхе Перми». В студии Вячеслав Дегтярников, Сергей Слободин за звукорежиссёрским пультом. И как обычно в этой программе принимает участие наш эксперт в области ЖКХ Ольга Аркадьевна Колоколова. Добрый день, Ольга Аркадьевна!

— Добрый день!

— Насколько я понимаю, с 1-го числа следующего месяца нас ожидает маленький ЖКХ-шный сюрприз.

— Ничего себе – маленький!

— 7,5 процентов за электроэнергию, да? Сколько там ещё, куда какие проценты ещё пойдут? Но это же маленький процентик, средненький…

— Не знаю, не знаю. Что-то зарплаты у нас на такой процент не растут.

— В общем, хотелось бы разобраться, кому, сколько, насколько больше мы будем платить. Что там подросло в тарифах?

— Подрастут все тарифы, естественно, наших замечательных естественных монополий, в том числе. Электроэнергия, тепло, вода и электричество. Ну, газ, соответственно, тоже. Неприятная история. И мы каждый раз, оканчивая первое полугодие, вспоминаем, что с 1 июля нас ожидают сюрпризы. Конечно, очень хотелось бы, чтобы хоть как-то качество этих услуг улучшалось – хотя бы на тот же самый процент, да? То есть если бы та самая инфляция, пусть даже 5-6 процентов, которую декларируют каждый год, у нас увеличилось и качество предоставления услуг, то было бы замечательно, наверное. Потому что последние дискуссии, допустим, по качеству теплоснабжения на так называемой границе ответственности, они приводят к тому, что все научились экономить не только ставя счётчики, но и снижая, например, температуру теплоносителей. От этого ничего хорошего не появляется в домах. Наоборот, более того, становится проблематичным для товариществ собственников жилья и управляющих организаций эту температуру, собственно говоря, доносить до конечного потребителя.

— Я думаю, что тут как раз очень хорошо знают, допустим, в Перми жители Владимирского.

— Ну да.

— Потому что там как раз эта проблемка и была.

— Вот, кстати, вспоминая о том, что в этом году у нас грядут выборы… Ну поскольку ещё пока можно говорить о них, пока никаких тут кандидатов нет. Вы помните историю, когда снижали… В каком это году у нас было… в 2006-ом, наверное, или в 2011-ом? Снижали тариф на электроэнергию. Это когда всем пришли платёжки с перерасчётом накануне выборов…

— Честное слово, забыл.

— Да. Была такая история, что всем пообещали, что, всё, тарифы снизятся. Потом, поскольку выборы были в декабре, все порадовались, всем пришли «письма счастья». Потом бабах! – и перерасчёт за три месяца сделали. Ну это мы так… Снизить снизили, а потом передумали. Была такая история.

— Как раз, насколько я вижу, за электроэнергию нынче самое большое повышение. Там вырастет тариф на 7,5 процента.

— Такая самая, не очень приятная история. Потому что электроэнергия… Самое основное, наверное, вода и электроэнергия. Потому что можно жить без газа, можно готовить на электричестве. Можно без отопления – ставить тепловой котёл или пользоваться какими-то обогревательными приборами, которые на электричестве. Но электричество всё-таки – это основное, наверное, для любого жителя, любого собственника. Да, всё ещё неразрешимая, к тому же проблема капитального ремонта.

— ОДН.

— Да, ОДН и капитального ремонта. Это всё, конечно, не очень весело. Когда люди приедут из отпусков… Сейчас не обязательно смотрят в квитанции. Или летом, когда нет отопления, вроде бы квитанции немножечко дешевеют.

— Они худеют немножко, да.

— Да, худеют, дешевеют, приобретают летний вид. Я думаю, что в сентябре, когда все вернутся из отпусков, когда все пойдут в школы и студенты – в замечательные учебные заведения, вдруг окажется, что появилась ещё дополнительная нагрузка в виде повышения тарифов.

— А что-то ещё, кроме повышения тарифов? В прошлый раз, если отсутствие счётчика, в несколько раз там увеличивалось от норматива.

— Да, сейчас с 1 июля будет коэффициент 1,5, то есть в полтора раза.

— То есть ещё выше?

— Да. Если у вас не установлен индивидуальный прибор учёта – в полтора раза. И если не установлен у вас общедомовой прибор учёта – там, где он по техническим условиям может быть установлен.

— Тут как раз возникает интересная история вокруг электроэнергии. Например, я знаю один дом, в котором нет общедомового прибора учёта. Начинаешь спрашивать: «А кто в данном случае является поставщиком услуг?» Поставщиком услуг, насколько мы понимаем, являются всё-таки управляющие организации.

— Да, в любом случае. Не поставщиком, а исполнителем коммунальной услуги. А поставщиком коммунального ресурса является ресурсоснабжающая организация. И долгая дискуссия о том, как вот этот замечательный наш коммунальный ресурс превращается в коммунальную услугу неведомым образом на границе ответственности – вот она до сих пор не закрыта, на самом деле. И когда говорят про прямые договоры, которые должны заключать…

— Вот тут, да.

— И вроде как если ты заключаешь договор… Причём как бы разрешаешь оплачивать этот договор, грубо говоря, прямо на расчётный счёт этой ресурсоснабжающей организации – вроде как она является и поставщиком, и исполнителем. А вот нет, Вячеслав. Понимаете, вот она является поставщиком до границы ответственности, потом – исполнителем коммунальной услуги является управляющая организация или ТСЖ, которые ничего не получают от этого коммунального ресурса и коммунальной услуги. А собственные, оплачивая напрямую ресурсоснабжающей организации, вроде как никаким образом с этой ресурсоснабжающей организацией, никакой ответственности, не может её проконтролировать. Как то, например, давление воды, напряжение в сети, температурный режим на входе… Не может, к сожалению. Вот так есть.

— В этой ситуации как закон прописывает, кто счётчик-то должен установить? Там ведь было уточнение, что там уже, в общем, вне желания собственника счётчик должен появиться.

— Собственно говоря, ресурсоснабжающая организация должна предложить управляющей организации, собственникам или товариществам собственников жилья свои услуги. Естественно, они будут с процентами, могут быть с рассрочкой – то есть это практически кредит с банковским процентом, и, соответственно, установить на границе ответственности этот прибор учёта. Непонятно, конечно, кому он будет принадлежать, пока он не будет выплачен, да? Поскольку у нас тут как раз история с приборами учёта вообще очень сильно запутанная. Если вы приходите в магазин, то весы, которые отмеряют вам сахар, крупу или какие-то продукты, они принадлежат продавцу – а здесь у нас все приборы учёта принадлежат покупателю. Вот так вот. То есть ты пришёл в магазин со своими весами. Вот здесь у нас такая история. Потому что в квартире…

— Смотрите, этот закон никогда не будет исполнен, потому что тому же «Пермьэнерго» очень выгодно получать повышенный тариф фактически с того, что большинство, наверное, домов Пермского края не имеют…

— Наверное, да. Но с другой стороны, это такое как бы государством придуманное стимулирование собственников… Не стимулирование даже. Наверное, такой кнут для собственника…

— Такое ощущение, что налогообложение новое придумали.

— …что если вы не поставите прибор учёта… Обязательство поставить приборы учёта появилось с 2009 года. То есть достаточно много лет прошло. И были отсечки: 2012 год, 2013 год, 2014-й, 2015-й… И вот, наконец, с 2016-го – всё. Включили этот замечательный – в кавычках уж точно – коэффициент для тех, у кого не стоят приборы учёта. И сейчас все вынуждены расплачиваться, применяя этот коэффициент. Есть, конечно, ещё… Вот проблематично, например, для небольших домов теплоснабжение. Это самое дорогое, что у нас есть из коммунального ресурса, который покупают собственники, управляющие организации и ТСЖ. Есть небольшие дома, у которых тепловые нагрузки позволяют не ставить приборы учёта. Но вот ещё вопрос. Они были рассчитаны когда-то, эти тепловые нагрузки, некоторые ещё даже в советское время. А некоторые были рассчитаны при определённой температуре теплоносителя. Сейчас она совсем другая. Сейчас, я знаю, что очень многие управляющие организации и ТСЖ, у которых есть в управлении такие дома, они делают перерасчёт вот этих тепловых нагрузок. И пока непонятно, чем всё это закончится. Потому что на небольшой дом, в котором, например, двадцать квартир, двенадцать квартир, даже до сорока квартир – бывают трёхэтажные, четырёхэтажные дома старой постройки – эта нагрузка в принципе не может быть такой большой, которая посчитана давно. И поэтому не знаю, посмотрим. Вот первые претензии, я знаю, пошли и первые разбирательства по этому поводу. Посмотрим, как практика пойдёт.

— Интересно. На самом деле, Ваш прогноз: вот этот повышающий коэффициент так и будет дальше действовать? То есть это же фактически получается такой а-ля повышенный тариф, который автоматом включается, потому что никто – ни собственник не может собраться, и это в большинстве случаев, чтобы попросить… вернее, потребовать от управляющей организации поставить прибор учёта. Управляющая организация этим не занимается. И люди продолжают тихонько платить.

— Вы понимаете, весь опыт моей работы говорит…

— Ведь государство навязало всю эту историю.

— Вы знаете, весь опыт моей работы говорит о том, что такие как бы репрессивные методы, например, на добросовестных плательщиков, исполнителей… Собственно говоря, им ни жарко, ни холодно, потому что они всё равно посчитают, как им лучше, и сделают так, как нужно – по закону всё. Поставят счётчик и не будут мучиться по этому поводу. Те, кто не являются добросовестными, им наплевать, на самом деле. У них есть долг, который не гасится лет пять, семь, восемь… Никто с ними ничего сделать не может, с этими должниками замечательными, в кавычках. А им всё равно, есть у них приборы учёта или нет.

— Здесь сложнее всё. Смотрите, есть добросовестные собственники, которых в доме большинство. Но которые не организованы никак. И эти добросовестные собственники продолжают оплачивать вот этот повышенный тариф.

— Да, в данном конкретном случае это касается тех собственников, на домах которых не стоят приборы учёта тепла. У нас нет индивидуальных приборов учёта тепла.

— Не только тепла, но и электричества?

— Нет, электричество в данном конкретном случае, если есть индивидуальный, то он будет переплачивать только за ОДН так называемые. А индивидуально он не будет переплачивать.

— Но ОДН идёт сейчас на уровне оплаты за квартиру!

— Да, есть такие случаи страшные, конечно.

— Есть, они кругом и всюду практически. Это же какую сверхприбыль сейчас получает «Пермьэнерго»!

— Да уж. Кстати, вот заговорили о должниках. Знаете, что тоже поменялся Гражданский кодекс. Если раньше можно было на должника выходить как бы двумя методами взыскания, то есть идти к мировым судьям и получать судебный приказ – это такое безусловное взыскание, либо идти в суд общей юрисдикции, доказывать, и задолженность, и проценты, и судебные расходы можно было взять. Но там нужно было доказывать. То есть показывать там договор управления, что услуга оказана… То есть это настоящий такой судебный процесс, где, собственно говоря, собственник мог бы тоже какие-то свои возражения по поводу этого долга представить.

— Упростилось.

— Да, упростилось, остались только судебные приказы, которые очень легко… Наверное, меня сейчас все управляющие компании проклянут, когда я скажу, что очень легко отменяются. Без оснований вообще. То есть приходит собственник-должник и говорит: «Ну мне он не нравится. Я его хочу отменить». И дальше идёт, снова, значит, судебная процедура. Вот как-то так упростили, с одной стороны, что только судебными приказами. С другой стороны, я думаю, что тем, кто с этих должников пытается хоть что-то взыскать, будет проблематично…

— Усложнили.

— Да, усложнили историю. Посмотрим, как это будет, конечно. Ну вот с 1 июля.

— И опять всё упрётся в наших несчастных бабушек, которые продолжают платить… И скорее всего, получится так, что те, кто не платят – за них заплатят бабушки.

— Да, конечно. Более того, знаете, такие есть примеры жизненные, когда бабушка прописана с каким-нибудь внуком-студентом и с каким-нибудь родственником, который, не знаю где, может быть на северах работает, но бабушке не помогает. И в итоге они должны нести солидарно эту ответственность по жилищно-коммунальным услугам – а платит бабушка. Есть принципиальные бабушки: они платят только свою долю. Но когда приходит судебное решение, у нее вычитают из пенсии, потому что у студента, естественно, неизвестно, где он там… у него может быть и нет стипендии и никаких пособий. А у этого замечательного родственника на севере неизвестно тоже, как он тоже это всё получает. Платят бабушки. Но, правда, бабушки сейчас тоже подкованные пошли. Они идут в суд и делят лицевые счета. Так что из всей ситуации всё равно какой-то выход можно найти.

— То есть не всё так грустно?

— Не всё так грустно. Но как-то… Но всё равно, 1 июля…

— Продолжается программа «Домоуправ». Есть уже телефонный звонок. Здравствуйте, вы в эфире!

— Добрый день!

— Сделайте, пожалуйста, потише радио. Спасибо!

— А скажите, а вы сейчас о долгах говорите?

— Как вас зовут?

— А у нас соседи девять лет не платят. Вот у них уже долг где-то 480 тысяч.

— Кошмар.

— Было не одно судебное заседание. Было… Ну и говорят, что судебные приставы к ним ходили. Но они не пускают никого. Четверо взрослых, работающих. А вот общедомовые расходы как ложатся на нас? Ну, постоянных…

— На тех, кто платит, да?

— Тех, кто платит.

— То есть вы спрашиваете, не отражается ли на вас…

— Да, не распределяют ли долги?

— Не распределяют ли таким образом…

— Не должны. По закону…

— С них могут это спрашивать?

— Понимаете, вот с такими должниками с очень большим долгом, там выход был один раньше только. Когда идут в суд на взыскание, накладывают арест на распоряжение имуществом. Рано или поздно они… Я не знаю, приватизировано, не приватизировано жильё, это ещё вопрос, что там с жильём у ваших собственников. И как бы на распоряжение имуществом накладывают арест. И когда они захотят продавать, рано или поздно, или приватизировать, или ещё что-то, то тогда, по крайней мере, они не смогут это сделать. Это единственное, что может остановить их. Но когда они ещё продадут… Неизвестно.

— Есть ещё один телефонный звонок. Здравствуйте, как Вас зовут?

— Здравствуйте, меня зовут Александр.

— Да, Александр.

— Могу я вам задать один вопрос?

— Для того и программа.

— В части задолженности. Вот сейчас существует законодательство о банкротстве физических лиц. И в случае признания лица банкротом его не могут лишить единственной квартиры, являющейся его собственностью. При наличии задолженности за жилищно-коммунальные услуги что будет происходить с этим долгом? И кто эти долги оплатит в конечном итоге?

— Трудно сказать. Наверное, наследники. То есть он до конца жизни будет жить в этом жилье, и когда они в качестве наследства это получат, наверное, они будут платить. Трудно сказать.

— Ну тут такое уже получается некое продолжение советской системы. Причём которое входит в противоречие с так называемой рыночной экономической. То есть мы вроде как бы идём в рынок, вроде как тарифы повышаются, вроде как экономим что-то, вроде какие-то счётчики ставим. А система-то не работает совершенно.

— Да, действительно, у нас социальное государство, так называемое социальное государство, которому очень жалко… очень жалко собственников, очень жалко должников.

— Ну это в кавычках? У меня такое ощущение.

— Нет, на самом деле. Потому что есть, так скажем, дискриминационное законодательство, которое, например… Ну мы сколько раз об этом говорили? Которое, например, к юридическим лицам, к управляющим компаниям и ТСЖ применяет одно правило, а к собственникам – таким же должникам – совсем другое. То есть им снижают проценты, им прощают какие-то задолженности. Судебные расходы им снижают. Юридическим лицам, как правило, не снижают в разы. В проценты, на 30 процентов, на 20. А собственникам, физическим лицам – снижают, иногда вообще даже отказывают.

— Я готов с вами поспорить по этому поводу чуть попозже. Сейчас телефонный звонок. Анатолий, здравствуйте!

— Здравствуйте. У меня такой вопрос к Ольге Николаевне…

— К Ольге Аркадьевне.

— Не важно. Говорите.

— У нас дом под снос, все документы есть о том, что счётчики мы не можем ни на газ, ни на что поставить. Дом аварийный. Первый раз пришли, договорились по электроэнергии, по самому минимуму. Три месяца прошли – и подняли нам цены. Что делать?

— Смотрите, здесь вы должны обратиться в орган местного самоуправления, который должен выдать вам заключение о том, что у вас нет технической возможности ставить общедомовые приборы учёта. Если он ветхий и под снос… Я понимаю, что он какого-то 1930-го или 1920-го, «бородатого» года постройки, правильно? Определяет это орган местного самоуправления, то есть ваша администрация. Обратитесь туда. По крайней мере, вот эти заключения о том, что нет технической возможности установления приборов учёта могут сделать и администрации.

— Насколько я помню по практике предыдущих лет, администрация крайне негативно… То есть практически не поддавалась на то, чтобы признавать дома аварийными.

— Но здесь уже признан. Есть на руках все документы. Это понятно, что если он признан аварийным, зачем на аварийный дом ставить приборы учёта? Потому что там всё дырявое, всё. Там прибор учёта может показать больше, чем норматив.

— С учётом некоторых связей, которые могут быть у поставщиков ресурсов с администрацией, не может так получиться, что они будут намеренно уходить от этой справки?

— Ой, я не думаю, понимаете, что по какому-то там аварийному дому, а значит, потребление по которому очень и очень небольшое, наверняка в сравнении с общим оборотом этого замечательного ресурсника… Хотя всё может быть.

— Есть телефонный звонок. Виктор, здравствуйте!

— Здравствуйте!

— Здравствуйте!

— У меня вопрос какой. Вы про большие дома говорите. Вот у нас в селе Чёрное есть, мы с вами знакомы…

— Да, замечательно.

— Проводили когда газ, и чтобы его подключить, просили заключить договор на обслуживание. И приличная сумма. Но когда всё это случилось, у меня гроза ударила, и все заявления… А в результате сказали: «Мы эти котлы не обслуживаем». И пришлось в Нытвенском районе искать специалистов. Как эти вещи-то делаются?

— Здесь можно решить, только идя в суд, понимаете? Если у вас в договоре обслуживания был какой-то – ремонт этого котла, устранение аварийных ситуаций – платно, бесплатно… Я не знаю, что входило в это техобслуживание ваше, которое, я так понимаю, при подключении газа они вам навязали этот договор. Если там было что-то, надо было, конечно, судиться с ними. Потому что я понимаю, что без газа никак, и вы нашли выход в том, чтобы пойти, найти другого подрядчика, который вам это сделал. Но я считаю, что всё-таки надо было посмотреть в договоре: если это есть, попробовать пойти в суд.

— Суды… Пока суды, а всё равно же надо газом пользоваться.

— Конечно. Если, не дай бог, это случилось зимой, например, не будешь же ты сидеть и ждать, когда в суде это всё будет.

— Видимо, через суды можно потом возместить всё-таки эти затраты.

— Да, если ты докажешь. Ну как, конечно…

— Ну вот, кстати, наш слушатель Виталий со мной соглашается по поводу того… Насколько я понимаю, по поводу того, что социальное государство, мы начали с вами говорить. Пишет: «Под невинным термином «социальное государство» скрывается матёрый совок и желание у всех всё отнять и поделить». Юрий, здравствуйте» Мы успеваем, минута есть на то, чтобы вы задали вопрос. Здравствуйте!

— Здравствуйте!

— Здравствуйте!

— Я глубоко убежден, что ОДН по электричеству – это местные власти Пермского края, чтобы выслужиться перед Москвой, решили сделать из пермяков доноров по оплате электроэнергии. Чтобы платить за те регионы, где совсем не платят. Вот и вся причина. Поэтому вот эта глупость бесконечная и дурь. И пермяки расплачиваются. Вот коротко. Всего доброго.

— Спасибо!

— Всего доброго, Юрий!

- Продолжается программа «Домоуправ». Работает телефон прямого эфира 2‑066‑066. Как раз Виталий пишет по поводу того, что социальное государство — скрытый матёрый совок. Простая мысль: неимущий обычно неимущ по собственному выбору. То есть человек как бы становится неимущим по собственному выбору. Ну вот такую мысль кидает Виталий. Ну, это уже такая…

— Это философия, да. Это не для нашей передачи. У нас тут философствования нам обычно вредят.

— Нет, как раз мой спор по поводу того, что государство как бы, с одной стороны, вроде бы защищает тех, кто не платит. Но при этом постоянно страдают те, кто платит.

— Конечно, конечно.

— То есть социальная защита, она здесь такая странная очень.

— У нас страдают всегда добросовестные, да.

— Идут намеренно на нарушение закона, не платят. А за них обычно всё равно – круговорот денег в природе – платят те, кто платят. Есть телефонный звонок. Здравствуйте!

— Здравствуйте. Ольга Аркадьевна! Подскажите, пожалуйста. У нас управляющая компания, но счета на воду выставляет «Новогор-Прикамье». ОДН высокие. Кто должен выяснять причины появления высокого ОДН на воду? И второй вопрос, Ольга Аркадьевна. Должно ли быть ограничение всё равно, раз у нас управление дома управляющей компанией?

— Вот смотрите…

— Про ограничения я не очень понял вопрос.

— Нет, я поняла. Значит, что касается наших замечательных ОДН и коммунальных услуг, к которым эти ОДН добавляются. Есть такое постановление Правительства №354, которое утвердило правила предоставления коммунальных услуг. Там есть все формулы, по которым возможны расчёты и основных услуг и ОДН. Ограничения есть, если не установлен прибор учёта. Если установлен прибор учёта – разница между показаниями индивидуально, сложенных суммарно индивидуальных и нормативов – это так называемые ОДН. Это по счётчику. Если счётчика нет, там применяется ОДН-норматив. Теперь по поводу отдельных квитанций и по поводу, кто должен разбираться с этими не очень замечательными ОДН. Исполнителем услуги, как мы говорили в начале эфира, является всё равно ваша управляющая организация. Даже если вы как бы платите напрямую. То есть вы платите реально, но у вас нет прямого договора с «Новогором». Это либо агентский договор, либо вы принимали решение о том, что вы платите напрямую. Но и за качество водоснабжения в точке разбора, то есть у вас дома, в квартире, где из крана начинает течь вода – это называется «точкой разбора», отвечает управляющая организация. Только они могут разобраться с приборами учёта, с теми, кто ставим какие-то там «жучки-червячки» на эти приборы учёта, это всем известно, да, магнитики. Поставить антимагнитные пломбы, например, снабдить всех индивидуальными приборами учёта и даже вести этот, так называемый, водный баланс. То есть берётся каждая квартира, составляется такая как бы табличка, чтобы попроще. Напротив каждой квартиры объём потребления либо в кубах, либо в человеках на норматив плюс коэффициент – и будет понятно. Если будет видно, что вы точно знаете, что у ваших соседей проживает четыре человека, а у них прибор учёта показывает ноль, либо прописано ноль и основное потребление ноль, будет понятно, что ОДН, который зашкаливает, что греха таить, во многих домах, образуется в том числе и за счёт вот таких соседей. Соответственно, ваша управляющая организация должна составить акт проживания этих четырёх человек, например, ваших соседей, где, желательно было бы, чтобы соседи кто-то, хотя бы один-два, подписались. Это тоже проблематично. Потому что, как правило, с такими не очень добросовестными соседями вот эти соседи живут очень плохо. И там бывает до скандалов доходит. И не подписывают соседи такие акты. Ну хотя бы пусть управляющая организация, должностное лицо подпишет, направит «Новогору». Тогда можно будет вот этот баланс проверить. Дома, пусть даже 100-квартирные, всё равно разбиты на подъезды. То есть вы знаете своих соседей, вы можете посмотреть. Это не персональные данные – много, много раз говорю. Там нет персональных данных, там номер квартиры и объём потребления.

— Андрей, здравствуйте! Вы в эфире.

— Здравствуйте! Я бы хотел два вопроса задать. Первый вопрос. Купили квартиру, это жилой комплекс. И вот платим за квартиру, и постоянно у нас идёт комиссия – в Сбербанке, допустим, комиссия. Мы задавали вопрос управляющей компании… Естественно, когда мы покупали квартиру, дом, застройщик уже заключил договор с управляющей компанией…

— Понятно.

— …без нашего ведома. Ну, как обычно всё, бюрократия такая. И на вопрос управляющая компания нам ответила: «Вы понимаете, это чтобы не содержать счёт, вы платите сами эту комиссию».

— Понятно.

— Причём, говорит, что у нас «доход минус расход». Я говорю: «Так это же вы сами к нам зашли с таким…».

— Что значит? У них система налогообложения?

— Да, система налогообложения «доход минус расход». Я говорю: «Так это же ложится на плечи жильцов». Это первый вопрос: как с этим быть? И второй вопрос. Из пункта раздачи, как вы говорите, то есть из крана, бежит жёлтая вода. Управляющая компания опять же говорит, что это вопросы к «Новогор-Прикамье». То есть управляющая компания, видимо, сама не уполномочена решать эти вопросы? Спасибо!

— Вот смотрите, давайте со второго вопроса. У управляющей компании, организации, с «Новогором» есть граница ответственности, на которой они спокойно могут взять эти пробы воды. Конечно, замеры воды, экспертиза будет стоить каких-то денег. Но на самом деле, если она жёлтая, то здесь не надо никакой экспертизы: сразу видно, что качество отстаёт. Они приглашают, замечательные представители «Новогора» просто открывают кран на границе ответственности или задвижку – и смотрят. Они имеют право предъявить, ваша управляющая компания. А вы имеете право предъявить к управляющей организации, в любом случае. Пишете претензию, что качество воды не соответствует, делаете фотографии. Если очень сильно ваша управляющая компания вас достанет, тогда можете написать в жилищный надзор, потому что качество услуг они тоже отслеживают, и в Роспотребнадзор. Это второй вопрос. Первый вопрос, по поводу комиссии. Скорее всего, ваша управляющая организация не заключила договор биллинга. Комиссию берут только в тех банках, в которых не заключён договор биллинга. Что такое биллинг, вы наверняка знаете. Это когда процент за проведение вашего платежа – 1, 2, бывает даже 2,5, 3, до 4 процентов – берётся из вашего платежа. То есть вы платите, например, 1000 рублей в Сбербанке, и он берет 1 процент либо минимум 20 рублей. И на счёт вашей управляющей организации зачисляется 980 рублей. А вот в оплату в лицевой счёт всё равно ставится 1000, то есть это оплачивается управляющей организацией, если в её тарифах эта строка затрат есть. То есть вы смотрите, есть ли эта строка затрат в ваших тарифах. Если вы их сами принимали, то вы должны знать. Я так понимаю, раз вы сказали, что застройщик заключал этот договор с управляющей организацией, скорее всего, вы не принимали эти тарифы на общем собрании либо пользуетесь муниципальными.

— У нас пишет наш слушатель: «В конце каждого года обхожу подъезд, переписываю показания счётчиков. При этом в кармане лежит список от председателя ТСЖ с номерами подозрительных квартир с низким потреблением воды и электричества. Не понимаю, что делать».

— Это совет?

— Нет, он ходит, описывает. Он, видимо, спрашивает, что делать.

— Что делать? Это нужно делать каждый месяц, по идее.

— Если председатель ТСЖ знает «подозрительные» квартиры.

— Ну, естественно, проверить потребление этих квартир. Посмотреть, нормальный ли счётчик, вообще поверить. Раз в полгода управляющая компания…

— А если жильцы не пускают?

— Не имеют права не пускать. Если не пускают – составляется акт недопуска, и при сомнениях разбираются дальше.

— И ОДН как раз на них и надо повесить.

— Ну так почему бы нет? Почему бы не начать начислять им по нормативу? Понимаете, на проверку счётчиков раз в полгода управляющая организация, ТСЖ имеют право зайти в квартиру и проверить ваш счётчик. Нужно этим пользоваться. Я не думаю, что все недобросовестные. Есть, как правильно наш радиослушатель говорит, что есть такие очень сомнительные квартиры. Вот туда и надо ходить. Писать им письмо с просьбой предоставить к осмотру. Всё, назначить время.

— Андрей пытался до нас дозвониться, видимо, тот самый слушатель, который спрашивал нас про эту историю с тем, что биллинг остаётся. Но, получается, здесь достаточно честно поступает управляющая организация?

— А если в тарифы включено?

— Андрей, здравствуйте, ещё раз.

— Добрый день! Это другой Андрей.

— Другой Андрей? Ну хорошо.

— Вопрос такой. Живу в таунхаусе, в доме восемь квартир. На территории нашей таких домов четыре. У нас было ТСЖ. Из-за должников мы от ТСЖ отказались, перешли на непосредственное управление. Теперь замечательные, как вы говорите, мудрые люди заставляют счётчики из гаража выносить на фасад дома. А меня лично – на опору электроосвещения внешнюю. И мне непонятно это. Есть всё-таки где-то законодательно, чтобы я выносил из гаража отапливаемого счётчик, который у меня исправный, на улицу, на мороз, на дождь? И потом, значит, счётчик без пломбы, он же недействителен. А кто будет отвечать за пломбу счётчика, который висит где-то на улице?

— Вот такой вопрос.

— Ну я так понимаю, что у вас частный дом? Хотя, вы сказали, восьмиквартирный?

— Восьмиквартирный.

— А почему внутри дома-то нельзя поставить этот счётчик?

— Он стоял. Мы получали квартиры эти, купили. У всех в гаражах стоят счётчики. Вот мудрые люди из закамских, по-моему, электросетей, сказали, что нужно выносить на улицу.

— Они у вас сейчас неисправны?

— Все исправны.

— Ну вот когда они у вас вдруг будут неисправны и когда придётся вводить в эксплуатацию новые – тогда они, конечно, вас заставят. А исправный счётчик выносить – смысл? Он сейчас никому не мешает. Он установлен при других правилах. Он поверку прошёл или срок поверочный не прошёл? На что они ссылаются, на какое законодательство? Или просто…

— Они ссылаются на то, чтобы был доступ их инспектору прийти в любое время дня и ночи и посмотреть показания.

— Ну они же могут вас предупредить заранее. Вы скажите: «Вы предупреждайте, мы всегда вам откроем двери». Что, были такие случаи, чтобы они пришли…

— У меня не было случаев недопуска. У нас не было таких случаев.

— Они вам письменно это направили?

— Нет, нам нужно заключить договор с ними, так как у нас непосредственное управление. Мне надо платить за электроэнергию. А я заплатить не могу, потому что они со мной договор не подписывают. Как мне платить за электроэнергию?

— Вот смотрите, у вас же есть старые квитанции за электроэнергию?

— Есть.

— Вы впишите туда номер, впишите свои киловатты, узнайте, сколько сейчас киловатт стоит для вас – и заплатите им. Понимаете? Потому что первый платёж будет считаться заключённым договором. Потому что сколько бы вы ни ходили, они попытаются вымораживать этот договор. И путём того, что у вас этого договора нет… Понимаете, здесь так же, как в магазине. Мало ли, что у вас нет. У вас коммунальная услуга. Если вы платите, не имеют права ограничивать. Вы заплатите. Посчитайте, сколько последний раз вы платили, и по этому же счёту, квитанцию прямо впишите и заплатите. Только не управляющей организации или ТСЖ, которое у вас было. Я не знаю, как вы раньше платили. Вы наверняка ведь напрямую, так ведь? Ну так и платите так же. Вписывайте…

— А сейчас надо напрямую.

— Вы найдите эту квитанцию, которая раньше была, Энергосбыта. И заплатите. Киловатты прямо впишите, на цену умножьте и заплатите.

— В конце концов, можно просто зайти на сайт и посмотреть номер счёта. Он там должен быть указан.

— В обязательном порядке.

— И по этому счёту просто заплатить. На этом наша программа завершена. Если у вас остались какие-то вопросы по сфере ЖКХ и мы не успели на них ответить, вы можете всегда их задать по телефону 210-10-61. Звоните. А мы на этом прощаемся. Оставайтесь на 91,2 FM.

— Всего доброго!

— До свидания!

____________________

Программа вышла в эфир 29 июня 2016 г.


Обсуждение
2312
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.