Верхний баннер
03:37 | ПОНЕДЕЛЬНИК | 06 АПРЕЛЯ 2020

$ 77.73 € 85.74

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

14:57, 11 августа 2016

«Мы приехали на ПМЖ в Австралию, и когда мы получили гражданство, все, что мы получили плюсом — это возможность брать кредит в университетах и голосовать. Голосование там, кстати, обязательно, и пропускаешь голосование — штраф», — Елена Целищева

Катерина Шафиева: Станция «Эхо Москвы» в Перми включилась в «Дневной разворот» и у микрофонов Вячеслав Дегтярников…

Вячеслав Дегтярников: Катерина Шафиева, Мария Зуева за звукорежиссерским пультом, и сегодня у нас в гостях Елена Целищева. Елена, добрый день!

Елена Целищева: Здравствуйте!

Вячеслав Дегтярников: Елена жила в Перми, сейчас уже 8 лет живет в Австралии. Где там конкретно, в столице?

Елена Целищева: В Сиднее.

Катерина Шафиева: В Сиднее.

Елена Целищева: Это не столица.

Катерина Шафиева: Здорово! Приехала она погостить, я так понимаю?

Елена Целищева: Всего на три недельки.

Вячеслав Дегтярников: И хотелось бы как раз нам понять, мы так, в общем, часто делаем, пытаемся понять, насколько изменился наш город. Все равно же вы довольно оторваны от нас. Насколько изменилась страна за это время? Как она меняется?

Катерина Шафиева: Может, люди.

Вячеслав Дегтярников: Вот давайте начнем с первых впечатлений. Вы приземлились где?

Елена Целищева: В Домодедово.

Вячеслав Дегтярников: В Домодедово.

Елена Целищева: Сначала. И была приятно поражена тем, что и таможенный контроль и все сотрудники Домодедово очень вежливые люди, вежливые, пытались помочь, не было ни хамства, ничего. Хамство было почему-то со стороны пассажиров, таких же как я, это меня поразило и удивило. Первое, что бросается в глаза, и даже маме пожаловалась, говорю: «Мама, смотри, все обижают». Что удивило? Загазованность удивила очень сильно, везде пахнет машинами очень сильно, когда уже в Перми приземлилась. Удивили дороги, очень сильно испортились, на мой взгляд, с того момента, как я была тут три года последний раз. Дома стали…

Катерина Шафиева: Аэропорт пермский?

Елена Целищева: Ну он строится.

Катерина Шафиева: То есть, что-то уже…

Елена Целищева: Оптимистично, так будем говорить, он строится.

Катерина Шафиева: То есть, человек здесь не был три года и отмечает: «Он строится». То есть Домодедово приятно удивило, потому что там что-то меняется, видимо быстрее.

Елена Целищева: В Домодедово как-то я бы не сказала, что вообще что-то изменилось, честно говоря. Я там не часто бываю, но я не заметила каких-то прямо принципиальных изменений. В Савино тоже старый корпус, он такой же, какой и был, но то, что новый строится, меня это порадовало очень сильно. Пермь – замечательный город и я его очень люблю.

Вячеслав Дегтярников: Что еще в Перми вас, может быть, удивило, напрягло? Все равно же вы неделю уже в городе.

Елена Целищева: Да.

Вячеслав Дегтярников: Что увидели?

Елена Целищева: Порадовало, что стали более люди… Вежливые на дорогах водители, лучше по правилам стали ездить, это порадовало очень сильно. Поразило, что город стал менее ухоженным. Вот это меня, честно говоря, немножко расстроило.

Катерина Шафиева: А что конкретно вы имеете в виду?

Елена Целищева: Дома некоторые стали более обшарпанные. Газоны – за ними вообще никто не следит, как правило, то есть дети играют в крапиве практически. Очень много такого видела, детские площадки очень много где заброшенные. Немножко расстраивает.

Катерина Шафиева: Ну детские площадки – тоже отмечают пермяки – что они заброшенные, но проблема в том, что дети на них не появляются. А может это просто следствие.

Елена Целищева: Следствие, скорее, да, то, что подростки, как правило, сидят вечерами, пьют пиво и бутылки везде и стекла, да.

Катерина Шафиева: А скажите, к примеру, что еще обратило в Перми внимание, чего не было, к примеру, три года назад? Может, что-то появилось или что-то исчезло?

Елена Целищева: Кофеен больше появилось. А так…

Катерина Шафиева: А людей, в принципе, больше, меньше, на ваш взгляд?

Елена Целищева: По-моему, так же.

Катерина Шафиева: По-моему, так же.

Елена Целищева: По-моему, да, все тоже куда-то бегут, течение такое, жарко, конечно, хорошо так.

Катерина Шафиева: А вот сейчас в Сиднее – вы приехали неделю назад – там погода…

Елена Целищева: Зима, зима.

Катерина Шафиева: Там зима, да, там другое полушарие.

Елена Целищева: Прохладненько, да. 22 было, завтра 24 обещают, это прямо «вау», все радуются, солнышко, 24, погреемся.

Катерина Шафиева: Понятно.

Вячеслав Дегтярников: В политической жизни, если вы за этим следили, что-то поменялось в Перми?

Елена Целищева: Вообще не следила.

Вячеслав Дегтярников: Вообще не следили.

Елена Целищева: Я так далека от политики, я это боюсь, честно говоря, обсуждать. Уже много друзей, когда связано было с Украиной, потеряли, потому что боишься уже высказывать даже мнение. Если как-то начинаешь с кем-то обсуждать, люди просто начинают от тебя дистанцироваться как-то, или ты начинаешь от них дистанцироваться, если они очень агрессивно высказывают свою точку зрения и мы просто это не обсуждаем. Политику мы не обсуждаем, в принципе, в своей компании.

Вячеслав Дегтярников: То есть, получается, с началом всех этих событий на Украине вы наблюдали какую-то такую поляризацию мнений, да, то есть люди начали делиться достаточно жестко?

Елена Целищева: Да. Это было везде, в интернете войны были и с друзьями, не ожидаешь от многих такого.

Вячеслав Дегтярников: Вы кого-то потеряли из друзей таким образом?

Елена Целищева: Одну девушку. Но она была достаточно экспрессивна и все мои попытки быть как-то… менее ярко так выражать свои эмоции, быть более спокойной и как-то от этого абстрагироваться чуть-чуть не получилось у нее.

Вячеслав Дегтярников: И эта девушка…

Елена Целищева: И она с Украины. Она с Украины, да.

Вячеслав Дегтярников: Девушка-то жила в Сиднее?

Елена Целищева: Тоже в Сиднее она живет, да.

Вячеслав Дегтярников: То есть вот так вот разделились ваши точки зрения?

Елена Целищева: Да. То есть с кем-то с Украины мы поддерживаем связь, но просто это не обсуждаем и этого не затрагиваем. А конкретно с двумя у нас получились разногласия принципиальные и не получается общаться совершенно.

Катерина Шафиева: А скажите, вот живете вы в Сиднее, вообще большое русское сообщество там?

Елена Целищева: Да, но оно очень разобщено. Как правило, держатся люди все какими-то своими кучками и еще это очень сильно зависит от волн эмиграции. То есть те, кто эмигрировали в начале XIX века или вначале XX века, то есть в середине, когда была вторая мировая, кто-то эмигрировал сразу после или в 90-х – они не рвутся общаться с теми, кто только сейчас эмигрировал, потому что не хочется, знаете, начинают сразу: «Помоги мне, сделай мне, дай мне…» Люди, которые там, ну уже просто не хотят этим заниматься и игнорируют новичков, так скажем. Есть очень много форумов, которые позволяют узнать о жизни в Австралии – что тебе полагается, куда можно обратиться, необходимые сайты, если ты действительно заинтересован в этом, блоги в конце концов можно почитать.

Вячеслав Дегтярников: А вы сталкивались с людьми первой волны иммиграции или с их потомками?

Елена Целищева: С потомками, скорее, второй волны, да. Дружелюбные люди, хорошо говорят по-русски, с акцентом с небольшим, но… Это зависит очень сильно от человека – хочет он поддерживать русский язык и русские традиции в семье или нет.

Вячеслав Дегтярников: А вот вообще по ощущениям, они такие же, как мы, или?..

Елена Целищева: Нет, нет. Я даже по своей дочке замечаю. Они уже другие. Уже менталитет абсолютно поменялся, у них уже не русский менталитет, они уже западные, абсолютно. Даже у меня-то взгляды меняются постепенно на какие-то вещи, какие-то вещи здесь мне уже кажутся неприемлемыми и дикостью, хотя…

Вячеслав Дегтярников: Какие вещи вам здесь кажутся неприемлемыми?

Елена Целищева: Например, туалеты грязные в торговых центрах. То есть я захожу и я теряюсь иногда. Пермь-вторая, мы были с сестрой и я была немножечко в ужасе, честно говоря.

Катерина Шафиева: Почему?

Елена Целищева: Ну она кажется сверху красивой, а внутри она такая же, и пахнет, и когда я увидела этот туалет с дыркой в полу. Это в деревне у бабушки, помните, когда это было там, в детстве, и я, честно говоря, немножко в шоке была, еще за это взяли 20 рублей, я себя просто ограбленной почувствовала.

Вячеслав Дегтярников: То есть вы хотите сказать, что в Австралии нет туалетов с дыркой в полу?

Елена Целищева: Нет. И нету ни одного платного туалета, по крайней мере, я не видела. И все они чистые, очень чистые, и не пахнет.

Вячеслав Дегтярников: Даже где-нибудь в деревне?

Елена Целищева: Да. В торговых центрах в небольших, в кафешках, да, все чистое.

Вячеслав Дегтярников: Ну до чего же вы докатились-то?

Елена Целищева: Вообще ничего не говорите, отвыкла просто, отвыкла я от этого.

Вячеслав Дегтярников: Что еще? Какая еще есть разница между Россией и Австралией, ну не только во внешних каких-то проявлениях – туалеты чистые, грязные – в менталитете, в подходе людей?

Елена Целищева: Здесь жизнь, мне кажется, люди торопятся больше, что ли, все время куда-то бегут, как-то заняты. В Австралии очень расслабленные. То есть у меня муж, он работает в офисе Google, и он может прийти на работу в 9, уйти в 5 и спокойно приехать домой, спокойно мы ужинаем или с друзьями встретимся, или на океан съездим, ну и как-то спокойно. Если бы он работал в офисе Google в Калифорнии, например, он приходил бы домой в 11 вечера и уходил бы в 7-8 утра. То есть то же самое здесь. Я сколько наблюдаю, очень много людей работают, куда-то бегают, чем-то заняты. В Австралии намного расслабленнее жизнь, очень медленно течет.

Катерина Шафиева: Вот уже слушатели наши интересуются через Telegram. Да, номер нашего эфирного мобильного: 8-963-870-1000. Вот спрашивают уже: «Расскажите про себя, про Австралию. Самый оптимальный маршрут перелета – через Азию или через страны Персидского залива? Где вы работаете? Что нравится и что не нравится в Австралии? Может быть, у вас есть свой блог?» То есть, миллион вопросов. Давайте, рассказывайте.

Елена Целищева: Блога своего нету. А лечу я, как правило, через арабский полуостров, на мой взгляд, это самое оптимальное соотношение, сначала ты летишь из Сиднея, если смотреть, 13-14 часов, потом 6 часов до Москвы и два часа сюда. В принципе, многовато, но терпимо. Я пермячка, у меня муж тоже пермяк, мы когда-то учились вместе в одном классе, просто его родители отправили учиться в Австралию и у нас пути разошлись на 5 лет и мы случайно встретились, когда он приезжал на каникулы и начали встречаться. И вот таким образом, собственно говоря, я и попала в Сидней. Я не планировала никогда уезжать из страны.

Катерина Шафиева: А чем вы там занимаетесь? То есть муж у вас работает в Google, а вы?

Елена Целищева: Я сижу дома.

Катерина Шафиева: То есть вы домохозяйка?

Елена Целищева: Абсолютная, да. Я наслаждаюсь тем, что я ничего не делаю, меня обеспечивает муж, я слежу за детьми и занимаюсь нашей жизнью такой.

Катерина Шафиева: А у вас там, получается, вы в квартире живете, у вас не было…

Елена Целищева: Я в таунхаусе живу, да, мы сейчас снимаем таунхаус.

Катерина Шафиева: Таунхаус.

Елена Целищева: У нас небольшая площадка, где дети могут поиграть, но в нашем районе, в принципе, достаточно сложно найти что-либо большое, потому что центр… Это не центр, это старый район и очень узкое все, очень узкое и маленькое, если только новостройки какие-то более-менее, а так очень узко. И улицы узкие, и все, дома тоже.

Катерина Шафиева: Вот меня тоже заинтересовал вопрос слушателя: что нравится и что не нравится в Австралии? Ну что нравится – уже понятно, жизнь размеренная такая. А есть какие-то действительно минусы?

Вячеслав Дегтярников: Были какие-то такие шоковые моменты, когда вы прибыли из России?

Елена Целищева: Да, я когда приехала, я только начала водить машину, движение по другой стороне, и я бодро сама дорулив до шопинг-центра около пяти, прихожу радостно пошопиться – и все закрывается. И у меня был просто шок: как так, в пять вечера и закрываются абсолютно все магазины, кроме продуктовых. Это типично для Австралии, когда магазины работают до пяти, максимум до шести. Ну в центре, может быть, будет больше, потому что там туристы. Продуктовые работают, могут работать какие-то тоже круглосуточно, но, как правило, жизнь после шести уже замирает, это больше такая жизнь… по вечеринкам, какие-то театры, какие-то выставки, возможно, не получается сходить пока с детьми – рестораны, ну и с друзьями, понятное дело. И все.

Вячеслав Дегтярников: А как русских воспринимают в Австралии?

Катерина Шафиева: Местное население, я думаю, Вячеслав имеет в виду.

Елена Целищева: Это зависит от того, какой район, очень сильно. То есть, если типичные австралийцы, которые… Вообще все австралийцы, они очень верят в то, что им пишут в газетах и некоторые воспринимают ну не агрессивно, но не дружелюбно. То есть они спокойно дистанцируются. Те, которые живут ближе к сити, их там больше иммигрантов и они как-то поспокойнее воспринимают, в принципе, любых людей. То есть мы сейчас приехали из чисто австралийского района в район, где больше иммигрантов, и нас спокойнее воспринимают, то есть более дружелюбны люди и спокойно подходят. Вот даже когда узнают, что я русская – наоборот, с криками: «Водка, водка!» Типичный стереотип: мишки, водка, ушанки.

Вячеслав Дегтярников: Вот так, да?

Елена Целищева: Да.

Катерина Шафиева: Еще спрашивают в Telegram: «Расскажите про медицину, она вся платная?»

Елена Целищева: Нет, есть бесплатная медицина, как в России страховой полис, то есть достаточно многое покрывается, в том числе рак покрывается бесплатно, практически ничего не платишь или вообще ничего не платишь, ну если только за какие-то медикаменты нужно будет платить. В госпиталях, тоже для меня был, кстати, шок… Первый раз, когда мы еще жили в отеле, только прилетели – ни полиса, ни страховки, вообще ничего еще нету. И ребенку стало плохо, у меня ребенку было 7 месяцев. Ее начало тошнить и мы поехали в госпиталь. Я привыкла, у меня мама врач, что меня сразу принимают здесь, в России. А там я ждала 4 часа, потому что ситуация не угрожает жизни ребенка, поэтому, ну, сидите в общей очереди. Вот мы сидели 4 часа, ночью, для меня это был шок. Сейчас я прекрасно понимаю, что зарплаты высокие, медперсонала лишнего держать не получится, поэтому в порядке живой очереди, собственно говоря – как они там освободятся, так вас и примут. Даже когда у нас были экстренные ситуации, нас принимали сразу же и без всяких проблем. Вежливые, добрые, палаты все оборудованы.

Катерина Шафиева: Еще спрашивают про детские сады: есть ли бесплатные? Тоже интересуются слушатели.

Елена Целищева: Есть недорогие детские сады, которые государственные, где ты платишь минимум. Как правило, сады частные и платишь ты в день в нашем районе, ну в среднем 115-120 долларов австралийских.

Вячеслав Дегтярников: В рублях это сколько?

Елена Целищева: Ну умножаем на 48, сейчас на 50 примерно, то есть, сколько там получается… 5000, да, где-то рублей.

Катерина Шафиева: Да.                                                                             

Елена Целищева: Это в день. Часть их может возвратить государство, но они тоже, когда семь с половиной тысяч долларов в год и переходите эту границу – дальше все платите из своего кармана. То есть нам невыгодно, чтобы я работала 3-4 дня, потому что у меня все деньги будут уходить на садик. Нам дешевле, чтобы я сидела дома. Мы и так платим огромные налоги.

Катерина Шафиева: Кстати, налоги, вот вы заговорили… Насколько они отличаются от тех же российских?

Елена Целищева: Ну вот у меня муж получает примерно двести тысяч долларов в год. Мы заплатили в этом году семьдесят тысяч налогов. То есть…

Катерина Шафиева: Ну вы сами, получается, у вас там система налогообложения другая.

Елена Целищева: Это занимается, я так поняла…. Да. То есть она как-то там разделяется на несколько градаций – до какой-то суммы вы практически ничего не платите, свыше, по-моему, пятидесяти тысяч долларов и до семидесяти пяти, например, столько-то процентов, потом с каждого сверху доллара столько-то процентов, сверху там еще чего-то.

Вячеслав Дегтярников: Это кто считает?

Елена Целищева: Этим занимаются, я так поняла, что этим занимается работодатель.

Катерина Шафиева: Работодатели.

Вячеслав Дегтярников: Работодатель, то есть, как и у нас.

Елена Целищева: Да. И потом они, если вы что-то переплатили, вам вернут. Но, как правило, это вряд ли, скорее вы еще раз доплатите.

Катерина Шафиева: Ну вот, даже так. А еще вот интересуются также социальной сферой, насчет школ, университетов, насколько там эта инфраструктура развита, в принципе?

Елена Целищева: Школы бесплатные, есть платные, есть католические, и католические – они частично платные. В католическую попасть школу, конечно, сложнее. Для этого сначала вы должны быть католиком, который посещает мессы все вот эти вот, потом просто католики, потом уже все остальные градации. Мы туда не попадаем, вообще мы атеисты. Мы сейчас ходим в обычную школу государственную, мы, конечно, платим за все сверхзанятия какие-то, за карандаши и тетрадки, грубо говоря, мы платим сколько-то в четверть. Есть платные, но платные я, честно говоря, даже не рассматриваю варианты. По крайней мере, они там есть разделение – начальная школа от 5-ти лет и до 12-ти, и следующая идет…

Катерина Шафиева: Средняя?

Елена Целищева: Старшая. Старшая школа от 12-ти до 17-ти, получается.

Катерина Шафиева: А после 18-ти так же в университеты, как все.

Елена Целищева: Университет, да. Ну и многие австралийцы, они берут год, путешествуют где-то по странам и потом… или волонтерят где-нибудь. И потом уже с каким-то опытом они решают, куда пойти. В университет никто не торопится, учиться они выбирают очень долго и тщательно, потому что образование платное в университете.

Катерина Шафиева: В университетах все образование платное?

Елена Целищева: То есть, оно, конечно, дешевле, чем, например, international-студентам, которые приезжают, намного дешевле и покрывается государством, и можно взять у государства кредит. Но в целом, да.

Катерина Шафиева: А есть ли там такая же система, как в Америке в той же, то есть это стипендия. Вот получает студент стипендию какого-нибудь фонда, компании, и так далее, и они за него, получается, платят.

Елена Целищева: Да. Да, да, да. У меня муж писал докторскую как раз, мы в Сидней когда приехали, он писал докторскую, ему платил университет стипендию и фирма, в которой он частично подрабатывал, они тоже платили ему стипендию, что он, когда пишет диплом, он включает их и им помогает в каких-то разработках.

Вячеслав Дегтярников: А обязательное образование в Австралии это…

Елена Целищева: Это школьное.

Вячеслав Дегтярников: Школьное первой ступени или второй?

Елена Целищева: Второй. Там до десятого класса.

Вячеслав Дегтярников: То есть, это обязательное образование.

Елена Целищева: Да.

Катерина Шафиева: Уже университет не обязательно иметь, чтобы найти работу там?

Елена Целищева: Нет, нет, абсолютно нет, ты можешь вообще больше после этого сразу выходить замуж с 16-ти, с 18-ти лет, и жить, наслаждаться жизнью.

Катерина Шафиева: Понятно. А университетов там тоже…

Елена Целищева: Очень много – и частных, и не частных.

Катерина Шафиева: А еще и частные есть?

Елена Целищева: Какие-то, да, какие-то там, я, честно говоря, с ними не очень знакома, я училась в университете Сиднея – два года на биологии, два года на своей специальности – строительство. Бросила оба.

Катерина Шафиева: Почему?

Елена Целищева: Не справилась, с двумя детьми мне было очень тяжело учиться.

Катерина Шафиева: А, у вас уже дети были тогда маленькие?

Елена Целищева: На биологии я училась, когда у меня был один ребенок и, в принципе, было терпимо, а с двумя уже было очень тяжело. Я уже просто ничего не успевала – везде бегать, ездить – жили далековато.

Катерина Шафиева: Интересуются наши слушатели вопросом покупки жилья, вот тут и об ипотеке… Вообще, нужно или не нужно покупать там жилье?

Вячеслав Дегтярников: То есть покупают квартиры, не покупают, либо большей частью, то есть…

Катерина Шафиева: Берут кредиты?

Елена Целищева: Вы знаете, покупают в основном почему-то китайцы, они делают это в качестве инвестиций. Купить сейчас в Сиднее стало просто нереально, близко к Сиднею, к центру очень дорого. Если что-то подальше – оно не так удобно в плане работы добираться или еще что-то. Поэтому мы для себя приняли решение снимать. Пусть ближе, пусть дороже, но мы платим те же самые деньги, что если бы мы платили за что-то свое, купленное, совсем малюсенькое, куда мы просто не влезем. У меня муж два метра, и я совсем, 175, и дети у меня двое – тоже ни разу не изящные эльфы. Поэтому мы просто не влезем.

Вячеслав Дегтярников: А австралийцы, они предпочитают собственные квартиры или все-таки снимать?

Елена Целищева: Они предпочитают собственное жилье, как правило, они предпочитают дома.

Вячеслав Дегтярников: Дома?

Елена Целищева: Они все живут в родительских домах, их практически невозможно выгнать с насиженного места, поэтому они там живут.

Вячеслав Дегтярников: Ну прямо остаются жить с родителями?

Елена Целищева: Да, некоторые, да, некоторые съезжают сами, но потом возвращаются, потому что с бабушкой, с дедушкой удобно оставить ребенка и пойти куда-то работать или еще что-то.

Вячеслав Дегтярников: То есть, вот такой принцип.

Елена Целищева: Это, как правило, то, что у меня какие-то друзья, знакомые, как они живут, да.

Вячеслав Дегтярников: Вот вы начали говорить о том, что пишут в прессе и этому местные жители достаточно верят. Что пишут-то, если пишут про Россию вообще, в принципе?

Елена Целищева: Ну, честно говоря, я не очень в курсе, я не люблю читать местную прессу. Ну тогда вот, когда самолет упал, обвиняли же Россию в этом и многие у меня спрашивали: «А правда ли, что к России нельзя к границе подлететь, потому что Россия сбивает самолеты все, которые пролетают близко?» Я говорю: «Ну да, вы знаете, у нас такое развлечение перед обедом – выйти, пару самолетов сбить, иначе мы не можем кушать». Вот так. Ну что они еще говорили такое? Я, честно говоря, даже не прислушивалась. Спрашивали про Путина, насколько мы действительно его любим? Я говорю, что внутри страны мы его не очень любим, но для заграницы мы его очень любим, поэтому, извиняйте…

Вячеслав Дегтярников: То есть к Путину там, получается, у русского сообщества отношение такое.

Елена Целищева: Ну австралийцы на самом деле очень многие его уважают, потому что и многие его высказывания на тему государственности России, что вот за русское, за все. Австралийцы… Вы знаете, я когда сдавала экзамен на гражданство, его можно сдать практически на любом языке. То есть когда ты приезжаешь в Австралию, основной язык английский, и почему ты можешь сдать экзамен на гражданство на вьетнамском, например – мне абсолютно непонятно. Русского, кстати, в этом списке нет. Дискриминация, потому что русских там очень много. Это мне непонятно было. Ну вот это меня удивило, честно говоря, и никто почему-то, то есть в школе они все равно как-то общаются, наверное. Но вот опять же, в арабских районах многие говорят по-арабски даже в школах. Как-то в Австралии вот этого нету, такой какой-то… И сами австралийцы, которые приехали с англичанами тогда, живут там уже в нескольких поколениях, вот их это расстраивает. И поэтому они считают, что Путин молодец, что пытается привить русскость, чтоб экзамен был русского языка, и так далее, и так далее.

Катерина Шафиева: Ну Австралия же, в принципе, является страной переселенцев, туда…

Елена Целищева: Ну да, просто изначально-то британцы же приехали.

Катерина Шафиева: Ну туда отправляли именно этих…

Елена Целищева: Зеков.

Катерина Шафиева: Ну да, заключенных, и поэтому она такой, не очень спокойной была какое-то время. Насколько я понимаю, основной вид деятельности – это сельское хозяйство в Австралии?

Елена Целищева: Да, в основном, да. Но сейчас они там уже все подряд делают, то есть, они практически полностью на самообеспечении.

Катерина Шафиева: То есть они сами внутри своей страны сами себе, я так понимаю, и экспорт, и импорт и особо не развивают.

Елена Целищева: Мясо если только разве, нет? Мясо они, по-моему, отправляли в Россию, я знаю.

Катерина Шафиева: По-моему, да, но так получается…

Вячеслав Дегтярников: Кенгуру.

Катерина Шафиева: Кенгурятина.

Елена Целищева: Было, да?

Вячеслав Дегтярников: Было.

Катерина Шафиева: Страусятину или что там еще. У нас звонок есть в студию, примем?

Вячеслав Дегтярников: Давайте, оденьте наушники тогда.

Катерина Шафиева: Да, наденьте наушники.

Вячеслав Дегтярников: Послушаем, что хотят спросить наши слушатели.

Елена Целищева: Хорошо.

Катерина Шафиева: Давайте.

Вячеслав Дегтярников: Здравствуйте!

Катерина Шафиева: Елена, добрый день!

Слушательница: Здравствуйте!

Елена Целищева: Здравствуйте!

Слушательница: Я бы хотела вернуться к вопросу о налогах. Я посчитала, получается 35% от всех доходов, да, но если сравнивать с нашими – у нас 40% практически почти что из фонда зарплаты, плюс 13%, то есть у нас-то получается больше. Или они себе еще дополнительные страховки, например, покупают для лечения, предположим, медицинские, или еще что-то? Хотелось бы подробнее в этом плане узнать.

Катерина Шафиева: Хорошо, спасибо, Елена!

Вячеслав Дегтярников: Пытались узнать наши слушатели все-таки про налоги.

Катерина Шафиева: Да, посчитала Елена, 35%, как вы назвали, сумма от зарплаты, и нас спрашивают, то есть в России получается больше вот эта сумма, но, возможно, вы платите еще какие-то дополнительные средства для покупки страховки, еще чего-то, то есть вот таких вот вещей.

Елена Целищева: Если честно, этим всем занимается муж. Я к деньгам вообще никакого отношения не имею, я ни разу не работала в Австралии, только волонтерила. Поэтому какие там налоги, как это все устроено – я, честно говоря, я очень далека от этого.

Катерина Шафиева: А чем волонтеры в Австралии занимаются? Что конкретно может быть это?

Елена Целищева: Это может быть что угодно. Это может быть помощь больным детям, это может быть помощь старикам. Я конкретно занималась тем, что наша группа делала сады для пожилых людей, которые сами уже за своим садом ухаживать не могут, но, тем не менее, не хотят переселяться в дом престарелых. И мы приезжали, им помогали, обустраивали их сад, пололи, понятное дело, что-то обрезали, ну приводили в божеский вид.

Вячеслав Дегтярников: А как организованы волонтеры? Через кого вы нашли все-таки это все?

Елена Целищева: Конкретно я была через государство, то есть я искала на том же сайте, где ищется работа, можно найти какие-то позиции, где требуются волонтеры, позвонить им, и если вы подходите им, они проверяют вас через полицию, что вы не привлекались, никого не убили, и после этого они могут вам разрешить работать волонтером.

Катерина Шафиева: То есть, если вы привлекались даже, то вас не возьмут?

Вячеслав Дегтярников: А какой смысл в работе волонтера для вас был?

Елена Целищева: Для меня это было просто потому, что мне нравится заниматься садом и для меня это было просто как получение опыта, потому что это можно официально записать как опыт работы при поступлении куда-то на работу. Также есть социальная программа, то есть люди, которым больше пятидесяти лет и по какой-то причине их сократили или они уволились и не могут найти работу снова, они получают пособие. Но они не могут его получать просто так, им нужно что-то делать полезное на государство. Их заставляют волонтерить минимум 15 часов в неделю. Только в этом случае они будут получать свое пособие.

Катерина Шафиева: Я пыталась узнать о волонтерстве, но, я думаю, нам сейчас стоит прерваться на московские новости, после этого продолжим.

Вячеслав Дегтярников: Да, давайте прервемся, узнаем, что происходит в стране и в мире, а затем вернемся в эту студию и продолжим.

Катерина Шафиева: Продолжаем «Дневной разворот» на пермском «Эхе», у микрофона все так же Вячеслав Дегтярников…

Вячеслав Дегтярников: Екатерина Шафиева, Мария Зуева за звукорежиссерским пультом, и продолжаем мы беседовать с Еленой Целищевой, нашей землячкой, которая уже 8 лет живет…

Катерина Шафиева: В Австралии.

Вячеслав Дегтярников: В Сиднее, в Австралии, да, и вот пытаемся понять, насколько меняется мировоззрение человека.

Катерина Шафиева: У нас звонок есть в студию, давайте примем.

Вячеслав Дегтярников: Давайте примем, да, слушаем вас, здравствуйте!

Катерина Шафиева: Игорь, добрый день!

Слушатель: Здравствуйте!

Елена Целищева: Здравствуйте!

Слушатель: Вопрос такой: есть легенда – то, что в Австралии высокая преступность, и особенно этническая, так сказать. Это первый вопрос. Много ли преступности, то есть можно ли ночью ходить по улицам? И второй вопрос по поводу приобретения оружия, потому что в Финляндии, допустим, оружие свободно можно взять. Как с этим в Австралии?

Катерина Шафиева: Хорошо, спасибо, Игорь! Ну вот первый вопрос о преступности, насколько там все с этим сложно? Или не сложно, наоборот.

Елена Целищева: Преступность – это зависит очень сильно от района, то есть, если район, допустим, арабский, там, как правило, домашнее какое-то насилие, на улицах в зависимости… Ну если какие-то праздники их, то вполне возможно, что вы на кого-то наткнетесь, но, как правило, я спокойно ходила по ночам и не было мне страшно. Ближе к сити, да, там не очень хорошо, там собираются разного рода люди, и, в том числе, аборигены, которые если немного пьют – а они немного пьют – они достаточно агрессивны. Ну надо просто знать, какие районы обходить. Ночью лучше там не ходить. Как правило, в спальных районах, подальше от центра очень спокойно.

Катерина Шафиева: Ну это как в любом городе, вообще в любой стране и в любом городе.

Елена Целищева: Австралия считается очень спокойной страной, Сидней считается достаточно спокойным городом в целом, у нас практически никогда ничего не происходит, поэтому…

Вячеслав Дегтярников: По поводу оружия.

Елена Целищева: У нас оно запрещено.

Катерина Шафиева: Вообще?

Елена Целищева: Да. У нас…

Катерина Шафиева: То есть нельзя получить разрешение, да?

Елена Целищева: Нет, у нас даже было когда-то разрешено оружие иметь и все оружие изъяли. То есть у нас сейчас оружие не разрешено иметь, поэтому это очень редко, когда что-то происходит. Обычно если и происходит, то с ножами.

Катерина Шафиева: То есть, да, то, что можно добыть на кухне, условно говоря.

Елена Целищева: Да.

Вячеслав Дегтярников: Отношение к аборигенам?

Катерина Шафиева: Аборигены – это кто в Сиднее? Это те, кто давным-давно…

Елена Целищева: Аборигены – это кто жил тогда, до того, как привезли британцев, да.

Катерина Шафиева: А, это вообще совсем местное население?

Елена Целищева: Которые съели Кука, видимо.

Катерина Шафиева: То есть совсем местное население, они еще остались?

Елена Целищева: Да, и достаточно много их не только на Тасмании, где их вырезали всех, а так они есть и им очень много льгот, наверное, так же как афроамериканцам в Америке.

Катерина Шафиева: Скорее всего, даже не это, не афроамериканцам в Америке, а этим, коренному населению Америки, индейцам.

Елена Целищева: Очень много льгот, то есть при поступлении, им выше стипендии, выше пособия, на государственное жилье какое-то, где там платишь минимум, просто копейки абсолютные. Им все вот это предоставляется, если у вас есть даже одна четвертая крови аборигенов, вы можете смело писать, что вы практически абориген и вам будут все блага мира практически бесплатно. Многие из них пытаются уйти из городов, жить обратно, как они жили, им предоставляются резервации, какие-то места, где нам захода нет, чтобы мы не мешали им. А те, кто остался…

Вячеслав Дегтярников: То есть вообще даже нельзя приехать посмотреть?

Елена Целищева: Приехать можно посмотреть, нельзя именно как-то мешать им, пытаться их вовлечь. Они своей жизнью живут, достаточно закрыто.

Катерина Шафиева: Ну вот я специально…

Вячеслав Дегтярников: И они сохраняют полностью свои традиции?

Елена Целищева: Они пытаются, пытаются сейчас восстановить какие-то, насколько я слышала, в северной части Австралии.

Вячеслав Дегтярников: Это какое-то движение у них появилось, да, такое?

Елена Целищева: Да. То есть они пользовались благами цивилизации и поняли, что они очень сильно далеко ушли от себя, от своих корней, они очень много стали пить, потому что спиваются они элементарно. Они курят многие наркотики какие-то, траву, еще что-то.

Катерина Шафиева: Все, что найдут, в общем-то.

Елена Целищева: Да, и им платят много денег и они нигде не работают. Для них человек, который абориген, который получает образование – это его нельзя уважать, он пытается быть как белые, они зовут их кокосами – черный снаружи, белый внутри, и не уважают их.

Катерина Шафиева: Интересуются тут у нас слушатели: отказались ли вы от российского гражданства?

Елена Целищева: Нет, я не стала отказываться. Я слышала, что те, кто отказываются, потом имеют проблемы с въездом в Россию, с получением визы. Мне это не нужно, у меня родители здесь. Да и зачем мне отказываться?

Катерина Шафиева: А отказались бы, если бы была возможность?

Елена Целищева: Нет, наверное, нет, потому что все, что я приобретаю, мы приехали на ПМЖ в Австралию и когда мы получили гражданство, все, что мы получили плюсом – это возможность брать кредит в университетах и голосовать. Голосование там, кстати, обязательно, и пропускаешь голосование – штраф.

Катерина Шафиева: Да?

Елена Целищева: Да.

Катерина Шафиева: И сколько штраф?

Елена Целищева: 500 долларов, примерно.

Катерина Шафиева: Ничего себе!

Елена Целищева: Так, а у нас переписка населения, муж, хорошо, что я случайно увидела, что у нас сейчас перепись населения идет, за каждое промедление, за один день 180 долларов.

Катерина Шафиева: То есть и перепись принудительная?

Елена Целищева: Почему-то да. То есть, я проверила в интернете, мужу говорю: «А ты почту вообще проверяешь?» Он говорит: «Ой, блин!»

Катерина Шафиева: Вот тут слушатели о больном спрашивают: у нас с 15-го августа вводят в Перми на ограниченном квадрате центра города…

Вячеслав Дегтярников: Платную парковку.

Катерина Шафиева: Платные парковки. Не знаю, успеете вы застать, нет, но паркоматы уже установили, которые там будут денежки собирать с людей. И вот спрашивают: а платная парковка ведь есть в Австралии? И если есть, подтвердите, пожалуйста, что это благо, а не поборы государства.

Елена Целищева: Вы знаете, это сложный вопрос, потому что для меня это уже поборы, потому что цены в сити драконовские, если честно, на парковку. У нас в районе цены достаточно божеские за счет того, что это платно, иногда бывает свободное место и возможно припарковаться без проблем. Это зависит от того, на сколько вы приехали, куда вы приехали. В центр проще приехать на общественном транспорте, намного дешевле будет, в разы.

Катерина Шафиева: Чем ставить машину под паркомат.

Елена Целищева: Да, чем ставить машину, там 20 долларов в час.

Катерина Шафиева: Ничего себе! Это австралийских долларов?

Елена Целищева: Да.

Катерина Шафиева: То есть умножаем это где-то на 50.

Елена Целищева: На 0,8, если в американские вы хотите перевести.

Катерина Шафиева: Нет, я имею в виду, если на рубли переводить…

Елена Целищева: Или тогда на 50, да.

Катерина Шафиева: У нас сейчас будет сколько? Час парковки 15 рублей, по-моему, мы тут с Вячеславом как-то считали.

Вячеслав Дегтярников: Ну это сначала.

Елена Целищева: По-моему, это божески.

Катерина Шафиева: А здесь получается, если 20 долларов австралийских умножаем на…

Елена Целищева: Тысяча.

Катерина Шафиева: Тысяча рублей в час.  Вот так вот, друзья мои, а вы еще жалуетесь, оказывается.

Елена Целищева: У нас и бензин в два раза дороже.

Катерина Шафиева: Еще ничего как бы, все хорошо с парковкой, типа маленький квадратик такой всего лишь.

Вячеслав Дегтярников: В российских выборах вы принимали участие?

Елена Целищева: Нет. Мне было лень ехать в консульство. Мне очень стыдно, но мне было так туда лень ехать. Ехать было далековато и я решила, что не хочу этим заморачиваться. К тому же, она ведь не обязательная.

Катерина Шафиева: Поборы не возьмут, тогда уж и ладно.

Вячеслав Дегтярников: Какие-то отношения с консульством вы поддерживаете?

Елена Целищева: Ну да, я загранпаспорт меняю, то есть какие-то доверенности, какое-то заявление, какие-то, да, приезжаешь, записываешься. Или звонить, когда какие-то вопросы. Очень вежливые и приятные люди работающие, на них очень много ругается людей, но это в зависимости от вашего уже мировосприятия. То есть у меня проблем практически никаких не было. Единственное, что в очереди стоишь долго очень, по два, по три часа ждешь, это бывает не очень приятно, но это так, мелочи.

Катерина Шафиева: Интересуются также в Telegram: как с климатом? Есть места, где лето круглый год?

Елена Целищева: Да, на севере страны, ближе к экватору, там постоянно жарко. Даже в Брисбене – два часа лета от Сиднея, даже полтора, намного теплее, чем у нас. Летом жарче, зимой потеплее, приятнее.

Катерина Шафиева: Потеплее, чем везде.

Елена Целищева: Потеплее, приятнее, приятнее, да, чем в Сиднее.

Вячеслав Дегтярников: Снег где-то есть?

Елена Целищева: тОколо Канберры и ниже, да, есть снег.

Катерина Шафиева: То есть, это где уже?

Елена Целищева: Мы в горы ездили, привезли детей моих, чтобы они хоть снег увидели.

Катерина Шафиева: Снег посмотреть.

Елена Целищева: Два раза она скатилась с горки, сделала снеговика и сказала: «Спасибо, мама, можно убирать? Все, хватит».

Катерина Шафиева: А дети в Россию-то приезжали с вами?

Елена Целищева: Да.

Катерина Шафиева: То есть они эти две недели с вами? Или нет?

Елена Целищева: Нет. Эти две недели я отдыхаю от детей.

Катерина Шафиева: А, вы отдыхаете. Но привозили, да?

Елена Целищева: Да, я тогда привозила девочек.

Катерина Шафиева: И как дети у вас интегрировались?

Елена Целищева: Скорее тут местные в шоке от того, какие у меня разнузданные дети, потому что в Австралии дети более свободно воспитываются, чем здесь. Здесь они более зашуганные какие-то, что ли, вот все должно быть сделано, что подумают люди. В Австралии на это никто внимания не обращает. Это ваши проблемы, что вы подумаете о наших детях.

Катерина Шафиева: Понятно. То есть здесь были люди в шоке скорее, чем дети в шоке?

Елена Целищева: Да, у меня дети ползали по полу, я даже не… Ну маленький у меня, 10 месяцев ему было, он ползал по полу, я даже не реагировала на это, на нас здесь смотрели очень странно: «Так грязно же!» Ну, блин, я руки вытру ему, ничего страшного.

Катерина Шафиева: Понятно. А так вы летом их привозили, то есть не зимой?

Елена Целищева: Я привозила их в прошлый раз, я привозила их в сентябре.

Катерина Шафиева: А, в сентябре. Ну российского снега, они вот эти вот метровые сугробы не видели?

Елена Целищева: Нет. Девочка хочет, но я пока морально не готова.

Катерина Шафиева: Мне тоже интересно будет посмотреть, а потом, мама, можно убирать? Утонуть можно разве что.

Елена Целищева: Я хотела…

Вячеслав Дегтярников: Заговорили о погоде, заговорили, получается, тепло-холодно… В квартире отопление есть?

Елена Целищева: Только обогреватели у нас, кондиционеры, обогреватели – все. Одеяла, толстовки – это единственный способ обогрева, в принципе.

Вячеслав Дегтярников: То есть зимой ходите в толстовках дома.

Елена Целищева: Да. То есть мы иногда, бывает, приходим домой и начинаем одеваться опять, потому что дом не успел прогреться и к вечеру уже холодно так, прохладненько, мягко скажем.

Катерина Шафиева: Это везде так, то есть не только в квартирах – и в садиках, и в школах, в университетах, на работе?

Елена Целищева: Да. Садики, они все-таки лучше обогревают, потому что дети все-таки не могут у них там простывать, не очень хорошо будет. Школы – обогреваются только классы, на улицу они выходят, сидят на полу все, на асфальтах, поэтому… Все уже привыкшие к этому.

Вячеслав Дегтярников: Такое понятие как «ностальгия» была?

Елена Целищева: Была, первое время очень сильная была, не хватало душевности, что ли, какой-то русской. Когда с друзьями начинаешь как-то общаться, Ну в смысле, я имею в виду не русскими, какой-то душевности иногда не хватает, ягод не хватает. Почему я сейчас летом.

Катерина Шафиева: Ягод?

Елена Целищева: Ужас, да, ягод вот нету.

Катерина Шафиева: Тут много ягод в этом году. Лето позволяет.

Елена Целищева: Я прямо, мне прям повезло. Чего-то еще не хватает? Березки, все есть.

Елена Целищева: В Канберре, где похолоднее, есть березки и ели, так что и снег, в принципе, можно съездить, и многие русские ездят.

Катерина Шафиева: Посмотреть на родное.

Вячеслав Дегтярников: А продукты питания?

Катерина Шафиева: Да вот, кстати.

Елена Целищева: Что именно?

Вячеслав Дегтярников: Ну вот…

Катерина Шафиева: Ну вообще.

Елена Целищева: Мясо лучше. В Австралии вообще считается очень хорошее мясо. Овощи, фрукты? Я уже привыкла ко вкусу, фруктов очень много тропических. Ну, разумеется, там апельсины, мандарины – когда хочешь. Клубника оранжерейная вся, как правило, малина тоже, то есть климат не тот. Каких-то более интересных ягод, как смородина…

Вячеслав Дегтярников: Нет, я имею в виду борща не хотелось?

Елена Целищева: Делаю.

Вячеслав Дегтярников: И борщ, что ли?

Елена Целищева: Как это делаю, конечно.

Катерина Шафиева: Так Слава, там сельское хозяйство, они себя там все…

Вячеслав Дегтярников: Как местные к русской кухне? Все равно же приглашали в гости?

Катерина Шафиева: Кстати, да.

Елена Целищева: Приглашала, да. Борщ понравился, причем приглашала непалийцев, борщ понравился. Квас они не одобрили почему-то. И австралийцы тоже не одобрили, приходили ко мне. Пельмени им понравились.

Катерина Шафиева: Ну так кому же не нравятся пельмени? Где вы такого иностранца найдете?

Вячеслав Дегтярников: А оливье?

Елена Целищева: Оливье… Вот что я пропустила-то, а… Блин… Ну будет повод их пригласить еще раз. Майонез они не добавляют, конечно.

Катерина Шафиева: Еще можно селедку под шубой им сделать.

Вячеслав Дегтярников: А квас где брали?

Елена Целищева: Квас – в русских магазинах.

Вячеслав Дегтярников: В русских магазинах есть квас?

Елена Целищева: Да.

Катерина Шафиева: А там русские магазины есть, которые…

Елена Целищева: Да. Которые специализируются только на русских продуктах: икра, халва, все печенья, конфеты, какие вы хотите, специи какие-то, гречка. Там гречки нету, как ни странно.

Катерина Шафиева: Не растет.

Елена Целищева: В магазинах только зеленая гречка не обжаренная, то есть либо сам ее обжариваешь, либо покупаешь в русском.

Вячеслав Дегтярников: Как к грече отнеслись? Не угощали?

Елена Целищева: Я не ем гречку. Я неправильный русский, да.

Вячеслав Дегтярников: То есть вы не едите гречку. Понятно. Что-то еще хотел спросить.

Катерина Шафиева: Вот тут рассказывают уже слушатели: «Я ездил с австралийцем в командировку в Сибирь, так он в таком шоке был от снега и обещал, что в следующий раз приедет с детьми, а дети его очень просили привезти им снег в чемодане». Свои уже истории рассказывают слушатели у нас, кто сталкивался с…

Елена Целищева: Есть такое, да.

Катерина Шафиева: Людьми, которые в Россию выбрались.

Елена Целищева: Для них очень сложно, в принципе, представить, что температура может опускаться ниже ноля и ниже двадцати, и когда они говорят, что 30, они говорят: «А как вы дышите?» Я говорю: «Ну как-то нормально, даже бегать умудряемся».

Катерина Шафиева: Ну и у нас есть и сибирские города, где там и минус 50, все хорошо.

Елена Целищева: Вот, для них это как-то вообще за гранью понимания.

Вячеслав Дегтярников: Что-то хотел спросить, но уже не успеваю, потому что время закончилось. Спасибо огромное!

Елена Целищева: Спасибо!

Катерина Шафиева: Спасибо!

Вячеслав Дегтярников: Надеюсь, было всем интересно, в том числе и нашим слушателям. Нам-то тут точно было интересно.

______________________

Программа вышла в эфир 9 августа 2016 г.


Обсуждение
2639
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.