Верхний баннер
00:39 | СРЕДА | 19 СЕНТЯБРЯ 2018

$ 67.75 € 79.17

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70

16:30, 12 февраля 2018

«ГУП [на рынке утилизации отходов] – это убийство любой конкурентной среды, троянский конь, на котором какой-то бизнес со своими интересами зайдет», - Сергей Каштанов, генеральный директор компании "Экол"

Конкурс по выбору регионального оператора по обращению с твердыми коммунальными отходами будет объявлен в ближайшее время. С 2019 года за услуги регоператора жители края будут платить единый тариф. Что поменяется для жителей края? О целях и последствиях "мусорной реформы" поговорили в прямом эфире "Эха Перми" с генеральным директором компании "Экол" Сергеем Каштановым. Ведущий: Ярослав Богдановский.

 

Ведущий: – У микрофона Ярослав Богдановский. 200 кг твёрдых коммунальных отходов в течение года – в среднем мы производим именно столько отходов. Мы – я имею в виду жителей Пермского края. В год это огромный рынок, если говорить об утилизации, в денежном выражении это миллиарды рублей. Прямо сейчас поговорим о том, насколько близка к завершению интрига по выбору регионального оператора по утилизации твёрдых коммунальных отходов, поговорим мы о «мусорной реформе». Всё жарче и жарче эта тема звучит в информ-повестке краевой. В гостях у нас генеральный директор компании «Экол» Сергей Каштанов. Сергей, здравствуйте.

Гость: – Добрый день.

Ведущий: – Итак, в ближайшее время будет выбран региональный оператор, который займётся утилизацией твёрдых коммунальных отходов, об этом было заявлено на прошлой неделе на краевом уровне. Насколько близок?

Гость: – Ровно настолько, насколько нам необходимо времени, чтобы привести территориальную схему по обращению с отходами на территории Пермского края в норму. В конце года вышел Федеральный закон «Об отходах производства и потребления», который внёс некоторые коррективы. Но с учётом того, что в нашем регионе региональный оператор не выбран, поэтому нам необходимо выполнить сначала эти корректировки в нашей территориальной схеме, а затем уже приступить к выборам. Территориальная схема пока ещё не начала корректироваться, к сожалению. Также в настоящий момент происходит расчёт норм накопления отходов. Вы вначале сказали, что 200 кг на человека в год. Победитель конкурса по разработке норм в настоящий момент прошёл две трети данного этапа, и осталось только весенние параметры измерить и уже опубликовать эти нормы. Но есть предварительные результаты, промежуточные – если было 200, то сейчас будет примерно 300 кг на человека в год. Объём отходов уменьшится, плотность увеличится. То есть отходы стали плотнее.

Ведущий: – Это хорошо для жителей или для будущего оператора?

Гость: – Это данность, это не хорошо и не плохо, мы должны принять к учёту для того, чтобы   рассчитать правильный, справедливый тариф на услугу регионального оператора.

Ведущий: – По поводу единых правил игры, скажем так, при «мусорной реформе» говорили на совместной встрече представители бизнеса, представители науки, региональные чиновники, депутаты. Это история про какие-то принципиальные договорённости?

Гость: – Это и системные вещи проговаривались, такие, как территориальная схема, предполагаемые правила игры, распределение функционала, отдельные частные моменты проговаривались, опять же связанные с корректировкой Федерального закона «Об отходах производства и потребления», связанные с таким субъектом деятельность регионального оператора, как контейнерная площадка. Если в предыдущей версии действующего законодательства контейнерная площадка обязана была строиться и содержаться за счёт собственника земельного участка, то есть если она находится на придомовой территории, то за её строительство и содержание отвечала бы, например, управляющая организация или тот МКД (многоквартирный дом – прим.), который отвечает за данную территорию, если те площадки, которые находятся на территории муниципального образования, муниципальных земель, то контейнерные площадки на ответственности муниципалитета. Сейчас в настоящий момент в Правительстве есть проект поправок к этому Федеральному закону «Об отходах производства и потребления», где контейнерные площадки, начиная от строительства и до содержания в эксплуатации и санитарном, экологическом, техническом виде, будут возлагаться на ответственность регионального оператора. Конечно, это войдёт в тариф, но разницы нет: что это будет на экономике многоквартирного дома, что это будет в тарифе. Единственное, что идёт чёткое разграничение полномочий, потому что до сих пор есть конфликт нескольких нормативно-правовых актов федерального уровня, в одном из которых говорится, что за контейнерную площадку отвечает региональный оператор, это «Порядок выбора регионального оператора», а в другой сказано, что региональный оператор напрямую отвечает только за просыпание отходов во время погрузки в мусоровоз. Такая конфликтная зона до сих пор остаётся, и она будет устранена в ближайшее время.

Ведущий: – В этой связи региональный оператор кто у нас получается? Это такой супермонстр, или это всё-таки в идеале та организация, с которой мы, собственники, сможем в том числе и спросить при некачественном оказании услуги, если на то будут основания?

Гость: – Да, это монополист, ответственность чётко определена границами, в отличии от текущей ситуации, когда отвечает одна организация, эксплуатирует другая, при этом третья организация может также оказывать услуги, используя данный земельный участок. Здесь есть уже единственный субъект рынка – монополист региональный оператор, который будет за это отвечать.

Ведущий: – На монополиста сложнее управу найти? У меня сразу образы первой волны какие-то рождаются. Или это монополист, который выстроит системную работу, и мы увидим, что твёрдые коммунальные отходы у нас вывозятся регулярно, и проблем нет. И самое-то главное – есть к кому обратиться в проблемной ситуации.

Гость: – Монополист – это звучит громко. На самом деле в нашей отрасли это определённое бремя ответственности, неслабое бремя. И если до этого ответственность была размыта, как я только что сказал, то теперь уже одно лицо будет определять и будет отвечать за движение отходов, начиная от их образования, заканчивая утилизацией и захоронением хвостов, оставшихся после утилизации.

Ведущий: – Это на уровне регламентов уже предполагается? Какие-то алгоритмичные вещи, прописанные, которые можно в порядке предписания прочитать? Или это пока скорее обязанность возложенная, но технологически не прописанная?

Гость: – Вы знаете, мы до сей поры, можно сказать, уже наигрались к текущему моменту, точнее, в рыночные игры. И правительство Российской Федерации, и мы, игроки, участники рынка, понимаем, что нет единых требований, единых правил, и есть очень много возможностей для ухода от ответственности, и это порождает экологический беспредел. Это и лога, это и берега, это и несанкционированные свалки, и неправильно эксплуатируемые полигоны. У нас на пальцах одной руки можно посчитать полигоны, которые правильно эксплуатируют.

Ведущий: – Неправильное эксплуатирование полигонов чем нам грозит в дальней перспективе?

Гость: – Во-первых, полигон – это сложное гидротехническое сооружение, и только на поверхности кажется, что приехал, вывалил и уехал. На самом деле для того, чтобы начать вываливать или складывать, если, например, идёт через брикетирование отходов на полигоне в прессованных мешках, то необходимо сначала провести определённый ряд мероприятий по подготовке земельного участка для того, чтобы не допустить потом попадания негативного воздействия в окружающую среду, и в грунт и в атмосферу. Сложная такая задача, понятная и прописанная уже соответствующими регламентами, но, к сожалению, те полигоны, которые у нас существуют, начинали свою деятельность до того, как появились требования. И одной из задач регионального оператора, в том числе концессионера, который зайдёт в такую же историю, будет заключаться в том, чтобы не позволять отходам уезжать в леса, привозить на станции сортировки, извлекать максимальное количество утильных фракций, перерабатывать их, вовлекать во вторичный оборот, ну и то, что осталось уже везти на эти правильные полигоны. И, соответственно, в территориальной схеме нашей прописаны полигоны, которые подлежат закрытию, а также определены примерные места, где будут строиться новые технологические объекты.

Ведущий: – По поводу вовлечения во вторичный оборот немного продолжим тему, мы с вами здесь, в студии «Эхо Перми» об этом с вами говорили уже. Слушатели тогда поднимали вопрос организации пунктов раздельного сбора мусора. Это насколько реально? Насколько вам выгодно?

Гость: – Это выгодно всем участникам, это выгодно будущему поколению, которое не будет получать «плоды нашего творчества» беспредельного. Это выгодно и бизнесу, который будет извлекать утильные фракции, вовлекая их во вторичный оборот и продавая утильные фракции как вторсырьё, как такое же первичное сырьё для производства различных видов продукции. И плюс не надо забывать, что у нас очень много дерева идёт, много древесины на захоронение.

Ведущий: – Чем захоранивать, лучше вовлечь во вторичный оборот.

Гость: – Да. У нас есть ряд северных территорий, в которые ещё неизвестно когда придёт газификация, и там можно было бы ставить небольшие станции по переработке древесины в РДФ-брикеты и уже ставить модульные котельные, которые бы обогревали, генерировали тепло, энергию.

Ведущий: – Эта игра очень в долгую, тот проект, который вы сейчас назвали? Я имею ввиду брикетирование.

Гость: – При правильном менеджменте регулятора до этих целей можно дойти в течение ближайших 5 лет. Первое: мы упорядочиваем потоки движения отходов. Второе: мы восстанавливаем платёжеспособность, и, начиная со второго года, мы уже начинаем проекты, согласовываем их, запускаем в строительство, и я думаю, что как минимум к пяти годам, а то и раньше можно уже начать эксплуатировать такие объекты. Они не очень сложные, они распространены уже по  всему миру, это не ноу-хау, необходимо просто начать это делать.

Ведущий: – Давайте небольшое голосование проведём по поводу раздельного сбора мусора. Как вы считаете, насколько актуальным было сделать это сейчас в Пермском крае, или это неактуально для вас? Это я так немного отошёл от темы реформы, но раз уж начали про раздельный сбор мусора, очень коротко скажу. Это нужно нам всем привыкать к культуре раздельного сбора мусора, или мы, я имею ввиду население, готовы с ходу вписаться в эту историю?

Гость: – Всё просто. Для того, чтобы извлечь утильные фракции, необходимо их отсортировать, отделить по морфологическому составу, по направлениям. Это нужно делать в местах первичного сбора. Если мы предполагаем сортировать отходы без участия населения, например, мы собираем смешанные контейнеры и везём это на станции сортировки, то выход утильных фракций будет минимальным, 5% – это максимум. Соответственно, чтобы максимальное количество фракций извлечь, нужно собирать их в местах непосредственного сбора отходов, а не извлекать потом, когда это всё уже сжалось, в этом киселе это везётся на станцию сортировки в смешанном виде, в спрессованном, и там мы пытаемся это извлечь, затрачивая определённые усилия, энергию, время для того, чтобы это всё очищать. Получается высокая себестоимость для извлечения, бессмыслица просто, поэтому это данность – необходимо сортировать на месте.

Ведущий: – По поводу поправок в Федеральный закон. Что поменялось у нас? Как это коснулось процессов корректировки территориальной схемы? Речь об этом, насколько я понимаю. То есть территориальную схему нужно привести в соответствие с федеральным законодательством. Она устарела в процессе подготовки, так получается?

Гость: – Во-первых, она у нас изначально была не доработана в той форме, в которой была утверждена, во-вторых, появились определённые требования для включения в территориальную схему. Поправки касаются ведь не только территориальной схемы, они касаются большого спектра деятельности регионального оператора и всех остальных участников этого рынка, включая регулятора. Например, самым интересным моментом сейчас в утверждённом законе является то, что установлена обязанность отходообразователя в заключении договора с региональным оператором. То есть раньше они имели право, а сейчас есть уже обязанность, это публичные правоотношения. И если отходообразователь – магазин, ТСЖ, парикмахерская, частное домовладение в деревне, в частном секторе в городе, не важно, где – не заключает этот договор, то уже внесены поправки в КоАП Российской Федерации, предусматривающий штрафы. Если для граждан, то это от 2 до 10 тыс. руб., дешевле заключить договор. А если для должностных лиц – то это от 20 до 50 тыс. руб., а если уж для юридических лиц – то от 100 до 300 тыс. руб. Вот такие штрафы сейчас предусмотрены. Этого не было, но сейчас это будет большим подспорьем. Большой проблемой в старте регионального оператора и в выполнении его реализации по достижению тех целей, которые указаны в территориальной схеме и федеральном законодательстве, является сбор денежных средств за данную коммунальную услугу. Она становится с момента входа регионального оператора в регион коммунальной. Региональный оператор имеет право самостоятельно выставлять квитанции, либо через управляющие компании. Но вся проблема в том, что у нас сегодня не менее 30% не оплачивается отходов, особенно это касается населённых пунктов. Теперь людям необходимо привыкать начинать платить – это большая проблема, с которой столкнулись те региональные операторы, их около 10 в регионах Российской Федерации, которые отработали больше года.

Ведущий: – Почему этого нет в нашей культуре? То есть мы не считаем вывоз мусора за услугу? Мы считаем, что так и должно быть?

Гость: – Давайте выйдем за Пермь. Не доезжая даже до Добрянки или ещё каких-то ближайших относительно крупных населённых пунктов, в любую деревню заедем и спросим жителей: «Вы куда деваете отходы свои?» Первый ответ: «Закапываем на огороде», второй: «Сжигаем», третий: «Еду на работу, завожу в город». То есть «Не плачу».

Ведущий: – Это же такое жульничество откровенное со стороны жителей, правильно?

Гость: – Это наша культура уже.

Ведущий: – Правонарушение, если угодно.

Гость: – Сначала это было привычкой, а сейчас культура. Когда мы сейчас придём в частное домостроение и скажем: «Извините, уважаемые, вы должны платить», то нам необходимо будет потратить огромное количество времени, больше, чем убеждать какой-то магазин или какое-то юридическое лицо, субъект рынка, для того, чтобы заключить договор на отдельно взятое домовладение.

Ведущий: – Здравствуйте, как вас зовут?

Слушатель: – Здравствуйте, меня зовут Зоя Николаевна. У меня такой к вам вопрос. Мы летом уезжаем на дачу месяцев на 5. Многие так делают. У нас в садоводческом кооперативе мусор собирают в контейнер и увозят. Мы где-то платим за лето тысяч 120 со всего кооператива. Мы, получается, два раза будем платить?

Гость: – Вы не будете платить и сейчас не должны платить два раза. Когда вы переезжаете на дачу, вы должна написать заявление в управляющую организацию, либо в ТСЖ о том, чтобы с вас сняли эти платежи на содержание общего имущества в части переменных величин, например, вывоза отходов. И вы, условно, встаёте на довольствие в своём обществе. Это, конечно, сложный механизм, нужно как-то доказать управляющей компании, что вы переезжаете и здесь не образовываете отходы. Но такое право у вас есть.

Ведущий: – Пишут нам: «Управляющая компания хочет повысить тариф на содержание жилья, ссылаясь на то, что надо компенсировать экологический сбор, который вы платите».

Гость: – Да, с 1 января 18 года Правительство Российской Федерации прекратило регулярные годовые отсрочки по сбору денежных средств, плату за негативное воздействие на окружающую среду и включило это в обязанность всех отходообразователей. У нас в зависимости от того, в каком муниципалитете проживает человек, к какому полигону он конкретно отнесён, и если есть на полигоне тариф, в который включён платёж за негативное воздействие на окружающую среду, да управляющая компания должна отреагировать и поменять размер своих платежей. Мы говорим сейчас о параметрах примерно 75 руб. на куб, если управляющая компания или ТСЖ рассчитывается исходя из нормы по кубам, либо 80 коп./м2 к тому тарифу, который существовал у ТСЖ и управляющей компании. Сегодня базовый тариф, к которому это всё прибавляется 2,82 руб.

Ведущий: – Добрый день, вы в эфире. Как вас зовут?

Слушатель: – Здравствуйте, меня зовут Александр. Я так думаю, что проблему с мусором создали искусственно. В общем-то это бизнес, понятно, во-первых, производители этого мусора, то есть упаковки, во-вторых, вывоз, утилизация. То есть бизнес, бизнес, бизнес и загрязнение природы. Я считаю, что срочно нужно прекратить это, нужно ввести оборотную тару или, так сказать, растворяемую, то есть бумага или что-то подобное. Я помню, в советское время мусора был самый минимум, тара в основном оборотная была. За тем же молоком люди в основном ходили или с банкой трёхлитровой или с бидончиком – он достаточно долговечный. У аккуратной хозяйки он может всю жизнь прослужить и только тогда превратится в мусор, и то не в мусор, а в металлолом, который переплавляется. Я думаю, это решение проблемы, а не то, что рассказывает ваш товарищ. Он, естественно, заинтересован, это его бизнес.

Ведущий: – Спасибо.

Гость: – К остаткам пищи или испорченной тары грязной – мы никак не сможем их вовлечь во вторичный оборот, это первое. Второе, Александр совершенно прав, и в этом направлении  промышленность Российской Федерации уже развивается, на сегодняшний день установлена плата, которая называется «утилизационный сбор», применяемая к производителям. И те производители, которые производят неутилизируемую тару, которая либо не боиразлагаемая, либо не подлежит рециклингу, то есть вовлечению во вторичный оборот, как делают все крупные производители напитков по всему миру, то производитель несёт определённую нагрузку расходную по такой таре. И на сегодняшний день предприятия уже переходят на бумажные пакеты, на оборотную тару, то есть в этом направлении мы движемся. К сожалению, просто нельзя это сделать за один год, но уже такой посыл есть, экономически это обосновано и стимулирует производство.

Ведущий: – Можно как-то наглядно разъяснить, из чего складывается тариф, когда мы говорим «бизнес по транспортировке», что нужно сделать сначала? Первое, нужно иметь парк спецтехники, содержать его в исправном состоянии. Второе, нужно, как минимум доехать до контейнерной площадки. Это серьёзный труд – я нисколько не иронизирую – не рассыпав мусор (это же потенциальная опасность, в том числе бактериологическая, биологическая, если угодно, опасность) по территории около жилого дома (забрать – прим), всё равно какой-то навык должен быть, минимальное обучение, затем просто довезти и забыть? Или… Из чего ваш бизнес складывается? Как Александр сказал, это ваш бизнес и всё. Я не думаю, что компания «Экол» может как-то повлиять на количество отходов в мире, в Пермском крае и в России, я имею в виду войти в сговор с производителями упаковки и тары – это несерьёзно, но если говорить о серьёзной составляющей, то из чего складывается структура затрат?

Гость: – Которые потом входят в тариф. Во-первых, для того, чтобы собрать отходы, нужно оборудовать контейнерную площадку, это уже порядка 80-120 тыс. руб. То есть на ровном месте такие цифры. Это с учётом тары, которая туда устанавливается, с учётом бетонного замощения или твёрдого замощения, с учётом ограждения, разноса(22:12 неразборчиво) ряда анонсов и содержания этой контейнерной площадки, к которой приписывается как минимум дворник, как максимум руководитель в какой-то части, который управляет этим дворником, уборочный инвентарь и так далее. Дальше мы покупаем мусоровоз, платим зарплату водителю, обслуживаем этот мусоровоз, заправляем его, все эксплуатационные расходы включаем, дальше мы мы едем на полигон, либо по новой территориальной схеме, которую разработали для регионального оператора, мы едем на станцию сортировки, перегружаем всё это, сортируем, затем едем уже с «хвостами» на полигон. Это упрощенно, там порядка 500 пунктов, составляющих затраты, если брать просто расчёт стоимости услуги.

Ведущий: – Ваша, скажем, дельта насколько высока? Кажется, что самые очевидные решения и есть истинные. Отчего бы не вывезти мусор? Насколько это тяжёлый бизнес? Насколько это неблагодарный бизнес? Если такие прилагательные применимы к бизнесу, но тем не менее.

Гость: – Если бы он был неблагодарным, то никто бы не занимался из предпринимателей, не организовывали бы его. Люди не шли бы работать на эти производства. Мы работаем в ответственном рынке, в ответственном секторе экономики, мы выполняем экологическую задачу. Люди, которые у нас работают, также заинтересованы в этом. Труд на самом деле адский: мы начинаем работу с 4 утра, у нас начинает заводиться техника, подготавливается, проверяется к выпуску. Поехали, естественно, она ломается, эвакуируется в зону ремонта, заменяется другими машинами, здесь такая сложная уже диспетчерская служба, логистика, которая таким же образом оперативно управляет этими транспортными потоками. Потому что если в какой-то момент мы не смогли в какое-то место заехать, а мы обязаны по санитарным нормам вывезти, то мы возвращаемся. Возможно, это неудобно для нас и с экономической точки зрения и с временных параметров, то есть водителю с другого района ехать потом тогда, когда «маякнул» дворник с территории, сказал, что у него всё готово, он разогнал автомобили, заезжайте. «Стоим на ушах» мы каждый день.

Ведущий: – То есть это не история про то, как легко заработать деньги, вот я к чему.

Гость: – Совершенно нет. Очень много желающих было и есть, которые пытаются войти в этот рынок, и масса примеров, когда заходят предприниматели, банкротятся и уходят, являются несостоятельными, то есть здесь нужно понимать просто суть экономики, суть технических процессов, законодательство.

Ведущий: – Об экономике мы сейчас начнём говорить. Прозвучала такая мысль о том, что  у регионального оператора может быть, если я правильно понял тональность, скорее должно быть предприятие в форме государственного унитарного предприятия. На ваш взгляд история этого суждения про то, что государство оставляет себя в стратегической отрасли? Или о чём эта история?

Гость: – На встрече, о которой мы говорили в самом начале, на площадке «Коммерсанта» в прошлую пятницу, где присутствовало Правительство Пермского края, представители ФАС с руководителем, бизнес сообщество, наука, а также представители муниципалитетов, Чудинов Сергей – владелец компании «Буматика» – задал правильный вопрос на эту тему участникам этого мероприятия: «Региональный оператор – это государство, то есть ГУП или это бизнес?» Глубокий вопрос, философский, возможно, даже риторический. Для меня он не является риторическим, потому что ГУП – это просто убийство любой конкурентной среды. Там мы точно ничего не сможем сделать, не повлиять, потому что это уже управляет такая тяжёлая машина, которая не подлежит никаким изменениям. Это не промелькнула мысль. Это идея, которая сейчас развивается в рабочей группе, и депутат Илья Шулькин как раз на этом мероприятии заявил: «Мы не видим роли частный бизнес, мы видим здесь государство в виде ГУПа». Со своей стороны я хочу сказать, что наш президент о том, что создание ГУПов и увеличение их является инъекцией, тормозящей законы рынка, в первую очередь конкуренцию, это перекладывание функционала с федеральных органов исполнительной власти на ГУПы. Медведев то же самое подчеркнул в другое время, что унитарные предприятия не должны появляться на конкурентных рынках, потому что они снижают их активность и качество.

Ведущий: – Примеры участия государства на конкурентных рынках, как я понимаю, есть самые разные.

Гость: – Да, конечно. Есть уже примеры, когда ГУП входит в статус регионального оператора. Недавний пример в Санкт-Петербурге. Смольный выбрал региональным оператором по двум лотам, на которые был поделён Питер, как раз ГУП, причём этот ГУП победил «с голой фигой» на ровном месте. То есть у него нет тех компетенций, которые есть у тех крупнейших титанов этого рынка, это «Спецтранс 1», и второе предприятие, мало его знаю, со «Спецтрансом» лично знаком. Это предприятия, которые имеют историю развития своих бизнесов в десятки лет. И каким-то образом они вдруг проиграли. Причём основным критерием отбора этого регионального оператора в Питере была не цена, не тариф, а были как раз те параметры, которые выгодны ГУПу, с помощью которых он и победил и прошёл в этом конкурсе. Конечно, сейчас Питер ввязался мощно в историю судебную, когда это закончится – тоже непонятно. Эти параметры, наверное, сами за себя говорят. «Спецтранс 1» проходил через «Новый свет», это одно из дочерних предприятий, они предлагали стоимость своей услуги в 16,5 млрд руб., хотя лотовая стоимость – они претендовали на второй лот – была 40 млрд. представьте разницу. 16,5 люди предлагали, бизнес проверенный, состоятельный. Руководитель, который управляет этим предприятием с 1981 года является директором. 16,5 млрд против 40. И всё-таки победил ГУП, который встал на 40 млрд. Вот теперь и считайте, какой тариф будет для населения. Мы же говорим о том, что на конкурентном рынке не должен присутствовать ГУП. Что такое ГУП? Что, у нас губернатор будет главой этого ГУПа? Или какие либо персоны, которые способны организовать? Я их на горизонте близко не вижу. ГУП – это в любом случае чьи-то интересы, такой троянский конь, на котором какой-то бизнес отдельно зайдёт в эту историю. Да, это будет ГУП, но внутри будет всё равно какой-то бизнес, всё равно будут аффилированно чьи-то уши торчать из этого ГУПа, это точно. И поэтому в нашем случае, если будет принято такое решение, и будет лоббирование – это будет сразу видно. ГУП у нас не пройдёт, по крайней мере, просто так не пройдёт, будет очень много шума. Я сделаю всё для того, чтобы моя компания победила на конкурсе по выбору регионального оператора.

Ведущий: – Региональная программа по обращению с ТКО, что в неё сейчас должно входить, какие параметры заложены в нашей региональной программе?

Гость: – Региональная программа – это такой связующий элемент между федеральным центром и теми задачами, которые определяет для себя регион в плане экологического развития. Там отражаются уже ключевые цифровые параметры в динамике на протяжении 20 лет, которые необходимо достичь и с помощью концессионеров, которые будут заходить, допустим, на полигоны и на объекты по обращению с отходами, имеются ввиду и перерабатывающие заводы, как минимум станции сортировки и перегруза. Это будет позволять нам решать задачи, которые не по силам самому субъекту. В первую очередь это такие задачи как рекультивация испорченных земель как раз под этими свалками. У нас на сегодняшний день недостаточно денежных средств в бюджете, чтобы финансировать такие программы. Это мощнейшие средства, примерно 3 млн необходимо затратить, чтобы рекультивировать один гектар. У нас таких полигонов, не берусь сказать точно, несколько сотен гектар, которые необходимо ликвидировать, и плата за негативное воздействие на среду, полмиллиарда – это слёзы, чтобы выполнить эту задачу. Региональная программа будет позволять нам получать софинансирование из бюджета. Когда федеральный центр будет видеть, что мы идём в рамках тех цифровых показателей сбалансированной системы успешно, то будет позволять нам софинансировать эти программы.

Ведущий: – Можно подвести итоги голосования по поводу раздельного сбора мусора. 100% позвонивших считают, что тема раздельного сбора мусора актуальна сегодня, и нужно к этому идти. Но это совсем другая история, чем региональный оператор. Но раздельный сбор мусора – это всё-таки государственная тема? Я имею в виду, что без поддержки государства она никуда с мёртвой точки не сдвинется. Или здесь бизнес сам, исходя из собственных интересов может?

Гость: – Нет, бизнес самостоятельно, даже если он будет успешным региональным оператором, в одного не вытянет эту задачу. Например, только что упомянутая региональная программа в том числе должна включать в себя программу по экологическому образованию населения, направленную на формирование экологической культуры, которой у нас сегодня нет. Мы сегодня зачастую наблюдаем моменты, когда из машин мусор вываливается на ходу, пакеты оставляются на остановке и так далее.

Ведущий: – А как вы сами считаете, Сергей, надо санкции усиливать или неотвратимость наказания по поводу мусора, который кто-то выбрасывает из собственной машины? То есть если взвинтить санкцию до серьёзных денежных значений, и какое-то время, предположим, обяжут участковых уполномоченных, государство применит свой аппарат насилия в этом вопросе?

Гость: – Мы же понимаем, что в этом вопросе кувалда никогда не была эффективной, всегда найдутся какие-то лазейки и иные возможности для того, чтобы уйти от ответственности. Здесь в первую очередь должен быть экономический фактор составляющим и определяющим эту задачу. Если мы населению скажем, что у вас тариф будет, например, на человека на смешанные отходы 150 руб. в месяц, а если вы будете сортировать у себя на контейнерной площадке, та ваш тариф будет 100 руб., конечно, население будет сортировать. То же самое касается и юридических лиц. У юридических лиц платежи ещё больше,  чем у населения в пересчёте на человека.

Ведущий: – Юрлицо априори более ответственно, или последствия привлечения к ответственности?

Гость: – Да ничем не отличается. Это те же самые физические лица, которые за себя так же платят за отходы. Логика принятия решения одна и та же. Нет экономического стимула – нет и прогресса. Безусловно, я же озвучивал санкции, которые предусмотрены. Есть, конечно, трудновоспитуемые, будем воспитывать.

Ведущий: – Давайте поговорим ещё на одну тему. Сейчас идёт выполнение задания победителей конкурса по расчёту норм накопления твёрдых коммунальных отходов. Как всё это продвигается вообще? О чём это и что на выходе?

Гость: – Политех занимается расчётом норм накопления, мы последний раз их формировали в крае 5 лет назад, естественно, нормы устарели, они не соответствуют текущей ситуации, не позволяют операторам, которые занимаются обращением с отходами, выполнять свои экологические задачи. И в связи с этим было обращено внимание на этот фактор, и сейчас эти нормы пересчитываются. Я в начале передачи сказал, что у нас сейчас есть норма 200 кг по факту на человека в год, которые генерирует физическое лицо, житель Пермского края, будет 300 кг.

Ведущий: – Эта же цифра меняется зачем-то. Переход от 200 расчётных до 300 – это признание факта чего-то или это на руку тем, кто мусорной темой занимается?

Гость: – Это не за счёт чего-то, это почему-то. Если у нас благосостояние населения растёт, то мы как оператор, который занимается обращением с отходами, это видим. Когда были времена кризиса, после 2008 года, 2012 год, количество отходов резко уменьшалось, заметно. Их было меньше. Мы же несём расходы в соответствии с тем фактом, который есть сейчас, мы наблюдаем несмотря на то, что вокруг везде нам твердят, что мы всё равно не прошли даже дно этого экономического кризиса. На сегодняшний день население берёт кредиты, покупает какие-то вещи, увеличивает своё потребление, и количество отходов сейчас реально выросло за эти 5 лет. Поэтому не думаю, что Политех выполняет какую-то тайную задачу по увеличению норм накопления. Во-первых, это ответственность большая, она спокойно проверяется. Мы как оператор, который непосредственно с этим работает, мы это видим как факт.

Ведущий: – Когда можно будет подвести итоги, на ваш взгляд, конкурса по выбору регионального оператора мусорного?

Гость: – Нужно сначала конкурс провести.

Ведущий: – Определённость я имею в виду. Он сначала анонсирован, в ближайшее время будет объявлен конкурс, мы это знаем. Я имею ввиду не конкретно: объявлен, заявилось, проведено, подведено, опубликовано и так далее. Я имею ввиду временной (диапазон), пошире. 

Гость: – Если мы его проведём в конце марта или в начале апреля, то к чему мы сейчас идём, то на конкурсные процедуры потребуется, например, месяца два, если не будет судебных споров и затягиваний конкурсного отбора, то нужно отводить где-то ещё 6 месяцев для того, чтобы региональный оператор смог вступить в свои права. Это такая практика региональная на сегодняшний день.

Ведущий: – Добрый день, как вас зовут?

Слушатель: – Здравствуйте. Говорят, в стоимости продуктов упакованных заложена цена на утилизацию, в стоимости упаковки у производителей. Куда эти деньги пойдут?

Гость: – Вы сейчас говорите об экологическом сборе. Есть ещё утилизационный сбор. Первым в стране начал работать утилизационный сбор, в первую очередь его стали применять к производителям автомобильной техники. И когда мы с вами стали покупать эти  автомобили, в тот момент, когда произошёл скачок (цен), нам сразу стали объяснять, почему это происходит. Эти производители обязаны заранее оплачивать утилизационный сбор, чтобы потом федеральный бюджет, который накапливает эти платежи, мог направлять их в соответствующие регионы для того, чтобы устранять негативные последствия.

Ведущий: – То есть это есть, но это не работает?

Гость: – Это есть, оно работает, сейчас накапливаются бюджеты. Представьте, необходима мощная инфраструктура для того, чтобы потом этот автомобиль, который отработает 7 лет, для того, чтобы его утилизировать, разобрать и так далее. На это нужны определённые средства. Также устранить те последствия негативные, которые остались: аккумуляторы, шины и так далее.

Ведущий: – То есть это не про упаковки точно, да?

Гость: – Нет, упаковки – это экологический сбор.

Ведущий: – И практика его есть, и он тоже работает.

Гость: – Да, конечно.

Ведущий: – Очень краткое резюме, Сергей, сегодняшнего разговора. Конкурс ожидаем в самое ближайшее время по мусорному оператору, так?

Гость: – Да, конкурс ожидаем. Мы договорились с правительством о том, что всё-таки правительство включит бизнес в обсуждение подготовки базовых документов, по которым мы дальше все будем работать, и население в том числе. Я думаю, что это правильный ход. Сейчас необходимо месяц-два отвести на эти процедуры и уже двигаться дальше.

Ведущий: – Спасибо.

Обсуждение
1733
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.