Верхний баннер
15:00 | ЧЕТВЕРГ | 21 МАРТА 2019

$ 64.28 € 72.94

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70

22:00, 05 декабря 2010

Будущее коммунальной инфраструктуры Перми.

Ведущий: Олег Коневских в студии. Это дневной эфир на пермском «Эхе». И у меня сегодня в гостях Вадим Андреевич Чернопазов, главный инженер проекта Генерального плана Перми, директор ООО «Уралгео». Здравствуйте.

Вадим Чернопазов: Здравствуйте.

Ведущий: Антон Мелехин за звукорежиссерским пультом. Мы сегодня говорим о Генплане, который, вот как тут на сайте пишут, уже всем надоел. Не знаю, мне вот лично не надоел. Мне при нем, и мне, и моим детям жить фактически в городе по этому Генплану развивающемуся. Мы поговорим о сетях в рамках этого Генплана. То, отчего зависит, собственно говоря, качество жизни в первую очередь. Особенно, в жилом секторе, прямо скажем. Это касается всех. Это водопровод, это теплоснабжение, теплоотведение, ливневка, электричество. Больные темы для Перми.

В.Ч.: Согласен.

Ведущий: Для Перми, в которой обычное явление - это бесхозная сеть, для которой обычное явление – напряжение в сети 160 вольт. Ну, вот совершенно обычное дело, когда микроволновка не работает в доме, лампочки на полнакала горят, тоже обычное дело. И это системная проблема. Вот об этом мы будем разговаривать. Вадим Андреевич, как обрисованы, как вписаны в Генплан вот все, что мы перечислили, все эти сети, в том числе, коммунальные? Интересует, естественно, отличие.

В.Ч.: Традиционно генеральные планы содержат эти разделы. Традиционно. Им всегда придается очень большое значение, потому что без нормального развития этих систем в соответствии с задачами Генерального плана реализация проекта обречена на неуспех. Одно обеспечивает другое. Действительно, вопросы крайне серьезные. И, на мой взгляд, они серьезны еще и потому, что мы вступили вообще в другую эпоху. У нас многими сетями владеют частные компании. Это их бизнес. И некоторые сети до сих пор у нас муниципальные. Там присутствует частный оператор, но это муниципальное имущество, и муниципалитет управляет…

Ведущий: Они остаются в собственности.

В.Ч.: То есть, вот таких два сегмента, и уже разные подходы.

Ведущий: Причем, я еще уточню. Доходит вплоть до того, что владельцы, фактические владельцы некоторых сетей вообще частные лица.

В.Ч.: Да. Такая ситуация, не знаю, к счастью или, к сожалению, присутствует. Это следствие вот этой переходной эпохи. Действительно, если раньше достаточно было обратиться в одну инстанцию с вопросом, то сейчас очень часто, неизвестно куда обращаться. Действительно, частные владения фрагментами сети. И это определенные проблемы для муниципалитета и для застройщиков.

Ведущий: А проблема в чем будет заключаться вот именно при разработке того же Генплана? Как я понимаю, он сейчас верстается, проходит окончательную верстку.

В.Ч.: Ну, я бы не назвал это проблемой. Вот взаимодействие городской администрации и частных компаний эффективное. Взаимодействие это есть успех. Что такое взаимодействие? Это, действительно, показать планы, как город видит развитие территории своей. Эти планы донести в цифрах до сетевых компаний. И получить некое общее представление и общие цели и задачи. Вот смотрите. В отсутствии Генерального плана, что происходит на территории? Есть некое поле таких инвестиционных проявлений - здесь застройщик, здесь застройщик. Идут запросы. Но некой системы представлений, где вперед стартует проект, насколько он реален этот проект – это крайне сложно для частных компаний. Вот оценить свои риски, войти в этот проект, помочь этому проекту или отказаться, ну, я, честно говоря, не завидую вот в нынешней ситуации, когда нет, действительно, стратегического планирования территории частным оператором.

Ведущий: Вадим Андреевич, это сугубо техническая проблема, это нехватка знаний, нехватка информации? То есть, частное лицо или частная компания не в состоянии спроектировать?

В.Ч.: Нет. Дело не в том. Они в состоянии спроектировать, построить. Тут надо отдать им должное. На самом деле очень тяжело оценить, что, где и в каком объеме будет реально построено. Генеральный план – то все-таки документ, который не опускается до уровня строительных площадок отдельных. Это документ, который говорит, что планируется в таком-то районе такое-то увеличение застройки. Это такие цифры брутто все-таки, ориентиры. А вот нижнего уровня проявления, да, где, кто, когда, какие проекты - это уже рынок.

Ведущий: Ну, естественно. И, как я понимаю, под это брутто есть свое брутто сетей, да. Мощность в электросетях, мощность водоканала, мощности водоотведения, тепла и так далее. Я правильно понимаю?

В.Ч.: Совершенно верно.

Ведущий: Есть ли здесь отличия с Генпланом предыдущим и Генпланом сегодняшним? Когда мы сталкиваемся на самом деле с ситуацией – микрорайон сидит на низком давлении водопровода. Целый микрорайон. Именно потому, что сети не рассчитаны. Вот такие ситуации Генплан в состоянии корректировать. Микрорайон - это все-таки уже общность.

В.Ч.: Ну, в этом Генеральном плане занимались достаточно серьезно системами инженерными. И в первую очередь муниципальными системами – водоснабжение, канализация. Строились модели математические. И, действительно, выявлялись причины, почему в микрорайоне Крохалевка существуют до сих пор, десятилетия перебои с водоснабжением.

Ведущий: Да, я как раз про улицу Гусарова.

В.Ч.: Самое интересное, что достаточно мощности сетей. Сети, к сожалению, заросли. То есть, формально по диаметрам более, чем достаточно. Но жесткая вода приводит к процессу образования наростов на внутренних стенках трубопроводов. Давайте по-простому скажу. Строили из стали. Ничего другого в советское время при активном строительстве этих систем не было. Сталь незащищенная. Я не говорю, что они существенно уменьшают диаметр. Нет. Просто режим движения жидкости изменяется.

Ведущий: Он иной, да.

В.Ч.: Он иной. Два, два с половиной, три года – все. Труба свою пропускную способность потеряла. И там не нужно ничего на Крохалевку строить. Нужно просто эти сети привести в порядок.

Ведущий: Технологически это реально?

В.Ч.: Конечно. И это делается, только не в тех объемах, в которых нужно. Это делается. Эти проекты идут.

Ведущий: Владельцами сетей.

В.Ч.: Да. То есть, это делает «Новогор-Прикамье».

Ведущий: То есть, это именно оператор. Это не управляющие компании, ни ТСЖ, никто. Это именно оператору водоканала вопрос.

В.Ч.: Потому что проблемы недостатка воды они еще проблемы внутридомовые. Там то же самое – заросшие старые сети, и так далее. Нельзя все сваливать на «Новогор-Прикамье». То есть, в ситуации разбирались, что все-таки происходит.

Ведущий: Ну, вот я об этом и хотел сказать, потому что раз большая заросла, маленькая-то еще быстрее зарастает.

В.Ч.: Быстрее зарастает, совершенно верно.

Ведущий: Это я верно понимаю. Вот еще вопрос сразу же мне по ICQ пришел. Спрашивают вас: «Есть ли в Генплане нормативы по использованию материалов?»

В.Ч.: Ну, Генеральный план – это не документ, который устанавливает нормативы. У нас масса сейчас материалов. И на самом деле материал выбирается проектировщиком при проектировании систем, при разработке…

Ведущий: Уточняют – «и диаметр».

В.Ч.: Диаметр, естественно, присутствует в Генеральном плане сетей. Не вопрос Генерального плана материалы. Поле очень широкое материалов для применения. И стеклопластик, и полиэтилен, и сталь защищенная, и чугун защищенный. То есть масса сейчас материалов на рынке, которые на самом деле устанавливаются в зависимости от условий.

Ведущий: Вот правда или неправда, не знаю. Насколько велика проблема при подготовке Генплана с ливневой канализацией? Неоднократно брали этот вопрос в разработку. И, например, в качестве примера приводилась плохая геодезия, и когда сегодня ливневка работает, завтра она может не работать по природным причинам. Что это такое?

В.Ч.: Если быть откровенным, вопрос ливневой канализации самый тяжелый вопрос из всех сетей.

Ведущий: Почему? Не понимаю.

В.Ч.: Постараюсь объяснить. Нормативно мы весь сток с асфальта должны уводить, очищать и сбрасывать в реки. Первое. Системой ливневой канализации у нас оборудовано, дай бог, 15 процентов улиц и дорог. Не более того. Но это не вся проблема. Дело в том, что мы ливневый сток отправляем в систему малых рек, которые в свое время забрали в трубы. Это река Пермянка, Медведка, все, что в центре. И что мы имеем на выходе в Каму? Огромные трубы, где бежит и река, и где бежит ливневый сток.

Ведущий: То есть, это вот, если подходить к месту переправы на Верхнюю Курью на берег Камы, смотрим – торчат буквально из грунта несколько труб, из них что-то бежит.

В.Ч.: Ну, это маленькие проявления этого вопроса. Там все, что угодно в систему малых рек у нас бежит в городе. Здесь беда в чем. Мы смешиваем стоки с рекой, с природным объектом. И почистить в устье реку невозможно технически. То есть, в будущем придется разводить систему малых рек и систему дождевой канализации. Это крайне тяжелый и технически, и финансово вопрос. Очень тяжелый.

Ведущий: Технически в чем? Отстойники, очистные сооружения, что?

В.Ч.: Это надо построить параллельную систему труб, переключить все в новые трубы, освободить реки, действительно, вывести куда-то, поставить очистные сооружения.

Ведущий: Есть ли это в Генплане? И как это выглядит концептуально?

В.Ч.: Это есть в очень таких разумных количествах, ориентируясь на бюджетные возможности. Главная установка - не строим и не реконструируем дороги без создания системы ливневой канализации, правильно дождевой. Все, что строим, чистим. То есть, очистные сооружения. Да, в отличие от генерального плана 2004-го года, небольшой набор объектов, скромный, можно сказать. Но если посмотреть, вернуться в тот документ. Там очень красиво было нарисовано, полноценная вся схема отвода дождевых вод, очистные сооружения, насосные станции, коллектора. Но все это удовольствие по скромным подсчетам 30-35 миллиардов рублей. Ну, нет у нас таких денег. Надо честно об этом сказать.

Ведущий: Ну, и Генплан рассчитан все-таки на 20 и более лет.

В.Ч.: Но, тем не менее.

Ведущий: Вот эти скромные объекты, можно примеры какие-то привести. Я не настаиваю на точках, где они будут расположены. Но сами объекты. Что это будет?

В.Ч.: Ну, вот смотрите. Один из объектов. Микрорайон Парковый. Это микрорайон, который застраивался комплексно. И система дождевой канализации была создана, трубопроводная система. Но она просто выведена в реку Мулянку. Вот непосредственно в зону отдыха, рядом с жилыми домами. Такая ситуация недопустима, потому что у нас не только дождевой сток бежит, к сожалению, по дождевой канализации.

Ведущий: Уже поступил один из вопросов. «Расскажите подробнее о качестве воды в сетях. Сравните ее с водой в других мегаполисах». Сможете сравнить с водой в других мегаполисах?

В.Ч.: Смогу. Давайте сравним с соседями. Екатеринбург. Тот, кто бывал и пытался пользоваться водой в этом городе, сразу же замечает резкий запах воды. Для пермяка абсолютно неприемлемый. Я понимаю, что там люди привыкли. Но для меня, я пользоваться такой водой не могу. Не знаю, насколько она в нормативах находится по органолептике. Она может быть абсолютно безопасной, но пользоваться ей как-то очень не хочется. В Перми ситуация иная. У нас неплохая вода. Да, допустим, Березники – это артезианская вода, которая голубая в ваннах. Мы пользуемся камской, чусовской водой. Камская вода более цветная вода. Это все замечают. Ну, и более мягкая. Вода с Чусовой более жесткая, более светлая. По качеству воды… Станции водоподготовки в принципе…

Ведущий: Это вот и есть те самые водозаборы.

В.Ч.: Да. Справляются с очисткой. Проблемы начинаются ???????(неразборчиво) в сезонные периоды.

Ведущий: Например.

В.Ч.: Паводок в Чусовой мутная вода. Или нынешнее лето жаркое.

Ведущий: Да, когда воды мало.

В.Ч.: Вода зацвела. Появилась масса планктона и всех прочих вещей. Естественно, наши станции не чистят эти вещи. Ну, я уже сейчас в технические подробности полез. Основное загрязнение идет в сетях. Если на выходе со станции процент ненормативных проб там 3-5 процентов, ну, условно, то в сетях более трети, что присутствует уже после того, как вода прошла через сети.

Ведущий: И это мы возвращаемся буквально к началу нашего разговора о старых загрязненных трубах, заросших, буквально, стальных.

В.Ч.: Да. И старые трубы, и постоянные ремонты, то есть, ржавчина. Что присутствует? Железо. Может присутствовать остаточные продукты водоподготовки – хлор, скажем. Хлор - штука такая. Он убивает все. Но для здоровья он тоже…

Ведущий: Тоже вреден, да.

В.Ч.: Тоже вреден, конечно. Мы вынуждены это делать. Но самое дешевое и самое надежное средство водоподготовки. Действительно, вопрос не только в реконструкции станции. Это надо делать, к этому надо стремиться. И проекты такие предусмотрены. Это делать проще, потому что это точные, понятные вложения. А вот заниматься реконструкцией сетевого хозяйства в таких объемах, когда сети протяженность исчисляется тысячами километров, это крайне сложно.

Ведущий: А сколько у нас сеть водопровода по длине?

В.Ч.: То, что находится на балансе администрации, порядка 1100 километров.

Ведущий: Плюс ведомственные сети, примерно треть.

В.Ч.: Я думаю, что где-то 1700 километров мы имеем таких сетей.

Ведущий: Это для того, чтобы вы представляли объем.

В.Ч.: Тысяча километров, представьте. И я могу еще прокомментировать степень износа этих сетей – 75 процентов.

Ведущий: То есть, в каком состоянии труба?

В.Ч.: Ну, для того, чтобы было понятно, 25 процентов водопроводных труб уже не работают. Они отключены из-за аварийного состояния. Их нет. Но они лежат.

Ведущий: Некоторые жители просто получают воду по обходным сетям. По резервным линиям и так далее, да?

В.Ч.: Да. Этот, с одной стороны, говорит о наличии ресурса в системе определенного. Ну, до сих пор водоснабжаем, как бы. Но, тем не менее, эти сети, они не демонтированы. Они находятся в земле. Тот же самый бесхоз, да, тот же самый. То есть, это лежит и потихонечку, понятно, что с ним происходит. С другой стороны, действительно, эти сети вышли из эксплуатации, но начинают нарушаться нормативы по водоснабжению – по бесперебойности, по действию при тушении пожаров…

Ведущий: По той же чистоте, по качеству воды, в том числе. Как решить это? Что есть в Генплане для этого?

В.Ч.: Что есть в Генплане. Ну, первое, эту проблему вытащили на первый план. Об этом честно сказали, и сказали в цифрах.

Ведущий: Ну, слава богу, хотя бы это сделали.

В.Ч.: Очень часто говорят, что будет с домами с хрущевскими, когда придет время, и в таком объеме они начнут выходить из строя. Вот с сетями водопровода и канализации это происходит гораздо быстрее. Они вперед идут по степени износа. То есть, мы сейчас будем тренироваться на этих системах, что делать. Ведущий: Ну, то есть, уровень эксплуатации выше, и, естественно, эта часть дома быстрее ???????? (неразборчиво).

В.Ч.: По нашим прогнозам вот этот пик выхода, он 16-18-й год. И темпы восстановления, которые сейчас существуют, явно недостаточны для того, чтобы просто сохранить систему.

Ведущий: То есть, Генплан предусматривает работу именно с сетевиками, чтобы они прокладывали? Или это будет какая-то частная инициатива, или городские вложения? Что это будет? Как решать проблему по замене-то сетей?

В.Ч.: Первое, Генплан содержит по сути масштабную программу санации магистральных ???????? (неразборчиво)…

Ведущий: Очистки.

В.Ч.: Да, очистки, восстановление, приведение их в человеческое состояние. Зафиксирован не просто какой-то километраж, что надо в год столько-то. Зафиксированы совершенно конкретные водоводы, с адресацией, с длинами, с диаметрами, даны приоритеты. Это все посыл в следующий документ – в программу комплексно-инвестиционного развития. И тогда это станет законом, который необходимо будет уже в деталях выполнять. Источники финансирования разные. То есть, это и то, что мы с вами платим за воду, канализацию, это плата за подключение, которая будет взиматься с застройщиков, это и городской бюджет. И, к сожалению, по нашим расчетам без федеральных средств мы здесь не обойдемся.

Ведущий: А каково участие того же оператора водоканала здесь будет? Выполнять работы он будет?

В.Ч.: Выполнять работы, да, он будет.

Ведущий: « Сколько воды в литрах или кубометрах мы ежегодно потребляем благодаря таким сетям?» «Благодаря» в кавычках.

В.Ч.: В суточном объеме или в расчете на жителя?

Ведущий: Ну, давайте в расчете на жителя.

В.Ч.: Ну, в среднем мы потребляем литров 250 в сутки.

Ведущий: А потери на эти 250 литров?

В.Ч.: Потери по нашим расчетам, наверно, процентов 10-15.

Ведущий: 15 – это очень лояльная цифра, как мне кажется. Нет?

В.Ч.: Нормальная цифра.

Ведущий: Электроснабжение. В чем выражается электроснабжение в Генплане?

В.Ч.: Новые линии, размещение новых подстанций. То есть, все традиционные вещи.

Ведущий: Сразу же. Смотрите. У нас Пермь – город с большой частной застройкой. Напряжение от 120 до 180 считается нормой в таких районах. А это неправильно. Если пойдет череда, например, судебных исков к той организации, которая продает электроэнергию потребителю, организация разорится. Это будет удар, вообще, по экономике, собственно говоря. Что есть в Генплане вот в этом разряде? И в этом качестве. Потому что, ну, на самом деле, Вышка, Запруд, Гарцы, иногда лампочка не включается.

В.Ч.: Вопрос сложный. Не хочу никого обвинять, но, если внимательно посмотреть, куда расходуется электроэнергия в частной застройке, очень часто дома отапливаются электроэнергией. Очень часто. Отапливаются незаконно. Давайте вот вещи называть своими именами. Я не просто фантазирую, я знаю. У меня есть родственник, который живет в тех же Гарцах, и который также в обход счетчика пытается топить свой дом электричеством. Естественно, сети, которые там электрические проложены, не предусмотрены для таких нагрузок. Отсюда такое падение напряжения. Это первый вопрос. Второе – это состояние сетей. Элементарное состояние сетей.

Ведущий: Мы продолжим разговор об электроснабжении, об электросетях в рамках Генплана. За эфиром поговорили о том, что сложно сейчас прогнозировать вообще, что бы то ни было. Есть, допустим, договоренность сегодня одна с сетевиками, с застройщиками, с муниципалитетом. Бахнул кризис – и все это рушится. Настолько ли у нас все зыбко? Например, возьму, опять же, рубашка ближе к телу. Есть коттеджные поселки, особенно окраины Перми. Вот они уже включены в Генплан. Мы помним о том, что Генплан не подразумевает развитие по площади города Перми, и в этом может быть проблема потом. Или же сейчас все вот эти поселки и поселочки, они подразумевают какое-то подключение и развитие вот всех этих сетевых коммуникаций?

В.Ч.: Ну, смотрите, вот на самом деле потребление этих поселочков по сравнению с потреблением крупных торговых центров, крупных жилых комплексов, конечно, не такое.

Ведущий: Ну, да, сравнивать сложно.

В.Ч.: Это не вопрос приоритета для сетевой компании. Я их прекрасно понимаю. Почему они не всегда активно идут навстречу с застройщиком, в том числе, частным. Действительно, когда стартует некая территория, и строится первые 20 домов, подстроить под нее подстанцию электрическую, во-первых, надо рассчитать на перспективу, и принять это решение, и риски, как бы, понести. Есть ведь такие элементарные вещи, как срок окупаемости проектов.

Ведущий: Вот в данной ситуации не проще ли взять, действительно, подстанцию на эти 20 домов. Она стоит примерно 120-170 тысяч.

В.Ч.: Очень часто так и происходит. И это не из-за того, что сетевики плохие. Надо тоже понимать их риски. Это коммерческие организации. Они не участвуют в убыточных проектах.

Ведущий: Нас сейчас закидают кирпичами за коммерческие организации, потому что все эти сетевики - это достояние народа, как тут вот мне пишут уже в ICQ.

В.Ч.: Ну, это не ко мне вопрос.

Ведущий: Естественно. Это к ситуации. Также происходит и с водой. Не дожидаясь, пока водоканал сам сделает что либо к этому поселку коттеджному, скидываются, собираются. Находится частный предприниматель, который спокойно тянет там, не знаю, скольки дюймовую трубу, но при расширении поселка этой трубы категорически не хватает, и поселок остается без воды, без канализации, а, то и без электричества.

В.Ч.: И без газа.

Ведущий: И без газа, естественно. К газу немножко я вот отдельно хотел подойти.

В.Ч.: Вот смотрите. Здесь есть явный провал в работе администрации. Не потому, что она плохая. Раньше планирование, вообще, территории было более жестким.

Ведущий: В каком плане?

В.Ч.: Ну, вот сейчас, смотрите. 10 домов решили провести себе газ. Провели диаметром, условно говоря, 50 миллиметров, зарыли, получили газ, счастливы. За ними строятся следующие 10 домов. На эту трубу их подключить нельзя. Значит, давайте параллельно. А параллельно уже не получается, к примеру.

Ведущий: Почему?

В.Ч.: Занято сетями. Невозможно пройти. Невозможно пройти хотя бы по той причине, что все уважаемые частные застройщики сделали себе выгребные ямы, вынесли колодцы за заборы. И, по сути, все. И когда туда приходит городской проект с системой водоснабжения, ну, просто слезы наворачиваются, когда проектировщик пытается зигзагами обойти.

Ведущий: И это все не согласовано, как бы, да? И не требует согласования?

В.Ч.: Нет, требует. Требует и получения разрешения на строительство, и предоставления земельного участка под строительство. Но ситуация такова, что все-таки строят в большинстве своем полузаконно. И подключают к системам полузаконно.

Ведущий: Смотрите, полузаконно… Опять же, если у меня есть участок земли, я не вправе сделать себе выгребную яму?

В.Ч.: Если вы делаете на территории своего земельного участка, вы вправе это сделать. Но если вы выносите часть выгребной ямы за территорию, за свой забор, то есть, вы, по сути, наступаете на муниципальную землю.

Ведущий: Это понятно. А почему вот именно за забор-то стараются? Чтобы доступ облегчить?

В.Ч.: Да, чтоб машина приезжала просто, и, не открывая ворота…

Ведущий: Все. Тут логика понятна даже мне. Я бы точно также сделал, потому что удобно.

В.Ч.: Да.

Ведущий: Иначе у нас нет просто напросто подъездных путей никаких. Это тоже проблема. У нас есть телефонный звонок. Слушаем вас. Алло.

Слушатель: Добрый день. Меня зовут Олег. Я бы хотел сказать по поводу всех незаконных подключений. Дело в том, что, зачастую, не мы такие плохие то, что подключаемся незаконно ??????? (неразборчиво), нас просто иногда к этому вынуждают. В прошлом году у меня друг, живущий в Заостровке, попытался подключить себе питание, кабель, чтобы нормально было после того, как у него сгорел большой телевизор. Так вот, энергетики говорят – «лимон», и мы тебе подключаем. При этом приходилось тянуть от ЦТПэшки где-то около 300 метров кабеля. Сосед подходит к тем же самым энергетикам. Он говорит – я тоже хочу себе нормальное питание. Они говорят – братан, еще один миллион. И мы тебя тоже подключаем, но по тому кабелю, который протащит твой сосед. Поэтому нет таких цен по поводу 150-170 тысяч, которые вы озвучили. Цена на порядки больше.

Ведущий: Нет, я имел в виду именно подстанция сама. Она примерно так и стоит. Маленькая подстанция на 10 домов.

Слушатель: Да. Подстанция-то, может, и стоит, но, во-первых, их никогда ??????? (неразборчиво) поставить, потому что энергетикам это просто невыгодно. А вот они вот таким образом вымогают деньги. В итоге друг криво косо он таким же образом подключился полузаконно.

Ведущий: Вот так вот.

Слушатель: Вот. Есть причина, есть следствие.

Ведущий: Понял. Спасибо. Вот такая ситуация, когда полузаконно. Действительно, ведь сетевики, они, получается, берут… Вот я захожу в магазин, а с меня берут плату за вход в магазин, чтобы я у них хлеб купил. Так получается?

В.Ч.: Ну, мое мнение такое. То есть, мы очень много говорим о рынке. Но в данном вопросе рынок просматривается крайне плохо.

Ведущий: Это не рынок, это кабальные условия, получается. Ну, это вечная тема подключений. Вот никуда от них не обойтись. Может быть, стоило в том же Генплане прописывать и такие вещи. Если заложена мощность на этот поселок, на этот микрорайон, так вы и обеспечивайте подключением и возможностью для подключения. Не надо мне новое оборудование тянуть и ставить, а чтобы это было готово.

В.Ч.: На самом деле не в Генеральном плане прописываются эти вещи. В других документах. Весь этот процесс регулируется федеральным законодательством.

Ведущий: К сожалению.

В.Ч.: Может, к счастью, может, к сожалению. Ну, я не думаю, что везде так, потому что мы тоже вот, я сам подключался в похожей ситуации. У нас более гладко процесс пошел. Мы, действительно, ставили станцию, мы, действительно, тянули сети за свой счет. Но у нас не было таких вот вложений – миллион на дом, близко не было.

Ведущий: Ну, тут тоже нам Сергей подсказывает. «Поэтому и думать должны службы города, а не монополисты типа «Уралгазсервиса». Кстати, об «Уралгазсервисе». У нас речь о газификации идет с момента появления газа в трубах. Это правда. Что в Генплане есть по этому поводу? Частный сектор, который газифицируют за 50 и более тысяч за домик – это круто. При этом, программа по газификации остается нереализованной.

В.Ч.: Программа газификации присутствует в Генеральном плане. Это раз. То есть, она подтверждена, и ее необходимость и значимость…

Ведущий: Она врезана туда, да, вшита?

В.Ч.: Она врезана туда. Я бы не сказал, что программа газификации не выполняется. Не так, как хотелось бы.

Ведущий: Я просто поясню. Я сужу по отчетам КСП. Деньги из бюджета не ушли, они остались в бюджете, значит, она не реализовывается.

В.Ч.: Там есть технические, как раз, моменты, связанные с предоставлением земли под строительство с формальным соблюдением всех процедур. Ну, вот, к сожалению, градостроительный кодекс он такой. И на территории города Перми очень тяжело это идет. Тем не менее, она идет. Все-таки газ строится. Ну, я думаю, что необходимо заниматься этим проектом гораздо более активно.

Ведущий: Игорь спрашивает по ICQ. Я не знаю, сможете ли ответить на этот вопрос. Немножко отвлеченный. «А я не хочу, чтобы через мой участок вели газопровод».

В.Ч.: Никаких проблем нет. Никто не может провести газопровод через ваш участок.

Ведущий: Вот как.

В.Ч.: Да.

Ведущий: Коротко и ясно.

В.Ч.: В единственном случае. Когда будет доказано, что иной трассировки в природе не существует. Доказано.

Ведущий: А в данном случае, что происходит?

В.Ч.: А в данном случае, если это для нужд всех, а не для соседа, это публичный сервитут.

Ведущий: Все понятно. То есть, это социальный договор, так называемый, социальный контракт. Ясно. Что еще хотелось по газификации сказать. Вот будет развиваться нечто новое? Или все-таки будет осуществляться подключение по старым сетям? Будут ли у нас в городе новые газопроводы?

В.Ч.: Вообще, система газоснабжения на территории города Перми очень неплохая система, ну, достаточно резервов. Мероприятия, предусмотренные в Генеральном плане, это мероприятия по резервированию больше, по приданию большей устойчивости. Есть определенные перекосы. Но, в принципе, вот на мой инженерный взгляд, это система, которая внушает оптимизм, скажем так.

Ведущий: Ну, вот ее один кирпичик. Радиослушатели пишут в сторону газовиков. «50?» – это меня спрашивают. «Ребята уже больше 100 отдали. 15 метров до дома магистраль. Все мало». На самом деле это дорогое удовольствие, вот эти 15 метров?

В.Ч.: Дорогое, на мой взгляд, неоправданно дорогое удовольствие.

Ведущий: Ну, вот мне тоже так кажется. И что с этим делать, я совершенно не знаю. Мы, в принципе, заканчиваем. Вадим Андреевич, большое спасибо. Ну, будем смотреть, как развивается город, и как развивается Генплан. Всего доброго.

В.Ч.: Всего доброго. До свидания.

Обсуждение
74208
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.