Верхний баннер
16:35 | ВТОРНИК | 22 СЕНТЯБРЯ 2020

$ 76.27 € 89.48

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

13:05, 05 сентября 2012

Что грозит жильцам пермских общежитий? Судьба памятника-кинотеатра "Авангард". Проект "Сказки Прикамья".

В "Дневном развороте" разбираемся в ситуации вокруг 5 пермских общежитий, в которые заселились преподаватели сузов и техникумов. Грозит ли им потеря права на приватизацию, ради которого и шло переселение? Выясняем у юриста Станислава Шестакова. Во второй части говорим о судьбе березниковского памятника эпохи конструктивизма, первого в Пермском крае звукового кинотеатра "Авангард", с председателем Общественного комитета содействия сохранности исторического наследия Галиной Миртовой. В финальной части о том, что представляет из себя аудиопроект "Сказки Прикамья", рассказывает его куратор Алена Останина.

 

С.ШЕСТАКОВ: Общежития были сконцентрированы в ведении одной организации, КГАУ «Управление общежитиями Пермского края». И это дало уникальную возможность, поскольку все общежития в одних руках, действительно изменить правовое положение граждан, в этих общежитиях проживающих. Именно тогда в конце года по инициативе Татьяны Ивановны Марголиной была создана рабочая группа, в которую вошли представители многих заинтересованных сторон, в первую очередь краевых властей, на праве собственности которой многие общежития находились. Какой механизм был предложен для решения жилищных проблем этих людей? Было решено сделать следующим образом – в этих общежитиях краевых учебных заведений проживали в одном и том же общежитии и студенты, и преподаватели. Было предложено разделить студентов и преподавателей, выделить отдельную группу общежитий, выселить студентов из этой группы и заселить ее преподавателями. Определили группу общежитий – Хабаровская, 40, Ласьвинская, 21а, Целинная, 13, Мира, 26, Рабоче-крестьянская, 17.

В течение практически года шла очень большая напряженная работа, студентов выселяли, людей в эти общежития переселяли со всего города, с самых разных адресов – Обвинской, 12, Светлогорской, 5, Карпинского, 79а, Калинина, 25, Голева, 10. Из всех общежитий города, где есть преподаватели, этих сотрудников переселяли в эти пять. Для чего? Цель была следующая – чтобы к концу этого лета все общежития передать муниципалитету. Были достигнуты все необходимые договоренности о приеме их в муниципальную собственность. Если бы это к концу лета произошло, как декларировалось муниципалитетом, то в момент передачи изменяется правовой режим использования жилых помещений.

Проще, изменяется договор, по которому люди проживают, то есть люди будут проживать в момент передачи уже не в общежитии, а на условиях социального найма, то есть имеют право приватизировать жилье. Для этого-то люди и выселялись, именно на это они и рассчитывали, именно это им и обещали. Люди рвали годами налаженные связи, переезжая из многочисленных других общежитий города, зачастую теряли в площади своих помещений именно для того, чтобы приобрести помещения в собственность. Проблема возникла в том, что неожиданно администрация города провела обследования общежитий этих и выдвинула целый ряд требований по ремонту этих общежитий.

А.СЕЧИНА: То есть ситуация – 5 общежитий, из большого числа общежитий в них уже переселили людей, сконцентрировали таким вот образом и должны были эти 5 общежитий перевести в муниципальную собственность. В настоящий момент они находятся в частной собственности?

С.ШЕСТАКОВ: В собственности Пермского края, субъектовой, государственной собственности. Она делится на два уровня – государственная и уровень субъекта Российской Федерации.

А.СЕЧИНА: Почему важен этот перевод?

С.ШЕСТАКОВ: Извините, не сказал, не сослался на нормативный акт. В силу статьи 7 Жилищного кодекса, дословно не процитирую, смысл ее, что при передаче общежитий в муниципальную собственность люди начинают проживать в этом общежитии на условиях социального найма. В силу прямого указания закона, не нужно ничего подписывать, ничего делать, все, передали, проживает на условиях социального найма.

А.СЕЧИНА: Давайте так. У нас здесь муниципалитет не представлен, но, тем не менее, пресс-релиз от муниципалитета есть.

И.ЛАЗАРЕВ: В котором позиция озвучена. Процитирую сообщение от управления жилищных отношений, в котором говорится о том, что позиция городских властей однозначна и исторически не меняется, «мы готовы принимать в муниципальную собственность и ведомственные, и частные общежития». При этом городские власти, как они заявляют, готовы принимать в собственность общежития, от которых отказываются их нынешние собственники, но при этом никто не снимает руководства общежитий обязанности по приведению этих зданий в нормативное состояние и в целом по обслуживанию помещений. То есть, как поясняют в управлении жилищных отношений: «Получается так, собственник не обеспечил надлежащее состояние этих зданий и теперь намерен переложить эту ответственность на чужие плечи. Процедура будет такая – действующий собственник приводит эти помещения в нормативное состояние, муниципалитет начинает процедуру приемки зданий». И дальше говорится о том, что у муниципалитета нет полномочий решать это за бюджетный счет, потому что, понятно, это деньги налогоплательщиков, и так далее, такая аргументация.

А.СЕЧИНА: То есть наша позиция прежняя – мы готовы принимать, но скажите, дорогие друзья, сейчас мы примем, почему мы будем должны, получается, вложиться в то, чтобы привести эти здания в нормативное состояние? Нет, приведите-ка их сначала в нормативное состояние, а потом мы примем.

И.ЛАЗАРЕВ: То есть вроде бы все логично.

С.ШЕСТАКОВ: Логично. Я соглашусь с вами и соглашусь с муниципалитетом, рациональное зерно в их позиции есть. Я бы сказал, было бы, если бы не существующий цейтнот времени. 1 марта 2013 года в стране должна закончиться приватизация жилищного фонда. Это значит, если до 1 марта 2013 года эти здания не будут переданы в муниципалитет, то эти сотни семей, проживающих в этих зданиях, права на приватизацию не получат. А если следовать тому, что требует муниципалитет, не успеть однозначно. Почему? Во-первых, деньги на ремонт этих зданий в бюджете края очевидно не заложены. Возможно, они появятся по итогам года, появится некая экономия. Ну и что? Нужно будет провести, во-первых, конкурс, не просто же так эти деньги потратить на ремонт, нужны же конкурсные процедуры. Надо разработать конкурсную документацию, провести конкурс, выбрать подрядчиков, провести ремонт, принять работы – минимум год, явно за пределами срока окончания приватизации. То есть людей фактически, вроде бы говорят правильные вещи, по сути правильно, а по форме издевательство, как говорил Владимир Ильич в свое время. То есть по сути, говоря правильные вещи, людей лишают права на приватизацию.

А.СЕЧИНА: Там выставили требования по ремонту, как вы говорите. Там о серьезных требованиях идет речь,  о больших суммах?

С.ШЕСТАКОВ: Есть разные требования. Есть требования смешные, убрать мусор с чердака-подвала, но есть серьезные требования по ремонту кровли, стояков. Но, тем не менее, повторюсь, все эти вопросы можно и нужно решать уже после передачи.

А.СЕЧИНА: А муниципалитет не хочет брать на себя обязательства по финансированию этих работ.

С.ШЕСТАКОВ: А я думаю, что фактически у него этих обязательств-то и не возникнет. Люди давно ждут этой передачи, они будут приватизировать жилье. Статистика такая – 85% граждан приватизировали свое жилье. Не думаю, что здесь будет меньше. Даже больше, потому что люди десятилетиями, повторю, живут в общежитиях, преподаватели с 20-30-летним стажем уже давно ждут приватизации. Они не будут ждать, они приватизируют, они готовы взять, они уже ремонтируют эти здания.  Когда заезжали, во многих не было унитазов, окон. Все люди сделали за свой счет, повторюсь, переехав из других зданий разрушенных, поставили унитазы, поставили окна, то есть уже начали за свой счет ремонтировать. Они готовы это делать, потому что понимают, что приобретут собственность. То есть когда они приватизируют, бремя содержания и ремонта ляжет на граждан. Повторюсь, не меньше 85%, это статистика, а то и больше.

А.СЕЧИНА: Да, но муниципалитет, наверное, не устраивают слова о готовности, они хотят какого-то формального, документального подтверждения.

И.ЛАЗАРЕВ: Да, вообще есть какая-то цифра по этим жильцам?

А.СЕЧИНА: Есть возможность дать какие-то гарантии и таким образом решить эту ситуацию?

С.ШЕСТАКОВ: Дать гарантии муниципалитету? Гарантии, что 85%, мы соберемся и…

А.СЕЧИНА: Обязуемся! (смеется)

С.ШЕСТАКОВ: Конечно же, никто не даст.

А.СЕЧИНА: Формы такой нет просто.

С.ШЕСТАКОВ: Они таких гарантий и не просят, к слову, но если и будут просить, то, на мой взгляд, это неправильно. Нужно просто принимать без всяких гарантий. О цифрах, да? Тоже процитирую, что «называются цифры, взятые с потолка». Нет, извините, это не так. Мы говорим о сотнях семей, и это так и есть. Хабаровская, 40 – 49 семей. Мира, 26 – 57 семей. Ласьвинская, 21, Целинная, 13, Рабоче-Крестьянская, 17 – приблизительно в каждом по 100 семей. Считайте, это несколько сотен семей.

А.СЕЧИНА: Это все семьи преподавателей?

И.ЛАЗАРЕВ: А в процентном соотношении? От общего числа.

С.ШЕСТАКОВ: Не могу сказать, в процентах не скажу, но даже абсолютная цифра, на мой взгляд, велика. Нельзя возможность несколько сотен семей приватизировать жилье, изменить каким-то образом свою жизнь ставить в зависимость от такого несерьезного вопроса, который люди сами готовы провести и уже ведут.

А.СЕЧИНА: Предположим такую ситуацию, что муниципалитет не принимает, все это дело остается в краевой собственности, сроки по приватизации пропущены. Что это значит для этих людей?

С.ШЕСТАКОВ: Можно, я еще процитирую дальше? Что это значит, что говорит муниципалитет: «Всех пугают невозможностью приватизации, называют цифры, взятые с потолка», мы это уже обсудили.

А.СЕЧИНА: «Ситуация искусственно раздута».

С.ШЕСТАКОВ: Раздута, поскольку, говорит, муниципалитет, эти 5 общежитий выведены из специализированного жилищного фонда, имеют статус жилых домов, люди занимают их на условиях социального найма. Это неправда, это не соответствует действительности.

А.СЕЧИНА: То есть это ложная информация, это ложь.

С.ШЕСТАКОВ: Это ложная информация, эти здания не выведены из специализированного жилищного фонда. Они по-прежнему остаются государственными общежитиями, соответствующих документов не принято и не может быть принято. Это серьезная процедура, регламентируется постановлением правительства 42 либо 47, я могу ошибиться. Ни одно из этих жилых помещений не выведено из этого специализированного жилищного фонда.

А.СЕЧИНА: Станислав, еще раз, вы утверждаете, что информация о том, что люди проживают и сейчас в них на условиях соцнайма, не соответствует действительности?

С.ШЕСТАКОВ: Не соответствует действительности, да, совершенно верно.

И.ЛАЗАРЕВ: И эти общежития не имеют статуса жилых домов?

С.ШЕСТАКОВ: Слово «жилые дома» я оставлю на совести тех, кто писал. Что такое жилой дом? Это частный дом для проживания одной семьи. Это вообще разные вещи – правовой режим использования и техническая характеристика. Они, наверное, имели в виду статус многоквартирного дома. Жилой дом – это дом для проживания одной семьи. Если в доме больше двух квартир, то это многоквартирный дом. Но и то это разные вещи. Общежитие – это правовой режим, а жилой дом – это техническая характеристика. Скажем так, по их словам, эти помещения не имеют правового режима специализированного, а имеют общий правовой режим, то есть режим социального использования. Повторюсь, это неправда.

А.СЕЧИНА: Это неправда. Это серьезное обвинение, это официальная информация, распространенная управлением жилищных отношений, совершенно официальная информация.

С.ШЕСТАКОВ: Не знаю, зачем они вводят людей в заблуждение.

А.СЕЧИНА: Они вводят людей в заблуждение или журналистов таким образом, потому что…

С.ШЕСТАКОВ: Может, сами себя.

А.СЕЧИНА: Вполне возможно, они введены в заблуждение. Вы не хотите с ними на этот счет пообщаться?

С.ШЕСТАКОВ: Может быть, может быть.

А.СЕЧИНА: Хорошо, все-таки ответьте на мой вопрос. С этим разобрались. Если происходит так, как я сказала, приватизации не происходит, что будет с этими людьми?

С.ШЕСТАКОВ: Если эти здания не передадут до окончания приватизации…

А.СЕЧИНА: Не передадут, сроки будут упущены…

С.ШЕСТАКОВ: В принципе можно попытаться идти по тому пути, о котором здесь говорится, можно попытаться изменить правовой режим. Повторюсь, он сейчас не изменен. Можно попытаться изменить правовой режим, но это очень сложно и непонятно. На социальный найм не изменить. Почему? Во-первых, изменение правового режима можно только для помещения фактически свободного, не обремененного правом пользования, а в этих помещениях проживают люди. Это уже мешает изменить правовой режим этих помещений. То есть людей надо сначала выселить, потом изменить правовой режим, а потом снова вселить. А как мы их снова поселим, если социальное жилье предоставляется по очереди?

И.ЛАЗАРЕВ: То есть они автоматически встают в очередь.

С.ШЕСТАКОВ: Кто-то из них, может, уже и стоит, но его очередь не подошла, а кто-то не стоит. Чтобы изменить правовой режим, их нужно выселить, а потом снова вселить. Выселили, изменили правовой режим, их уже никто туда не вселит, потому что есть очередь, есть закон, социальное жилье предоставляется в порядке очереди. Именно поэтому…

А.СЕЧИНА: Хорошо. Следовательно, это невозможно.

С.ШЕСТАКОВ: Теоретически возможно. Можно изменить правовой режим по-другому. Специализированный режим – это и общежития, и служебные помещения. Если в конце концов не передадут, можно будет пойти по другому пути, изменить режим следующим образом – сделать из общежития служебное жилое помещение. Служебное жилое помещение с согласия наймодателя приватизировать можно. Но опять же есть позиция Конституционного суда, которая немножко ограничивает эти полномочия, говоря о том, что должен все-таки сохраняться жилищный фонд, служебный, с тем, чтобы целевое назначение. То есть это все теоретически сложно. Самый простой путь – немедленный прием в муниципалитет.

А.СЕЧИНА: Станислав, это мы услышали. Я до сих пор не услышала ответа на свой вопрос. Если не успевают, не передают, пропускают сроки, что произойдет?

С.ШЕСТАКОВ: Как минимум люди не смогут приватизировать свое жилье – раз.

А.СЕЧИНА: Никогда?

С.ШЕСТАКОВ: Когда приватизация прекратится… Кто его знает, возможно, на каком-то историческом этапе смогут…

А.СЕЧИНА: То есть они оказываются в неизвестности. Теоретически когда-нибудь потом снова могут.

С.ШЕСТАКОВ: Может быть, примут еще закон о приватизации жилищного фонда. Может быть, будет платная приватизация, кто их знает? Но, исходя из того, что закон о приватизации утрачивает силу с марта 2013 года, пока все.

А.СЕЧИНА: Дальнейшие правила игры пока неизвестны.

С.ШЕСТАКОВ: Неизвестны. То есть люди лишаются права на приватизацию как минимум, повторюсь. Как максимум там могут быть самые разные последствия, вплоть до постановки вопроса об их выселении, поскольку они переехали из своего предыдущего здания, например, с той же Обвинской, там прекратили договор, здесь возник новый.

А.СЕЧИНА: Непонятно на каких условиях?

С.ШЕСТАКОВ: Не совсем непонятно на каких условиях. Я даже боюсь это обсуждать, там может быть много разных вводных. Но теоретически может быть поставлен вопрос о выселении человека. Надеюсь, этого все-таки не произойдет, люди приватизируют свое жилье.

А.СЕЧИНА: Я думаю, что городская власть вообще-то прекрасно понимает, что если начнется выселение этих семей, что это будет для них с точки зрения социального напряжения.

И.ЛАЗАРЕВ: Мягко говоря, социальная напряженность, да.

С.ШЕСТАКОВ: Конечно, выселять не будут, но и люди потеряют такую возможность приватизировать, что, на мой взгляд, не совсем нормально.

А.СЕЧИНА: Хорошо, у нас остается две минуты до окончания эфира. Мы услышали позицию Станислава о том, что надо сейчас просто взять и приватизировать, нет других вариантов. Но муниципалитет с этой позицией не согласен, что отражено в его пресс-релизе. Каким образом вы собираетесь на него воздействовать?

С.ШЕСТАКОВ: Здесь только общественное мнение. Для этого мы и пытаемся привлечь средства массовой информации. Я хочу напомнить муниципалитету – молодцы, все здорово делают, берут общежития, но напомню, как они долго не брали. Из последних примеров – всем известный, наверное, дом на бульваре Гагарина, 36, массу проблем создающий, вплоть до голодовок и перекрытий улиц. В 2004 году, когда обанкротился «СТЭМ», хозяева этого общежития предлагали муниципалитету его взять. Муниципалитет ответил – мы считаем экономически нецелесообразным, отказали. Зачем наступать на те же грабли?

А.СЕЧИНА: Слушайте, а вариант, когда они заключают, например, соглашение с правительством, в котором правительство прописывает, что после принятия общежития в муниципалитет мы в две тысячи таком-то году обязуемся перечислить деньги на ремонт, возможен?

С.ШЕСТАКОВ: Точно, возможен. Спасибо, хорошая идея, почему нет? Договоритесь с правительством, которое готово передать.

А.СЕЧИНА: Тем более один регион.

И.ЛАЗАРЕВ: Тем более сейчас принимается бюджет.

С.ШЕСТАКОВ: Здорово, конечно.

А.СЕЧИНА: Станислав Шестаков был в этой студии.


Обсуждение
2620
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.