Верхний баннер
10:54 | СРЕДА | 28 ОКТЯБРЯ 2020

$ 76.46 € 90.36

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

13:10, 14 мая 2013

Людмила Гаджиева ответила на претензии Владимира Морозенко

Роман Попов: У микрофонов Роман Попов и Данил Постаногов. Поговорим о двух темах. Первая из этих тем выглядит следующим образом. У прокуратуры нашлись претензии к Людмиле Гаджиевой. Владимир Морозенко, член общественного совета «За права детей на образование» распространил документ за подписью исполняющего зампрокурора Перми Дмитрия Михиевского о том, нарушено трудовое и антикоррупционное законодательство, и Людмила Гаджиева назначила зятя директором школы. Вторая история, которая нас интересует, подкинута тем же самым Владимиром Морозенко. Он рассказывает нам о том, что, дескать, администрация, и, в частности, департамент образования администрации Перми, подтасовывает факты, играет цифрами для того, чтобы выдать на-гора хороший средний результат города по ЕГЭ. Вот две эти истории у нас сейчас с подачи одного и того же Владимира Морозенко в медиа пространстве появились. Но ответного слова от начальника образования у нас почему-то никто не привел. Мы посчитали, что это несколько несправедливо, и поэтому Людмила Анатольевна Гаджиева сейчас с нами на связи.  Давайте мы начнем с истории, Людмила Анатольевна, которая у нас сегодняшняя. Начальник департамента образования мэрии нарушила трудовое и антикоррупционное законодательство, назначив своего зятя директором школы. Об этом говорится в сообщении, которое распространил член общественного совета «За права детей на образование», это сообщение является, по сути, ответом прокуратуры на вопрос. И дальше интересно: в документе за подписью исполняющего обязанности зампрокурора Дмитрия Михиевского говорится – «сити-менеджеру внесено представление», то есть в данном случае, как получается из этого сообщения, Людмила Гаджиева виновата, а Анатолий Маховиков пострадает.

 

Данил Постаногов: Как непосредственный начальник, он отвечает вообще за всю администрацию.

 

Роман Попов: Людмила Анатольевна, ваш комментарий по этой истории.

 

Людмила Гаджиева (по телефону): Вообще существует стереотип сегодня. Дело в том, чтобы стать директором школы, нужно обязательно иметь педагогическое образование. В самом деле это не так. Сегодня по требованиям российского законодательства для того, чтоб стать директором, надо иметь либо управленческое образование и педагогический стаж не менее 5 лет, либо любое высшее, исполнительно-управленческое и управленческий стаж не менее 5 лет. Так вот я вам хочу сказать, что Илья Васильевич имеет высшее образование, причем, красный диплом политехнического института, дополнительное профессиональное – управленческое и стаж управленческой деятельности 9 лет. То есть он полностью соответствует требованиям федерального законодательства. Однако прокуратура города посчитала, что в назначении данного руководителя имеет место конфликт интересов, я так полагаю, это с учетом общероссийской кампании по борьбе с коррупцией. На сегодняшний день Илья Васильевич принял, на мой взгляд, благородное и простое решение – написал заявление об увольнении по собственному желанию.

 

Роман Попов: Во-первых, Людмила Анатольевна, я бы вам хотел сказать, что вам повезло с зятем. Столь компетентного человека, мне кажется, сейчас еще днем с огнем поискать. Я имею в виду и стаж, и образование соответствующее. Во-вторых, ситуация такая. Вы должны были... это я сейчас перефразирую 59.ru, а они в свою очередь, насколько я понимаю, цитируют господина Морозенко, вы должны были поставить сити-менеджера в известность перед тем, как назначить зятя директором школы. Сити-менеджер должен вынести этот вопрос на обсуждение комиссии в департаменте образования. А поскольку этого не было сделано, соответственно, он виноват. Отложим в сторону написание заявления по собственному желанию. Вы действительно должны были поставить Маховикова в известность?

 

Людмила Гаджиева: Решение о приеме и назначении на должность руководителя учреждения и приказ о назначении подписывается мною – начальником департамента образования, как работодателем. Поэтому никакого отношения Анатолий Юрьевич к моим управленческим решениям не имеет. И не надо сейчас увязывать креатуру Анатолия Юрьевича к этой ситуации.

 

Данил Постаногов: Людмила Анатольевна, вы же наверняка не могли не предположить, когда назначали родственника на должность директора, что это вызовет среди, так скажем, ваших противников в городе Перми некий резонанс, и они будут поднимать эту историю. Нельзя было заранее как-то сгладить возникающую проблему, возникающий конфликт?

 

Роман Попов: Соломки подстелить.

 

Людмила Гаджиева: Я хочу сказать, и думаю, что юристы здесь со мной согласятся, что зять не является родственником. Зять находится с тещей в отношениях ?????? (неразборчиво), не более того. Поэтому я полностью была убеждена, да в принципе, и сейчас убеждена, что мы все требования федерального законодательства выполнили. Но поскольку прокуратура усмотрела конфликт интересов, такое решение принял Илья Васильевич.

 

Роман Попов: Директор школы – это человек, который осуществляет какие полномочия? Несмотря на кажущуюся абсурдность или, может, даже глупость вопроса, мне бы хотелось, чтобы это прояснили – чем занимается директор школы?

 

Людмила Гаджиева: Директор школы в первую очередь ведет управленческую деятельность. Он ставит цели деятельности образовательного учреждения на год, на пять лет. Он ставит задачи для конкретных исполнителей по достижению этой цели. Он принимает управленческие решения по грамотному расходованию бюджета образовательного учреждения. Он комплектует штат сотрудников, то есть воспитателей, если это садик, учителей, если это школа. Наверно, это самые общие вопросы. То есть он менеджер, хозяйственник. Ну я как всегда говорю, даже не в связи с этой ситуацией. Сегодня в городе Перми кто такой директор? Это не учитель. Это управленец грамотный, это хозяйственник, это экономист, это юрист. И такая синергия таких качеств должна присутствовать у грамотного руководителя. Не каждый учитель способен соответствовать этим качествам. Поэтому даже федеральное законодательство, которое тоже изменилось, оно говорит о том, что сейчас главное не педагогическое образование, как это, может быть, было несколько десятилетий назад, а на первый момент выходит именно управленческое образование.

 

Роман Попов: То есть если у нас директор школы – это человек с таким сложным набором компетенций, то большинство текущих директоров, которые сейчас находятся на своих постах, занимают их больше 10-12, некоторые 15 лет, фактически не отвечают требованиям времени?

 

Людмила Гаджиева: Почему? Они отвечают требованиям времени, потому что все директора, которые на сегодняшний день работают, во-первых, они подтверждают свое соответствие аттестацией, они проходят периодически необходимое профессиональное образование, курсы повышения квалификации, то есть они полностью соответствуют. У нас не может работать директор, не соответствующий требованиям. И, кстати, у нас работают вполне успешно руководители, которые не имеют педагогического образования, и были назначены, они работают.

 

Роман Попов: То есть процесс смены директорского корпуса – это такой процесс точечный, скорее, это не волна. То есть нельзя сказать, что вы... я представляю себя в роли, допустим, вашего оппонента и пытаюсь понять, насколько корректно будет звучать фраза – «на волне замены директорского корпуса новыми кадрами начальник образования протолкнула» и так далее? То есть такой волны нет?

 

Людмила Гаджиева: Абсолютно такой волны нет. У нас ведь отрасль большая. У нас 450 юридических лиц. У нас регулярно происходит обновление кадров – кто-то уходит на пенсию, кто-то меняет место жительства, мы назначаем новых руководителей. Это весьма перманентный процесс, поэтому никакой массовой замены. Об этом даже и речи быть не может.

 

Данил Постаногов: Скажите, а вообще есть проблема с набором директоров школ? Это сложно найти такие кадры? Или, если сейчас 59 школа опять осталась без директора, насколько сложно будет найти нового?

 

Роман Попов: Как долго сейчас будет проходить этот процесс? Фактически получается, мы нисколечко не иронизируем и не кавычим, фактически получается, что из-за таких прихотей, по большому счету, с одной стороны, активистов профсоюза, а, с другой стороны, прокуратуры, школа осталась под конец учебного года без директора.

 

Людмила Гаджиева: Во-первых, не под конец учебного года. Я вам хочу сказать, что Илья Васильевич  сказал, что «я полюбил эту школу». Он полюбил детей, учителей. Хочется надеяться, что это взаимно, и поэтому чисто по-человечески, конечно, жаль, что такие решения принимаются. Что касается руководителей и их подбор. Честно вам скажу, что желающих стать директором образовательного учреждения много. Это я в департамент образования не могу найти специалистов, потому что зарплата низкая. А стать директором желающих очень много. Но проблема здесь какая, как я ее вижу. Очень сложно найти человека, как вы правильно подметили, который бы с одной стороны был стратег, и думал на 10 лет вперед, а с другой стороны, он был хозяйственник, юрист, со своей точкой зрения, с сильной позицией. Вот таких людей, очень мало людей, которые бы удовлетворяли всем этим качествам одновременно. В этом есть определенные сложности. Но работаем.

 

Роман Попов: Итак, активисты общественной организации совет «За права детей на образование» отправили в департамент образования Перми запрос, в котором просят назвать количество учеников 11 классов на 1 сентября 12-го года и их количество накануне сдачи ЕГЭ в мае-июне 13-го года. Как рассказал у нас в эфире координатор кампании Владимир Морозенко, есть сообщение, он так и сказал, что директора элитных школ вынуждают неуспевающих детей перевестись в обычные школы за несколько месяцев до ЕГЭ. Первый пункт. Часть детей, отчисленных из школы, уходят в никуда со справкой. Второй пункт. Это позволяет улучшить статистические показатели уже департаменту образования в целом – так считают общественники. Эффективность чиновников меряется результатами ЕГЭ по городу и в целом, и здесь идет очень плотное соревнование между городами. У нас есть возможность послушать небольшой отрывок из речи Владимира Морозенко.

 

СЮЖЕТ В ЗАПИСИ:

 

Ребенок, который переходит из одной школы в другую, на среднем это не сказывается. Средний по Перми сохраняется. Но есть другие ситуации, когда ребенка просто не допускают к сдаче экзамена ни в какой школе. Ему выдают справку вместо аттестата. Я вам как математик могу сказать, достаточно каждого 20-го ребенка из школы, который может показать плохие результаты, 1 из 20 уволить по всей Перми равномерно во всех школах, и это почти на 2 процента может поднять результаты ЕГЭ. А у нас с Самарой разница в десятых долях.

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ ЭФИРА:

 

Роман Попов: Правильно ли мы поняли ситуацию – между городами идет соревнование по среднему баллу ЕГЭ почище, чем в гонках «Формулы-1»?

 

Людмила Гаджиева: Может быть, я вас немножко разочарую. Соревнования между городами по ЕГЭ нет. Это мы для себя, город Пермь, приняли решение для того, чтобы как-то оценивать свою работу объективно, мы должны соотносить наши показатели с другими городами, сопоставимыми с нами, с крупными городами. Поэтому мы в инициативном порядке 3 года назад вышли на начальников департаментов вот в эти города, которые там звучат. Мы обмениваемся с ними по итогам ЕГЭ показателями – мы даем им свои показатели, они – свои. Не знаю, оценивают ли они сами себя, но мы приняли себя так оценивать. Мы считаем, что это правильно.

 

Роман Попов: Для вас, как для департамента, принципиально эта оценка? Да, вы сами себя оцениваете. Но для вас принципиально – выше вы Самары или ниже вы Самары? Я сейчас Самару привожу условным населенным пунктом.

 

Людмила Гаджиева: Почему это для меня принципиально? Потому что я душой болею за наших детей, пермяков-выпускников. Мы же понимаем, что к ЕГЭ можно относиться по-разному – любить ЕГЭ, не любить ЕГЭ. Но есть такие правила, и мы по ним живем. И мы ??????? (неразборчиво) пермские выпускники будут по баллам ЕГЭ проигрывать другим выпускникам других городов, то значит у них будет меньше шансов поступить в престижные вузы Российской Федерации. Поэтому лично мне результаты ЕГЭ ничего не дают. Моя премия от этого не зависит, так скажу прямо. Но это говорит о том, что наши дети конкурентоспособны по сравнению с другими выпускниками крупных городов России.

 

Данил Постаногов: Людмила Анатольевна, если с другой стороны посмотреть, вы же отчитываетесь потом по итогам работы перед главой администрации, глава администрации отчитывается перед депутатами, выдает красивые цифры.

 

Людмила Гаджиева: Ну да. Ну конечно, это для меня тоже важно.

 

Данил Постаногов: И вполне себе резон - подтянуть результат по ЕГЭ каким-либо образом, чтобы выглядеть красиво в глазах общественности.

 

Роман Попов: То есть фактически этот ваш показатель ведь это один из показателей в годовом отчете Анатолия Маховикова.

 

Людмила Гаджиева: Да, на самом деле, в этой части, действительно, эти показатели значимы не только для меня, но и для города, поэтому мы их используем, собственно, как и любые другие показатели. Но, согласитесь, высказывать предположение о том, что мы непорядочные, начинаем подтасовывать данные, это просто некорректно, это оскорбляет. Я считаю, что это вообще обвинение даже не в мой адрес, а вообще, я считаю, что это выступление господина Морозенко в адрес наших школ. То есть господин Морозенко выразил недоверие результатами ЕГЭ педагогических коллективов наших школ.  И я вам хочу сказать, что у нас буквально вчера состоялся разговор с рядом руководителей, они, возмущенные, звонили. И мне хотелось бы сегодня, используя ваш звонок, предложить господину Морозенко 30 мая в 3 часа прийти к нам на отраслевую коллегию директоров, где обсудить этот вопрос по ЕГЭ в открытом режиме. Поэтому это можно расценивать как приглашение, если он нас слушает. В любом случае, мы найдем способ его пригласить.

 

Роман Попов: Я вас уверяю, мы, безусловно, ему об этом сообщим. Директора элитных школ вынуждают неуспевающих детей перевестись в обычные школы за несколько месяцев до ЕГЭ. Это, по вашему мнению, правда? Это существующая ситуация? Вы можете предположить такую ситуацию?

 

Людмила Гаджиева: Это неправда. Если это есть, то это исключительные случаи, и мы по ним жестко разбираемся и наказываем. Но таких случаев нет.

 

Роман Попов: Часть детей, отчисленная из школ, уходит со справкой, это улучшает статистику по департаменту образования в целом. Я не буду вас просить это прокомментировать, это действительно так. Если часть неуспевающих детей уйдут со справкой, это, правда, улучшит статистику. То есть не нужно быть семи пядей во лбу, чтоб догадаться.

 

Людмила Гаджиева: Роман, вы неправы. Это важно. Что значит «со справкой»? Это значит, что ребенок сдавал ЕГЭ, и по русскому и по математике уже получил два, только тогда ему выдается справка. Он уже ?????? (неразборчиво) умудрился попортить показатели.

 

Роман Попов: Еще раз – невозможно, не приняв результат экзамена, не выставив что-то в шкале по ЕГЭ, невозможно отправить ребенка со справкой, так?

 

Людмила Гаджиева: По идее, так. У нас есть категории, да, если уже мы пошли разбираться, то есть категории не допущенных к экзамену. Это по федеральному положению об итоговой аттестации. То есть, если ребенок имеет, например, одну и более двоек, неудовлетворительные отметки, то педагогический коллектив имеет полное право у себя на педсовете принять решение он недопуске. Либо, например, ребенок не посещал по каким-то причинам занятия учебные больше половины, то есть 50 процентов он не посещал, педколлектив может проголосовать о недопуске. Вот таких детей у нас по итогам прошлого года 37 человек не допущены из 5218. И это составляет менее 1 процента всех выпускников школ. То есть те показатели, которые не могут никак даже при всем желании испортить статистику. Это обычная жизнь. Поэтому я хочу сказать – те результаты объективны.

 

Роман Попов: Активисты просят вас назвать количество учеников 11-х классов на 1 сентября 12-го и количество на май 13-го. Мы перед эфиром с вами проговаривали этот вопрос, и договорились, что у вас сейчас нет цифр. Я могу вас просто попросить в прямом эфире сказать, когда вы выложите эти цифры, и где их можно будет увидеть?

 

Людмила Гаджиева: Я думаю, что до конца мая мы эти цифры точно выложим, чтобы успеть собрать, структурировать. Я у себя их выложу в ВордПрессе. Можно к этому вопросу потом вернуться. Или 30 числа, если господин Морозенко к нам придет на коллегию директоров, мы эти цифры ему уже готовы показать.

 


Обсуждение
3385
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.