Верхний баннер
21:11 | ЧЕТВЕРГ | 21 ФЕВРАЛЯ 2019

$ 65.54 € 74.3

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70

22:00, 11 февраля 2014

"Всему, что произошло в пешнигортском детском доме, оценку даст следствие. Я узнал об этой ситуации из СМИ" - Павел Миков и.о. уполномоченного по правам ребенка в Пермском крае

- Давайте начнем с первой темы, которая сегодня является одним из серьезнейших оснований критики в ваш адрес. Это тема ситуации вокруг Пешнигортского детского дома. Я читал ваше интервью порталу 59.ru, не скрою, меня тоже если не смутили, то удивили ваши высказывания в отношении в отношении того, что там происходило и в отношении того, как потом развивались события. Прокомментируйте эту ситуацию сначала и до сегодняшнего момента.

 

- Комментировать ситуацию сегодня преждевременно, потому что ведутся следственные действия в рамках заведенных уголовных дел. Мой первый комментарий, который был дан журналистам, касался конкретной ситуации, которая произошла в Соль-Илецке Оренбургской области. И по тем материалам, которые находились в доследственной проверке, дети действительно заявляли, что отношения, в которые они вступили, были с обоюдного согласия. По этим материалам проверки, а проведена она была в сентябре, вплоть до ситуации, до начала декабря, уголовного дела не возбуждалось. В дальнейшем в связи с тем, что был вскрыт другой уже факт, который произошел в конце октября, материалы проверки первого факта, произошедшего в Соль-Илецке, были приобщены к материалам уголовного дела по фактам конца октября. И все, что я комментировал, это касалось первой ситуации, поскольку про вторую ситуацию я не знал, не был проинформирован. По первой же ситуации, там еще раз повторю, была проведена доследственная проверка…

 

- Кем?

 

- Следователями Кудымкарского следственного отдела.

 

- На вас выходили каким-то образом?

 

- Нет.

 

- То есть, аппарат уполномоченного по правам ребенка к этой ситуации…

 

- Это их нормальная следственная работа. О том, что проводятся следственные действия я был проинформирован директором детского дома, в связи с тем, что, по ее мнению…

 

- Когда вы были проинформированы? Тогда же, после первой проверки?

 

- Конечно. В связи с тем, что по ее мнению следователями были грубо нарушены права воспитанников. В частности, опрос детей проводился без участия законного представителя, психолога, без возможности участия адвоката. И об этом она меня проинформировала. Затем, она, как законный представитель детей-сирот, по этому факту проведения без законного представителя доследственной проверки, написала официальное обращение в адрес прокурора Пермского края Александра Белых и копию направила министру социального развития Татьяне Абдулиной. Для того, чтобы была проведена проверка и дана оценка законности действий при проведении доследственной проверки следователями кудымкарского МРСО. Без уведомления и участия законного представителя, привлечения к следственным действиям психолога и адвоката. Все. То есть, вот именно про эту ситуацию я и давал комментарии. Что произошло дальше, второй факт, и последующие факты стали известны и  вскрывались…

 

- Ваши комментарии уже никто не спрашивал?

 

- Там уже мы работали в рамках открывшегося уголовного дела. Я комментировал ситуацию, которая произошла в Соль-Илецке.

 

- То есть, можно предположить, что наши коллеги, выхватили из контекста фразу и привязали ее ко всей ситуации, забыв о том она касалась исключительно ситуации, произошедшей в Соль-Илецке.

 

- Совершенно верно.

 

- Аппарат уполномоченного по правам ребенка, который вы возглавляете… Ну, сейчас он станет аппаратом, потому что я так понимаю, что там грозят некоторые структурные изменения в организационной форме самого уполномоченного по правам ребенка в Пермском каре, и это будет рассматриваться на Законодательном собрании на следующей неделе.

 

- Нет, закон региональный об уполномоченном по правам ребенка вступил в силу 1 января 2014 года. Все необходимые организационно-штатные мероприятия в настоящее время проведены.

 

- То есть, сейчас можно говорить о существовании аппарата уполномоченного по правам ребенка? А не должности в аппарате уполномоченного по правам человека?

 

- Нет. Не совсем это правильно. У нас есть государственная должность Пермского края уполномоченного по правам ребенка в Пермском крае. И в соответствии с законодательством обеспечивает его деятельность отдел по защите прав ребенка в аппарате уполномоченного по правам человека в Пермском крае.

 

- Понятно.

 

- Это структурные изменения.

 

- Я почему об этом заговорил, чтобы быть корректным в формулировках. Возвращаясь к ситуации в Пешнигорте. Все, что вы сейчас перечислили, это соблюдение каких-то формальных, необходимых процедур, которые там вроде бы были. Та же самая директриса сегодня является фигуранткой уголовного дела. Не кажется ли вам, что претензии журналистов обоснованы в той части, что вы, получив сигнал от человека, который априори заинтересован в не вынесении сора из избы, вовремя на него не среагировали, ведь директриса была заинтересована…

 

- Подождите. Давайте уважительно относиться к любому должностному лицу. Директриса – это уничижительно. Есть директор, уважаемый всеми, проработавший 45 лет в системе образования. Еще раз повторю, директор…

 

- Если я позволил себе некорректность, пусть. Хорошо, директор – фигурант уголовного дела.

 

- Она проинформировала, еще раз повторяю, об этой ситуации своего учредителя, прокуратуру Пермского края, в связи с тем, что были проведены эти доследственные проверки.

 

- Когда скрывать ситуацию стало уже невозможно, и заговорили преподаватели.

 

- Нет, не правда, не правда. Еще раз повторю. Вы не путайте, два разных абсолютно факта. Все, что произошло в конце октября у нас непосредственно в детском доме, вот этому оценку и как это все было, сейчас даст следствие. Я узнал об этой ситуации ровно так же как и все остальные, из средства массовой информации.

 

- А почему директриса к вам не обратилась, если средства массовой информации стали источников? Ведь вы как раз тот инструмент, который помогает защитить детей от других детей, от взрослых, в данном случае халатное отношение к своим обязанностям, если не с вашей стороны, то со стороны директрисы.

 

- Директора. Я еще раз повторяю.

 

- Хорошо, директора. Я не считаю, что слово директриса уничижительное.

 

- Ну, это вы так не считаете. А люди воспринимают, еще раз повторю, она 45 лет профессионально работала, и в настоящее время уволена она в связи с этой ситуацией, но вы сами понимаете, каково человеку сейчас переживать эту ситуацию. В соответствии со своими инструкциями, директор обязана была проинформировать своего учредителя, это министерство социального развития Пермского края, и второе, это проинформировать правоохранительные органы. В рамках того, что сделано или не сделано, сейчас заведено уголовное дело, следствие ведётся, точку поставит в этом деле суд. Больше в этой ситуации пока комментировать нечего.

 

- Если отойти от несколько формальной стороны дела. Вот с моральной точки зрения все там происходящее, вы, как человек, ведь ни для кого не секрет, что вы тоже воспитанник детского дома, и вы знаете изнутри, как выглядит эта система, как она выглядела. У меня очень много дискуссий было с моей бабушкой педагогом, которая была эвакуирована с первым детским домом сюда в Пермь, и всю жизнь там проработала, она мне рассказывала многие интересные вещи о взаимоотношениях людей, которые там находятся. И о том, как это изменилось с 70-х, 80-х к сегодняшней ситуации. Вы, как человек, знающий эту ситуацию изнутри, как вы прокомментируете все, что там происходит? В действительности можно говорить о том, что там много из того, что нам со стороны кажется как ужас, ужас, нормальная, обыденная ситуация взаимодействия детей, оставшихся без попечения родителей.

 

- В чем вы абсолютно правы и ваша бабушка права, произошла громаднейшая эволюция в поведении детей в стране, не только детей, воспитанников детских домов, но и просто детей. Та эротически созданная информационная среда, в которой живёт современный ребенок, очень рано пробуждает в нем сексуальное влечение. С учетом особенностей психического здоровья детей, и быстроты физиологического созревания, сексуальное влечение друг к другу у них еще быстрее происходит, чем у физически и психически здоровых детей. Но отдавать отчет в своих действиях о том, что это преступно, это противоправно, они в полной мере сегодня не могут. Это первое, второе, очень важно понимать, почему дети-сироты очень рано вступают в половые отношения. Есть исследования как пермских, так и московских психологов, они четко показывают, это мнимый поиск привязанности, любви, взаимоотношений. Поэтому для них очень важно, недополучив условно говоря, любовь, они ищут ее в таких нормальный, обычных, условно говоря…

 

- То есть, в шестнадцатилетние парни могут изнасиловать тринадцатилетних девчонок…

 

- Подождите. Не передёргивайте, пожалуйста. Я еще раз говорю, есть исследования. Все, что там произошло, точку поставит следствие и суд. Но я вам объясняю, почему у нас сегодня проблема ранних половых отношений возникла. И она не касается только детей воспитывающихся в детском доме. По итогам 2012 года Пермский край занимал 5-е место среди субъектов Российской Федерации по количеству абортов сред несовершеннолетних девочек в возрасте до 16 лет. 652 девочки, которым были совершены аборты за год.

 

- При этом не из детских домов?

 

- Совершенно верно. Из них до 14 лет, еще более младший возраст, 21 аборт.

 

- Сколько из них вступали в половые отношения, приведшие к беременности, по обоюдному согласию?

 

- Это уже никто не разбирает.

 

- Поему?

 

- Потому что в данном случае, давайте сравним с другой статистикой, сколько было зарегистрировано, было заведено уголовных дел из этих 652 фактов беременности и абортов среди несовершеннолетних в возрасте до 16 лет. Это уголовно преследуемое деяние, и по крайней мере подпадает под статью 134 уголовного кодекса. Там в десятки раз меньше этих дел. По прошлому году, по 2013 году, эта цифра составили около 15, 12 или 13, по моему, таких дел. Вот и считайте. С одной стороны это уголовно преследуемое деяние, вступление с заведомо несовершеннолетней, в возрасте, не достигшем 16 лет, с другой стороны…

 

- Это отсутствие уголовного преследования. То есть обоюдное согласие.

 

- В этом смысле никто такую статистику не ведет.

 

- Поговорили о Пешнигорте, мне кажется, тема исчерпана, и вернуться к ней будет целесообразно после уголовно-следственных действий, которые сейчас проводятся. Там более 7 уголовных дел заведено, если я не ошибаюсь?

 

- По 7 фактам.   

 

- Но это сама по себе достаточно ужасающая цифра. Если 7 эпизодов объединены сейчас в одно уголовное дело, это уже о многом говорит. Давайте поговорим о том, что происходит в эти минуты. Сегодня и завтра члены правозащитной общественной организации, регионального отделения общественной организации Родительское всероссийское сопротивление намерены провести пикеты против вашего назначения на должность уполномоченного по правам ребенка, как мы знаем, губернатор вашу кандидатуру представил. Это встретило отклики, причем диаметрально противоположные отклики со стороны журналистов и общественности. Вот собирались провести пикет против, но есть люди, которые и за вашу кандидатуру. Но и те, кто против, голоса их услышаны, в том числе и в нашем радиоэфире. Что у вас есть им ответить? И почему вам кажется, что против вас идет такая информационная война в какой-то степени?

 

- Во-первых, то, что граждане Российской Федерации имеют право свободно выражать свое мнение, в том числе, собираться мирно, без оружия, проводить демонстрации, митинги, пикеты…

 

- Это опять же форма, давайте по содержанию, они против вашей кандидатуры.

 

- Подождите. Это их право, выйти на улицы или иным другим способом свое отношение к каждому, к любому должностному лицу, работающему на госслужбе, выразить. Они выбрали такой способ, решили выйти на улицу, продемонстрировать всему обществу, что они против. Это нормальная демократическая процедура. Ее должен воспринять любой государственный служащий, вне зависимости от своего ранга, должности, и так далее. Это первое. Второе, для меня, эта форма, которую выбрала данная общественная организация, выстраивания взаимоотношений взаимодействия с уполномоченным, достаточно странна. За 6 лет моей работы в должности уполномоченного по правам ребенка в Пермском крае в моей адрес от данной организации не поступало ни одной общественной инициативы, ни одной идеи о реализации проекта по оказанию помощи конкретному ребенку, семье с детьми. Никаких конструктивных предложений и вообще каких-либо отношений за 6 лет работы у уполномоченного по правам ребенка не было. И вместе с тем, есть десятки организаций, общественных организаций в Пермском крае, с которыми мы за эти 6 лет реализовали почти сотню проектов в интересах семей и детей в Пермском крае. Оказана конкретная помощь отдельным детям, группам детей, учреждениям. И вот этим людям, пермякам, которые бескорыстно, как по собственной инициативе, так и объединившись в организации, приходя ко мне за поддержкой и помощью, я безмерно благодарен. Потому что они ни на улицы выходят для того, чтобы выразить свое отношение, а они каждый день помогают детям, помогают семьям с детьми, помогают людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию, и чем я могу в рамках своих полномочий и компетенций, я таким организациям всегда помогал и буду помогать.

 

- А помогать Всероссийскому родительскому сопротивлению вы не намерены?

 

- И в этом отношении те организации, которые на протяжении всего периода моей деятельности в должности уполномоченного сотрудничали со мной, и продолжаем мы сейчас реализовывать длительные какие-то проекты, они тоже свое отношение выразили. Они направили официальные письма, и не сегодня, а раньше когда принималось решение губернатором о том, кого…

 

- С просьбой именно вашу кандидатуру представить на эту должность.

 

- Да. Все это было сделано. Но это не громко, спокойно, в режиме нормальной рабочей практики. Потому что люди не привыкли кричать, люди привыкли работать.

 

- Я переформулирую вопрос. Есть четкое убеждение, что против вас идет информационная война. Первое, вы с этим утверждением согласны? Если согласны, то откуда у этой информационной войны уши растут. А если не согласны, то почему.

 

- Я не занимаюсь конспирологической деятельностью. Пусть конспирологи, политологи Пермского края и других регионов пытаются найти  причины. В чем тут проблемы, кто развязал эту информационную войну. Или как меня сегодня уже спрашивали, может быть это политический заказ. Пусть конспирологи в этом разбираются.

 

- Вы самоустранились от этого?

 

- Я воспринимаю эту ситуацию как нормальную реализацию права граждан выразить свое отношение и мнение по поводу деятельности конкретного должностного лица.

 

- Ясно. Сегодня аппарат уполномоченного, как мы уже выяснили, претерпел некоторые изменения, и это с одной стороны все-таки вкусная должность. Возвращаясь к политике. Есть ли кто-то, кто способен был бы претендовать на эту должность кроме вас, и может ли это быть основанием для того, чтобы развязать против вас некое подобие того, что сейчас происходит?

 

- Если у людей есть такие намерение, то в соответствии с законом, наверное, у нас субъекты законодательной инициативы, которые имеют право на выдвижение кандидатуры на должность уполномоченного, они бы это сделали в установленный законом срок. В настоящее время в Законодательное собрание Пермского края внесена только губернатором Пермского края моя кандидатура на рассмотрении на пленарном заседании 20 февраля. А остальные субъекты данной инициативы не выдвинули своих кандидатов. И вопрос здесь тогда уже другой, что это такое? Я не знаю.

 

- У нас есть телефонный звонок. Как вас зовут?

 

Слушатель: Здравствуйте, Елена. Комментарий небольшой. Просто я целиком и полностью Павла Микова поддерживаю. Очень хороший работник и дай бог, чтобы и дальше он работал, и среди нашего правительства не так много таких честных и правильных. И да, я думаю, что это информационная вона против него.

 

- Вот на ваш-то взгляд, с чем она связана? Вот Павел Владимирович здесь, его критики слушают наш эфир, я знаю об этом.

 

Слушатель: Вы правильно сказали, вкусная должность.

 

- Спасибо. Я просто достаточно плотно изучил все претензии, которые звучат в ваш адрес, по крайней мере, от представителей Всероссийского родительского сопротивления, выходящих на пикет. И все они касаются ситуации вокруг изнасилований в пешнигортском детском доме. И все обвиняют вас в недостаточно активных действиях по устранению этой проблемы. И чуть ли не до того договорились, что вы были в сговоре с директором. Чтобы не выносить сор из избы. Давайте сразу все эти слухи подобного формата развеем. Ведь это слухи? Или у этого дыма есть огонь.

 

- Еще раз повторю, идет следствие, те люди, которые что-то домысливают, как-то предполагают в моих ли действиях, действиях директора, это, еще раз повторю на уровне слухов. И их собственных домыслов, вымыслов, как угодно это назовите. Во всем это, что произошло, точку поставит суд. До тех пор, и это нормальная практика, особенно уполномоченного по правам ребенка или по правам человека, мы должны защищать не только потерпевшую сторону, но и подозреваемых, это то, что касается несовершеннолетних, которые подозреваются в совершении преступления. Ведь в отношении подозреваемых права ребенка действуют в равном объеме, как и в отношении потерпевших. И до тех пор, пока вина детей не будет доказана судом и вступившим в силу приговором суда, на них распространяется, так же как и на любого другого человека презумпция невиновности. Никто не может быть обвинен в преступлении, пока его вина не доказана в установленном законом порядке, приговором суда. В этом отношении, назвать мои действия не активными, я бы так не заказал. Ситуация сейчас какая на сегодняшний день в этом детском доме. По моей просьбе, туда выехала в понедельник, как только каникулы прошли, мы начали проводить эту работу, выехала бригада высоко квалифицированных специалистов-психологов. Для изучения психоэмоционального состояния детей, коллектива, и выработки рекомендаций и выработке рекомендаций для детей. Они мне рассказали, предварительные данные, состояние очень тяжёлое. Подавленное. Высокий уровень тревожности. В коллективе очень тяжелое настроение, потому что, вы знаете, одновременно были уволены в связи с этими событиями 5 сотрудников. Люди не желают оставаться дальше работать в этом детском доме. Директор новый до сих пор не назначен. В самом селе, где находится детский дом идет просто давление на воспитанников, родители настраивают своих детей против, учителя школ, казалось бы, гуменная профессия, которая должна прийти на помощь детям,  выступили против, стали делать заявления. Закройте у нас детский дом, увезите отсюда детей, они нам тут не нужны. Вот что произошло. Социально-психологическая ситуация ужаснейшая.

 

- Такое мощное внимание, которое привлекла эта ситуация, не на руку ни следователям, задача которых прекратить это безобразие и разобраться в том, кто же все-таки виноват, ни детям, которые остались и которым жить там дальше.

 

- Совершенно верно.

 

- Именно публичность всей этой истории, то, против чего вы выступали изначально.

 

- Совершенно верно. Потому что последствия социально-психологические для 60 воспитанников, ни для одной потерпевшей, двух потерпевших, трех девочек, следствие ведется, а для 60 последствия социально-психологические оказались катастрофичными.

 

- Более катастрофичными, чем последствия для изнасилованных девочек?

 

- Интересы всех детей мы должны обеспечивать наилучшим образом. Вот все, что касается потерпевших. Я обратился в министерство социального развития и попросил этих девочек из этого детского дома для проведения объективных следственных действий вывести. Чтобы на них не было никакого давления.

 

- Их вывезли?

 

- Совершенно верно. В другое учреждение. Они сейчас в детском доме не живут. С детьми с воспитателями, которые работают, не контактируют абсолютно. В отношении всех остальных детей, еще раз повторю, к подозреваемому, я попросил в соответствии с законом, чтобы был заключен договор с адвокатом, чтобы ему было тоже обеспечено юридическое сопровождение, помощь, это его право, получать юридическую помощь. И далее сейчас мы работаем с общественными организациями, которые будут менять ситуацию. Первый шаг сделан. В начале марта туда на 3 дня в детский дом и в село поедет одна благотворительная организация, мы будем проводить с ними совместно такой психологический коммуникативный марафон. Чтобы восстановить отношения между детьми, которые учатся в одной школе, детьми из детского дома и из семей. И двух коллективов. Потому что дальше, вы правы абсолютно, им жить там вместе дальше. И надо вот это недоверие, то, что произошло, что они оказались в этой сложнейшей психоэмоциональной ситуации, и в изоляции в маленьком селе. Ее надо исправлять эту ситуацию.

 

- Наша тема палка о двух концах. Очень сложная моральная ситуация, которая складывалась, вы ее охарактеризовали именно как напряженную с той стороны, с противоположной, а не со стороны тех, кто ратует только за избавление от этих ужасных насильников несовершеннолетних девочек, которых в буквальном смысле склоняли к тому, что у нас сегодня называется… Ну, не знаю, половым контактом можно ли это назвать. Я лишь позволю себе процитировать одного из ваших критиков Алексея Мазурова, председателя регионального отделения общественной организации защиты семьи Родительское всероссийское сопротивление, которые и будут провидеть пикет против назначения вас на эту должность, которую вы уже занимаете много лет: «Если для пермского детского омбудсмена начало половой жизни в 13 лет является нормой, но для людей, воспитанных на традиционных семейных ценностях – это отвратительно и недопустимо. Похоже, что для Павла Микова ребенок является не объектом любви и заботы, а какой-то сексуально свободной личностью. Подобные высказывания с его стороны не вызывают удивления, потому что он является одним из главных сторонников введения сексуального воспитания детей. Он перешел грань дозволенного и очередное его назначение на должность уполномоченного по правам ребенка сроком на 5 лет является недопустимым. Таким людям нельзя работать с детьми. Мы призываем неравнодушных граждан выйти и выступить против». По поводу сексуального воспитания, я знаю, что вы один из тех, кто продвигает идею подобных взаимодействий.

 

- Ну, давайте будем точны. Не повторяйте, пожалуйста, манипулятивные изменения моих высказываний и слов. Я от них не отказываюсь,  но давайте говорить честно, о чем я всегда говорил в связи с той ситуацией, которая у нас в крае есть, я напомню, Пермский край сегодня занимает 5 место среди всех субъектов Российской Федерации по количеству абортов среди несовершеннолетних. Говорить о высоконравственном и сохранении семейных ценностей, за которые так ратует эта организация…

 

- Смешно.

 

- Достаточно сложно.

 

- Я с вами согласен.

 

- И в этом отношении мне было бы гораздо лучше, если бы эта организация занималась семейно-нравственным воспитанием, работала бы в детских коллективах, рассказывала о том, как нужно сохранять целомудрие, до какого возраста и так далее. И благодаря бы их действиям у нас в крае меньше бы было беременных несовершеннолетних, меньше бы было абортов у несовершеннолетних, нежеланных детей, ранних браков и так далее. Вот это была бы конструктивная, нормальная деятельность. А во всех своих публичных выступлениях я всегда подчеркивал, мы сегодня в связи с этой сложнейшей ситуацией с детским репродуктивным здоровьем, и ситуации, которую мы должны честно признать и не прятаться как страусы, голову в песок, дети вступают в половые отношения. Это объективная реальность.

 

- Значительно раньше, чем это было 30 лет назад.

 

- Совершенно верно. И это объективная реальность. И в связи с этим задача сегодня стоит, создание и реализация программ семейно-нравственного воспитания, в рамках которого должны преподаваться вопросы взаимоотношения между полами. Господин Мазуров, или товарищ, как его правильно называть, он абсолютно перевирает слова. Есть большая разница между семейно-нравственным воспитанием, в рамках которого, в контексте которого происходит половое воспитание детей и сексуальным просвещением. То, о чем он говорит, это его вымышленные слова, и ни одного доказательства о том, что уполномоченный призывал к ранней сексуальной жизни, к сексуальному просвещению у них нет, и они это прекрасно знают.

 

- К нам прорывается телефонный звонок. Здравствуйте, как вас зовут?

 

Слушатель: Здравствуйте. Мазуров Алексей Родительское всероссийское сопротивление.

 

- Вот, как раз Мазуров Алексей. Я только что процитировал ваши слова.

 

Слушатель: По поводу случая в детском доме, дело в том, что конкретно данный случай явился просто последней каплей. Мы претензии к Павлу Владимировичу уже очень давно предъявляли. И конкретно предлагали ему поучаствовать в круглом столе, который мы проводили в июне. Павел Владимирович на данный круглый стол не пришел. Еще один момент, связанный с тем, что он говорит, что за 6 лет мы к нему не обращались. Нашей организации 9 февраля исполнился год. 9 февраля 2013 года мы проводили съезд нашей организации. К нам даже приходил президент. Соответственно, мы по сути дела только начинаем работу. Это что касаемо обвинений Павла Владимировича.

 

- А можно сразу к вам вопрос. А не кажется ли вам, что начинать работу лучше с попытки найти взаимодействие, нежели с пикетов против. Лучше может быть сначала попробовать за? Я если честно, так и не понял, обрисуйте в двух словах ваши претензии к уполномоченному по правам ребенка. Вы сказали, что ситуация в Пешнигортом последняя капля. До этого какие капли были в той чаше терпения?

 

Слушатель: Я еще раз повторюсь, что мы предлагали Павлу Владимировичу поучаствовать в нашем круглом столе, который мы проводили в июне.

 

- А круглый стол чему был посвящен? Какие вопросы вы там ставили перед собой и перед собравшимися?

 

Слушатель: Конкретно круглый стол в июне был посвящен продвижению в России пагубных, с нашей точки зрения, западных ювенальных технологий.

 

- Вообще, отношение к ювенальной юстиции как  к таковой, не только у нашего журналистского сообщества не однозначное, но я знаю, что и у Павла Владимировича тоже. Тут я выступлю в его защиту. Но, тем не менее, может быть, это повод, чтобы встретиться вам у нас здесь на площадке «Эха»? Я вас приглашаю.

 

Слушатель: Мы абсолютно открыты. Я ни в коем случае не занимаю такую позицию, чтобы убегать от Павла Владимировича. Если Павел Владимирович согласен на диалог, мы тоже согласны на диалог.

 

- На счет чего? По поводу каких конкретных высказываний о ювенальной юстиции Павла Микова вы сейчас выступаете?

 

Слушатель: Если мы начинаем говорить по поводу западных ювенальных технологий, я прямо говорю, что я Павел Владимирович пропагандирует у нас введение таких технологий.

 

- Назовите пожалуйста, каких. То, что мы должны вернуться к милосердию к несовершеннолетним, находящимся в местах лишения свободы? То, что мы должны относится к ним так же, как к детям, которые оступились и давать им шанс на будущее? Вы знаете, что ювенальная юстиция – это система работы по профилактике несовершеннолетних правонарушителей, и система особого судопроизводства, проведения следственных действий и исполнения наказаний в отношении детей,  вступивших в конфликт с законом. Ювенальная юстиция касается только исключительно несовершеннолетних правонарушителей.

 

Слушатель: Я не говорил слова ювенальная юстиция.

 

- Да, тут Алексей прав.

 

- И все ювенальные технологии, о которых вы говорите, это ровно касается восстановления ребенка, выступившего в конфликт с законом, с обществом в нормальные отношения. Вы абсолютно неверно понимаете, что такое ювенальные технологии. Что такое ювенальная юстиция.

 

- Алексей, я предлагаю вам выбрать нейтральную площадку, нашу студию и здесь обсудить эти темы в прямом эфире. Мы к этому готовы.

Обсуждение
1821
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.