Верхний баннер
19:12 | | 29 МАРТА 2020

$ 77.73 € 85.74

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

22:00, 27 марта 2014
Автор: Роман Попов

Об аварийности на пермских дорогах, борьбе с наркоманией и нарушениях в лесной отрасли Пермского края Владимир Чулошников, депутат заксобрания Пермского края

- Самая первая история, которую я хотел попросить вас прокомментировать, это недавний блог Виктора Басаргина «Время строить». Несколько цитат из этого блога я вам сейчас сообщу. «Провели совещание по пермским дорогам — по строительству и по текущему содержанию. Сейчас это тема одна из главных, возвращаться к ней будем постоянно. Хотел обозначить некоторые моменты, очевидные уже сегодня. Во-первых, качество. Когда асфальт сходит вместе со снегом — недопустимо. Ответственность за такое «строительство» будет жесткой. Предельно жесткой. У нас уже начались «посадки» тех, благодаря кому сегодня мы вынуждены разгребать проблему обманутых дольщиков. Если понадобится, если иначе «не проймет» — дойдет и до такого». Конец цитаты. То есть, губернатор посылает определенного рода привет тем, кто отвечает за дороги. Причем в качестве примера возникает история с обманутыми дольщиками. Дескать, начали сажать, а ведь там и правда уже начали сажать. Ваше личное ощущение. Дойдет ли до посадок тех, кто отвечает за дроги.

 

- Я полностью согласен с Виктором Федоровичем. На сегодняшний момент  наши дороги желают лучшего, состояние наших дорог, имеется в виду. Думаю, что на сегодняшний момент управление по борьбе с экономическими преступлениями и правоохранительные органы уже работают в этом направлении. Если на сегодняшний момент во взаимодействии с администрацией губернатора, то я думаю, что перспектива есть. В его словах позитив.

 

- Перспектива посадок.

 

- Перспектива уголовных дел. Давайте не будем о посадках.

 

- Вы, в общем, профессионал в сфере правоохранительной, я, поэтому вашим словам верю. А если в этих словах есть перспектива уголовных дел и в то же время губернатор обозначает, что это уже не первый случай  с дорогами, снегом и асфальтом, то почему раньше не было перспективы уголовных дел?

 

- Ну, почему. На сегодняшний момент точно могу сказать, что уголовные дела в данной сфере расследовались, были в суде, заканчивались. Просто, они на уровне подрядчика заканчивались. В Виктора Федоровича, я думаю, интересуют более серьезные фигуранты.

 

- Вполне возможно, что уровень фигур поднимется от подрядчика куда-то к заказчикам и так далее.

 

- Да, да.

 

- То есть, фактически, как бы выразиться покорректнее, предупреждение своим, кто вот сейчас на этой стороне баррикад, тем, кто в администрациях разного уровня.

 

- Я не знаю, я не готов вам сказать, кто на сегодняшний момент получил подряды на строительство наших дорог. Но в принципе, думаю, что Виктор Федорович увидел, что снег сошел, его это беспокоит. И это одна из объективных причин сегодня роста ДТП.

 

- Это определенно. Кстати, если мы будем говорить про рост ДТП. Вчера у нас состоялась программа «Дальний свет», общались мы там с начальником одела пропаганды, Владимиром Васениным, знакомил он нас с цифрами. И наших слушателях в том числе. Вообще, конечно, ситуация с пешеходной смертностью, с пешеходной аварийностью катастрофическая. Если мы возьмем 2013 год, определенно. В частности, мы говорили про один из путей выхода активную пропагандистскую работу, в частности он нам говорил про грядущую акцию «Притормози». Помимо пропагандистской работы, какие еще пути вы лично видите в подобного рода направлениях?

 

- Если говорить о пешеходах на сегодняшний момент, мы со своими коллегами неоднократно эту тему обсуждали. И я рад, что они на сегодняшний момент находят какие-то новые формы. Потому что те старые формы, котоыре мы использовали в школах, раньше, они уже, не то что изжили, но они устарели. Нужны новые формы сегодня. Вы сами являетесь участником дорожного движения, вы видите, если пешеходы переходят, наушники, и экран какого-то телефона перед собой. Они практически ничего не слышат и не видят. Я рад, что они на сегодня занимаются этим. Это в первую очередь. И второе, сходя из того, что количество ДТП растет, и то, что 80% причиной ДТП являются водители, я думаю, что на сегодняшний момент нужно посмотреть, как мы готовим этих водителей. Ведь на сегодняшний момент школы, котоыре готовят этих водителей, они готовят не изучение. Они готовят, чтобы они сдали на права. И даже те маршруты, котоыре используют сотрудники ГИБДД, они тоже используют в своих учебных процессах. И буквально последняя проверка прокуратуры всех этих учебных заведений получается, что где-то 90% с нарушениями. Вот в чем причина.

 

- Я знаю несколько профессиональных преподавателей, инструкторов по контраварийной подготовке, у которых основной объем работы приходится именно на выпускников автошкол. У них даже принцип есть такой, вы идите, получите права, а потом мы вами займемся. Это связано, конечно, с набором бюрократических разных условностей, но никто уже не запрещает человеку, имеющему водительское удостоверение, продолжать обучение с профессиональным инструктором. Так вот, я помню, допустим, у Михаила Александровича Гофмана одно из первых упражнений, которое он делает с курсантами, это упражнение, направленное на банальную вещь, определение габаритов автомобиля. Оказывается, что человек, у него есть в/у, у него есть право выезжать на дороги общего пользования. Он не знает, где у него находится правая сторона автомобиля. Он просто не чувствует этого физически. А сколько при этом навыков, которые в автошколах просто не объясняют. Обгон. Как правильно выходить на обгон, как правильно возвращаться в полосу. Поворот. Как рассчитывать. И это все не относится даже близко к каким-то экстремальным приемам. Создается ощущение, что в наших автошколах надо очень серьезно пересматривать всю программу подготовки. И ведь это ощущение не у меня одного. И оно уже не первый год.  Что уже сделано в этом направлении, что может быть сделано?

 

- На сегодняшний момент скажу, как было, так и остается. Единственное, что я знаю, что в соседних регионах, в том же Татарстане там 3 месяца обучение происходит. Именно в дневное время. Как было раньше. Человека готовят не только для того, чтобы он сдал экзамен на получение водительского удостоверения, а в целом, чтобы он был нормальным, полноценным участником дорожного движения. Я думаю, что на сегодняшний день надо усилить контроль за этим. И учебный процесс должен быть более действенным, может быть более длительным. Увеличить количество часов учебного процесса. Все равно, что-то нужно делать. Потому что на сегодняшний момент даже из этих 80% больше всего совершают ДТП люди, котоыре до 3 лет после получения водительского удостоверения. Это раз. Второе, те школы, котоыре сегодня готовят, как мы с вами говорили только для того, чтобы они сдали экзамен, с первого раза. Они сдают всего 25%. Это статистика. Только четвертая часть.

 

- Это при всем при том, что практическую часть экзамена я хорошо помню, сейчас она насколько я понимаю, не усложнилась, а наоборот даже несколько облегчилась. В моем случае практическая часть экзамена в виде вождения по городу не превышала 1 км. Это я, руку на сердце положа. Я просто помню точку, где я сел в машину, и точку, где мне сказали, все, выходи, уступай место, отправляйся на бульвар Гагарина, 80, оформляй документы. По всем моим прикидкам это было не больше километра.

 

- Вот вы сами говорите об этом и потом интенсивность дорожного движения, где-то за последний год у нас только регистрация транспорта выросла на 15%. У нас уже больше миллиона машин.

 

- Вы как депутат Заксобрания можете что-то сделать с этим? Подготовить законопроект, поработать с коллегами, направить в Государственную думу, может быть.

 

- Мы работаем над этим совместно с моими коллегами в правоохранительных органах и министерством образования.

 

- Сейчас к еще одной истории, она не с этой недели. Она уже последний месяц тянется. Руководитель главка МВД генерал Валяев отправляется в Москву. Я так понимаю, что он уже там. У него новое место работы. Здесь пока кто-то исполняет обязанности. А как дальше произойдет процесс появления у нас нового генерала, нового руководителя главка.

 

- Юрий Константинович получил новое назначение. Убыл на свое место службы. На сегодняшний день, думаю, новое назначение управления кадров министерства внутренних дел подготовит кандидатуры, котоыре будут одобрены министром. После чего данные документы поступают в администрацию президента. И на комиссии рассматривают кандидатов. Новый подобранный кандидат, после указа президента, Владимира Владимировича Путина, будет назначен начальником Главного управления внутренних дел.

 

- По вашим неким связям, контактам, есть ли некий шорт-лист. Я не прошу даже их назвать. Вы предполагаете, кто это может быть.

 

- Я не буду переходить на персоналии, но естественно, я предполагаю.

 

- Я имею в виду, в структуре МВД более или менее понятно, кто, куда может передвинуться, кто, куда может встать.

 

- Да, конечно.

 

- И по вашим оценкам, насколько Пермский край выиграет, проиграет в этом коротком списке. Насколько профессиональные, насколько адекватные, насколько знакомые вам специалисты?

 

- Я думаю, что на сегодняшний момент, по тем данным, котоыре у меня есть, если они будут назначены, думаю, что Пермский край не проиграет, а только выиграет. Даже на сегодняшний момент у нас довольно сильная команда в правоохранительных органах, которая управляет на сегодняшний момент исполняет обязанности, как вы говорите. Начальник полиции сегодня достаточно серьезный и сильный, Михаил Ильич Давыдов. Думаю, что все будет нормально.

 

- Еще одна история, я знаю, что к вам обращались пострадавшие по вопросам компенсации в ночном клубе «Хромая лошадь». Эта история тянется у нас из месяца в месяц, из года в год, видимо, будет тянуться очень долго. Я знаю, что вы на этот счет принимали контакты с судебными приставами. Чем у вас закончилась ваша личная эпопея.

 

- Я бы сказал, что она не закончилась. Буквально на днях я принимал в общественной приемной «Единой России». Ко мне снова обратились пострадавшие. Как вы сказали, да, я был у судебных приставов. Мы этот вопрос решали непосредственно с Николаем Николаевичем Кочетковым. Он поставил эту тему, это проблему на контроль. Я это знаю, я видел публикации все. Она еще не закончена. Мы над этой проблемой работаем. Потому что я думаю, что это длительный процесс. И он займет много времени и сил.

 

- Не так давно, судебные приставы проводили такой показательный процесс, абсолютно показательный. Они описывали имущество Анатолия Зака. Это был какой-то бар в центре города. Они оповещали об этом средства массовой информации, у нас ребята приезжали, смотрели. Как вы считаете, подобного рода действия, работа с имуществом Анатолия Зака. Они могут привести к тем последствиям, к тем результатам, которых хотят родственники пострадавших. Проще говоря, хватит денег у Зака. Если уж все, все, все описать, продать реализовать.

 

- Вы такой вопрос задаете, я не готов на сегодняшний день. Какое материальное состояние у нас у товарища Зака, не знаю, сколько у него денег и хватит ли на всех.  Но я думаю, что на сегодняшний момент около 2 000 только истцов. И когда мы разговаривали с судебными приставами, я даже в своих выступлениях говорил, что все должны на сегодняшний момент обратиться в эти подразделения судебных приставов, чтобы встать в очередь на получение тех денег, по которым они имеют исполнительные листы судебные. Говорить о том, хватит или не хватит, я затрудняюсь.

 

- Следующая история более свежая. С последней пленарки. У вас выступление, доклад. Можете в двух словах обозначить тезисы вашего доклада для наших слушателей, которые, может быть, не очень хорошо имеют представление о том, о чем конкретно ваш доклад был. Пара, тройка тезисов, которые вы считает самыми важными.

 

- На последней пленарке. А какой доклад?

 

- Сейчас я смотрю, поправки к закону о профилактике алкоголизма, наркомании токсикомании. Ваши?

 

- Да.

 

- То есть, я в данном случае спутал пленарку? Это было не на последней?

 

- Нет.

 

- А я спутал термин, это был не доклад, это были внесенные предложения.

 

- Доклада не было. На последней пленарке был как раз доклад и.о. начальника Главного управления Максимова Николая Эдуардовича. А так кроме этого мы рассматривали ряд вопросов, котоыре связаны с безопасностью. Этой темой я сегодня и занимался. Да, мы принимали ряд поправок в законопроект по наркомании и борьбе с алкоголизмом. Основная тема, над которой мы работали совместно с Зоей Андреевной Рогожниковой, она как специалист в этой теме, она со стороны медицины, я со стороны правоохранительных органов. Совместно с ней вносили поправки. Суть их в том, ранее выявление молодежи, которые принимают наркотики, либо алкоголь.

 

- Проще говоря, вы предлагаете ранее тестирование?

 

- Это не мы предлагаем. Это уже предложено в федеральном законодательстве. Приводим в соответствие наш закон с федеральным.

 

- Как отнеслись ваши коллеги, приняли, не приняли, рассмотрели, не рассмотрели.

 

- Те вопросы, котоыре сегодня у нас возникают именно по вопросам безопасности, коллеги депутаты, к этому всегда относится позитивно, они всегда поддерживают. Есть определенные моменты, когда они задают вопросы и нам приходится их разъяснять. Допустим, последняя темы о передаче функций по административным правонарушениям нашего закона, именно регионального, в муниципальные образования. А в основном коллеги всегда относятся позитивно. И на сегодняшний момент, если вернуться к обратному, мы с вами говорили о безопасности дорожного движения, многие коллеги ко мне подходят, говорят, что нужно сделать. Они конкретно предлагают свою помощь, конкретные предложения.

 

- Я вернусь к раннему тестированию. Понятно, что эта история с федерального уровня спустилась на уровень нашего Законодательного собрания. Ваше личное отношение. Насколько подобного рода профилактические меры действовали. Не действовали. Может быть, были какие-то примеры похожие на этот законопроект.

 

- Я думаю, что на сегодняшний день раннее тестирование, которое введено в законе, имеет профилактический характер. Потому что, если мы на ранней стадии выявим эти случаи. А случаи у нас даже по наркоманам, если пользоваться данными Управления по незаконному обороту наркотиков, мы просто имеем на сегодняшний момент, что у нас ежедневно 80 человек по России только умирает от этого. И 250 мы имеем тех, кого каждый день вовлекают. А используют разные методы и способы. Если мы на сегодняшний момент занимаемся вопросом раннего выявления, это 14, 15, 16 лет, даже раньше, это дети, котоыре сегодня уходят от родителей, и остаются большей частью в школе. Это очень серьезное мероприятие. И оно должно принести результат.

 

- А что потом делать с детьми, у которых тесты покажут следы употребления наркотиков.

 

- Во-первых, это будет тайно. Об этом буду знать только преподаватели и родители. И это они уже будут принимать свои решения.

 

- Каким-то образом эта тайна гарантируется? Ведь это и есть камень преткновения.

 

- Да, да, да. Она гарантируется в законе. Это все прописано.

 

- Потому что, я еще раз поясню, неоднократно обсуждали общественные деятели именно вопрос сохранности информации. На текущий момент, когда шило в мешке не утаить вообще никому, насколько можно ручаться за сохранность информации в отношении детей. Это большой вопрос. Но вы говорите, что в законе прописано?

 

- В законе прописано. Это раз. И я думаю, что на сегодняшний момент этот вопрос, как я еще раз говорю, что мир не без добрых людей, как вы говорите. Но я все-таки надеюсь на порядочность и сознательность наших преподавателей и людей, кто будет принимать в этом участие.

 

- Чтобы закрыть тему доклада, который вы выслушивали от правоохранительных органов и поправок, котоыре вы вносили. Ваша оценка, общая оценка этого доклада, который был заслушан на пленарке.

 

- Доклад был достаточно содержательным и продуктивным. Во-первых, он длился порядка 40 минут. И с учетом того, что желающих задать вопросы было очень много, пришлось ограничить круг. Там было порядка 15 вопросов. Доклад был очень интересным, содержательным, был прекрасно сделан. И не только в докладе прозвучали те цифры и проблемы, но были и пути решения, не только как правоохранительные органы, но были и предложения, где мы совместно работаем с нашими правоохранительными органами о лесном законопроекте, об игорном бизнесе. Так же административных правонарушениях. Был затронут ряд проблем, которые волнуют на сегодняшний момент правоохранительные органы. И они постоянно вносят свои изменения в законодательство.  Я непосредственно с ними работаю над этой темой.

 

- Я так понимаю, что за время вашей работы в Заксобарнии роль ваша определилась. Вы работаете непосредственно связующим звеном между интересами правоохранительных органов и Законодательным собранием.

 

- Конечно.

 

- Это вполне понятно. Еще одна история. Здесь меня интересует ваше личное мнение. Я открываю ленту новостей и смотрю, что наши ребята подготовили небольшую информашку. «Завтра в Пермском каре пройдут траурные мероприятия, посвященные годовщине со дня гибели пермского ОМОНа. 14 лет назад в Чеченской республике у населенного пункта Джаной-Ведено, попав в засаду, погибли 36 сотрудников органов и подразделений региона, из них 23 сотрудника ОМОН г. Березники.
Мероприятия пройдут 
29 марта в Перми на Южном кладбище в 11-00 часов, в Березниках на городском кладбище в 12-00 часов». 14 лет назад. С одной стороны, это очень большой срок. Мы так отматываем, страна другой была. С другой стороны, 14 лет, если это перевести на другой язык цифр, это 2000 год. А 2000 год я, например, помню очень хорошо. Он у меня отпечатался в памяти. У меня там целый ряд событий был. 1999, может быть. Это даже не так принципиально.  Когда вы вспоминаете о тех временах, вы профессионал, сейчас депутат, у вас огромные опыт службы в правоохранительных органах, когда вы вспоминаете  о тех временах и сравниваете  их с текущими временами. 2013 – 2014 годы. Многие изменилось в стране. Многие изменилось в вашем миропонимании. Можно ли сейчас сказать, что мы не будем через 14лет отмечать, вспоминать гибель очередной группы наших людей, друзей, коллег.

 

- Я бы не сказал, что это был один вопрос. Там было задано несколько вопросов.

 

- А вы давайте по порядку.

 

- 14 лат назад, я хотел сказать, я буквально после этого был именно в Ведено в очередной командировки, именно после гибели наших сотрудников. И то, что на сегодняшний момент мои коллеги помнят об этом, это очень важно. Потому что люди, которые погибли там, они погибли не только за то, что они работали, а занимались именно безопасностью в тот момент в Чеченской республике, но и безопасностью в частности Пермского края. Мы всегда будем помнить их. Я знаю, что на сегодняшний день всегда собирается ОМОН Березники и Пермь. Есть СОБР, там тоже много погибших. Это всегда мы будем помнить, и это всегда будет в наших сердцах. Потому что даже дети тех погибших, многие из них на сегодняшний день работают в органах внутренних дел. И здесь мы всегда это будем помнить, я еще раз повторяюсь. А то, что вы говорите, будет это или не будет в будущем, как вам сказать. Я бы хотел, чтобы этого не было.

 

- Страна изменилась с тех пор?

 

- Страна изменилась. Именно то, что было. В первую очередь, изменилась страна, пошла реформа, изменилась структура преступности на сегодняшний момент. Если раньше, в те же 2000 году у нас превалировали такие преступления, как кражи, разбои, грабежи. То на сегодняшний момент преступность поменялась абсолютно. Это идет у нас на спад. У нас возрастают экономические преступления. Страна поменялась, и поменялась… Даже как вам сказать. То, что было в 2000 году, я тоже в этом образе поменялся. Когда я работал в правоохранительных органах, сейчас я работаю в Законодательном собрании. И работаю именно в этом направлении. Потому что имею большой опыт. Все поменялось. Прошло все-таки 14 лет.

 

- Сейчас на внешнеполитической карте, если посмотреть вокруг России разворачивается очередное количество проблемных зон, проблемных мест. Одно из них – это Украина. Про Крым я уже не говорю. События, связанные с Крымом, как мне очень хочется надеяться, уже завершены, про Крым уже можно отдельно и не говорить. Нет ли у вас ощущения, что мы можем в ближайшее время снова отправлять своих сотрудников, но на этот раз уже вот туда, в ту горячую точку.

 

- Нет. Я думаю, что на сегодняшний момент мы вряд ли будем отправлять. То, что сегодня происходит в мировом сообществе, это мировое сообщество. У нас мы решали проблему на территории Российской Федерации. Кого мы будем туда отправлять. Крым уже пройденный этап. Это уже Россия. Надо там просто жить и восстанавливаться.

 

- То есть, мы не получим горячей точки на Украине?

 

- На сегодняшний момент, я думаю, что мы вряд ли получим горячую точку в Крыму. Но Украина, с учетом того, что мы с ней имеем большую территорию именно границы, это для нашего общества серьезная проблема. И то, что на сегодняшний момент там происходит, это очень важно.

 

- И последний момент, который я хотел у вас уточнить, это момент, связанный с лесом. Лесная отрасль, проблемы в лесной отрасли и проблемы  с нарушением безопасности, закона в этой отрасли.

 

- На сегодняшний момент я вам скажу, что, да. У нас проблема существует в этой отрасли. Я очень рад, что мы имеем хотя бы федеральный закон, который вступил в силу, часть этого закона вступила в силу с февраля этого года. Там большей частью урегулированы все отношения в лесной отрасли. Но есть те моменты, которые на наш взгляд, это не только мое личное мнение, но и мнение правоохранительных органов, которые не усмотрены. Это в первую очередь пункты приема, переработки и отгрузки леса. Если попросту сказать, пилорамы. Второй момент, там не предусмотрен момент, что те работники лесного хозяйства, просто лесничие занимаются, у нас их 19 человек всего. И решить эту проблему. Я говорил о том, что надо этих лесничих перевести в муниципальных служащих, тем самым запретить им заниматься предпринимательской деятельностью. Это раз. И увеличить количество. Но с учетом нашего дефицитного бюджета, думаю, что стоит вернуться к тому, что было, и перейти, допустим, уже возложить охрану лесов на тех, кто арендует данные площади

 

- То есть, фактически на ЧОПы.

 

- С учетом нашего дефицитного бюджета увеличить количество до того, которое мы хотели бы иметь, если сравнивать с Нижним Новгородом или с Кировом, мы их не сохранили. Мы имеем постфактум то, что мы имеем. Решить эту проблему можно на сегодняшний момент таким образом.

 

- Лес твой, ты и охраняй.

 

- Лес твой, он должен нести за него ответственность.


Обсуждение
1772
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.