Верхний баннер
11:22 | СРЕДА | 20 ЯНВАРЯ 2021

$ 73.72 € 89.21

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

22:00, 13 апреля 2014

"Я не хочу думать, что коневладельцы или кто-то еще специально заразил лошадей ради того, чтобы ввести карантин на ипподроме", - Александр Кузовлев

Теги: ипподром

 

- Ваше мнение, Александр Евгеньевич, как выглядит конфликт с точки зрения федерации конного спорта?

 

Александр Кузовлев: Если смотреть с точки зрения федерации конного спорта, то скажу, что есть две проблемы. Первая ситуация, это сам ипподром. И вообще ситуация вокруг ипподрома. И вторая проблема – это болезнь лептоспироз. Это очень серьезная инфекционная болезнь, которой болеют животные, птицы и могут заразиться люди. Это одна из проблем, из-за которой введен режим ЧС.

 

- Информация эта очень странно появилась вместе с тем, что конфликт на ипподроме был эскалирован, там была эскалация настоящая, там отключили водоснабжение, электроснабжение, так и не смогли договориться вроде бы о каких-то даже временных мерах. И вот появляется еще одна новость. Не является ли это какой-то целенаправленной войной, борьбой собственников ипподрома прости конезаводчиков, которые отстаивают свое право находиться на этой территории. Ведь мы с вами знаем, что собственники ипподрома понесли ощутимые потери, после того, как зонация этой территории была сменена. Какая там была? ЦС-И?

 

Александр Кузовлев: ЦС-3 была. 

 

- А сейчас ЦС-И, которая подразумевает, что на этой территории может расположиться только и только ипподром.

 

Александр Кузовлев: Я бы не хотел так думать, потому что получается, что коневладельцы или кто-то еще специально заразил лошадей, только ради того, чтобы ввести карантин на ипподроме. Это было бы кощунственно, мне кажется, я не думаю, что так могло быть

 

- А вот введение карантина, это на руку скорее коневладельцам, конезаводчикам или тем, кто им противостоит со стороны?

 

Александр Кузовлев: Мне кажется. Она ни кому не на руку. Я объясню, почему. Да, сейчас ввели карантин, 2 месяца, но лошади находятся в конюшнях, не выходят. Люди не могут выступать на соревнованиях, не могут выезжать  за пределы ипподрома. Они должны находиться только там. И на руку, что спортивная лошадь не выступает, я думаю, это вряд ли. Что касается  собственников, ну, хорошо, короти два месяца. Через 2 месяца все пойдет так же. Ровно так же. Ничего не изменится. Я не вижу в этом…

 

- Сейчас подключим к разговору непосредственных участников событий. Виталия Нахабина набираем. Руководителя компании «Конкур-Пермь». Это компания, владеющая частью ипподрома. Ведь мы знаем, что ипподром сегодня разделен на 3 неравных участка, большая часть находится во владении компании «Конкур-Пермь».

 

Александр Кузовлев: Он разделен на 19 участков, и большая часть, если посмотреть, там 32 гектара земли, и 22 гектара земли принадлежит «Конкур-Пермь» компании.

 

- Хотелось бы услышать в режиме монолога от вас ваш комментарий. Это даже для новостей для наших нужно. О том, что происходит, что происходило в выходные и в конце прошлой неделе.

 

Виталий Нахабин: Сейчас ситуация следующая. Как я уже заявлял, лично я нахожусь в состоянии неопределенности относительно объявления карантина на территории шоссе Космонавтов. Это связано со следующими обстоятельствами. Во-первых, ветеринарной инспекцией было заявлено о том, что карантин объявлен в 6 конюшнях. Это было сделано давно, но мной в настоящее время получено 4 распоряжения. Там распоряжение о наложение карантина только на 4 конюшни. Это первый момент. Второй момент, как всем известно, как ранее заявлялось ветеринарной инспекцией, основные обязательства по соблюдению режима карантина безусловно ложатся на собственников лошадей, это питание, уход, лечение и подобные манипуляции. Все распоряжения, которые мною были получены, часть распоряжений не имеет вообще перечня лиц, кому принадлежат лошади. Часть распоряжений ими совершенно не получено. Например, если взять распоряжение по 12-й конюшне, там буквально написано, распоряжение получил коневод для передачи его управляющему. То есть, складывается мнение, что большинство коневладельцев даже не в курсе, что там наложен какой-либо карантин. И поэтому мне не понятно, как это будет соблюдаться. Второй момент, мне не понятный действия государственной санинспекции, потому что  ветеринарные инспектора там бывают очень часто, при этом прямо у них на глазах не соблюдаются правила карантина. Там все еще пребывают дети на шоссе Космонавтов в конюшнях, они катаются на лошадях, водимо, на больных лошадях. Для соблюдения карантинной зоны мы ликвидировали выход в лес, который снова был кем-то создан. Нарушение правил карантина идет на глаза санитарных инспекторов, однако никаких замечаний по этому поводу не совершается.

 

- Вы указали, что дети катаются на больных лошадях. Это каким-то образом установлено, подтверждено, что дети катаются именно на больных лошадях? Или это домыслы?

 

Виталий Нахабин: Нет, этот факт зафиксирован документально моими помощниками, то, что лошади являются больными, это мое предположение, потому что там заболела часть лошадей. То есть, на каких лошадях, на больных, не больных они катаются, я предположить не могу. Но то, что там в дни присутствия начальника ветеринарной инспекции осуществляются такие нарушения карантина, они все документально засвидетельствованы.

 

- Понятно, факт катания зафиксирован, и это не смотря на введенный карантин. Вы как представитель собственника этого участка. Можете прокомментировать сам факт эскалации конфликта после момента не продления аренды конюшен?

 

Виталий Нахабин: Вы знаете, я вам скажу, что договор аренды не был продлен по объективным причинам. Там проходила проверка государственного пожарного надзора. Он выявил то, что все конюшни находятся в пожароопасном состоянии. В связи с этим были выданы соответствующие предписания. И наложены соответствующие штрафы.

 

- Вы бы нарушили закон, продлив контракты?

 

Виталий Нахабин: Безусловно. Если бы мы продлили данный договор, мы не только бы нарушили закон, но и мы на себя взяли бы возможность наступления неблагоприятных последствий в виде ответственности,  вплоть до уголовной. Если бы там что-то произошло, то ответственность несли бы мы по этому поводу, лично я.

 

- А конезаводчики, арендаторы, почему такая упертая позиция, на ваш взгляд, почему они не хотят покидать помещения конюшен?

 

Виталий Нахабин: Вы знаете, я не могу дать ответ на этот вопрос, потому что, исходя из разумности, добросовестности, человек, понимающий, что конюшня находится в пожароопасном, в аварийном состоянии. Мне кажется, он должен был в первую очередь об этом позаботиться. Но почему так происходит, я не могу комментировать. Относительно всех коневладельцев.

 

- Наступают противоречия. С одной стороны госпожнадзор обязывает вас не продлять контракт аренды. С другой стороны вывезти лошадей оттуда так же невозможно, потому что введен карантин. И покинуть, не покинуть конюшни, сейчас возникает ситуация, которая скорее выгодна конезаводчикам, котоыре отказываются покидать помещение конюшен? Не общались ли вы с представителями властных структур, котоыре отвечают за карантин. Не кажется ли вам, что этот карантин инициирован другой стороной?

 

Виталий Нахабин: Я по этому поводу не общался с властными структурами. Но сама природа введения этого карантина, она по-настоящему вызывает много вопросов. Ни для кого не секрет, что карантин начался с 3-й конюшни. После того, как были предприняты меры, она была официально признана судом аварийной, закрыть доступ этим лицам в данную конюшню, в ней возник карантин. Прошло 2 месяца после этого, все были уведомлены о закрытие данных объектов…

 

- Оказалось, что покинуть ее лошади не могут по соображениям безопасности введенного карантина.

 

Виталий Нахабин: Да. Когда были все уведомлены, после этого появился карантин. Оказалось, что лошади больны на всех конюшнях. Безусловно, все эти моменты наталкивают на очень большие вопросы.

 

- Виталий Юрьевич, ваши планы на будущее, что вы предпринимать собираетесь. Как будете действовать?

 

Виталий Нахабин: В настоящий момент, с учетом того, что я, как уже сказал ранее, нахожусь в состоянии неопределенности, мы склонны к тому, чтобы пока что карантин действует, мы его собираемся соблюдать, в противоречие с какими-то органами власти мы входить не собираемся. Мы готовы совместно работать, единственное, мы хотим, чтобы такая задача была и от органов власти. Мы же соблюдаем правила.

 

- А госпожнадзор что-то по этому поводу говорит?

 

Виталий Нахабин: Нет, пока госпожнадзор ничего не говорит. Но вы же сами понимаете.

 

- Но они тоже руководствуются предписанием о соблюдении карантина и невозможности вывоза оттуда лошадей.


Виталий Нахабин: Да.

 

- То есть, у нас есть факт ,когда угроза заражения лептоспирозом является более важным обстоятельством, чем пожарная безопасность? И для нас важнее остается не распространять инфекцию, нежели пугаться того, что там могут все заживо сгореть?

 

Виталий Нахабин: Вы знаете, по настоящему, я считаю, что пожароопасное состояние намного более серьезный момент. То, что там лошади, больные лептоспирозом, что это более проблемный момент, это считает государственная ветеринарная инспекция. По моему мнению, всех данных лошадей можно было бы оттуда вывезти и для нераспространения инфекции их разместить в специальных местах, в том числе, на 9-м конезаводе.

 

- А он согласен был принять?

 

Виталий Нахабин: Я думаю, там место, по крайней мере, есть, где размесить. Согласны ли там собственники, это уже второй вопрос.

 

- Что по воде и электричеству. Вы намеренно отключили? Вы специально выживаете конезаводчиков?

 

Виталий Нахабин: Что касается воды и электроэнергии, здесь отдельный разговор. Стоит упомянуть, что в части конюшен есть вода. Да, там есть отдельный водопровод, там в свое время делалась несанкционированная врезка в другие водопроводы. В части других конюшен вода намеренно не отключалась. Вода отключалась в связи с тем, что отсутствовало правовое основание для ее подачи. Там есть свободный ввоз воды для всех  коневладельцев, въезд свободный. Они могут заказывать водовозки, возить любые объемы воды. Что касается электроэнергии, сами понимаете, с учетом пожароопасности объекта было принято решение отключить электроэнергию по этому моменту, и по тому моменту, что отсутствовали правовые основания для подачи.

 

- Нет договора аренды, нет электричества?

 

Виталий Нахабин: Можно сказать, да. И второй момент, там коневладельцы от этого не страдают, потому что в большинстве конюшен есть бензиновые генераторы, котоыре сами вырабатывают электроэнергию.

 

- Но это дороже?

 

Виталий Нахабин: Да. Но о том, что в конюшнях нет воды, или нет электроэнергии, это вымысел. Это говорят люди, котоыре не совсем знакомы с ситуацией.

 

- Или намеренно провоцируют на поднятие какого-то ажиотажа. Спасибо большое. Вот мы сейчас услышали подозрения, что введение карантины – это такая превентивная мера, которая может быть была инспирирована конезаводчиками, которые не хотят покидать конюшни, которые покидать они обязаны, потому что нет продленного договора аренды с собственником, а нет продленного договора аренды с собственником, потому что было предписание  госпожнадзора о скорейшем выселении, потому что конюшни эти находятся в аварийном состоянии. Вы, как эксперт, услышав сейчас, что Виталий Нахабин рассказал, что думаете по этому поводу?

 

Александр Кузовлев: Я вижу, что есть определенная логика в этих словах, но есть и логика, хотелось бы сейчас услышать Олега Каштанова.

 

- Но вот, заболей у вас лошади, вы бы принимали какие-то меры по ограничению? Это действительно опасная болезнь?

 

Александр Кузовлев: Да. И даже введение ЧС может быть организовано, если даже болеет одна лошадь. Потому что если очаг заражения распространится, могут заразиться люди.

 

- Комплекс мероприятий в рамках ЧС, какие обычно проводятся? После того, как приезжает комиссия ветнадзора, говорит. Что у вас вводится режим чрезвычайной ситуации.

 

Александр Кузовлев: Ну, первое, это меры, направленные на распространение лептоспироза в благополучные хозяйства, конные хозяйства. Второе, это меры, направленные на выявление природных очагов лептоспироза. То есть, почему заразилось животное, как оно заразилось. И третье, это меры, направленные на недопущение распространения лептоспироза в благополучные подразделения хозяйства в зоне природного очага. Все ближайшие хозяйства, все ближайшие конюшни изолируются. И введение карантина говорит о том, что на сегодняшний момент это должно быть именно в том месте, где веден ЧС. И если сейчас Виталий Нахабин говорит, что лошади ездят в лес и там дети занимаются, мне кажется, что это и не так. Давайте выслушаем Олега Кашатонва.

 

- Мы пытаемся дозвониться, но занята у него пока линия. Будем пробовать еще. Лептоспироз, это все-таки ведь опасное заболевание, которым может заразиться и человек, и ограничивать контакт с животными как раз предписывает режим ЧС.

 

Александр Кузовлев: Да. Более того, люди могут заразиться лептоспирозом во время купания в мелких непроточных водоемах. Как правило.

 

- Если есть источник заражения в  виде лошадей, котоыре гуляют, ходят. Это может попасть в окружающую среду,  а вообще источником заражения сама по себе является окружающая среда, как я понял.

 

Александр Кузовлев: Да, конечно. Лептоспиры проникают в организм человека различными путями, через поврежденную кожу, слизистые оболочки,  желудочно-кишечный тракт, дыхательную и половую систему.

 

- Страшная эта история в любом случае. Случай, который сегодня связан с тем, что происходит сегодня на ипподроме в России, наверное, не единичный. Общались вы с коллегами, как они преодолевали подобные ситуации? Может ли это быть инструментом давления? Можно ли взять и заразить лошадь лептоспирозом, чтобы взять и вызвать последующие действия властей

 

Александр Кузовлев: Лошадь можно заразить лептоспирозом. Но если заражено 47 голов лошадей на 6 конюшнях, это не эпизодически. Это уже какая-то определенная система.

 

- А связано ли это с ограничением подачи качественной воды, которая там отсутствует уже неделю. Отсутствием электроэнергии, антисанитарными условиями в конюшне? Что является причиной?

 

Александр Кузовлев: В первую очередь, если посмотреть, как заражаются животные, чаще всего заражаются на водопоях, которые заражены, поедание трупов грызунов, либо носителей этого. И поедание кормов, которые инфицированы мочой этих грызунов.  Скорее всего, возможно, с чего это все началось, если мы говорим о конюшне №3, которая находится в аварийном состоянии, либо там были грызуны, которые являются носителями лептоспироза. Что конюшня в аварийном состоянии, это все предупреждалось. Либо куплены были некачественные корма, и в результате поели лошади и заразились вот этой болезнью.

 

- О возможностях вывоза оттуда лошадей, сейчас пока это невозможно, но чисто гипотетически, Виталий Нахабин сказал, что можно было бы оттуда вывезти лошадей, разместить их в другом месте. Вы бы как собственник крупного конезавода на ферме, приняли бы часть этих лошадей?

 

Александр Кузовлев: Пока лошади больны, конечно, мы принимать не будем.

 

- А если лабораторно подтвердить, что конкретная лошадь не заражена, и ее вывезти надо оттуда?

 

Александр Кузовлев: Мне кажется, есть определенный инкубационный период, 2 месяца, когда определиться, заражена эта лошадь или нет. Если она заражена, то она в течение двух месяцев должна проявить себя. Берутся анализы. Если лошадь не заражена, все хорошо, карантин снимается, лошадь может спокойно передвигаться. Сейчас, пока инкубационный период, я бы на месте всех коневладельцев я бы не трогал лошадей на ипподроме. Если честно, я конечно, не специалист, но я могу сказать следующее, что бы я сделал. Я разделил бы лошадей, котоыре сейчас больные, отдельную бы сделал конюшню. И отдельно здоровые. Если мы говорим, что у нас в 6 конюшнях есть больные, а 6 конюшен – это, примерно, 120 голов лошадей. И только 47 лошадей больны, есть возможность, что и эти лошади потом заразятся.

 

- У нас на связи Олег Каштанов. Добрый день. Давайте сразу. Вот есть такое подозрение, что введение карантина, это способ задержать лошадей в конюшнях, из которых они должны были бы уже уехать. Это так? Сразу злопыхателям ответим.

 

Олег Каштанов: Это не так. Это совершенно не так. Документы о наложении ограничений мероприятий карантина  были готовы в конце дня 4 апреля. Из-за того, что результат поступил по положительным, инфицированным лошадям, по 5 конюшням, кроме третьей, на которую были ранее наложены ограничения.

 

- То есть, 5 конюшен кроме 3-й. Это еще 5 к 3-й конюшне?

 

Олег Каштанов: Да. Документы готовятся СЭС, это специальное распоряжение госветинспекции. И к концу рабочего дня уже документально. Формально, они были оформлены. С учетом выходных дней уже уведомления пошли с понедельника. Но почему-то свет уже был отключен в субботу, 5 апреля, а вода в понедельник, 7 апреля.

 

- То есть, их не должны были отключать? При режиме ЧС и введении карантина подача воды и света не должна была прекращаться?

 

Олег Каштанов: Госветинспекции не предполагала, что со стороны ООО «Конкур-Пермь» и ООО «Инвест-трейд» будет прекращено электро и водоснабжение. С учетом того, что ситуация такая сложилась, об этом инспекция узнала в понедельник, она ходатайствовала о заседании комиссии и вынесении этого вопроса по решению вопроса по решению ситуации. Соответственно, кто входит в эту комиссию, по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций и пожарной безопасности города Перми, заслушали, задавали ряд наводящих вопросов. И было принято решение.

 

- Какое решение?

 

Олег Каштанов: Решение по вопросу о введении режима ЧС на большей части территории ООО «Пермский ипподром» по адресу шоссе Космонавтов,  162.

 

- Что он подразумевает?

 

Олег Каштанов: Предполагается в решении чрезвычайной ситуации локального характера, ограниченного территорией ипподрома в связи с инфицированием лептоспирозом лошадей, по нашим данным официальным, это более 47%. Естественно,  принят план, его утвердила госветинспекция своим распоряжением по каждой конюшне. Утвержден общий план. Утверждено госветинспекцией уведомить роспотребназдорв. Они так же были уведомлены.

 

- Олег Васильевич, прошу прощения, не пересказывайте последовательность действий таким вот чиновничьим языком. Мне интересно понять, что сейчас происходит на ипподроме. Вы сейчас можете повлиять на собственника и заставить его вернуть электроснабжение, водоснабжение? А самое главное, точно ведь известно, что там продолжают общаться с лошадьми, что там проходят занятия, дети ездят. Вы как-то за этим следите, контролируете  процесс?

 

Олег Каштанов: Естественно. У меня в ежедневном режиме докладывают неразборчиво. Есть данные о термометрии лошадей за пятницу. Сейчас поступят данные о термометрии всех лошадей, котоыре на сегодня.

 

- Сколько больных лошадей?

 

Олег Каштанов: Все, все поголовье, на который наложен карантин.

 

- А сколько их по числу? 12 50, 100.

 

Олег Каштанов: На сегодняшний момент пока около 90 по поголовью лошадей. И в результате исследований в ближайшее время должны подойти еще по двум конюшням.

 

- А в этих конюшнях сколько лошадей. Вы-то сейчас точно должны знать цифру, потому что я не могу найти цифру, сколько сейчас реально находится лошадей на пермском ипподроме. Не около 100, а четко.

 

Олег Каштанов: По состоянию на 11 апреля, было 168.

 

- Чуть ли не 200 называли цифру. Из них заражено или вы подозреваете, что заражено

 

Олег Каштанов: Заражено, 42 головы, что составляет 47%.

 

Александр Кузовлев: А как 42 и 47%?

 

Олег Каштанов: Минуточку, 47…

 

- Не будем пересчитывать в проценты. Понятно. В любом случае. Правда ли, что там действительно сейчас продолжают заниматься с лошадьми, дети на них ездят.

 

Олег Каштанов: Почему-то у нас господин Нахабин обо всем уведомлен. Он лично 11 апреля катался на своей машине по ипподрому, пытался сбить нас и сбежать, но мы все-таки его ознакомили с этим решением о чрезвычайной ситуации и о решении госветинспекции о наложении мероприятий карантина. И принудительно подключили воду своими средствами «Новогор-Прикамья» 11 апреля. Через 2 часа господин Нахабин произвели закрытие воды. И засыпали распределительный колодец, от которого эта вода распределялась, кольцо из бетона и засыпали землей, через 2 часа, как он ознакомился. Это о чем говорит? Это просто игнорирование чрезвычайной ситуации. Господин Нахабин говорит, что он ничего не знает. 

 

Александр Кузовлев: Олег Васильевич. Ответьте пожалуйста, да или нет. Действительно дети там занимаются, есть там больные лошади и занимаются дети и выходы в лес открыт?

 

Олег Каштанов: К сожалению, сам в субботу дежурил, когда мы попытались там пройти неразборчиво. Дети проходили, мы пытались предупредить. Действительно ситуация не контролируется в том числе с ООО «Конкур-Пермь» не контролируется на ипподроме.

 

- А резвее это «Конкур-Пермь» должен контролировать? Он ведь больше не арендодатель, он же не заключил договоры аренды. Это сейчас вы обязали его, «Конкур» держать там лошадей, потому что они больны.

 

Олег Каштанов: Коневладельцы об этом предупреждены все.

 

- Предупреждены не водить туда детей нельзя пускать, но несмотря на  это они водят. А вы обвиняете «Конкур» в том, что они дута пропускают? Я просто хочу разобраться в ситуации. Я не на чьей стороне.

 

Олег Каштанов: Если считать, что это недостаточно работает пропускная систему, которая подчиняется «Конкур-Пермь». Она не подчиняется ни госветслужбе, никому.

 

- То есть, «Конкур-Пермь» должен ввести жесткое ограничение на доступ людей, и пускать к больным лошадям только по паспортам, по спискам их владельцев?

 

Олег Каштанов: Они в том числе по решению ЧС я цитирую, запретить владельцам лошадей выводить животных ввозить, вывозить животных неразборчиво для каких-либо целей, проведение конноспортивных соревнований в том числе. Осуществлять беспрепятственный допуск автотранспорта для доставки кормов, допуск лиц, обслуживающего персонала, управляющих конюшен, владельцев животных и представителей ветеринарной службы. Дети там не написаны. Почему их пропускают. Это все обязанности ООО «Конкур-Пермь». Они прописаны в этом решение.

 

Александр Кузовлев: Олег Васильевич, 2 вопроса. А вы предоставляли ООО «Конкур-Пермь» список, кого можно пропускать, а кого нельзя?

 

Олег Каштанов: Список по коневладельцам еще ждем окончательный, чтобы ограничить доступ.

 

-Александр Кузовлев: То есть, вы не предоставляли такой список. Скажите просто, предоставляли или нет?

 

Олег Каштанов: Нет.

 

Александр Кузовлев: И я смотрю, в распоряжение, кто контроль за исполнением наложения карантина осуществляет?

 

Олег Каштанов: Госветинспекция.

 

Александр Кузовлев: А конкретно?

 

- Вы лично?

 

Олег Каштанов: Я лично, и подведомственные мне люди.

 

- Понятно, теперь хотя бы будем знать, с кого спрашивать. Большое вам спасибо, что наши время пообщаться с нами. Получается вот такая ситуация. Давайте подведем итог. Есть как минимум 3 стороны теперь в этом конфликте. Даже 4, я бы сказал. Есть государственные службы, котоыре за вывоз оттуда лошадей, потому что они находятся в помещениях, не приспособленных для содержания. Есть госслужбы, которые обязывают их оттуда не вывозить, потому что там есть больные лошади, и режим ЧС введен. Есть частные лица, как конезаводчики, которым не продлили контракты. И есть юридические лица, котоыре являются собственниками земли и которые не способны были этот контракт продлить. 4 стороны, между которыми нет договоренностей и нет соблюдения требований, насколько я понимаю. Ни с одной стороны.

 

Александр Кузовлев: На мой взгляд, старая русская поговорка, у семи нянек детё без глаза, как раз характеризует всю ту ситуацию, которая есть. Давайте подведем итог. Карантин наложен, ЧС наложен. ЧС наложила комиссии. Что в результате. В результате дети занимаются на больных или не на больных лошадях, я не знаю. В лес все каются, распространяют лептоспироз, не дай бог, если он есть. Списка, кого пропускать, кого не пропускать нету, все должны за что-то отвечать, но непонятно, кто. И контроль, Каштанов говорит, я оставляю за собой, но фактически контролировать не могу.

 

- Получается так.


Обсуждение
2807
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.