Верхний баннер
01:14 | ЧЕТВЕРГ | 19 СЕНТЯБРЯ 2019

$ 64.43 € 71.24

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70

18:11, 29 июля 2019

Ну что ж ты страшная такая… Эксперты рассказали об экономике Пермского края без прикрас

Позитивные выкладки о росте инвестиций, которые презентуют чиновники в своих докладах, жителям края все чаще кажутся далекими от жизни, где цены растут, а зарплата увеличиваться никак не хочет. По мнению экспертов, экономика региона находится в стагнации, при этом отмечаются такие негативные тенденции, как рост количества банкротств, высокий износ основных фондов предприятий и снижение реальных доходов населения.

Презентации и реальность

В Пермском крае количество организаций, признанных банкротами, за прошлый год увеличилось на треть. По данным краевого арбитражного суда, в 2017 году таких было 227, в 2018-м — уже 295.

В 2019 году тема банкротства обсуждалась в связи с достаточно крупными предприятиями: Трест 14, Трест 7, несколько более мелких застройщиков, МУП «Городское коммунальное и тепловое хозяйство», завод «Машиностроитель», Березниковский кирпичный завод, управляющая компания автозаправок «Феникс Петролеум», «Пермский хлеб – Хлебозавод 7», «ЗУМК-Инжиниринг» — и рядом перевозчиков «Краснокамские автобусы», ГК «Закамский автобус», ПАП Кунгура.

В то же время властями формируется образ Пермского края как экономически успешного региона. Один из наиболее ярких примеров — ежегодный доклад губернатора на заседании Законодательного собрания. В этом выступлении Максим Решетников оценил макроэкономическую ситуацию как в целом стабильную, отметил рост ключевых показателей и снижение инфляции — и не назвал ни одного изъяна. Рост промышленности, представленный тогда в презентации, — 6,4% за последние два года. По данным Пермьстата, на 2018 год пришлось 2% из этого показателя, 4,4% — на 2017 год — налицо заметное снижение темпов роста.

Та же риторика идет в ход во время визитов в регион федеральных министров. Последний пример — доклад о национальных проектах для первого зампредседателя Правительства РФ Антона Силуанова, который посетил Пермь в июле. В презентации было отмечено, что в 2019 году в регионе выросло количество малых предприятий. Диаграмма показывает, что рост числа предприятий малого бизнеса наблюдается с 2017 года.

Два года назад, по данным Единого реестра субъектов малого и среднего бизнеса, который ведет налоговая служба, в крае было 106,2 тыс. малых предприятий, в 2018 году их количество незначительно увеличилось — до 106,5 тыс. Зато за полгода 2019 года показатель вырос сразу до 108 тыс. Однако составители презентации опустили тот факт, что около 108 тыс. малых предприятий в крае было еще к началу 2017-го, и за год упало на две тысячи. Таким образом, мнимый рост, который показывает презентация, — это всего лишь возвращение к показателям двух-трехлетней давности .

Тогда же, во время визита Антона Силуанова, на заседании рабочей группы Госсовета по экономике и финансам руководитель региона обрисовал прекрасные перспективы региона и в области выполнения нацпроектов, и в экономике в целом. «Применительно к Пермскому краю показатели, утверждённые президентом, достижимы. До 2024 года в Пермском крае запланировано реализовать инвестиционные проекты на общую сумму 0,9 трлн рублей и создать 40 тыс. рабочих мест. Всё это произойдёт на фоне 70%-го роста экспорта и 20%-го роста производительности труда в промышленности», — пообещал губернатор. Тем временем, по данным регионального минпрома, инвестиции в основной капитал предприятий за прошлый год упали на 9,4%, и составили 112,6 млрд рублей.

Стагнация, а не рост

Эксперты единодушно характеризуют ситуацию в Пермском крае как стагнацию: никто не ошибается, просто у властей свои цели, а у экономистов свои — отмечают собеседники издания. «Можно с уверенностью утверждать, что Пермский край не находится в состоянии депрессии. Наш случай — это стагнация, то есть нулевые или низкие темпы роста экономики. В ситуации стагнации экономика не строит много, не расширяет производство, поэтому строительный сектор неизбежно сжимается, и это коррелирует с предбанкротным состоянием сразу нескольких строительных компаний», — говорит кандидат экономических наук, директор по макроэкономическим исследованиям Центра экономики инфраструктуры (Москва) Дмитрий Шульц.

Слова коллеги подтверждает заведующий Центром прикладной экономики ВШЭ-Пермь Александр Мальцев. Он считает, что застой в экономике подтверждают не только данные о банкротствах, но и перетекание центров принятия решений крупнейших предприятий в другие регионы. «На днях была размещена информация о том, что «Ростех» планирует продать свой пакет в Мотовилихинских заводах частному инвестору из другого региона. Другой пример — НПО Искра уже перешло под управление управляющей компании из другого региона. Следовательно, решения, касающиеся Пермского края, перестают приниматься в нашем регионе, и это, по моему мнению, не является положительным моментом с точки зрения его развития», — констатирует экономист.

О рисках, связанных с дальнейшим развитием крупного бизнеса, говорит и управляющий директор ООО «ИГ «Свободный капитал», генеральный директор ООО «РИЭЛ-Эстейт» Сергей Чернов. По его словам, сбалансированность регионального бюджета вызывает вопросы в ситуации, когда основными статьями его дохода являются налог на прибыль и НДФЛ, а на три компании (группа «Лукойл», «Уралкалий» и «Метафракс») приходится как минимум 80% прибыли, заработанной ТОП-300 крупнейших компаний Пермского края. При этом центр принятия решений в них находится за пределами региона. 

Есть и другие признаки нестабильности. «Если Пермский край перспективен, то почему практически все банковские структуры понизили уровень своего присутствия, закрыв филиалы и открыв вместо них операционные офисы, кассы, уведя центр принятия решений в соседние регионы», — говорит эксперт. 

Статистические иллюзии 

Несмотря на то что данные официальной статистики, казалось бы, дают повод для оптимизма, экономисты отчасти называют это иллюзиями.

Например, одним из косвенных свидетельств экономического подъема считается рост объёмов энергопотребления — этот тезис звучал и в докладах чиновников. Однако ситуация выглядит не столь оптимистично, если разобрать ее подробнее. «Вот что интересно: на 4% произошло увеличение потребления электроэнергии в добывающей промышленности, а по всем остальным видам экономической деятельности — обрабатывающая промышленность, сельское хозяйство, строительство, оптовая и розничная торговля, транспортировка и другие — произошло снижение от 6 до 16 % по сравнению с 2017 годом», — констатирует научный сотрудник лаборатории финансовых и бухгалтерских экспертиз экономического факультета ПГНИУ Александр Беляев. В частности, в оптовой и розничной торговле снижение на 16%, в обрабатывающей промышленности и сельском хозяйстве — на 6%, строительство — около 8%. Это говорит о том, что в отраслях, не связанных с добычей полезных ископаемых, происходит спад производства, заключает эксперт.

Александр Мальцев также отметил, что в силу высокой концентрации экономики объем инвестиций может быть «сделан» несколькими мега-проектами — например, такими, как освоение Талицкого участка Верхнекамского месторождения калийно-магниевых солей.

Александр Беляев предлагает посмотреть на ситуацию под иным углом. По его словам, один из основных показателей, по которому можно судить о состоянии экономики, — степень износа основных фондов. Он говорит о том, насколько активно предприятия вкладываются в экономику региона. Экономист приводит такие данные: в 2017 году (более поздние цифры ещё не опубликованы) этот показатель в Пермском крае составлял 65,3%. Это самый высокий показатель в Приволжском федеральном округе, для примера, у Республики Башкортостан он равен 51,3%, у Самарской области 51,1%.

В ряде отраслей мы видим существенный рост, говорят чиновники. И вот это действительно так: некоторые из них и в 2019 продолжают увеличивать объёмы производства на 20-30%. Вот только в целом по промышленности индекс производства за первое полугодие составил лишь 100,2% к тому же периоду прошлого года. По мнению Дмитрия Шульца, столь низкий показатель объясняется двумя причинами: эффектом «высокой базы» из-за значительных темпов роста промпроизводства в прошлом году, а также «шоком» от повышения ставки НДС.

В качестве позитивной тенденции можно отметить рост реальной заработной платы: за прошлый год она увеличилась более чем на 6%, в январе-мае текущего — на 2%. Однако этот показатель не совсем верно считать мерилом уровня жизни населения.

Более объективной будет оценка денежных доходов населения, которая учитывает только реально выплаченные доходы наёмных работников (минус задолженность по зарплате), а также доходы тех, кто занят предпринимательской деятельностью, социальные выплаты (пенсии, пособия, стипендии), доходы от собственности в виде процентов по вкладам, ценным бумагам, дивидендов. И этот показатель снижается, отмечает Александр Мальцев: реальные среднедушевые денежные доходы за январь-март 2019 года по отношению к январю-марту 2018 года составили 95,6%. Более свежих данных пока нет.

Ведь если бы уровень жизни населения края рос, вслед за ним увеличивалась и покупательская способность людей. Сейчас же оборот розничной торговли действительно растёт, но только благодаря кредитованию, а не росту доходов, отмечает Александр Беляев. «Оборот розничной торговли в 2018 году увеличился на 35 млрд рублей по сравнению с 2017 годом, при этом задолженность по кредитам физлиц за тот же период увеличилась на 42 млрд рублей», — аргументировал он.

Сергей Чернов предлагает также обратить внимание на то, что в регионе, по всей видимости, происходит дальнейший рост разрыва между богатыми и бедными. На это указывает то, что при росте зарплат растет численность и доля населения с денежными доходами ниже прожиточного минимума.

Минус на минус

По словам экономистов, перечисленные провалы экономики региона не случайны, а являются результатами долгосрочной политики властей. Александр Беляев напоминает, что во времена Советского Союза Пермская область славилась тремя отраслями, которые двигали ее экономику: добыча полезных ископаемых, нефтехимия и оборонно-промышленный комплекс (машиностроение). Сейчас вклад машиностроения в развитие экономики Пермского края существенно сократился, и это, по мнению экономиста, говорит об отсутствии в регионе долгосрочной стратегии развития машиностроительной (обрабатывающей) промышленности, не связанной с добычей и переработкой полезных ископаемых.

На этот внутренний фактор вскоре могут наложиться и внешние, считает Дмитрий Шульц. «Я понимаю (хотя и не полностью разделяю) оптимизм властей — со второго полугодия ожидается получить первые эффекты от реализации национальных проектов. Это должно поддержать и строительство, ведь в рамках национальных проектов предполагаются большие объёмы ввода жилья, строительство дорог, реализация множества социальных объектов. Но лично у меня сейчас большие тревоги связаны с мировой экономикой. Я вижу большие риски, что на горизонте 1-2 лет нас ждёт очередная коррекция на внешних рынках», — заключает он. 

Текст: Татьяна Андреева 

Фото: Владимир Бикмаев

Обсуждение
1777
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.