Верхний баннер
19:30 | СУББОТА | 28 МАРТА 2020

$ 77.73 € 85.74

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

16:57, 24 января 2017

«Я хочу лбом столкнуть язычество и христианство - двух этих монстров. Тут даже не о свадьбе речь. Я хочу свое отношение показать. Вот ЗАГС и МОРГ – всё 4 буквы - Запись Актов Гражданского Состояния и Место Окончательной Регистрации Граждан. Вот, эти все слова меня сводят с ума!» - Антон Адасинский

Героем программы "Красный человечек" 24 января стал российский актер, хореограф, режиссер, создатель авангардного театра DEREVO, Антон Адасинский. Тема встречи - вторая оперная премьера 145-ого сезона Пермского театра оперы и балета, опера "Свадьба". Антон рассказал о постановке; о танцовщицах, по которым "плачет" поликлиника; о зрителе, которого сегодня надо шокировать, а так же о своем отношении к современной свадьбе и любви.

Добрый день, уважаемые слушатели Эха Перми. В эфире программа "Красный человечек". Меня зовут Анна Букатова. Гость в студии сегодня Антон Адасинский.

Здравствуйте.

Здравствуйте. Российский актер, режиссер, хореограф, музыкант, создатель-руководитель театра DEREVO.

Список ничего так.

У меня еще впереди список, подождите. Повод для нашей встречи: вторая оперная премьера 145-го сезона Пермского театра оперы и балета, российская премьера.

Вы выучили или читаете? Не красиво звучит: 145-ая премьера второго сезона…

У меня дикция хорошая. Вообще, конечно же, читаю. Опера "Свадьба", в феврале она ожидается. Постановку создают композиторы Сербии Анна Соколович. И в качестве режиссера приглашен Антон. Но для начала мы поговорим сейчас об этой постановке. Но для начала: велика вероятность, что есть среди наших слушателей такие люди, которые не знакомы с вашим творчеством. И вот сейчас я выдам эту большую информацию, которую только что обещала. Выборочно из Интернета: в 2013 году за роль в фильме Александра Сакурова "Фауст", Антон Адасинский был отмечен премией Ника за лучшую мужскую роль. Дальше, театр DEREVO, который Антон создал 1988 году...

Отмечен. Награжден!

Награжден, награжден. Ну правильно, поправляйте меня. Театр DEREVO в 88-ом году в Ленинграде, который был создан, сегодня участник престижных фестивалей, форумов по всему миру, обладатель Золотой маски. Последний спектакль "Последний клоун на Земле", премьера в конце декабря 2016 года прошла.

Да, это я там один на сцене.

Да, я видела. Я только фотографии могла смотреть. Много шума наделали. Конечно же, большой успех имела. Участники DEREVO верят в то, что человек живет, опустив голову.

Это из манифеста нашего старого.

Тоже интересно. Все участники труппы бритые?

Абсолютно.

Видите, какие интересные факты. Еще в этой труппе интересной, избегают понятий... Первую часть мне кажется стоит посвятить вам. Избегают таких понятий как "театр", "актер" и даже такого понятия как "роль".

Тем более режиссер.

И тем более режиссер. Я уже все зачитала, но для полной картины могу еще зачитать отрывки, что пресса о вас говорит: театр DEREVO ‒ средоточие драматического напряжения, всегда гнездится в невозможности совместить желаемое и действительное. Дальше, работа DEREVO славится отсутствием структуры и неожиданными изменениями порядка вещей. Дальше, например, в Ведомости, Олег Земцов, этот инфернальный балаган постоянно балансирует на грани шарлатанства, виртуозного надувательства, что в общем и есть признак талантливой клоунады. Это просто, чтобы слушатели понимали немного.

Кстати недавно совсем, упустили любопытный момент моей биографии, я закончил спектакль в Москве "Волкодав"...

Я видела, да, афиши ваши. У вас очень интересный сайт.

Совсем другая история, ну совсем не смешная, ну совсем. Ужас. Там сильно все получилось. Так что нас кидает слева направо.

Можно все-таки со спокойной душой готовиться к этой премьере.

Да можно.

Кстати, мы тут до эфира начали говорить о красных человечках, о том, что вы уже были в Перми. Давайте вспомним, все-таки красные человечки, у нас до сих пор о них говорят.

Да, меня это удивило сильно, когда я приехал. Фестиваль был или что-то, или мы выступали с группой "АВИА", на каком-то рок-фестивале. Я вышел и подумал, что вот видимо что-то вчера мешало очень сильно, потому что такого быть не может, что сидят на крыше красные человечки. Ну, пощипал себя немного, дал себе пару пощечин - сидят. Пошел допрашивать какую-то бабушку, на углу семечками торговала. Спросил, что это такое. А это у нас художники приехали. Говорю: а кто? Не знаю, вот приехали, сейчас у нас много такого всякого интересного. Мне вот нравится. А то все какое-то серое было...

Бабушка такое сказала?

Бабушка сказала, что нравится. Так что это был комплимент, не знаю, кто художник, кто автор. Гельман?

Проект-то его, но художник не он.

Т.е. от бабушки привет художнику, если он слышит меня сейчас. Вообще город... я пока не могу разобраться. 2 дня какой-то бессонницы, каждые два часа вскакиваешь как по будильнику.

Это только в нашем городе, это так он на вас действует?

Да. А сегодня, наоборот, как Титаник на дно, просто бумкс, и все. До 9 утра. Вообще не помню, думал, я просто умер просто. Тьфу-тьфу-тьфу. Накрывает очень странно здесь, энергетика любопытная. Пока не могу понять для себя. Очень разные дни просто.

Давайте о предстоящей премьере: опера "Свадьба". Что это такое будет?

Я уже не помню, как это случилось. Вчера меня спрашивали, как вы начали все это делать? То ли Марк де Мони меня нашел... Уже плохо помню начало. В общем, дали мне послушать эту музыку. Это такая сегодняшняя история, так называемая, новая музыка или современная музыка, современная опера, атональная, аритмичная, очень сложная, протестующая, сложные размеры, сложные счеты там. Это 6 голосов. Только дамские голоса, будут петь ваши дивы оперные без музыкальных инструментов, и на сцене будет 5 танцовщиц. Т.е. всего будет 11 существ женского пола. И один мужчина. Алексей. Пока я репетирую роль. Потом Леша Попов из моей компании. Что это будет? Это мое конкретно отношение к устройству социальной ячейки в современном европейском мире, потому что у меня есть свое мнение, которое я хочу высказать.

Сейчас скажите?

Ничего в этом нет сложного. Существуют разные конструкции социальной жизни в Африке, одно там в Скандинавии, третье в Антарктиде, четвертое у пингвинов, шестое не знаю там...

У нас про Сербию история там.

У Сербии пятое. Сегодняшняя Сербия и две тысячи лет назад - это разные сербы. Как в общем-то и Россия тысячелетняя. Кстати, только не смотрите фильм "Викинги", я вас умоляю.

Не смотреть?

Не надо.

А что ж? Вы же там принимали участие?

Именно поэтому.

Все плохо? Вам не нравится этот фильм?

Я не мог целиком сценарий охватить, когда снимался. Когда понял, что они сделали, я не знаю...

Не понравилось вам, в общем?

Ну, потому что нельзя менять тему каждый месяц. Потому что для меня там была основа очень важная, сейчас мы ушли в сторону, хотя это очень близко к тому, о чем мы говорим. Т.е. язычество со своей историей, праздниками, ритуалами и культура язычества ‒ это для меня очень сильная часть истории славянского народа, в общем-то, наиважнейшая. Когда мы закрыли эту книжку и открыли новую книжку, христианство называется, то это был огромный удар по корням, по России, по людям, которые знали, зачем жили, зачем праздновали Масленицу, Ивана-Купала и остальные все праздники.

По Руси тогда получается, не по России?

По Руси. И до сих пор мы это расхлебываем, потому что чужим богам молиться - штука сложная.И все двести лет что у нас прижигалось христианство, точнее прививалось мечом и ножом, и огнем. Это был такой Крестовый поход, грубо говоря, против язычества, настоящий. Выжгли все. Пару идолов осталось, пару имен, какие-то письмена. И написана 100 лет позже книга "Повесть временных лет". Все, что осталось. По этой истории снять фильм и попытаться его передавать как историю Руси ‒ опасный момент, рискованный. И почему вдруг я, главный волхв всея Руси, язычник, неожиданно, в 3 дня, почесав свою бороду, точнее лысину, отдал Даниле Козловскому Русь под христианство ‒ загадка. Я это решил по-своему, как я это решил. Фильм решил по-своему. Моя работа не совпадает с общей концепцией фильма, может поэтому. И спектакль "Свадьба" ‒ я очень хочу затронуть тему такую, очень низкого болевого порога, т.е. когда можно было все. Времена, когда можно было все. Когда не ценилась ни жизнь человеческая, все менялось ежесекундно, люди жили сегодняшним, максимум завтрашним днем, потому что не понятно было, чем ты отравишься завтра, и какие к тебе придут набеги и сумасшедшие люди с мечом послезавтра в твою избу. Т.е. нелогичный хочу сделать спектакль, не европейскую историю, а бешеную, потому что все, что касается язычества, все что касается тех отношений ‒ мужчины и женщины, не как сейчас, это было чуть по-другому. Вот такую тему хочу затронуть. Музыка мне это позволяет сделать, там много воздуха, много любопытных сочетаний, мелодик, отбрасывающих нас к тому времени, это угадывается, Соколович молодец, поэтому это не будет свадебный пермский ритуал, будет кое-что другое.

Т.е. обещанный свадебный обряд какой-то...?

Это будет не свадебный обряд. Тема остается в голове, потому что есть мужчина и женщина, в конце концов, и начало в кавычках новой жизни двух людей, которые решили свои жизни смешать, связать, сцепить, склеить как-то, это не простая история. И она не всегда заканчивается так, как хочется за свадебным столом. Бывает все по-другому. И зачастую, бывает, даже чаще, кажется, что свадьба приводит к невеселым последствиям. Поэтому свобода до свадебная и несвобода послесвадебная - это уже есть форма социальной ячейки, наших устоев, наших правил, наших законов, которые очень хочется нарушать иногда, но - нельзя, не принято. А нарушаем постоянно, но ‒ нельзя. И великая поговорка русская ‒ не погрешишь, не помолишься. Это конечно эпиграф спектакля. Классное сочетание. Вот придумали. Конечно, как же идти в церковь, пойдем погрешим.

Мы сейчас прервемся буквально на пару минут на рекламу. Оставайтесь с Эхом.

Возвращаемся в студию В эфире Эхо Перми. В эфире программа "Красный человечек", меня зовут Анна Букатова. Гость в студии сегодня - Антон Адасинский, российский актер, режиссер, человек, который...

Живущий в Германии.

Вы в Германии живете?

Да, уже лет 15. А так российский актер, все нормально.

Мы сегодня говорим о второй оперной премьере Пермского театра оперы и балета 145 сезона опера "Свадьба". О ней до перерыва на рекламу выяснили, что это опера 6 певиц и 5 танцовщиц. А мужчина там кто?

Мужчина - герой главный. Илья.

Вы будете на премьере этим героем?

Я бы хотел выйти на сцену. Но боюсь, если полезу на сцену, забуду и режиссуру, и забью на все. Поэтому лучше себя держать в руках и работу доделать. Но репетирую сейчас я.

Антон, такая камерная все-таки история - 6 певцов всего. Знаю, что будет в частной филармонии Триумф, где тоже пространства намного меньше, чем в Театре оперы и балета. Т.е. вот такие... Пиканто - предыдущая премьера, тоже у нас камерная история такая. Что за тенденция?

Знаете, во-первых, сцена в Триумфе больше, чем в оперном.

Но зрителей меньше вместит.

Зрителя меньше. А на площадке все в порядке. Во-вторых, она не такая пыльно классическая, как обычно - все эти позолоченные ангелочки, бархатные кресла, и бабушки, снимающие покрывала с 3 ряда. Там более сегодняшняя ситуация. Я не знаю понятие камерный, не камерный, полный симфонический не полный симфонический, т.е. от количества голов и волос на сцене, это не влияет на качество спектакля, можно выступить одному, и впятером, и вшестером. Это не самое главное.

Я про то, что меньше людей увидит.

Да, ну а что делать? Это не мы выбираем, здесь не я это решаю. Надеюсь, что просто играть будем чаще. Тем более продукция такая не миллиардная получается, поэтому она вполне мобильная, передвижная. Очень хороший художник работает со мной ‒ Павел Семченко из группы «Ахен», Санкт-Петербургской, они тоже при мне выступали. Великолепный художник, перфомансист, отличные советы дает, очень красивые. Сейчас я вам покажу эскизы.

Я-то хоть могу увидеть.

Красиво. Оттенки просто замечательные. Не ревнуйте, потом посмотрите на сцене.

Слушайте, судя по вашему творчеству и по тому, что я вижу, это далеко будет от фольклора, от заявленной сербской свадьбы. вы сами говорили, что вы больше мастер по фантазиям и по снам. И даже в одном интервью сказали, что только в этом вы мастер.

Я профессиональный мечтатель.

А в остальном вы скорее всего ошибетесь. Даже вот так вы говорили. Здесь нет такого ощущения?

У меня главное сочетание словесное сейчас последние полтора года, это ‒ я не знаю. Я реально не знаю. Я уже не знаю, где правда, где неправда, что такое театр, что такое режиссура, концепция, структура спектакля, что такое музыка вообще. Музыкант, в принципе, профессия своя. По первой. И с годами все более и более понимаю ‒ я не знаю, что такое музыка, и процитирую Роберта Ваята, который сказал: «Я не пишу музыку, я просто кладу ноты на пленку». Поэтому сейчас на любой вопрос, прямой, вот, Антон, как вы относитесь к творчеству Малера или Мане, или Чайковского, Хольста. Я буду долго скрипеть головой, как сказать, как я отношусь к классике или к року, или к блюзу, или к атональной музыке, или к штокхаузен. Для меня сейчас все стало большим вопросом. Потому как форма сегодняшнего театра, форма сегодняшнего танца, форма даже может быть оперы, она стала главной. У режиссера стала сейчас главной очень форма, форма, форма. Найти новую форму. Обязательно всех переплюнуть, найти новую форму. Убиться, но пустить на сцену 50 голых людей, или повесить 28 видеоэкранов с отражателем, пустить голограмму из Австралии для прямой связи. В общем, лишь бы найти новую форму.

Т.е. лишь бы удивить, лишь бы ошарашить?

Да, к сожалению, это шокотерапия сегодняшняя театральная, танцевальная, она мне не очень нравится. Также я отношусь к атональной музыке, где очень много математики, много от ума, очень трудно петь, очень трудно репетировать. Я не к тому, что нужно все делать в ля миноре, в одном аккорде у костра. Нет, конечно. Но по-прежнему для меня есть ценность мелодии, ценность непредсказуемого движения в танце, когда я не знаю, что будет вот за этим движением пойдет. Это очень свежо. Я вижу логику актерскую, логику танцевальную, логику предсказуемую музыкальную, уже окончательно предсказуемую. Мне становится скучно, я знаю, что будет дальше. Я хочу быть удивлен постановкой театра, а это делается только на уровне человеческой души. И уж никак не формой.

А это не вы должны удивить зрителя? Вы должны сами удивиться?

Я должен как режиссер, глядя на нее, понимаю, вот ее носит, вот это девочка дает, вот это да, вот это они пропели, вот у нее глаза-то. Т.е. я должен удивляться состоянием человека, а не количеством прожекторов, светом, звуком или поворотно-подвижной подводной сценой и т.д.

Происходит это на репетициях сейчас?

Происходит. Потому что я отобрал 5 девочек из большого количества кастингов именно по уровню не ноги, руки растянуты, как они прыгают, а по уровню "сумасшедшинки" такой.

Фамилии какие-то назовете?

Антон Адасинский: Нет, не скажу. Ну для полной поликлиники, они все сумасшедшие. Можно всех сдавать. Все хороши. Остальные тоже были молодцы, но мне нужны были фантазеры. Сейчас у нас очень много фантазеров. И наши замечательные певицы, ваши замечательные певицы, с большим азартом включаются в утренние разминки, у нас очень много смеха на репетициях, мы очень позитивно ко всему этому относимся, потому что практически все наши оперные дивы, естественно, замужем, нет детей. А все вот эти девчонки, они еще до вот этого момента. Это очень смешное сочетание. Эти как бы за, эти как бы до.

И постановка про свадьбу?

И они дают им советы, подкалывают их, шутят. Это очень смешная ситуация. Очень живая такая ситуация.

Антон, вы вот говорите, полная поликлиника, полная клиника. Поймут люди? Или не поймут - это хорошо, это как раз та шокотерапия?

У нас очень простые ходы на спектакле, очень простые. Т.е., если 6 девочек стирают воображаемое белье в тазике в каком-то, ничего в этом сложного нет. Но вопрос, насколько у них бешеные глаза, как они это делают, а стирать может любой. Меня просто накачать внутренней энергетикой, чтобы у людей была полнота восполнения каждого очень простого фрагмента. Это очень простые песни, очень простые причитания, очень простые тексты внутри нас, а по музыке да, там наворочено, конечно. Вот тут мало кто что поймет, потому что еще и сербский язык. Мы хотели перевести на русский, но Теодор сказал, что нет, давайте петь аутентично, как есть на сербском, потому что ударения разные, немножко язык. Но это сербский язык, его никто не поймет.

Перевод будет?

Нет. Мы есть перевод. То, что происходит на сцене, вот это и есть перевод того, что, как я это понимаю, точнее. Условный перевод. Одно слово сохраним ‒ свадьба. Как мы к этому относимся, и девочки тоже, и я, и наши дамы. Это уже отдельный вопрос, который всех очень сильно цепляет. Вы же понимаете, что в начале века, когда еще была Колонтай, были лекции на крейсере Аврора по поводу свободной любви, когда мы сделали совершенно другую форму социальных ячеек, у нас не было бы никогда жен, у нас были бы общие дети, огромная столовая. Это было. Эти концепции были. Огромные, разработанные, продуманные, это был новый крик, построить новую страну с совершенно другими отношениями. Но не справились, пошли по обычному пути, но это было...

Вы за?

Да не то чтобы я за, это все проверять нужно конечно, потому что существует придуманная в голове концепция жизни. Существует обычный инстинкт, есть человеческое мясо, есть человеческие пот и запах и его хищная составляющая. Поэтому это большой вопрос, может ли этот хищник, этот вот человек ‒ он не вегетарианец, в отличие от слона, сможет ли он выжить в математически придуманной чужой структуре. Вряд ли. Все-таки, мы лесные жители. У нас все к себе, все мое, и никому ничего не отдам. Основная функция ‒ это загрести что-нибудь, либо даму, либо что-то еще.

Я хочу спросить, как вы относитесь к свадьбам в реальной жизни? К нашим современным.

У меня танцовщица одна моя, не буду имя говорить, вот она тоже приедет через пару дней помогать. В 12 лет ей сказали, что в 13 лет она выйдет замуж за какого-то Хасана. Уже сообщили. Потому что она из мусульманской семьи очень жесткой. Ну и как к этому относиться? Она сбежала в 14 из дома. На всякий случай. Это конкретный пример, это не в средневековье какая-то Азии, это сегодняшний день. Ну и т.д. А вообще, сколько причин для женитьбы существует, вот на вскидку давайте назовем: квартира, объединение двух семей, двух капиталов.

Вы сразу по меркантильной какой-то истории. А любовь?

Сейчас мы доберемся. Все в порядке. Не все сразу. Я издалека начал просто. Я по своему опыту сужу. Огромное желание иметь общих детей, потому что, как бы встречаются два красивых тела. Сама по себе любовь в высшем нашем понимании, конечно уже существует, но это только часть вот этих соединений, согласитесь, только часть. Очень редко, чтобы за одним столом свадебным сидит парочка, у которой и это, и вот это, и вот это, все составляющие легли в одну коробочку. Редко, редко. Я живу в Германии, там совсем другие договоры между людьми, там очень часто бывает правильный бизнес, и огромное желание завести здоровых крепких детей и разойтись и по отдельности их воспитывать, и такое бывает. Просто разные формы. Т.е. вот эти наши герои, которые с мечом рубят все кусты, чтобы пробраться к балкону, повисают на веревочной лестнице, воруют принцессу.

Умерла романтика?

Нет, я очень этого хочу. Замотали в плащаницу, положили на круп коню и увезли вдаль, становится изгоем в своей семье, и выйти замуж, наконец жениться в Скандинавии. Все очень сложно. Когда я вижу классику, так называемую. Классика ‒ это игра между Барселоной и Мадридом, и я вижу классику в Таиланде, когда красавец пожилой белокурый какой-то швед идет и плачет в обнимку с какой-то тайской девушкой, а таких пар очень много. Он приезжает туда, потому что эти девушки или женщины умеют любить и умеют ухаживать за человеком. Вдруг он понимает, блин, вот всю жизнь прожил в своем Гетеборге, работал на фабрике Вольво и нифига не видел чувств, и вдруг это чувство встречает и остается там навсегда. Там очень много вот этих пар, это называется классика. Вот там начинается снова любовь, когда человеку за 60. Но там нет свадебного стола. Там чуть-чуть все по-другому. Это все очень-очень сложный вопрос, поэтому так сейчас с утра по радио всем заявить, что это вот так, и так, и так... Давайте мечтать о любви и давайте не делать выводов, что, если вас накрывает, круто накрывает, нужно обязательно бежать в ЗАГС. Не обязательно, мне кажется. Это не мой совет утренний, так сказать. Это мои мысли.

Снова прерываемся уже на федеральные новости, вернемся в студию Эха через пару минут.

Возвращаемся в студию Эха Перми, в эфире программа Красный человечек, меня зовут Анна Букатова, гость в студии сегодня Антон Адасинский, российский, хотя мы тут уже поспорили на счет российского, актер. Это совершенно точно.

Еврей шотландского происхождения, живущий в Германии, но российский актер.

Хореограф, музыкант, в общем тот человек, который неважно какой национальности, режиссер оперы "Свадьба", которую мы увидим в Пермском театре оперы и балета в феврале. Еще раз здравствуйте, Антон. В Интернете вычитала: после ваших постановок люди, или, это, по-моему, кстати вы говорили: или ругаются, или пьют, или курят.

Не говорил я такого.

Это я сегодня на вашем сайте сегодня с утра ползала и особо... Только там ссылки могли быть или опять...

Это не мои цитаты. Нет, конечно, нет.

Я хотела спросить, жителю пермскому как подготовиться?

Я хочу, чтобы это было смешно, я хочу, чтобы люди поняли, что настолько все не серьезно, это правильная организация новой семьи, это все настолько позавчерашний день, что есть свет у человека, есть музыка, есть отношения сегодняшние, минутные, мимолетные к девушке или к парню, или к женщине, или к мужчине. Есть какие-то целые структуры, как нужно построить семью, где все сдохло с самого начала уже. Поэтому, чтобы люди смеялись и понимали, что правил на самом деле нет. Я не сторонник бардака и полигамии, мы же не в Сенегале все-таки живем. Но устои наши, социально-европейские, они настолько устарели, эти старые камни Европы, с этими законами, которые основаны на религии, на католицизме, на замещении семьи и т.д., на том, что есть Адам и Ева и пр. и пр., что есть пары, пары, каждой твари по паре, Ноев ковчег. Это одна из систем жизни на этой планете. Но нужно к этому относиться весело. Да, вот у нас вот так. А у них вот так. А у этих вот так, мы вот так дурака валяем. Я повторяю, что я буду касаться в спектакле обязательно язычества и обязательно христианства. И хочу лбом столкнуть эти две, даже не религии, а двух этих монстров, один из которых - наше далекое прошлое, на котором до сих пор сидим, и кое-что из этого помним и чувствуем, это было нам очень близко и понятно. А другое - новое, на чем мы сидим сейчас, молимся совсем другому человеку и совсем из другого места, это совсем не наш язык и не наша логика. Вот, что же случилось. Поэтому фильм "Викинг", где я снимался, я там коснулся системы, поэтому взялся за свадьбы, только исходя из этого. Мы с Теодором разговаривали, я сказал: я хочу сделать это вот так, дело не в музыке, не в сочетании танца, движения и честного следования Ане Соколович, которая живет в Канаде, тоже кстати пример любопытный, а мое мнение по поводу того, что такое ЗАГС или МОРГ - место окончательной регистрации граждан.

Как вы их рядышком поставили.

Да, 4 буквы, 2 аббревиатуры. Запись актов гражданского состояния, МОРГ - это место окончательной регистрации граждан. Вот эти все слова меня сводят с ума. А так, на самом деле, идите, со смехом смотрите, на все это с улыбкой, мы постараемся всех порадовать тем, что мы свободно к этому относимся. Я буду как Айседора Дункан или как Колонтай, в конце концов, философом, это новое течение.

Как вам работается с Анной Соколович? Как знакомство ваше произошло? Вообще давно знакомы?

Нет, недавно. И когда я спросил ее: можем ли мы позволить себе здесь шипеть, здесь кашлять, здесь сморкаться, здесь стучать ботинками, мешать певцам. Да, конечно, конечно, это ж только форма. Есть же такие: нет, нет, нет. Там чтобы никто не трогал. А тут очень свободный человек. Когда человек находится в очень высоком статусе музыкальном и творческом, он прекрасно понимает, что мы не хотим быть в рамках чужого закона, нужно приветствовать любое инициативное начинание, потому что нам нравится эта музыка и все. Оперные спрашивали девушки: можно ли что-то упростить, потому что там действительно очень замороченные моменты. Вот тут если возможно сохранить очень заковыристую штуку, ну будем сохранять. Вот это она хочет сделать. А на самом деле, там очень сложно. Сейчас девочки учат, учат. Потом все это нужно будет спеть без нот по очень замороченной деррижуре Теодора. Это же акапелла, нужны камертоны, нужно успеть найти какую-то нотку, услышать, т.е. там будет довольно сложная механика работы с этой оперой. Но Анна Соколович - большой талант, реально. Очень цепляет. Я видел французскую постановку, как бы никуда, и спето кое как, с одолжением к музыке, а когда наши запели. Наши поют славянское, древне, вот тут-то прошибает конечно. Наташа Кирилова, Надя Павлова, как дадут, там просто...

Т.е. пермский хор по сравнению с европейским...

Вообще просто день и ночь. На первой репетиции было понятно, что это уже не математика, это уже то, что надо, они справились с этой математической формулой, вложили туда столько души, что это стало музыкой. Я обычно побаиваюсь таких 11/16 или 25/48 каких-то, размеры. Нет, они все сделали.

Вы говорите, на площадке у вас прям такая любовь, идиллия. Совсем ни о чем не спорите?

Вообще. Они даже приходят заниматься со мной с утра, зарядку, разминку делаем. У всех же все болит, у всех уже ноги болят. Но все счастливы. Нет, не спорим. Спорим только о том, насколько жестко мы можем работать, потому что все-таки любовь - это жесткая история, по-настоящему ‒ это жесткая история. Жесткая по чувствам, жесткая по физике. Настоящая любовь ‒ это разрушение сознания, в принципе, по-хорошему. Больше ты не ты.

Всегда я своих гостей спрашиваю про любовь. Но вот в вашей жизни какое место она занимает? Она вам помогает творить?

Это первое. Во-вторых, это любовь не только любовь к женскому полу, да и к мужскому полу, и к стакану красного вина, и к музыке. Когда тебя накрывает любое событие, просто грация гончих псов там в лесу несутся. Просто на какую-то секунду тебя смывает, думаешь: Боже мой, красота, звериная красота. Какие же мы все тупые и неуклюжие. И в этот момент тоже плакать начинаешь. Это не обязательно совмещение полов, ни в коем случае. Есть такие люди, которые могут испытывать реально оргазм, потому что они видят: вот это прибор.

Но это любовь? Это, наверное, что-то другое? Это отношение к миру, какое-то понимание вещей и себя?

Ну а йогу, а буддизм, а великие вещи, когда ты смотришь на закат и плачешь и проникаешься любовью ко всемирной красоте? Это больше, чем женщина или меньше, скажите мне?

Мне кажется, это больше про мировоззрение и про себя, а не про любовь.

Открытость такая же, чувства такие же, слезы такие же, улет такой же, только источник другой. Я конечно понимаю, вы как симпатичная девушка, обидно, что какой-то мужик сидит в позе лотоса и пялится на закат и вас не замечает, но надо это признать.

Закат важнее женщины?

Сейчас мы далеко уедем. Сколько у нас времени еще осталось?

У нас 2 минуты, можно ехать.

Хорошо, это рассвет, а не закат. Когда в Индии все прощаются с солнцем, 18 000 человек заходят в воду или 20, по пояс, орут, а солнце садится, они как птицы. Они думают, что это навсегда, каждый день ‒ последний. И плачут, веселятся, кричат. Не знаю, сколько они съели и чего, но они в это верят. На самом деле это просто ритуал, день закончен. Потом будет следующий, сейчас пойдут все спать, мир пойдет спать. Там в этих странах любовь к женщине далеко не на первом месте, и я с этим буду соглашаться, потому что они полны любви, эти люди. Они полны любви, и это одна из, понимаете, это одна из... Для итальянца скажем, сигареты, утренний кофе, настолько же правильно, как улыбнуться бармену и перекинуться с ним парочкой новостей, чем посмотреть вслед на фигуру уходящей девушки. Это одинаково важные для него вещи начать день. Поэтому не ревнуйте.

Я все равно ревную. Это нелюбовь. И хорошо, что я всегда так буду об это говорить. Слушайте, минутка. Премьера, она об обряде. Как вы думаете, каких обрядов нам в жизни не хватает? Может это вообще всю жизнь? Как этот закат восход солнца, может всю жизнь так надо свою превращать в какие-то ритуалы, и от этого она станет более осознанной?

 Вот слово «ритуалы» подобранно правильно, потому что пожилые, знающие, что такое чистота в доме, что такое мусор в доме, что такое занавеска там или слоник тут ‒ они все еще поддерживают порядок в мире, потому что они ритуальные. Они убирают свой дом, квартиру, огород, сад. Утром там делают дорожку в снегу, хотя их никто не просил, потому что они живут ритуально, а нынешние молодые, на сегодняшний момент, живут в бардаке. И бардак – это интернет. Там живет самый главный яд сегодняшних молодых людей. Там все обо всем, и ни о чем, и в половину, и никак, и ни туды, и мимо денег.

В интернете?

Да. То, что было десять лет назад ‒ снесло крышу молодым и перестали общаться. Перестали в подворотне целоваться, потому что не знаем, точнее мы знаем, где находится Вася и где находится Петя. Больше нет чудес ожидания, чудес опоздания, пропали секреты.

Выкинуть гаджеты?

Я стараюсь.

У Вас нет телефона, нет интернета и Вы не в Фэйсбуке?

Нет, я не в Фэйсбуке. Я в интернете, мне необходимо быть в почте, потому что я даже не могу сейчас ручкой анкету заполнить в Англию. Обязан сидеть в онлайне и это делать. Насколько нас купили. Мы обязаны покупать приблуды, еще одни приблуды, провода, аккумуляторы, зарядки, потому что мы сейчас не можем просто письмо написать. Послать некуда. Марки не продаются. А так, я не в Фэйсбуке, я не в сетях. Если нужно звонить, созвонюсь, такова моя работа. Если есть возможность через секретаря, то лучше делаю так. Ну да, это опасность. Я просто говорю, ребята аккуратней с этой хренью. Это большая опасность. А ритуалы не в интернете живут. Они живут в бабушках, старушках, в наших мамах, которые все еще ставят вещи на место и стараются нам дать какую-то дисциплину, обучение, мира и прохождения по этой жизни. Тогда появляется ритуальная жизнь, и это и есть обряд. Не бардак, а обряд. Хотя тоже буква «р» и там и там.

Друзья, это был Антон Адасинский. Режиссер, второй оперной премьеры 145-ого сезона Пермского театра оперы и балета, оперы «Свадьба», которая будет в феврале. Спасибо Вам большое.

Спасибо Вам.

 

Читайте также:
«У традиционной культуры есть свои условия бытования. И если уж ученые XX века упоминают термин «величественное увядание жанра», надо понимать - жизнь меняется, духовная культура народа тоже. Мы и призваны сохранять ее и находить место для нового»- Татьяна Санникова, директор ПДНТ «Губерния»
«Решил я к 60-летию выпустить собрание сочинений. И вдруг за первый том мне дали премию Бажова! Ёшкин кот! 30 лет рассказы лежали в столе! Студентом я везде их предлагал – не брали! Говорили: «Обочина жизни это». А сейчас говорят: «Зараза, Коляда! Ты смог зафиксировать время!» - Николай Коляда
«Мои награды значат для меня значительно меньше, чем для людей, которые про меня хотят что-то узнать. Конкурсы - рабочий этап. Жалко людей, которые играют на конкурсах одну и ту же программу чуть ли не десятилетие. Эти таланты не развиваются, потому что сделали ставку на победу» - Михаил Мордвинов

Обсуждение
2487
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.