Верхний баннер
06:40 | ПЯТНИЦА | 18 ЯНВАРЯ 2019

$ 66.44 € 75.63

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70

15:23, 17 июня 2011

Балет Дагестана на пермской сцене.

Ведущий: Добрый день, дамы и господа. В студии ведущая Нина Соловей. На «Белых ночах в Перми» в рамках проекта «Большой Кавказ» начались Дни культуры Дагестана. Надо сказать, что долгое время искусство балета на Северном Кавказе, в частности, было искусством, ну, практически, неизведанным. И, как говорят очевидцы, знатоки, в 2003-м году Дагестан охватил настоящий балетный бум. Тогда в республику приехал Муса Оздоев. Для пермяков имя Мусы Оздоева довольно известное имя. Он у нас проработал в театре оперы и балета, и был художественным руководителем камерного балета. Ну, а сегодня Муса Оздоев, спустя, если я не ошибаюсь, 10 лет, вновь приехал в наш город. Мы вас приветствуем в качестве художественного руководителя Дагестанского театра оперы и балета. Здравствуйте, Муса Хазботович.

 

Муса Оздоев: Здравствуйте. Я всех приветствую. Мне, действительно, очень приятно. Это моя вторая родина. А в творческом плане, можно сказать, и первая. Поэтому приезд мой сюда для меня настолько радостен. Тем более, что я привез театр. Театр молодой. С 2003-го года в театре к 80-летнему юбилею Расула Гамзатова был поставлен спектакль мною «Горянка» на музыку Мурада Кажлаева. Вот с этого спектакля и зародилось такое направление в Дагестане, как балет. Потому что до этого театра не было. Он очень молодой оперный, и пару спектаклей в театре было. Вот в зачаточном состоянии в тот период был театр. И вот постепенно он начинает некоторые обороты и мастерство.

 

Ведущий: А с чем это связано, что не было театра? Все равно вот ваш театр оперы и балета, он базируется на классике, на традиционном балете?

 

М.О.: Я вот скажу. Опера там и национальные спектакли, и классика. А балет в начале начал базироваться на стиле модерн с современным уклоном, и с элементами национального танца. То есть, классический танец сугубо вот в таком чистом виде, который мы представляем себе в Перми, в Европе, пока там неактуален. Потому что одеяние по ментальности не подходит. Поэтому спектакли, которые мы ставим в современном ключе сами, но на основе классического танца.

 

Ведущий: То есть, тут есть несколько обстоятельств. С одной стороны, отсутствие, наверно, школы, да?

 

М.О.: Школы, да, да.

 

Ведущий: И, с другой стороны, действительно, ментальность народа.

 

М.О.: Да. Потому что, когда нет училища своего, артистов пришлось воспитывать в буквальном смысле за это время…

 

Ведущий: Приглашать трудно, наверно.

 

М.О.: Трудно. Потому что период, вы сами знаете, потому что телевидение вовсе уши дает информацию только о том, что там…

 

Ведущий: Военные действия и все.

 

М.О.: …военные действия. А там, между прочим, народ живет, трудится, творит. 14 национальных театров драматических, потому что национальностей много. И вдобавок театр оперы и балета, которому 12 лет. Вот такой отрезок времени у театра. За это время мы поставили 6-7 спектаклей. В этом году у нас была «Легенда о любви», премьера спектакля. Сейчас к этому приезду, потому что нам сказали, что мы будем выступать в театре оперы и балета имени Чайковского, я поставил одноактный балет на музыку Чайковского…

 

Ведущий: То есть, специально.

 

М.О.: Специально. Премьера будет здесь того спектакля. Он на родине еще не показан. Я его назвал «Поэт и муза», но на увертюру-фантазию «Франческа да Римини» Чайковского. Поэтому вот первое отделение у нас «Поэт и муза» премьера в Перми. Это просто мое желание был, мой подарок пермякам, и, вообще, как бы, в знак благодарности. Буквально за последние, как мы услышали, что мы поедем, мы начали ставить этот спектакль.

 

Ведущий: Вы, честно говоря, порадовались вот этому приглашению?

 

М.О.: Да, очень. И не только порадовался. Пермь откликнулась, она нам помогла. У нас в театре не было средств приехать. Нас 25 человек сюда приехало. 17 человек Пермь взяла на себя нагрузку, за дорогу оплатила. Когда я рассказал, что это первые наши гастроли, по-настоящему наши первые гастроли, я сказал, что Пермь для нашего театра – это окно в Европу.

 

Ведущий: Конечно.

 

М.О.: Тем более, вот на сегодняшний день выехать, увидеть, как творят другие мастера, как другие коллективы работают, и все-таки посмотреть, чем мы занимаемся. Увидеть, к чему стремиться.

 

Ведущий: Ну, и показать тем, и нам, в том числе…

 

М.О.: Да, да, да.

 

Ведущий: …людям, которые явились, ну, не жертвами, но, тем не менее, мы смотрим и слушаем масс-медиа, и видим одну историю про Дагестан. А Дагестан – это еще и город, это люди, это артисты, это своя особенная культура, которую нам тоже, я думаю, любопытно посмотреть.

 

М.О.: Мы все знаем, что балет, как бы, называем всегда театр оперы и балета, это…

 

Ведущий: Классика.

 

М.О.: …классика, высокое искусство. Поэтому я говорю, очень сильно развито национальное искусство, и стремление идет к высокому искусству. Вот это подтверждается нашим театром.

 

Ведущий: Скажите, а вообще, как у вас проходит финансирование театра? Ну, вот вы говорите, что, например, сложно было приехать.

 

М.О.: Знаете, республика дотационная. Вот этим все сказано. Поэтому и финансирование такое, относительное. Хотелось бы, конечно, чтобы взгляд на эту проблему был более глобальным в том плане, чтобы поднять это направление.

 

Ведущий: А вообще, люди ходят в театр?

 

М.О.: Вот в начале боялись, что народ не пойдет. Вот когда мы спектакли даем, о пустых залах уже смешно говорить. Минимум, когда бывает 50-60 процентов. А так максимум зал 90-100 процентов. Именно на балет.

 

Ведущий: То есть, людям интересно.

 

М.О.: Интересно. Даже хотят, чтоб приезжали выступали. Я вот хотел, когда сказал Русский имперский балет не против приехать, так там чуть ли не ажиотаж был. То есть, люди хотят видеть, стремятся к этому. Даже вот сейчас, когда у нас набор объявлен был в Ленинградское училище, и то родители приводили своих детей не только девочек, но и мальчиков, что самое удивительное. Вот не ожидаешь, а стремление есть у людей. Потому что то, что было хорошее еще с тех времен, оно еще остается. И люди знают, что не только это, что о них говорят по телевизору есть, а есть и то, что они хотят показать. Вот мы и приехали показать, что мы представляем иной Дагестан. Не только Дагестан, который в масс-медиа показывают. Мы хотим показать, что мы такие же, как и вы, что мы также стремимся к искусству, и к жизни к той, которая бы совершенствовала бы общество.

 

Ведущий: Ну, если я правильно понимаю, часть репертуара составляют спектакли, основанные и на культуре, дагестанской культуре, да? То есть, что лежит в основе этих спектаклей?

 

М.О.: Да, там я бы даже сказал бы. Посмотрите, «Горянка», Мурад Кажлаев, «Солнечный диск» Ширвани Чалаев, «Легенда о любви» не Меликов, а снова Мурад Кажлаев. «Энигма» - это ??????? (неразборчиво) европейский балет, вот «Чарли – великий маг». То есть, на основе всех шлягеров мировых я поставил спектакль двухактный, проведя красной нитью через все это жизнь и творчество Чарли Чаплина. И каждая его миниатюра… потом идет следующий номер «Сальватор Адамо» ??????? (неразборчиво), который дает нам состояние той миниатюры, в которой Чарли был. Вот такие спектакли. То есть, я чередую национальные и современные постановки с европейскими, так скажем. И постепенно мы пришли уже к Чаковскому. Вот девушки в туниках, и так далее, и так далее. Юноши у нас пока… то есть, в современных…

 

Ведущий: Пока в лосинах не танцуют еще.

 

М.О.: Нет, нет, пока не хотят.

 

Ведущий: Они сами не хотят, либо народ не готов к этому?

 

М.О.: Народ не готов, так скажем. Если они сами не хотят, значит, народ не готов.

 

Ведущий: Ну, а смотрите, вы говорите – ажиотаж чуть не создали, когда пообещали, что, возможно, приедет…

 

М.О.: Русский имперский балет.

 

Ведущий: …Русский Имперский балет. А как это бы вы приняли? Это не наше.

 

М.О.: Да. Это можно. Вот так, да. То есть, переломить вот этот… это ж нужно к этому идти. А все сразу же не делается.

 

Ведущий: Ну, конечно.

 

М.О.: Даже в Европе, когда балет появился впервые, да, мы знаем, что это на базе народных танцев, потом бальных танцев, а потом балет появился. То есть, есть время. Время всему нужно. А есть страны даже до сих пор, где классического балета нет, а современный очень прилично уживается. И, как бы, они не стремятся. Точно так же, как в спорте Бразилия не стремится к хоккею, она футболом занимается, и так далее.

 

Ведущий: Существует такой стереотип, может быть, это не стереотип, а правда, что люди Кавказа – это люди, которые хорошо поют, как правило, люди, которые умеют танцевать, и хорошо танцуют. Но, с другой стороны, есть и некая закрытость от, ну, например, там, от развития музыкального и танцевального искусства Европы. Либо для вас это не проблема?

 

М.О.: Нет, проблемы нет. Ну, например, я взял группу «Энигма» и поставил спектакль, да. Это же не закрытость. Наоборот, стремление, открытость. И сюжет там… современные Ромео и Джульетта, допустим, под эту музыку сделан, и привнесены очень многие современные стили в танце. Закрытости, как таковой, нет. Но есть, которое масс-медиа все это ставит в противовес.

 

Ведущий: Да, да.

 

М.О.: Конфессии и там… буквально заставляют людей поверить, все это… клановость, закрытость, никуда не стремятся люди. По-моему, люди все стремятся к чему-то. Потому, если клановость есть, это есть, наверно, у тех, кто где-то как-то находится, в народе нету этого. Люди хотят. Вот мы едем, например, сюда ехали три дня в поезде. Приятно общаться. У нас нету такого понятия, что русский, не русский, там, нету. Там женятся и на русских, и на еврейках.

 

Ведущий: Разрешают?

 

М.О.: Нету, проблем таких нету. И, может быть, случаи есть, что нет. А так… вы приезжайте в Махачкалу. И вы увидите столько браков и на русских, и на любых национальностях. Что я, когда туда приехал первый раз, я думал, вот вполне, как и вы.

 

Ведущий: Да, конечно.

 

М.О.: А потом удивился.

 

Ведущий: Что все с закрытыми лицами ходят.

 

М.О.: Да нет. А ходят те, кто хочет. Там ходят в коротких юбках, в длинных юбках, закрытые, открытые. Ну, это, кому как нравится.

 

Ведущий: Я напомню, сегодня у нас в гостях художественный руководитель Дагестанского театра оперы и балета, заслуженный артист Российской Федерации, народный артист Ингушетии Муса Оздоев. Все правильно?

 

М.О.: И заслуженный артист Дагестана.

 

Ведущий: И уже заслуженный артист Дагестана. Алексей спрашивает: «А как вы относитесь вообще к такой идее проведения Дней Большого Кавказа?» Ну, вот по большому счету, это уникальное событие. За несколько дней у нас тут и азербайджанская культура, и осетины приезжают, Дагестан, и Армения была.

 

М.О.: Эта идея, вообще, гениальная идея в наше время, чтобы те республики и страны, разобщенные на Кавказе, чтобы они вновь влились, хоть это и здесь, в Перми…

 

Ведущий: Хоть на другой территории, да.

 

М.О.: Да, на территории, и пообщались бы, и увидели бы, и вспомнили бы, насколько в свое время мы уважали друг друга, и учились друг у друга.

 

Ведущий: Перенимали культуру друг друга.

 

М.О.: Да, культуру, опыт друг друга. Например, я до сих пор не могу забыть грузинское кино. Оно у меня… я вот эти фильмы, которые видел, они вот… скажу - кино Грузии, и сразу встает перед глазами. Настолько это было удивительное явление. Поэтому тот, кто решил здесь объединить большой Кавказ, на Урале, для меня это неожиданность была. Вообще, я обрадовался. То было очень приятно. Спасибо тому, кто это сделал…

 

Ведущий: Придумал.

 

М.О.: … и придумал. Просто, я говорю, гениальный ход и ??????(неразборчиво).

 

Ведущий: Ведь надо сказать, от всех этих войн и от всех этих и межнациональных распри, в том числе, страдают простые люди, простые жители, и люди, так называемые, люди культуры. Потому что для людей культуры…

 

М.О.: Творческие.

 

Ведущий: …творческие люди, для них-то нет этих преград. И как часто, ну, грубо говоря, нам хочется, например, чтобы приехал тот или иной артист, а те события, которые были в Грузии, вдруг перечеркнули просто даже гастроли многих артистов, которых ждали в Перми. И ждали в Перми не только их земляки, но и просто люди русские. Или то время, когда было очень модно, и все зачитывались, переводами стихов поэтов разных народов. А сегодня, к сожалению, это как-то уходит.

 

М.О.: Я вам скажу, вот в Осетии «Сцена без границ» есть фестиваль для национальных театров. И когда я там был, в качестве министра культуры от Ингушетии, я там сказал просто… встал и сказал. Фестиваль сам к месту, и название очень красивое – «Сцена без границ».

 

Ведущий: Да.

 

М.О.: Но приятнее было бы, я говорю, когда мы въезжаем в республики, чтобы этих границ с шлагбаумами, чтоб их не было.

 

Ведущий: Осмотров, таможни.

 

М.О.: Да, осмотры, там, шлагбаумы, что-то объезжаем, подъезжаем и с трудом въезжаем. Вот в начале нужно то убрать. И тогда было б приятно вот в театре выступать, и сцена без границ. Вот это тогда смысл был бы. А то получается, у нас на театральной сцене без границ все выступаем, а выезжаем или въезжаем – и везде границы.

 

Ведущий: То есть, как будто есть один мир, а есть реальный мир, да?

 

М.О.: Да, да. Виртуальный и реальный. Вот вы правы в этом плане.

 

Ведущий: Руслан спрашивает: «Скажите, любой ли может попасть в ваш театр? И как к вам попадают артисты?» Ну, кроме тех, наверно, кто живет.

 

М.О.: Нет, к нам может попасть любой, кто хочет приехать в Махачкалу. С большим удовольствием, и создадим условия. А так, если брать саму республику, мы берем талантливую молодежь и постепенно вводим ее, воспитываем. Вот таким образом.

 

Ведущий: Но человек ведь должен все-таки отдавать себе отчет, куда он едет?..

 

М.О.: Да.

 

Ведущий: … в какой театр он едет?

 

М.О.: Конечно.

 

Ведущий: Что одного танца недостаточно, наверно, да, каких-то физических данных? Нет?

 

М.О.: Человек, который задает…

 

Ведущий: Ну, вот те спектакли, которые, например, у вас поставлены, основаны на национальной истории культуры. Надо же знать ее, понимать.

 

М.О.: Не только. Ну, база-то все равно классическая, классического танца с уклоном в современный модерн. Так что там синтез идет. Там не сугубо в чистом виде классика идет, там синтез классического и современного танца с добавлением традиционных танцевальных и движений, и так далее.

 

Ведущий: Владислав спрашивает: «Кого вы хотите увидеть завтра среди зрителей – своих земляков или просто пермяков?» Имеется в виду, наверно, своя диаспора придет, там, да.

 

М.О.: Я откровенен буду. И мы, и в том числе, я, мы рады всем. Мы б хотели бы и пермяков видеть в первую очередь, и земляков, если они здесь есть и хотят прийти. Я в первую очередь хотел бы еще видеть тех, с кем я работал, с кем я занимался, кого я обучал. Помимо всего прочего у меня здесь…

 

Ведущий: В институте культуры вы преподавали.

 

М.О.: Доцентом был института культуры, да. Там много выпускников. В школе фотомоделей. Там безумное количество выпускников было. И с теми, с кем я знаком, с кем по жизни я в Перми был знаком, с кем я творил, работал. Вот всех хотел бы видеть.

 

Ведущий: Завтра. В театре оперы и балета.

 

М.О.: В 19.00 в театре оперы и балета.

 

Ведущий: Если я не ошибаюсь, кроме того спектакля, о котором вы рассказали, в программу включен еще… включена еще какая-то программа.

 

М.О.: У нас второе отделение, мы его назвали гала-концерт «Загадка Кавказа». Там у нас будут такие фрагменты из спектаклей стиля модерн, а потом дуэты. И в конце мы хотим дать такую… зажигательные национальные номера. Это те же самые артисты балета наши исполняют. То есть, мы хотим дать… есть такой интересный номер «Лезгинка» брэйк-данс соревновательный. И сугубо на базе хореографии Дагестанский танец. То есть, разнообразная программа будет во втором отделении. Первое отделение у нас – это посвящение… я Чайковского до безумия люблю, уважаю его творчество. Поэтому этот спектакль, как бы, первое мое обращение к Чайковскому и дать Перми и пермякам, потому что я здесь работал, и театр так называется имени Чайковского. А второе отделение мы хотим показать, что мы помимо классического…

 

Ведущий: Свой эксклюзив, свою уникальность.

 

М.О.: Да, свой эксклюзив, что у нас есть разные стили, разные направления.

 

Ведущий: Иван спросил: «Не заказывают ли вам ваши зрители поставить «Лебединое озеро»? Есть ведь стереотип, да…

 

М.О.: «Лебединое озеро», вот после перестройки особенно, мы же много видим, и западных постановок, да…

 

Ведущий: Конечно.

 

М.О.: …по-разному ставят. ???????????(неразборчиво) например, поставил по-своему. Другие хореографы… Кроме ???????????(неразборчиво) таких хороших постановок вот, в буквальном смысле перевернув весь спектакль, я не видел. А вот Петипа, Льва Иванова…

 

Ведущий: Ну, имеется в виду, наверно, вот это классическое.

 

М.О.: Да, классическое, мы еще не доросли. Честно скажем. Почему мы не доросли? Нету такого состава. Чтоб «Лебединое озеро» станцевать это…

 

Ведущий: Там кордебалет ведь большой.

 

М.О.: …кордебалет должен быть обученный именно в сугубо классическом направлении. Мы к этому идем. Первые шаги. Вот этот спектакль, который я в первом отделении буду показывать, вот там и пуанты, и так далее, и так далее. Ну, это нужно время. А народ с удовольствием пойдет на него.

 

Ведущий: А сейчас есть какие-то предпосылки для появления там, я не знаю, хореографического отделения, может, в каком-то вузе?

 

М.О.: Есть. У нас сейчас филиал Московского института культуры хотят в этом году открыть. Свой колледж культуры есть. Но это не тот уровень, естественно, для театра.

 

Ведущий: Там ведь должен быть еще преподавательский состав.

 

М.О.: Да, состав. Ну, преподаватели у нас, там, четыре-пять человек есть с ленинградской школы, и с пермской. Так что, вот в этом направлении там повезло. Есть люди…

 

Ведущий: Из пермской, то есть, здесь учились? Или пермяки?

 

М.О.: Здесь учила в свое время женщина, которая здесь училась, оканчивала, в театрах танцевала, дагестанка сама.

 

Ведущий: То есть, школа есть.

 

М.О.: Школа есть, да. И ленинградская закончившая есть. Так что там можно сделать. Нужно проявить максимум усилий руководству республики, и вот как сейчас к футболу проявляют. Вот мне б хотелось бы… вот такое же если б стремление было, тогда б совсем другое.

 

Ведущий: Ну, может быть, такое внимание и появится, когда… ну вот вы выехали, например, в Пермь. Дай бог, чтобы это была первая ласточка еще где-то, еще где-то. И когда они, ну, просто даже в СМИ увидят, что был Дагестанский театр оперы и балета, что его принимали, что его видят. И, может, мы поможем, чтобы Дагестанский театр оперы и балета был визитной карточкой, как сегодня, например, у нас у города Пермский театр оперы и балета.

 

М.О.: Да, да, да. Вот истории нет. История начинается здесь.

 

Ведущий: Ну, 12 лет, это, к сожалению, пока еще не так много. Но главное, что положено начало.

 

М.О.: Да. История, я почему говорю, выезд… Вот побыли здесь, еще где-то будем, это уже история, да. И тогда руководство поймет, что вот там их приняли, там их приняли, и это серьезный вид искусства. Если мы пригласим еще какие-нибудь коллективы, у нас выступят, они на эту тему поговорят. То есть, тут нужно общими усилиями идти к этому.

 

Ведущий: Сегодня гость нашей программы художественный руководитель Дагестанского театра оперы и балета, заслуженный артист Российской Федерации, народный артист республики Ингушетии Муса Оздоев. Но мы еще не упомянули еще об одной вашей должности, как говорят, там, президентов бывших не бывает, министров бывших не бывает. Вы были еще и министром культуры Ингушетии. Я почему перехожу на эту тему, потому что вот Светлана просит: «Какового вам было на этом посту творческому человеку? И почему вы расстались с этой должностью?»

 

М.О.: Ну, знаете, тут по-разному можно говорить. Но я буду и в этом отношении честен. В начале я с глубокой боязнью… полгода размышлял, когда мне предложили этот пост, я тогда находился в Перми, полгода размышлял – стоит, не стоит. А потом все-таки перевесило то, что родители сказали, что ты никогда в жизни на родине не работал. Будь добр, приедь. Ну, я решил все-таки… родители в годах, и приехал, и впрягся в эту работу. Впрягся, по-честному, хотел поднять инфраструктуру, потому что уровень инфраструктуры очень низок был, не хватало народу, профессионалов не хватало. Приходилось посылать детей и в Санкт-Петербург в музыкальные школы, приходилось в Краснодарский институт культуры посылать.

 

Ведущий: Это начало 2000-х еще, да?

 

М.О.: Да, да, начало 2000-х вот все это. Объем работы большой. Сам президент тогда республики Руслан Аушев очень в этом отношении помогал. Он был только за, лишь бы движение было, лишь бы люди сознательно воспринимали то, что он хочет, то, что он видит. И поэтому работа кипела. И мы за эти два года сделали очень много. И приглашали со стороны. Никогда у нас таких квартетов классических не было. Даже мы привозили, когда праздники в горах, мы говорили – впервые там скрипка играет в горах, впервые такой-то другой инструмент играет в горах. И с приходом того же Аушева народ затанцевал. Он любил национальный танец, и сам учился этому. И, знаете, Ингушетия, действительно, закрытое немного от искусства общество было. И с его приходом раскрепощение пошло. И к танцам благоволить начали, и музыку слушать, и пение пошло. В начале с эстрады…

 

Ведущий: Проснулись.

 

М.О.: Да, проснулись люди. Но должен быть толчок. Особенно, если вот сверху в этом направлении, он всегда позитивен. Он, как бы, помогает людям раскрепоститься, и стремление у них появляется, они не стесняются. Им кажется, что это нормально и так далее. Хотя раньше говорили – о-о-о, как же это, ты горец, нельзя, вот и так далее. Поэтому я не сожалею. Просто у меня период застоя в творчестве был, я не ставил. Нужно понять и профессию чиновника. Что там происходит? Какие там образы встречаются? Действительно, там встречаются такие образы…

 

Ведущий: Другая система ценностей.

 

М.О.: Да, другая система, образы. Даже вот те же министры, они какие-то интересные, хоть спектакли ставь.

 

Ведущий: Ну, вот вы творческий человек. Для вас все ???????? (неразборчиво).

 

М.О.: На улице – одни, входят в кабинет – совсем другие. На улице они как герои. Входят как зайчики и так далее. То есть, для меня это удивительно было. Я думаю, что человек, какой он на улице, и в кабинете будет…

 

Ведущий: Вам нужно поставить спектакль на основе вот тех событий.

 

М.О.: Да, да, да. Оно назревает, я думаю, есть желание. Поэтому, познав то, и вернуться снова в творчестве, я считаю, что я приобрел, не потерял. Поэтому сожаления у меня никакого нет, а, наоборот, я что-то привнес, будучи чиновником и помог хотя бы сдвинуть камень, который лежал, чтобы он немного покатился. А в дальнейшем это уже другие.

 

Ведущий: У нас есть звонок.

 

Слушатель: Добрый день. Здравствуйте. Бессонов. Вы знаете, вот специфика национальных республик состоит в том, что даже в классические балеты, например, они вносят свой колорит. Вот скажите, ваши балеты, они будут носить национальный колорит? Даже классический.

 

Ведущий: Вы к нам поздно, видимо, подключились.

 

М.О.: Естественно. Колорит, если он в национальных республиках, он обязателен. Без этого невозможно. Я вот уже говорил. Вот мы в этом году поставили «Легенду о любви» Мурада Кажлаева. Там колорит восточный, а базис классический с применением восточных пластических движений. И поэтому в этом оригинальность, в этом притягательность, когда совмещение идет разных направлений.

 

Ведущий: Это обязательно. Скажите, пожалуйста, театр, в котором вы сейчас работаете, там еще, ну, как вот вы сказали до эфира, там есть еще Русский драматический театр. То есть, ставят спектакли для русскоязычной публики. Как вы с ними соседствуете?

 

М.О.: Ну, у нас в одном здании… Вообще, я же говорил, что Дагестан уникальный в культурном пластическом отношении регион. Там 14 национальных театров профессиональных драматических и один театр оперы и балета. Но в этом здании, где мы работаем, три коллектива.

 

Ведущий: 14 национальных?

 

М.О.: Да. 14 национальных профессиональных драматических театров. А в здании, в котором мы присутствуем, три театра. Мы, потом Русский драматический театр имени Горького и лакский музыкально-драматический театр. Ну, там две сцены. Одна сцена лакского музыкально-драматического театра.

 

Ведущий: Конкуренция.

 

М.О.: Да, там конкуренция. А большая сцена на подобие вот в пермском драматическом театре, Театр-Театр, вот такого плана сцена, большая, объемная, и зал довольно-таки большой на 800 посадочных мест. То есть, мы делим. Порой мы сцену не получаем, ждем очереди. Вот так идем к постановкам, к показам.

 

Ведущий: Меня интересует вот этот Русский драматический театр. Туда ходят зрители кто?

 

М.О.: А туда ходят все. Потому что многие, которые живут в столице Дагестана в Махачкале, порой не знают и своего национального языка, потому что язык общений русский. И им даже комфортнее. Они посещают Русский драматический театр. А те, которые знают свой язык, они посещают свои театры.

 

Ведущий: Сергей спрашивает: «Есть ли у вас какая-нибудь политическая цензура? Отсматривают ли вас большие начальники?»

 

М.О.: Буду предельно откровенен. Цензуры вот у меня лично, вот когда я ставлю, никакой. Все полагается на автора, как он видит.

 

Ведущий: То есть, нет такого, что какой-нибудь чиновник пришел и говорил – Муса, тут что-то попахивает против республики, там…

 

М.О.: В свое время было, когда «Легенду о любви» Григорович ставил, тогда была известная знаменитая министр культуры Фурцева, она ему запрещала. Если вы в сторону ногу поднимете, это откровенная поза, нужно закрытую позу, и так далее. И порой, мы, когда это вспоминаем, и вы сейчас, мы смеемся, да.

 

Ведущий: Конечно.

 

М.О.: А у нас, вот когда я ставлю, цензуры никакой. Лишь бы был позитив. Но мы не стараемся там эпатаж вносить, потому что я противник эпатажа. Из-за того, чтоб там кто-то разделся, из-за этого публику собирать. Это не мой стиль.

 

Ведущий: Но я думаю, что ваша публика как раз и не пойдет на такое.

 

М.О.: И не пойдет, да. Просто нужно творчески мыслить и стараться ставить… если это получается, мне приятно, к совершенству этого направления, и за счет этого привлекать. Почему я ставлю разные спектакли, разные направления, чтоб привлечь в театр и молодежь, и среднее поколение, и уже пожилых людей. Ставлю «Энигма», ставлю «Чарли – великий маг», это молодежь уже идет. А на «Чарли - великий маг» идут все возрасты, потому что там такие песни шлягерные. И постепенно вот таким методом, когда набираешь и молодежь, и среднее поколение, появляется свой зритель.

 

Ведущий: Дорогие зрители, дорогие наши пермяки и гости города, у вас есть, и у нас с вами есть возможность видеть русский театр, немецкий театр к нам приезжает, англичане приезжают. Но, согласитесь, так получилось, что республики, то самое ближнее зарубежье, крайне редко бывают не только там в Перми, а в России. И у нас с вами завтра есть возможность увидеть, что такое Дагестанский театр оперы и балета, какие артисты там работают, какие спектакли там идут. Приходите. Муса, дай бог, чтобы вы еще раз приехали в наш город.

 

М.О.: Мы не зарубежье, мы – Россия. Северный Кавказ.

 

Ведущий: Россия, да. Ну, я имею в виду, что республика.

 

М.О.: Да, да.

 

Ведущий: Те, кто ближе к нам, ближе, чем та же самая Америка, тем не менее. Приходите завтра, посмотрим, поаплодируем, поддержим наших друзей, наших земляков.

 

М.О.: Знаю, что пермяки ценят танцевальное искусство. Поэтому мы хотели бы, действительно, чтобы они пришли и оценили нас. Если они нас оценят, скажут спасибо, вот это главная благодарность для нас.

 

Ведущий: До встречи в театре.

 

М.О.: Спасибо.

Обсуждение
1585
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.