Верхний баннер
23:54 | ПЯТНИЦА | 26 ФЕВРАЛЯ 2021

$ 74.44 € 90.37

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

15:00, 26 августа 2012

Религия в школе

Ведущий: На «Эхе» Перми продолжается воскресный вечер. Программа «Внеклассное чтение». Сейчас в этой студии ведущий научный сотрудник отдела сопровождения федеральных государственных образовательных стандартов Центра развития образования Пермского края, специалист в области начального образования, кандидат педагогических наук Ольга Александровна Семенцова. Ольга Александровна, какая длинная у вас должность, здравствуйте.

Ольга Семенцова:  Здравствуйте.

Ведущий: Первое  сентября, во всех пермских школах вводится новый предмет - основы  религиозных культур и светской этики. Школьникам  будут преподавать основы православия, ислама, иудаизма, буддизма, основы мировых религий, основы светской этики. По каждому  направлению сформирован отдельный модуль и перечень учебников.  Вот это тема нашего сегодняшнего  разговора в рамках «Внеклассного чтения».  Ольга Александровна, проясните  мне все-таки для начала, потому что я  нашла  две разные информации. Предмет-то как будет называться -  «Основы религиозных культур и светской этики? Или «Основы духовно-нравственной культуры  народов России»?  Два названия мне встретилось  в Интернете. Я  не добилась истины.

О.С.: Существует базовый документ, это федеральный перечень учебников, рекомендованных или допущенных Министерством образования Российской Федерации к образовательному процессу в новом учебном году, в 12-13-м. И вот как раз появилась  новая образовательная область – это основы   духовно-нравственной культуры народов России. И поэтому предмет, он единый, но 20 с лишним программ там закрепилось. Они все уже пропущены Министерством образования Российской Федерации, все допущены, все рекомендованы.  То есть 20 книг  можно,  пожалуйста, вариатив полнейший, использовать в образовательном  процессе. 

Ведущий:  То есть это все-таки не «Основы религиозных  культур и светской этики», а «Основы духовно-нравственной культуры народов России», именно так называется.

О.С.: Да. А там уже модули разные. Кто во что горазд. Но очень много крупных издательств,  они по-своему называют.  Но ведущее издательство – это «Просвещение». Там появилось шесть модулей, как раз вот те учебники, которые вы перечислили, все там присутствуют.  И издательство «Дрофа», это  вот «Просвещеие» и «Дрофа», они сейчас объединились. В «Дрофе» тоже появились  шесть модулей. Во всех остальных издательствах, например, в «Вентана-граф», «Русское слово», там есть один, два модуля: либо «Основы светской этики», либо «Основы религиозных культур  народов России». 
 
Ведущий: Вот мы уже говорим о модулях, но еще  не обозначили, что это за модули такие.  На самом деле комплексный учебный курс,  вот он включает как раз в себя шесть модулей, и я их сейчас  назову: «Основы православной культуры», «Основы исламской культуры», «Основы буддийской культуры, иудейской культуры, «Основы мировых религиозных культур», «Основы светской этики». Шесть модулей. Что меня смутило? Один из модулей изучается  обучающимся с его согласия и по выбору его родителей, законных представителей. Правильно ли я понимаю, что в рамках курса изучается только один модуль?

О.С.:  Да. Но, конечно, надо постараться так  учителям начальных классов представить  тот учебник, по которому  они хотели бы вести весь класс. Но не всегда  так получается.  Школа обычно берет, там же несколько классов, от двух и более начальной школы, поэтому директора школ, особенно пермских, предусмотрительно  высказывали  мнение, что надо  хотя бы два модуля взять, чтобы был  все-таки выбор. Все модули практически  невозможно взять одной школе, одному образовательному учреждению, поэтому  те, кто пока не готов преподавать религиозные культуры народов России, они могут  остановиться на «Основах светской этики». И сколько я общалась с учителями начальных классов, с учителями  истории, которые будут преподавать   в начальной школе этот курс, многие останавливаются на «Основах светской этики», потому что, видимо пока общество не готово взять вот именно религиозные культуры так глубоко, именно  не  просто общество, и  родители не всегда готовы, и учителя  не подготовлены с методической и теоретической точки зрения.  

Ведущий: Ну,  если, вот вы даже говорите, если даже учителя не готовы, а куда мы тогда спешим? 

О.С.: Есть приказ Министерства образования  вот с 1 сентября 12-го года. У нас, конечно, прошла серия курсов в системе повышения квалификации в классическом университете, и у нас в центре образования Пермского края, и в других заведениях прошли курсы. Это хоть какая-то поддержка. Учителя истории, надо сказать, они более прониклись  вот религиозными культурами, и они не боятся брать этот учебник. Учителя  начальных классов поскромнее пока выглядят, поскольку этому  не учили ни в педколледжах, ни в педагогических институтах, университетах, поэтому сложный такой путь. Все открывают, допустим, учебник «Основы светской этики»,  главным образом учителя начальных классов, и говорят: «Да, мы это на мах сможем вести».

Ведущий: Сейчас мы разберемся со светской этикой.  Я просто  поясню, что меня смущает. Андрей Фурсенко, говоря о задачах этого курса,  заявлял следующее: «Задача заключается в формировании общества, основанного на согласии и понимании, все мы разные, но мы живем в одной стране, и должны учиться уважать ценности представителей всех культур».  Нормально, красиво, но при этом для  того, чтобы была реализована конкретно эта цель, надо  вообще-то рассказать и об  этом,  и об этом, и о том, и о другом,  а мы говорим, что можно выбрать только один модуль из шести.

О.С.: Да.

Ведущий:  Как?  Это какое-то прямое противоречие,  по-моему.

О.С.: Я хочу ответить  словами методиста издательства «Русское слово» Агафонова, который приезжал в Пермь, и представлял учебники издательства «Русское слово». Он говорит  о том, что, например, в условиях мегаполиса, каким является Москва, сложно выбрать  отдельный модуль, отдельную религиозную культуру. Тем более в условиях вот этой не толерантности, в условиях шатания в обществе,  национальных различных интересов. Поэтому большинство вот именно в том московском регионе учителя выбирают «Основы религиозных культур народов России». Я тоже с этим согласна. Мне,  даже вот любой учебник любого издательства  возьми вот по этой  теме, по тому предмету, очень интересно. Например, я лично  вообще мало имею представления об исламской культуре, поэтому мне было бы интересно  и как педагогу, и как родителю, даже как родителю просто, узнать собственно не каноны вот эти строгие религии собственно. Религиям мы не учим. Надо все-таки  придерживаться светского характера образования, и то подчеркивается в программах. И поэтому очень интересно познакомиться с любыми  другими культурами народов России.  Но есть еще один минус. Вот протестантство здесь  никак не представлено, хотя   есть большой процент  верующих или просто сочувствующих этой религии. Ну, теперь понятно, почему.

Ведущий: Да. То есть, есть православие, но…

О.С.: Да. Есть православие, но нет католической собственно культуры.

Ведущий: Католичества нет. Почему  не христианство?

О.С.: Мне бы вот тоже было интересно и с католической культурой ознакомиться, тем более есть и храмы у нас в Перми.

Ведущий: Да вот только,  что в этом эфире были поляки, которые католики по вероисповеданию. И польская кровь течет во многих жителях  России.

О.С.: Да. И несколько обделены вот в этом смысле. А учебники «Основы буддийской культуры»,  буквально  от 10 до 20 процентов  жителей России  проповедуют эту религию, но то не значит, что  вот… ну вот это все республики: республика Тува,  Алтай,  Калмыкия, они все проповедуют.  Но это  лишь небольшой процент, видимо, чтобы не обидеть никого  и не каждого, вот эти шесть модулей разработали и выпустили, но забыли   об основах католической культуры. Это тоже как бы христианское течение.

Ведущий: Вы можете мне объяснить, как представитель Центра развития образования, почему не сделали  общий курс, который понемногу  рассказывал обо всем?

О.С.:  Общий курс, он есть – «Основы мировых  религиозных культур».

Ведущий:  Но его можно выбрать. Не факт, что его выберут. Может,  выберут другой.  То есть ставится определенная задача, но при этом  говорится  о том, что вы можете выбрать тогда и модуль вот православная культура, тогда вы будете заниматься  только по этому учебнику, знакомиться только с этой культурой. Зачем сделали несколько разных модулей?

О.С.:  Это уже вопрос к Министерству образования России.

Ведущий: А как вы это понимаете?

О.С.: В условиях федерального государственного  образовательного стандарта, начального  общего образования предлагается полнейший вариатив с точки зрения предпочтения родителей. Не доминирование каких-то отдельных идей, а практически… мы живем в уникальном таком мире, предлагать  вариативные программы. И  надо сказать, что даже   «Основы православной культуры» по регионам  России, если судить, где прошел эксперимент, в 20  регионах, и прошел успешно, как заявляет Министерство образования России, «Основы православной культуры» тоже очень востребованный курс. И даже я  слышала мнение коллег, которые являются родителями этих детей, которые экспериментально апробировали, допустим, в Ярославле этот курс, они просто ждали этого предмета. Вот он раз в неделю заявлен, 34 часа в год. Там домашнее задание задается, но не ставятся   отметки. Нельзя пугаться того, что  ученик неправильно  ответит, или у родителей  какие-то не такие предпочтения.
 
Ведущий: Вот механизм мне объясните. Потому что  вот тут сказали такое словосочетание: «учителя выбирают». Не учителя ведь выбирают.

О.С.: Сначала учителя выбирают, анализируют учебники.

Ведущий:  Что выбирают учителя?

О.С.: Из 20 программ надо выбрать что-то одно, представляете? Я слышала такое мнение, что  субвенции на закуп учебников в Пермском крае выделены под издательство «Просвещение».

Ведущий: То есть учителя выбирают учебники.

О.С.: Да. Если они не согласны с идеей «Просвещения», они такие тяжеловесные учебники, такие  объемные, то изыскиваются дополнительные средства, даже если родители согласны. Вот им презентацию провели на родительском собрании,  еще до мая месяца обязаны были провести, чтобы вместе с родителями выбрать конкретную программу. Но все-таки сначала выбирает учитель, он высказывает   свое предпочтение родителям на родительском собрании.

Ведущий: Он высказывает свое предпочтение относительно учебников  или относительно конкретного модуля?

О.С.:  Он представляет все модули  и все программы, но, насколько мне известно, подвигает мнение  родителей, что  надо бы выбрать вот это. Если, допустим,  один человек выбрал «Основы исламской культуры», все остальные -  еще две программы:  «Основы православной культуры», «Основы светской этики», как  с этим быть? 

Ведущий: Вот как с этим быть?

О.С.: Есть методические  рекомендации от Министерства образования  Российской Федерации, что в таких случаях, если  родители вообще отказываются  от какого-либо предмета, но надо же быть  ребенку аттестованным по  итогам обучения в начальной школе, и тогда он может остаться не аттестованным по этому предмету.  Либо предлагать ему какое-то  дополнительное занятие, пусть даже факультативом. Но если  родители категорически отказываются обучаться по этому предмету, пусть даже вот светская этика, которая практически к религиям только прикасается несколько, а в основном там идет  речь об этикете, о культуре поведения на основе хороших текстов подобранных, иллюстративного материала, CD-дисков, полного обеспечения.  Но, я думаю, у нас родители дальновидные…

Ведущий: Вы не закончили. Если родители отказываются напрочь, то?..

О.С.: Если отказываются напрочь, то  надо ребенку подобрать дополнительный курс…

Ведущий: Чего?

О.С.:  Дополнительный факультативный курс, например, по другому предмету.

Ведущий: Вот если в классе 20 человек, из них 10 – за, например, «Основы светской этики», 5 – за православие, 2 – за буддизм, 3 – за ислам, условно говоря, что будет:  «Основы светской этики»?  Здесь простым большинством выбирается курс?

О.С.: Видимо, да. И школы, я еще раз повторяю, поставлены в очень сложные условия. Не все вот эти модули выбрать, а  какие-то хотя бы  два или три. И если выберет один ученик один,  один ученик один конкретный модуль,  это будет экономически неэффективно преподавать  одному учителю. У нас же сейчас подушевое финансирование. Финансирование выделяется  от  25 человек. То есть на 20-25 человек финансирование. Если идет речь, как бы, работа по подгруппам, тут уже понятно. 

Ведущий:  То есть сейчас идет рекомендация о том, чтоб выбирался не один модуль, а как минимум два, или три. Соответственно, если в классе 10 человек за «Основы светской этики», а пять за православие, а три за буддизм, то, значит, будет два модуля – светская этика и православие, правильно?

О.С.: Я не знаю. Каждое образовательное учреждение выкручивается самостоятельно. А еще надо думать, имеется ли специалист, допустим, подготовленный, чтобы взять все  буквально модули.  

Ведущий:  У меня возникает ощущение, что  появляется  новый определенный курс,  но мы к этому абсолютно   не готовы. У меня лично возникает такое ощущение. Наталья Петровна Горбацевич, декан педагогического факультета регионального института  непрерывного образования Пермского госуниверситета, кандидат педагогических наук  присоединяется к нашему разговору. Наталья Петровна, добрый день.

Наталья Горбацевич:  Добрый день, уважаемые радиослушатели. Наверно, слушают многие учителя, которые прошли наши курсы, и  готовы вести этот курс. Готовы вести этот курс. Я не согласна с тем, что мы не готовы к ведению этого курса.

Ведущий:  То есть мы готовы.

Н.Г.: Я считаю, что  в той ситуации, в которой мы оказались сейчас, мы  готовы процентов этак на 90.

Ведущий:  В чем эта готовность выражается?

Н.Г.: Уважаемые коллеги, вот я даже сюда принесла специально, чтобы у нас шел профессиональный разговор, я принесла нормативные документы, которые пришли от  нашего министерства образования. Я думаю, что наш ведущий  с удовольствием познакомится с ними.

Ведущий:  Уже боюсь.

Н.Г.: Ну, что вы. Это  серьезные документы, на основании которых этот предмет  выстраивается  в  наших учебных образовательных учреждениях. И я считаю, что наше Министерство образования сумело создать условия для того, чтобы основная масса учителей подготовилась к ведению этого курса. Мы начали работу по подготовке  к этому курсу, еще не зная, что  будет введен в 12-м году, поскольку  он планировался вводиться в 14-м году, когда первые  классы, вошедшие в изучение начальной  школы в системе ФГОСа, то есть федерального государственного стандарта,  придут к четвертому классу через четыре года, в 14-м году мы должны были бы прийти к этому курсу. И мы начали в прошлом году подготовку учителей. И не просто учителей, а учителей-тьюторов, которые  могли бы заниматься, готовить   в своих территориях тех учителей, которые будут в перспективе вести. Мы подготовили  таких 60 человек по  нашему краю в прошлом году. И вдруг вот Министерство России вводит в январе-феврале этот курс, как обязательный с 12-го года с 1 сентября. И я считаю, что Министерство образования сумело  в этой сложной ситуации…  согласитесь, что это сложная ситуация,  никто ведь не ожидал, что вот так рано будет введен этот курс. Министерство  образования сумело найти деньги. Выделить  бюджетные средства на подготовку учителей. И подготовка была  выстроена на базе Пермского государственного университета, поскольку университет выиграл госконтракт на подготовку учителей, поскольку у нас в    классическом университете  существует определенный состав профессорско-преподавательский состав, способный этот курс  реализовать. И на протяжении мая, июня месяца у нас такая курсовая подготовка шла. И сейчас вот я с удовольствием приглашу нашего очаровательного ведущего, если у вас будет время, вы можете прийти к нам в университет, поскольку у нас  на этой неделе и на следующей неделе еще идет очередной этап этой курсовой подготовки.

Ведущий: Сколько в результате  подготовлено и готовится учителей?

Н.Г.: У нас подготовлено сейчас  нами, только нами, Пермским государственным университетом…

Ведущий: А кроме вас есть кто-то еще?

Н.Г.: А я не знаю. К сожалению, я не знаю. Нами подготовлено около 400 человек.

Ведущий: 400 человек совершенно точно. Этого недостаточно   для охвата всего региона, да?

Н.Г.: Я могу сказать, что   60 человек тьюторов готовы готовить учителей в своих территориях. Это серьезная помощь.

Ведущий: А есть  бюджетные деньги на то, чтобы им делать доплату  за то, что они будут еще кого-то готовить?

Н.Г.: Вы знаете, это вообще-то заинтересованность муниципалитетов, это ответственность муниципалитетов. И я думаю, что муниципалитеты, заинтересованные в этих вещах, они находят  эти деньги.

Ведущий: Муниципалитеты у нас чаще заинтересованы в решении других проблем.

Н.Г.: Не скажу. Вы знаете, вот сейчас у нас учатся учителя на хозрасчетных курсах, они приехали за счет муниципальных денег своих школ.

Ведущий: Мое ощущение неготовности, оно сложилось не из фактов о подготовке учителей, которые до этого момента озвучены не были. Я не услышала единой технологии банально выбора. Как осуществляет класс, конкретный, отдельно взятый класс  этот выбор? 

Н.Г.:  Вообще,  это непривычно  для нас, поэтому и возникают сложности. Ведь  всегда школа  этот вопрос  решала однозначно: Министерство образования спускает, школа принимает – математику столько часов,  русский язык столько часов и так далее. Сегодня непривычно. Родителям отдается на откуп решение, какой курс они будут изучать вместе со своими детьми, потому что  этот курс не только для детей. Это курс, который  изучается вместе с детьми  родителями. Вообще, очень интересный курс. Если бы здесь присутствовали учителя, которые  проходят нашу курсовую подготовку, очень интересно смотреть: когда они приезжают ?????? (неразборчиво) день, очень сложное, вот такое же удивление, как у вас сейчас в глазах, что это за курс. И к концу курсовой подготовки, когда они защищают свои выпускные работы, им интересно,  как это будет реализовано в практике.  Это интересно.  Так вот, нашим  учителям непривычно проводить такие собрания и спрашивать родителей: а какой курс вы выберете?  Была очень интересная ситуация у нас  на курсовой подготовке в мае, июне месяце. Вы знаете,  наши школы привыкли решать всегда за детей, все вопросы за детей. 

Ведущий:  Ну у нас так сложилось.

Н.Г.:  У нас так сложилось. Сегодняшние стандарты, они говорят: нет,  образование – это общественный договор -  родители, ученики, государство и школа. И вот этот  предмет является вот  таким первым примером общественного договора, когда школа спрашивает родителей: а какой курс  вы бы хотели выбрать? И родители выбирают. Но после  того, как они знакомятся с этим курсом.  И у нас были ситуации, когда учитель, сам не зная этот курс, не очень представляя, о чем он будет вести, перечисляет шесть  курсов этого предмета,  родители слышат  родные  слова -  «светская этика». «Светская» - хорошо, «этика» -  научат хотя бы, как себя вести детей. И выбирают светскую этику.  Но после курсовой подготовки, когда учителя  знакомятся со всеми шестью курсами, и более подробно  могут представить эти курсы для родителей… у нас были ситуации, когда учителя приезжают и говорят: «Мы после наших курсов провели снова собрание с родителями, рассказали им об этом курсе. И родители выбрали, многие  выбрали православную культуру, многие выбрали «Основы  религиозных культур». Светская этика остается превалирующей.  

Ведущий:  Вот я уже Ольге Александровне задавала этот вопрос. И вашу точку зрения хочу услышать. Почему все-таки не сделали  один общий курс, который  бы затрагивал понемногу всё? Зачем нужно делать именно шесть модулей, из которых можно выбирать? Зачем?  

Н.Г.:  Вот я по роду своих профессиональных обязанностей очень  внимательно слежу за тем, как этот курс   вводился в России, поскольку он шел  экспериментально.  Уже два года  назад начал вводиться. И  уже первые результаты мы подводили в Москве. Я участвую  в конференциях, являюсь одним из экспертов в этом вопросе. Вообще мнение разделилось. Фифти-фифти, пятьдесят на пятьдесят. Многие считают: нужно везде курс, который будет посвящен всем мировым религиозным  культурам. 

Ведущий:  Вот я, например, считаю.

Н.Г.: Многие считают так. Я считаю, что этот год, видимо год будет таким  апробирующим. Будет проверено, что    приживется, что не приживется, как сумеют  родители и как сумеют ученики и учителя эти курсы реализовать. У меня сложилось именно такое впечатление. Я недавно была в Москве на совещании по этому вопросу. У нас  есть территории, которые без ограничений и без каких-либо  сомнений  родительских выбирают исламскую культуру, есть территории, которые выбирают православную культуру. У нас в Перми есть школы, которые выбирают  из детей 15-20 человек православную культуру.

Ведущий: И понятны причины.

Н.Г.: И я понимаю их. Я радостна тем, что  такую возможность школа дает. И я считаю, что  школа найдет возможность оплатить этот курс учителям.  Вот мы сейчас со многими школами обсуждаем, как это выстроить.  Школы большие, они объединяют.  Например, два человека или три человека православную культуру из одного класса, четыре человека из другого, из третьего класса. Три класса есть.  Группа объединяется из разных  классов.  Нарушается классно-урочная система. Ничего в этом страшного нет. И то, что  будут дети из разных классов изучать  то, что им интересно, и то,  что востребовано, да это прекрасно.

Ведущий: Подождите, я теперь совсем запуталась с технологией. Технология – класс выбирает курс?

О.С.: Класс выбирает курс.

Н.Г.: Дети выбирают курс.  Дети и родители.

Ведущий: Дети и родители выбирают курс. Класс идет по этому курсу. И  формируется несколько групп и разных классов?

Н.Г.: Может формироваться из разных классов.

Ведущий: На усмотрение школы.

Н.Г.: Конечно.

О.С.: А может весь класс работать по одному модулю.

Ведущий: Вот вы говорите: есть регионы, где  без ограничений выбирают  или ислам, или православную культуру,  или  все, что угодно. Разве это  не противоречит  задаче познакомить с ценностями всех культур?

Н.Г.: В этом курсе существуют очень интересные вещи. С  ценностями всех культур мы познакомимся и в перспективе. У нас есть уроки истории, у нас есть уроки литературы,  в перспективе это возможно. Но если родители выбирают  из того, что предложено Министерством образования  России…  я не имею право вмешиваться в политику Министерства образования России. Я могу высказать свое мнение.

Ведущий:  Конечно.

Н.Г.:  Но если такая возможность дается, и есть потребители, есть те желающие семьи,  которые бы хотели именно  это изучать, я считаю, что такая возможность сегодня дается. И вы знаете,  у нас  школы многие боятся. Ну а как? Вдруг один ребенок выберет  буддистскую культуру. Как же быть-то? Что с этим ребенком? Я считаю, что этот курс довольно хорошо подготовлен.  Вот я сейчас на передачу принесла нашей замечательной ведущей целые наборы разных учебных пособий, и, в частности, принесла медиа пособие  для учащихся по разным курсам. Учащиеся могут в режиме дистанционного обучения  с использованием компьютера изучать эти темы, изучать эти курсы. В этих пособиях очень хорошо разработан и аппарат диагностический.  То есть ребенок изучает какой-то раздел культуры,  например, буддистской культуры,  там есть вопросы, творческие задания, проектные  работы,  которые он может выполнять вместе с  родителями и под руководством учителя. Я считаю, что надо уметь пользоваться тем, что у нас сегодня есть. К сожалению,  не всегда получается.

Ведущий: Вообще, я прихожу к выводу, что  практически все в этом курсе зависит от директора, от того, кто конкретно в школе   этим процессом управляет, директор или завуч по учебной работе…

Н.Г.: По-моему, вы не правы.

Ведущий: Сейчас я договорю свою мысль. Я во внутренней кухне школьной не очень все понимаю, но почему мне так кажется. Вот есть задача, которая обозначена на федеральном уровне: должны научиться уважать ценности представителей всех культур. И при этом даются на выбор  разные модули. Вот если, например,  часть школьников выбирает модуль «ислам», часть школьников выбирает модуль «православие», часть  школьников выбирает другой модуль, идет обучение по этим модулям, и есть совместные уроки, на которых ученики,  изучавшие информацию по этим модулям, может быть, представляют свои доклады,  делают что-то еще, но  такие совместные уроки, они прописаны в стандарте, они прописаны на уровне технологий?  Или, если школа сама решит, они  состоятся? А если не решит, то не состоятся? Я понимаю, что очень многое отдано на откуп школе.

Н.Г.:   Давайте начнем с того, что  говорить о том, что отдано на откуп директора и завуча, это  надо снять в первую  очередь, потому что  каждый родитель дал свое согласие на изучение этого курса. Каждый родитель.

О.С.: Подписал договор.

Н.Г.: Каждый родитель прошел на собраниях, которые были проведены классными руководителями, учителями...

Ведущий:  Когда я говорю про откуп, я  говорю об организации процесса.

Н.Г.:   Здесь есть очень такой важный момент  - методики. Вот этот курс очень хорошо разработан опять же методически.  Он весь выстроен не на  назидательных лекциях по тем или иным культурам, а активных, деятельностных формах занятий, которые занимают  очень большое место в курсовой подготовке для учителей. И это прописано в наших курсовых подготовках. Вот такие проектные работы, на которых объединяются учащиеся из разных курсов, они запланированы, и они  реализуются школами. Другой вопрос: сумеет ли  школа это сделать? Может быть,  первый  год,  этот первый год, который фактически является апробационным,  у кого-то получится, у кого-то не получится. Вот я захватила наши таблички. Кто у нас из учителей прошли курсовую подготовку и кто будет вести  этот курс. Всегда считают, что только учителя начальной школы. А ведь это не только учителя начальной школы берут этот курс. Учителя истории, учителя других дисциплин. У нас  даже есть учителя физкультуры, которые говорят: «Мне есть, с чем выйти  на ребятишек. У меня есть потребность с ними обсуждать   эти вопросы».  И они   проходят эту курсовую подготовку.  Это было заложено в министерских документах  по подготовке учителей.

Ведущий:  Давайте разберемся вот с этой ситуацией, поскольку есть уже апробация в регионах. Вот я читаю информацию: по данным  на февраль 2012-го в результате апробации в 21-м  субъекте с 480 тысячами учащихся было выявлено, что наибольшей популярностью пользуется модуль «Основы светской этики», 42 процента. Мы об этом уже сказали. Но вот эта ситуация, которая может возникнуть, когда большинство в  классе выбирает определенный предмет, а есть  несколько родителей, которые принадлежат к исламской религии или  к католичеству, которое  здесь не присутствует вообще, или  атеисты, как решается   вопрос здесь на практике уже? Ведь есть  наверняка практика.

Н.Г.:  Да.

Ведущий:  Расскажите.

Н.Г.: А я об этом говорила. Почему вы держитесь сейчас за класс? Вот таких детей у нас три класса, например.

Ведущий:  Выделяют в отдельную группу.

Н.Г.: Ребятки выделяются в отдельную группу, изучают то, что   они хотели бы. А когда появляется один ребенок. Вот у них есть возможность, у школ, использовать вот эти электронные пособия для того, чтоб выстроить индивидуальную  работу с этим учеником. Сегодня возможности отказа от просто классно-урочной  системы, они даются школе в полной мере. И школа может этим воспользоваться.

Ведущий: Может, но будет ли? Ведь это машина  неповоротливая.

Н.Г.: Вы меня спрашиваете, будет или  нет? Вы знаете, позавчера, это был четверг, к нам приходил  на встречу с нашими учителями представитель исламского  духовного центра нашего города Перми, (у нас все побывали конфессии,  представители конфессий на наших курсах) Ильяс Хазрат, который проговорил очень интересные вещи, говоря  о том, как будет вводиться  этот курс. Разговаривая с учителями, он говорит: «Наверное, будут какие-то недоработки в этом году. Ведь первый год, впервые с такой ситуацией сталкиваемся. Наверное, нужно будет время для того, чтобы каким-то  образом и школа, и родители научились  работать вот с таким необычным курсом».

Ведущий:  Точно не один год. Уж точно не один год.

Н.Г:  Наверное, не один год. Может быть, и не один год.

Ведущий:  Вот по конкретике, может быть, непосредственно   об  этих самых модулях. По какому стержню или по какой структуре  в рамках модуля выстраивается курс? Давайте возьмем два: «Основы светской этики», что это такое, немножко  более подробно, и что-нибудь о… когда касается непосредственно какой-то  религии - исламской или православной. 

О.С: Что касается религии,  здесь я не подготовлена и не читала, должны быть специалисты.  Либо, если ислам, специалист по исламу, религиовед, и прочее. Вот я лично на курсах читала «Основы светской этики», и больше по этому курсу могу реальную картину раскрыть.

Ведущий: Ну как там все происходит?

О.С.:  Даны учебники детям, рабочие тетради  для самостоятельных творческих работ, есть CD-диск,  мультимедиа диск в поддержку уроков для самостоятельной работы школьников, либо  можно использовать  отдельно сюжеты, презентации.

Ведущий: Меня сейчас не особо интересует конкретно технология, меня интересует содержание. Содержательно что в основе этого курса? 

О.С.: В  основе этого курса идет  речь о том, что знакомятся дети с общей культурой  народов России безотносительно с акцентом  только на русскую культуру. С этой темой дети  отчасти знакомы из курса «Окружающий мир», который  тоже активно муссирует эти темы. Есть возможность говорить о  нравственных добродетелях,  о духовно-нравственных ценностях, которые, в принципе, заложены во всех религиях мировых.  Подробнее  речь идет о таких нравственных качествах  личности,  как честность, добросовестность, доброта, сердце матери, (то есть во многих, кстати, эта тема модулях присутствует) порядочность, ответственность. Всё, что,  в принципе, проповедовалось в системе нравственного воспитания за многие  годы, но с элементами именно восприятия религиозной культуры вот это присутствует.  И, конечно же, семейные традиции,  акцент на семью,  на этикет, как вести себя в обществе. Надо сказать, почему именно четвертый класс взят.  По задумке авторов предполагалось  4-5 класс, и многие издательства выпустили учебники 4-го, 5-го класса.  Тогда на 4-й класс предполагалось 17 часов только лишь, и на 5-й класс тоже 17 часов. Сейчас мы видим в приказах Министерства образования 34 часа в год. Как с этим быть? Учебники не будут переиздаваться. Поэтому учителя были  поставлены еще также в сложные условия  моделирования  этого курса, проектирования методического:  какие темы, допустим, из учебников 5-го класса они возьмут на четвертый. И мы еще  здесь не подняли вопрос о восприятии. А как будет восприниматься  этот курс? Как будут восприниматься сложные религиозные, может быть, тексты  такого сложного содержания неподготовленному ученику, неподготовленным родителям? Вот это как раз и есть вопросы подготовки к технологиям преподавания  этого курса  учителей, не только начальной школы, но и всех  других предметов, которые подхватили этот курс.

Ведущий: Наталья Петровна, а как можно вот без менторства несколько раз такое словосочетание позвучало, без менторства обучить порядочности…

О.С.: Честности.

Ведущий: …честности?  Как?

О.С.: Хотя эти  вроде бы добродетели сейчас очень не востребованы у подрастающего поколения, да? А почему бы не взять этот курс, вот учителя нам задавали такие вопросы… Надо было бы взять этот курс   на восьмой класс, когда  теряются вот эти нравственные  ориентиры и ценности, когда ребенок ни во что не верит.  Вот как с этим быть? Почему именно четвертый класс, а не восьмой, а не десятый?

Н.Г.:  Знаете, вообще, курс,  я считаю, что очень хороший. И очень умный, и очень мудрый курс. Здесь поднимаются вопросы те, которые, во-первых,  актуальны для детишек этого возраста. Именно в этом возрасте ребятки сталкиваются… выходят из четвертого класса в пятый класс. У них кончились занятия в школе с одним учителем, когда у них была мамочка учитель с первого по четвертый  класс.  И они сталкиваются с ребятишками из других классов в пятом классе. Переформируются классы. Многие вопросы, нравственные вопросы, с которыми они сталкиваются,  нужно быть готовым к ним. И мне кажется, что эти вопросы другой предмет в школе просто не подымает. Ну нет времени на это. Замечательно, когда учитель чудесный, когда классные часы посвящены этим вещам. А вот здесь появляется возможность  34 часа говорить, что такое  добро и зло. А ведь разобраться в том, что такое добро и зло это не так  легко и просто. Я все время привожу учителям нашим пример. Вот как у ребенка сформировать: мама, которая меня ругает за то, что  я поздно  сегодня пришел с прогулки, или я что-то сделал не так, как надо, ругает, мама это мне зло делает или добро? Мама ругает меня. А мне дал мой сосед, замечательный мой друг  Васька  дал мне списать домашнее задание по математике, он мне ведь добро сделал. А чем кончится это добро?  А через пять лет этот мальчик будет сдавать ?????? (неразборчиво), государственные экзамены   в девятом классе, и попадет та самая тема, которую тебе дал друг   списать. Тебе он добро сделал или зло,  а? Попробуйте разобраться. А ведь это надо обсуждать. Ни один из этих уроков не должен быть в системе менторства. Эти уроки в дискуссионной форме, эти уроки в игровой форме,  эти уроки в проектной форме.  На этих уроках дети не слушают, что такое   добро и зло, а они сталкиваются с теми ситуациями, в которые могут попасть.

О.С.: Жизненные.

Н.Г.: Жизненные ситуации, в которые они могут попасть, в которые они попадают в школе, на улице, в семье. И вот эти ситуации вместе с учителем, вместе с остальными учениками   они  решают. И это ценно. Другого такого предмета  у нас, к сожалению, нет.

Ведущий:  Расскажите  о стержне какого-либо из модулей  религиозных непосредственно.

Н.Г.:  Вот я держу в руках  тематическое планирование, программу этого курса, в который входит  шесть предметов.  Вот один из предметов – «Основы православной культуры».  Начинаются все предметы с одного: Россия – наша Родина. Мы все живем в нашей стране. Независимо от того, к какой  мы принадлежности принадлежим: нации, религии, народности или бог его знает что. Мы все живем в одном государстве. Потому все эти курсы начинают с одного урока.  Дальше они рассматривают вопросы: культура и религия, человек и бог в православии,  православная молитва,  Библия и Евангелие, проповедь Христа, Христос и его крест, Пасха, православное учение о человеке, совесть и раскаяние,   заповеди, милосердие,  золотое правило этики,  храм, икона – чисто культурологические вещи.  Как ты заходишь в храм? Почему ты, приходя в храм, не снимаешь головной убор? Мужчина. Или: почему  на тебя смотрят так не очень-то… может быть, где-то осуждающе, когда ты пришла, девушка, девочка, пришла с непокрытой головой? Есть  определенные традиции, есть определенная культура этой религии. Есть люди, которые эту религию…  это присвоено ими. И почему ты, ученик, приходя в этот храм,  нарушаешь  эти традиции? Нарушаешь то,  чем живет  другой человек. Потому что ты не знаешь? Почему ты смеешься  над другим человеком, который  живет рядышком, мусульманином, приглашая на обед, и удивляешься, почему он не ест свинину? Почему? Вот ведь какой, другой.  Не так ведет себя, как я. Почему у него другие праздники? А чтобы это понимать,  нужно знать эти традиции, эту культуру. И если я хочу глубже знать  какую-то культуру… свою культуру, замечательно. Есть такая возможность. Я хочу жить в мире людей, знакомиться с другими культурами. Эта возможность есть. Мне очень понравилось…  Я всегда привожу пример на курсах наших учителей и на совещаниях наших. Вот в Москве приводила  недавно пример. Мы спрашивали у учителей Барды: какой курс у вас выбрали дети и родители?  На что мне учителя ответили: «Вы знаете, наши родители сказали – ислам, это дело  наше внутреннее,  нашей внутренней семьи. И с культурой ислама наши дети познакомятся в семье и в мечети.  А жить им в светском государстве. Поэтому мы выбрали светскую этику».  Буквально вчера у нас приезжали учителя  из Барды, и мне проговорили о том, что  у них выбрали светскую этику  и «Основы мировых религиозных культур».   Вот это одна из позиций. А в другой  школе города Перми, центральная школа города Перми, 15 человек родителей и учеников выбрали  православную культуру. Это их право. И я очень довольна, что   такая возможность была.  Я еще и  довольна другими  вещами, что наши учителя оказались подготовлены  на  наших курсах вести эти предметы. 

Ведущий:  Вот если говорить о тех, кто выбрал «Основы православной культуры», они как  аргументируют свой   выбор?

Н.Г.:   Это их право. С них никто не требует аргументировать.

Ведущий: Ну вот в данном случае вы рассказали про Барду, где они поделились, почему они сделали  такой выбор.

Н.Г: Я не спрашивала. Если Барда вот поделилась со мной таким впечатлением, то   вот эта школа сказала, что, вы знаете, когда мы после курсов познакомили людей подробно  с этими   предметами, которые  будут вестись в этом большом  курсе,  родители сказали – вы знаете,  вообще, нам интересно, чтобы наши дети  познакомились поглубже с православной культурой.  Что это? Это  право родителей.

Ведущий: Наш слушатель по ICQ дополняет  разговор еще одним аспектом и спрашивает: «А  бывают ли конфликты между детьми и  родителями из-за выбора предмета?»

Н.Г.: У нас в крае я не слышала такого. У нас не было. Учителя многие ведь делятся  опытом работы. И  на совещаниях по результатам апробации   курса в России я тоже не сталкивалась. У нас  бывали ситуации такие, когда  родители просто сказали: «Мы не понимаем  этого курса, мы не хотим, чтобы учащиеся, наши дети  ходили на этот предмет». У нас такие были ситуации.

Ведущий: И что в этих ситуациях?

Н.Г.: Это оказалось:  просто родители не знакомы с  этим курсом.  Когда они почитали вот эти учебники, которые я вам принесла  на стол,  тем  более, что возможность  выбрать учебники огромная. У нас сейчас только по этому курсу около шести  учебно-методических комплексов. Выбирайте любой, который вашими  детьми…  будет востребован вами. 

Ведущий: Время традиционно пролетело незаметно. Уважаемые гости, вам спасибо за участие.

Н.Г.: Спасибо большое.


Обсуждение
1491
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.