Верхний баннер
07:20 | ВТОРНИК | 24 ОКТЯБРЯ 2017

$ 57.47 € 67.56

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
18+

20:47, 24 марта 2015
Автор: Артем Жаворонков

"Фундаментальные принципы подготовки спортсменов были заложены у нас", - Гаджи Гаджиев, главный тренер футбольного клуба Амкар

Тема: Биография

Гости: Гаджи Гаджиев, кандидат педагогических наук, главный тренер футбольного клуба Амкар

Ведущий: Артем Жаворонков

Программа: «Биография»

Дата выхода: 22 марта 2015 года

- Вы знаете, что ваше прозвище в футбольной среде "Профессор"?

- Я знаю о этом давно. Впервые я это услышал в 1985 году, когда я был тренером сборной СССР по ЦСКА. Меня командировали в Нефтчи Баку для оказания методической помощи. И как-то мы с мэром города, который курировал  футбол, встречались в Москве. Тогда такие люди как первый секретарь горкома Баку мог ходить пешком. Председатель КГБ Азербайджана там же встречался с ним. Он тоже пришел пешком. И первый секретарь тогда ему сказал: он совсем не похож на тренера по футболу, он профессор. Так и закрепилось.

- К тому времени вы уже были кандидатом педагогических наук.

- Да, уже два года как защитился.

- Вы родились в Дагестане, в городе Хасавюрт.

- Нет, я родился в Буйнакске. Мой отец приехал с войны инвалидом, полгода пролежал в Волгоградском госпитале и вернулся на родину - селение Аракани в Унцукульском районе. У отца оставались проблемы с ногами и ему подсказали, что можно еще одну операцию сделать в Буйнакске, где есть неплохой хирург. Родители переехали в Буйнакск, отцу сделали операцию на обе стопы и это позволило ему чувствовать себя комфортно. Там родился я.

- У вас есть сестры, братья?

- Есть младшая сестра и старший брат.

- Чем занимались ваши родители? То, что вы занялись футболом было как-то предопределено?

- Нет. Мать была домохозяйкой, она всегда говорила: если бы ваш отец не запретил мне учиться, я стала бы министром. Он запретил ей после 8 класса учиться. Она рано вышла замуж за него, рано родила. Она была певунья. Тогда были популярны народные пения, фестивали, конкурсы. Она выступала, выигрывала. После того как вышла замуж, занималась семьей.

Отец был учителем. До войны он закончил военное училище, был офицером. Вернувшись, работал в Горисполкоме. Потом его направили на учебу как чиновника. Раньше было принято готовить кадры. По распределению он попал в Хасавюрт. Не хотел, но пришлось. Там он стал директором Горторга, где проработал лет 10. Там прошла моя юность.

В чемпионате Дагестана участвовали три возрастные категории. На стадионе яблоку негде было упасть. Он был рассчитан на три тысячи, а набивалось тысяч пять.

- Почему вы начали заниматься футболом?

- У нас был популярен футбол. Даже в чемпионате небольшого города было 10 - 12 команд. Все играли. В чемпионате Дагестана участвовали три возрастные категории. На стадионе яблоку негде было упасть. Он был рассчитан на три тысячи, а набивалось тысяч пять. Приезжали команды из Москвы. Даже в тот день, когда был выпускной, мы, в белых рубашках, полдня гоняли в футбол, а потом пошли на вечер.

- Когда вы попробовали себя в качестве тренера?

- Это было лет в 15. Я играл, тренировал своих сверстников. Я тогда читал достаточно много спортивной литературы. Тогда появился еженедельник "Футбол". Сначала мы стояли за ним в очереди, а потом научились по 15 копеек давать киоскеру вместо 5 и она стала для нас оставлять этот "Футбол". У меня вся подписка с 60-го года до 86-го, без единого пропуска. Правда, не знаю где лежит (смеются). Было много переездов.

- Вы рано закончили карьеру футболиста из-за зрения и занялись тренерской работой.

- Со зрением было все ясно. Родители хотели, чтобы я был военным и меня направляли во Владикавказ, но я не прошел медкомиссию из-за зрения. И слава богу. Я не представляю себя военным.

- Вы помните момент, когда поняли, что вам не играть?

- Лет в 16 мне уже гораздо больше нравилось тренировать, чем играть.

- На какой позиции вы играли?

- Центральный полузащитник. А когда играли 3-2-5, я был левым полузащитником.

- Теоретизировать футбол сложнее, чем наполнять его практикой? Можно ли читая книжки про футбол выносить все на поле?

- Нет, все выносить на поле нельзя. Как говорится: нет ничего практичнее, чем хорошая теория. Вещи взаимосвязанные. Не каждый теоретический посыл можно реализовать в практике. Я не говорю о фундаментальных исследованиях, которые приносят плоды время спустя.

- Как складывалась ваша карьера после школы?

- После школы я считал, что надо обязательно закончить Центральную школу тренеров. В Малаховке такая была. Ее закончил один из моих друзей - человек, повлиявший на мои методические взгляды. Он тренировал баскетболисток. Его баскетболисты были лучшими в Дагестане. Моя сестренка там занималась.

- А старший брат?

- На старшего брата я не мог повлиять, а сестренку заставлял делать зарядку по утрам. Раньше многие вещи вызывали интерес. Например, проводились соревнования 5 - 7-летних по велогонкам. Моя сестренка в 5-летнем возрасте выиграла городские соревнования на трехколесном велосипеде. У нее обнаружились неплохие спортивные данные. Она была довольно быстрая, выигрывала внутриреспубликанские соревнования.

- Вы сразу после школы поступили в Малаховку?

- Поехал поступать сразу после школы в Малаховку, но, в итоге, оказался в Смоленском филиале этой школы, потому что нужно было возвращаться домой и я перевел документы на заочное отделение Смоленского филиала. Проучился там недолго, потому что, все-таки, это было среднее образование. На следующий год поехал в Питер поступать в институт физкультуры имени Лесгафта.

Работал на деревоперерабатывающем заводе, а играл за команду "Скороход". На заводе собирал поддоны. Норма была порядка 140 за смену. Интересное было время.

- Удачно?

- Не совсем, потому что как раз в это время была свадьба у старшего брата. А свадьба у нас - это такое мероприятие, когда дом стоит вверх ногами. Я не мог найти свой аттестат. Мне сказали - ты езжай, а мы его вышлем. Я поехал, мне его прислали, но с опозданием. В итоге, поступил на заочное отделение. На год остался в Питере, домой возвращаться было не с руки. Работал на деревоперерабатывающем заводе, а играл за команду "Скороход". На заводе собирал поддоны. Норма была порядка 140 за смену. Интересное было время. Как-то раз я сделал в два раза больше нормы, ко мне подошел бригадир и говорит: больше так не делай.

- Не доплачивали?

- Доплачивали, но потом срезали коэффициенты. Нельзя было больше 140 рублей получить. Если в один месяц дадут 200 рублей, то в другой подрежут.

- Интересный опыт у одного из ведущих тренеров.

- Надо через все пройти. Это нормально. Надо все видеть и понимать как живут люди. Я этого не чурался никогда. Любая профессия - это нормально. Важно, чтобы человеку она подходила и он делал ее хорошо. Ну и в общаге пожил с работягами. Жизнь там была веселая. Там было правило: с получки покупаем хлеб, другие продукты, все оставшиеся деньги пропиваем (смеется), а потом ходим, занимаем.

- Вы пили вместе с пролетариями?

- Я категорически не пил ни капли лет до 30.

- А сейчас позволяете себе?

- Сейчас редко. Мало того, мои приятели тогда, в моем присутствии, не пили и не курили, когда мне было 20 - 25 лет.

- Вы сказали - до 30 лет, "пока не попал...". Куда не попали?

- Пока не попал в Москву, в высшую школу тренеров. Институт я заканчивал заочно и тренировал у себя детей. Год тренировал детей, потом юношей тренировал, взрослых. Нормально тренировал, поэтому взяли в Махачкалу.

- Кто-то из-под вашего крыла тогда вышел? Есть чем похвастаться?

- Человек 5-6 играли в команде мастеров.

- В сборной никого не было?

- Сборная - это же совсем другой уровень. У нас была вторая лига. Мы выигрывали турнир в своей зоне, были чемпионами России. Нормальные результаты. С этой платформы я поехал в высшую школу тренеров, вновь образованную. Туда уже принимали людей, имеющих высшее образование и с каким-то стажем.

- Тогда не было каких-то международных договоров в части тренерских квалификаций?

- Тогда не было. Это была первая высшая школа тренеров. В первый поток я и попал. там учились известные футболисты, такие как Асатиани, Капличный, Малафеев, которые сыграли по 50 - 70 игр за сборную команду Советского Союза. Паша Садырин, который дважды выигрывал Чемпионат Союза. У нас была большая группа - 35 человек. Федотов Володя известный футболист...

- Закончив эту высшую школу, вы получили максимальную для Советского Союза тренерскую квалификацию?

- Ну да. Нельзя не сказать теплые слова в адрес тех людей, которые преподавали. В те годы наша спортивная наука была впереди всей планеты. Были прекрасные педагоги. Сегодня могу говорить словами Волкова Николая Ивановича, Засорского, Матвеева, Котса - это биохимик, физиолог, профессор теории методики - Матвеев, профессор биомеханики Засорский. Были и другие выдающиеся люди. Некоторые из них уехали из этой страны.

- То есть, очень много из того, что было заложено в теорию спортивной науки тогда и сейчас преподносится нам как произведение западных специалистов, появилось на советской почве?

- На советской почве. Фундаментальные принципы подготовки квалифицированных специалистов были разработаны нашими авторами. Они были заложены у нас. Я помню, как-то раз на одной из стажировок, когда мы поехали в Италию, нам там один из тренеров по физподготовке сказал: А чего вы к нам едете? Мы базируемся на достижениях вашей науки.

- В тот момент вы занялись наукой? Чему посвящена ваша кандидатская?

- У меня было предложение от Льва Павловича Матвеева, который возглавлял кафедру теории методики физподготовки... кстати, я не назвал еще Марка Александровича Годика, он возглавлял лабораторию теории методики футбола. Он из Ташкента. Окончил там институт с отличием, его вытащили оттуда. Он очень талантливый ученый.

Многие из их постулатов я помню как сейчас. Эти знания позволяют творчески подходить к процессу. Самое главное - это способность мыслить, глубже оценивать.

- Чему была посвящена ваша кандидатская?

- Она была посвящена анализу игры. Я писал ее лет пять. Я работал в НИИ в лаборатории теории методики.

Махачкалинское Динамо я возглавлял до 1975 года. 76 - 77-й - это высшая школа тренеров. После нее был НИИ в лаборатории теории методики футбола. Сейчас ее нет. Она была одновременно комплексной научной группой для сборных команд. Они тестировали сборные команды по футболу. Тестировали все национальные сборные, постоянно присутствовали на сборах первой команды. В этой лаборатории я проработал года два, собирал материал для кандидатской. Первой задачей был анализ игры. Я проанализировал несколько чемпионатов мира, Европы, Союза. У меня собралась большая статистика. Я разработал систему оценок игры, важно было определить какие критерии влияют на результаты игры, что лимитирует соревновательную деятельность. После того как материал был собран, я методом математической статистики обработал его. Сделал корреляционный анализ, например, зависимость между фланговыми атаками и голами, между атакой и обороной. Провел факторный анализ. С помощью этого удалось выявить критерии соревновательной деятельности и связать это с нагрузкой - как она влияет на игру. Чтобы это определить, я три года сидел в ЦСКА, анализировал каждую тренировку, обрабатывал анализы. Плюй оценка физического состояния, которые мы делали педагогическими методами и лабораторными. В лабораториях определяли гормональные показатели, анализировали кислотно-щелочной баланс крови, анализировали газообмен...

- Если пойти по карьерным ступеням. Вы тренировали Баку Нефтчи...

- Нет, я стоял на ставке тренера сборной СССР по ЦСКА. Это была ставка Спорткомитета СССР. Эту ставку Русак Николай Иванович, по просьбе руководителей Азербайджана, перекинул туда и попросил мне помочь им методически. Там я был один сезон. Нефтчи был в высшей лиге. Оттуда меня забрали назад, сказали, что создается Центр подготовки сборных команд СССР, что все тренеры сборных команд должны находиться в Новодворске, там же проводились сборы. Тогда за границу ездили только иногда, только сборная  - в Италию в январе.

И я вернулся в Москву и работал руководителем этого центра. Это была методическая работа.

- А где был ваш дом в тот момент? Постоянные переезды...

- Песня есть: "Мой адрес - не дом и не улица..." (смеются).

- Наша олимпийская сборная 1988 года. Золотая сборная. Вы входили в состав тренерского штаба. Помните эти ощущения, игру? Ведь бразильцы, финал...

- Конечно помню. Анатолий Федорович Бышовец, главный тренер сборной, тогда предложил поработать вместе. Я, конечно, согласился. Этот отрезок мне многое дал с точки зрения практики. Прикоснуться обязательно надо к такому, чтобы почувствовать уровень.

- Но олимпиада - это ведь любительские команды.

- Нет. Тогда был первый год, когда разрешили играть всем профессионалам, тем, что прежде не участвовал. Тогда в составе команды Бразилии было 4 будущих чемпиона мира - Тафарел, Бобетта, Ромарио... Это были основные игроки национальной сборной.

- В составе нашей сборной были Игорь Добровольский, дедушка Горлукович, как его потом назвали.

- Дедушка Горлукович попал в последний момент. Он в отборочных играх вообще не участвовал. В центре обороны в первой игре играл не он, а Скляров. Но у Бышовца есть такое хорошее качество - он очень тонко оценивал игру, возможности футболистов, умел их правильно расставить на поле, определить функции. Так Горлукович появился во второй игре и доиграл до конца.

- Ваш первый клуб, который вы возглавили, в котором у вас были все бразды правления? Вы же были на вторых ролях.

- Я не считал себя на вторых ролях. Я был участником процесса. Если с главным тренером есть взаимопонимание, если участвуешь в процессе - это самое главное. Когда ты просчитал тысячи игр, протестировал сотни раз, когда знаешь какая реакция будет на нагрузку, у тебя есть информация, которой нет у тренера в силу того, что он этим не занимался. У тебя все равно есть что сказать. Я должен вернуться к тому времени, когда контактировал с Лобановским Валерием Васильевичем. Я три года собирал материал в ЦСКА, а просидел там четыре года. Там работал Базилевич  - очень талантливый, там работал Морозов Юра - очень талантливый. Там была возможность работать творчески, интересно. Говорить о том, что я рвался стать главным тренером - ничего подобного. Я чувствовал себя комфортно. Хочу еще сказать про Валерия Васильевича Лобановского. Споры, диспуты с ним многократные, они тоже многое дали. Он был жесткий, требовательный, упрямый, но правильный человек. Но, при этом, он давал говорить другим, не давил авторитетом. Я помню, тренировались две сборные на соседних полях - олимпийская и национальная. Бышовец тренировал олимпийскую, а Лобановский - национальную. Мы закончили раньше, ушли. Я остался посмотреть национальную сборную. После тренировки мы до темноты стояли, спорили с Валерием Васильевичем.

Конкретного предложения стать главным тренером не было, просто на одном из собраний тренеров были выступления некоторых тренеров, которые говорили, что тренер сборной - не практик, а сидит в кабинетной тиши. Задело. Ну, хорошо, нет проблем - пойду на футбольное поле и докажу, что умею работать. Поэтому я и ушел. Сам позвонил и сказал, что приду работать в Анжи в 99-м году.

Это была первая лига. Денег было очень мало. Мы уложились миллиона в два тогда. Выиграли первую лигу. Собрали ребят без имен, без фамилий из России, Белоруссии, Сербии. Выиграли четвертое место попали в финал Кубка. Это был первый опыт.

- Очень многие клубы, которые вы тренировали, достигли успехов именно с вами - это и Крылья Советов, и Анжи, Сатурн. Как так получается? Это тешит самолюбие?

- У Валерия Васильевича Лобановского было выражение: Чтобы сделать результат, нужно попасть в нужное время в нужное место.

От тренера зависит очень многое, но далеко не все.

- Вы не за собой оставляете...

- Это в комплексе. Есть вещи, на которые тренер может повлиять. Например, в Анжи была потребность показать результат, выйти впремьер-лигу... совпали многие факты - люди хотели, руководство республики хотело. Многое совпало. Достижения любого клуба - это, прежде всего, уровень его организации и финансирования. Посмотрите кто выигрывает на протяжении многих десятилетий - Бавария, Манчестер, Реал, Барселона и т.д. Эти клубы хорошо организованы и хорошо финансируются. От тренера зависит очень многое, но далеко не все. Есть ситуации, когда тренер может повлиять на результат, а есть - когда не удается.

- Какое из своих достижений вы отметили бы как самое запоминающееся?

- Когда  в 2004 году мы выиграли бронзу, а в 2005-м потеряли 10 человек основного состава, когда у Самары не было денег, чтобы кормить футболистов, мы сохранили команду, ее жизненный тонус, остались в премьер-лиге. Второе - это тот первый Анжи, когда приходилось на пустом месте... там не было ничего - ни стадиона нормального, ни базы, ни поля. Тренировались посреди огорода, среди кустарников по 2 - 2,5 часа. Стадион реконструировали, поле построили, отремонтировали в гостинице номера для нас.

- Не думали написать мемуары? Это настолько интересно

- Два варианта написаны, лежат, но все как-то руки не доходят.

Обсуждение
23804
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.