Верхний баннер
16:10 | СРЕДА | 21 ФЕВРАЛЯ 2018

$ 56.65 € 69.81

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70

12:00, 11 марта 2013

Финансовый омбудсмен на "Эхе Перми"

Сегодня гость нашей программы – человек, который будет защищать интересы всех бизнесменов Пермского края, это уполномоченный по защите прав предпринимателей, ну, или бизнес-омбудсмен, кому как больше нравится, это Вячеслав Артурович Белов. Добрый день, Вячеслав Артурович.

 

Вячеслав Белов: Добрый день. Я очень рад, что меня  пригласили сегодня в студию «Эха Москвы-Пермь». Я думаю, что действительно одна из таких важных задач бизнес-омбудсмена – это защита прав и интересов бизнесменов, наверное, главная задача, и это то, для чего эта должность создается. И мы понимаем, что одновременно с этим это и совершенствование механизмов работы бизнеса, защита интересов бизнеса, это пропаганда и популяризация предпринимательской деятельности, правовое просвещение. Очевидно, главная задача  - это защита прав и законных интересов, но с другой стороны, это и рост деловой активности в регионе. То есть задач значительно больше, чем вытекает из прямого названия. 

 

Вот мы сейчас сидели, говорили до эфира. Вы, Вячеслав Артурович, обмолвились – вот, у меня была старая жизнь, имея в виду руководство краевой налоговой инспекцией, и она была на виду. Вы постоянно были на виду как руководитель. Потом у вас была жизнь в бизнесе, кабинетная работа, но тоже, как вы говорите, очень интересная. И сейчас у вас, так понимаю, новая жизнь, как вы сказали. Совершенно новая жизнь, но с такими элементами публичности и так далее. Тем не менее, когда я разговаривала с предпринимателями, многие из них очень осторожно относятся к тому, что на должность защитника их прав пришел человек, который когда-то работал в налоговой…

 

Вячеслав Белов: Госчиновником.

 

Госчиновником – раз, а во-вторых, работал в крупном бизнесе. А у нас, как известно, самые страдающие, самые незащищенные – это малый и средний бизнес.

 

Вячеслав Белов: Ну, во-первых, спасибо за классный вопрос, потому что я, наверное, в какой-то степени понимаю предпринимателей, когда человек с очень длительным и большим опытом работы в фискальном органе, наверное, возникает вопрос, а может ли он нас защищать.  И захочет ли защищать. Ну, во-первых, очевидно, что хочу. Поэтому я согласился на эту работу, и я думаю, что крайне важно, что у меня есть большой опыт юридической работы, что в налоговом органе, что в компании «Пермской финансовой производственной группы», с этой точки зрения, я думаю, что я могу защитить интересы предпринимателей. Что касается, вот вы сказали, малый бизнес, средний бизнес – да, я думаю, что  у бизнес-омбудсмена и федерального, и региональных все же главной задачей будет поддержка и защита интересов малого и среднего бизнеса. И я объясню, почему. Потому что это индивидуальные предприниматели или юридические лица, которые не всегда могут позволить себе содержание аппарата юристов или иметь средства на ведение каких-то юридических споров или своих дел. С этой точки зрения институт бизнес-омбудсменов может помочь. Понятно,  что незначительными по численности будут штаты у бизнес-омбудсмена. Но мы надеемся, что у нас будет инструмент – это использование общественных помощников,  экспертов и юристов по системе, которая называется Pro bono publico, то есть это оказание услуг, в том числе это система оказания услуг для государства коммерческими структурами, в том числе бесплатно, но в интересах общественных. И вот с этой точки зрения я очень надеюсь, что именно малому  и среднему бизнесу мы можем помочь. Единственное, что я думаю, что сама систему заработает тогда, когда у бизнес-омбудсмена появятся полномочия по закону Пермского края. И вот сейчас главная еще одна задача – это подготовка такого закона, внесение в установленном порядке через губернатора, в Законодательное собрание Пермского края, принятие закона до начала работы института в полном объеме.

 

Если нет закона ни на федеральном, ни на местном уровне, то в чем заключается ваша работа сейчас?

 

Вячеслав Белов: Очень хороший вопрос. Во-первых, сразу же поясню, что закон на федеральном уровне прошел первое чтение в декабре…

 

То есть, он еще готовится, в мае он будет принят?

 

Вячеслав Белов: Да, готовится и готовится к рассмотрению во втором чтении, будем надеяться, что это произойдет в марте. Соответственно, к тому закону, который на федеральном уровне будет принят, есть модельный закон региональный. На его основе мы можем готовить, чтобы было понятно, уже проект нашего регионального закона. Исходя из него, мы видим уже из содержания закона те права, обязанности полномочия, которые будут у бизнес-омбудсмена. Позиция федерального омбудсмена, Бориса Титова, что, несмотря на то, что законы не приняты, мы уже начинаем работу института.  

 

Пока всего лишь 2, по-моему, уполномоченных кроме Пермского края?

 

Вячеслав Белов: Нет, на сегодняшний день я бы сказал следующим образом, в порядке, предусмотренном региональным законодательством, то есть уже есть и региональные законы, я просто очень коротко скажу, какие это регионы: это Челябинск, Башкортостан, это Псков, это Ульяновск. Это вот там, где просто есть региональные законы о бизнес-омбудсменах. Я не могу точное количество назвать, но, тем не менее, более 40 уже согласовано с региональными главами, и представлено Титовым для утверждения. То есть, мы можем на сайте федерального бизнес-омбудсмена посмотреть.

 

Хорошо, Титов сказал, закона нет, но работать будем сейчас. В чем сейчас заключается ваша работа?

 

Вячеслав Белов: Сейчас  нужно исходить из того, что я являюсь уполномоченным по защите прав предпринимателей в статусе советника губернатора. И с этой точки зрения понятно, что каких-то предписывающих указаний, каких-то требований я не могу выдвигать, но, тем не менее, как советник губернатора, я наделен полномочиями и я могу, в рамках этих полномочий получать какую-то информацию, обрабатывать ее, оказывать содействие и, если есть положительный результат, это однозначно хорошо.

 

Вы вступили в должность в конце февраля.

 

Вячеслав Белов: 21. Распоряжением губернатора.

 

Вот с этого момента, сколько у вас уже было обращений и вообще, были ли обращения, может, кстати, бизнес-то и не надо защищать? Бизнес всегда сам пробивал себе дорогу.

 

Вячеслав Белов:  Прекрасный вопрос. По очень простой причине время идет и с 21 числа, 26 была информация, 5 марта я проводил пресс-конференцию в редакции «Комсомольская правда Пермь» и уже говорил о том, что у меня было 5 жалоб на рассмотрении,  5 марта я говорил, что у меня их 7, на сегодняшний день – уже 10.

 

О чем эти жалобы?

 

Вячеслав Белов: О чем эти жалобы и обращения? Значит, есть жалоба на неправомерность действия следственного комитета, по мнению предпринимателя, о неправомерном возбуждении в отношении него уголовного дела. Есть, причем, она поступила от федерального омбудсмена, жалоба на действия администрации  Перми по предоставлению, не предоставлению земельных участков под объекты киоски, остановочные комплексы. Есть жалоба на ограничение конкуренции, когда предприятие из Татарстана считает, что одно из государственных учреждений города Перми, краевое, оказывает отрицательное влияние на их бизнес.

 

А резонансные какие-то есть, вот, например, по делу Агишева кто-то пожаловался уже?

 

Вячеслав Белов: Мне почему-то второй раз задается вопрос по делу Агишева. Мне  здесь очень сложно быть комментатором…

 

Может быть, вы сами инициируете рассмотрение этого процесса?

 

Вячеслав Белов: Очень сложно быть комментатором. Посмотрите, на что я обращу ваше внимание, в проектах федерального закона прописано, что бизнес-омбудсмен защищает интересы предпринимателей, законные интересы, с этой точки зрения для меня будет проблема, если ими подменяют судебную систему, кстати. Для меня будет здесь определенной проблемой инициировать какое-то рассмотрение этого вопроса по текущей ситуации. Там вступает в силу судебное решение. Бизнес-омбудсмен не может преодолеть суды, то есть, у него нет таких полномочий, но, в то же самое время,  видно, если они резонансные эти дела, в любом случае, мнение и оценка бизнес-омбудсмена она по этим делам может быть.

 

И может помочь.

 

Вячеслав Белов: Я думаю, что да, мне задавали вопрос, связанный с обысками в «Пермрегионгазе», я сказал, что если бы такое обращение  о незаконной деятельности поступило ко мне, я бы его начал рассматривать.

 

Я думаю, что может быть потом, как-нибудь мы поднимем в связи с очередным каким-нибудь судебным решением, попросим прокомментировать, просто сейчас времени у  нас нет.

 

Вячеслав Белов: Я думаю, что я не откажусь от комментариев.

 

Просто сейчас у нас мало времени остается. На этом настояла я, потому что меня волнуют несколько другие вопросы. Ну, вот, например, смотрите, новый закон, который сейчас готовится ко второму чтению, он ведь достаточно жесткие вещи планирует к введению. О том, что бизнес-омбудсмен может, собственно говоря, своими полномочиями приостанавливать, может, юридически как-то неправильно скажу, деятельность любых чиновников, которые мешают бизнесу. Вообще, как вы считаете, готово ли наше общество к таким поворотам, и найдем ли мы таких вот бизнес-омбудсменов, которые против воли чиновничьего аппарата пойдут?

 

Вячеслав Белов: Знаете, на самом деле, одним из главных дискуссионных вопросов нового закона федерального является как раз вопрос наделения, не наделения бизнес-омбудсмена полномочиями по приостановлению нормативных и индивидуальных актов госорганов, государственных чиновников. Парадокс и опять звучит одно и тоже – сейчас бизнес-омбудсмен будет превышать какие-то полномочия, мне кажется, это какая-то профессиональная российская болезнь недоверия людям на всех уровнях. Наверное, когда-то с этим нужно заканчивать, вот, вообще, вот, просто. Если люди нарушают закон, очевидно, что их нужно наказывать, но, если не нарушают, заранее все время говорить, что ни будут это делать, мне например, это не понятно. С этой точки зрения,  я думаю, что Борис Титов – это конкретный человек, если это будут его полномочия, это будет и его ответственность,  очевидная, прозрачная и понятная. Речь идет пока о том, чтобы оставить  право приостанавливать нормативные, индивидуальные акты муниципального и регионального уровней. Во второе чтение, я, по крайней мере, видел, проходит такая редакция. Но дискуссия продолжается и в основном  о полномочиях и правах, вопрос, связанный с возможностью дисквалификации чиновников, приостановление его деятельности на период рассмотрения жалобы,  и так далее, это предмет обсуждения. С другой стороны, я был на общественных слушаниях Общественной палаты Российской Федерации вот по этому подготовленному проекту закона ко второму чтению. Вы не поверите, среди людей, которые присутствовали на заседании, большинство все же поддерживали наделение полномочиями бизнес-омбудсмена, вот этими полномочиями, как вы говорите, жесткими,  большими по очень простой причине, чтобы все же была возможность бизнес защищать. И вот с этой точки зрения, это, наверное, принципиально важно. Вообще, я бы обратил внимание на следующий момент, у нас есть закон о развитие и поддержки малого предпринимательства, но у нас впервые получается, как мы говорим, сверху, но это именно президент инициировал создание такого института, потому что оценка важности бизнеса, малого, среднего,  для страны, для инвестиционного климата, она очень серьезная. На мой взгляд, здорово, что мы в этом направлении двигаемся. И здесь тоже, маленький-маленький комментарий про серьезные полномочия, бизнес-омбудсмен это не находка России, это не придумка, это использование опыта и Германии, и США.

 

Да, там они с середины века, практически, работают.

 

Вячеслав Белов: Да, причем, в большинстве случаев, они наделены очень серьезными полномочиями, и с этой точки зрения пока даже те полномочия, которые обсуждаются в Российской Федерации, я бы пока их рассматривал как незначительные.

 

Смотрите, у нас, когда предприниматели говорят, что в чем-то попираются их права, понятно, там, есть в судебной системе какие-то огрехи, но основные претензии выдвигаются к административным барьерам, которые не дают что-то делать. И это на уровне малого, среднего и крупного бизнеса, который там годами, предположим, получает разрешение на строительство. Вот, скажем, вы проработали в налоговой инспекции, руководителем краевой налоговой инспекции, вы очень хорошо знаете работу этого органа изнутри. Если сейчас, с позиции бизнес-омбудсмена смотреть, много ли в таком органе как налоговая инспекция нужно менять, чтобы сократить там какие-то строки.

 

Вячеслав Белов: Вы знаете, на самом деле, в большинстве случаев сегодня сроки разумные, в большинстве. Я бы здесь обратил внимание, знаете, на какой момент: российское действующее законодательство несет следующую проблему, я очень коротко, я думаю, что меня поймут. Действующие законы, федеральные кодексы очень часто предусматривают какие-то отсылочные нормы, что, а это будет предусматривать именно в таком-то, таком-то законе, в таком-то постановлении правительства…

 

Которое будет принято…

 

Вячеслав Белов: В перечне таком-то. И вот вы знаете, мне кажется, на сегодняшний день для государства далеко не позитивно, что отсутствие такого документа не дает воспользоваться клиенту госоргана, один вариант, частному предпринимателю, бизнесмену, своим правом, то, что прописано в федеральном законе, потому что не готов нормативный акт. Бывают ситуации, когда происходят какие-то структурные изменения. Было одно ведомство, отвечало за эти взаимоотношения, а потом другое, момент передачи полномочий или не передачи. Это реальная проблема, а бизнесу нужно работать сейчас. Ему некогда ждать, когда кто-то примет какую-то карту пространственного развития, кто-то согласует в течение полутора лет, может быть, на муниципальном уровне какой-то перечень, утвердит какой-то список. И вот с этой точки зрения было бы идеально, если федеральным законом предусмотрено, но на региональном, местном уровне что-то не принято, работает федеральный закон. Это, в какой-то степени, в упрощенном порядке. Один из системных таких вопросов, думаю, это было бы здорово.

 

У нас время подошло к концу, катастрофически, скажите, где вы базируетесь, куда предпринимателям обращаться?

 

Вячеслав Белов: На самом деле, первое, информация может  быть получена на сайте федерального омбудсмена, регионы, и там есть телефон и электронный адрес.

 

Все омбудсмены?

 

Вячеслав Белов: Сегодня я нахожусь в помещении пермского министерства торговли и предпринимательства. 

 

Гость на последнюю десятиминутку, на «Бизнес-дайджест» у нас поменялся, и я представляю генерального директора управляющей компании Custom Capital  Эдуарда Матвеева.  Добрый день, Эдуард Вениаминович.

 

Эдуард Матвеев: Добрый день.

 

Хотела вот от чего пойти, на самом деле увидела, читая различные информационные ленты, поймала себя на мысли, что к концу.. . Опять же вот все сообщения говорят о том, что к концу февраля рубль исчерпал свой потенциал роста.

 

Эдуард Матвеев: Да.

 

Что сейчас происходит с рублем по отношению к курсу доллара и евро, и есть ли какие-то макроэкономические причины, которые бы говорили о масштабной девальвации рубля, как это было в 2008 – 2009 году? Есть ли нам, чего опасаться?

 

Эдуард Матвеев: Начнем с того, что вообще сейчас мы вошли  в глобализацию, то есть, Россия уже в глобальном мире, она не может быть отдельно от всех. Поэтому, все равно, основные причины, которые влияют на курс рубля, то есть, высокий он или низкий по отношению к доллару, прежде всего, это те же причины,  которые влияют на все остальные страны. Проставьте себе, что Америка с ее долларом – это такой большой бегемот. И вот этот бегемот  заходит в лужу, лужа – это весь остальной мир, ну, так вот, к сожалению, случилось,  он туда заходит, садится туда, и лужа становится морем. Это иносказательно – доллары, печатаются, не печатаются, тем не менее, основные инвесторы в мире – американцы, они начинают инвестировать за рубежом, у них политика очень мягкая денежная. Эти доллары расползаются, лужа становится морем, когда они залезают своими деньгами везде.

 

Но ведь в эту лужу и наш бизнес входит. Кстати, они говорят о том, что это больше социально-психологический процесс. Нежели экономический уже, потому что нестабильность, которая есть и которой наш бизнес боится, она и заставляет обращаться к доллару.

 

Эдуард Матвеев: Последнее время нестабильность – это…

 

Миф?

 

Эдуард Матвеев: Нет, это не миф, это, как раз, правда, это то, что нас будет сопровождать в ближайшее время, мы вот с вами до эфира говорили о циклах, точно такой же цикл, который закончился в 8 – 9-м годах, он закончился в 18 веке, примерно в 1880 году, и там начался аграрный кризис, который экономику застопорил на 20 лет, примерно. И там тоже постоянно были какие-то нестабильности.  Сейчас тоже, нам все равно нужно привыкнуть и с этим жить. А что касается доллара, возвращаясь  к доллару, к бегемотам и так далее, то есть,  когда вот этот вот бегемот везде залезает и луже становится морем, цены на все начинают расти, потому что новые деньги пришли на рынок. Соответственно, на всех остальных рынках американцам нужно покупать все в местной валюте, поэтому доллары обмениваются, чем больше к нам долларов на рынок пришло, соответственно, больше спрос на рубль, соответственно, доллар падает – рубль растет. То же самое происходит в Америке, если им не хватает денег, грубо говоря, налоги заплатить, они начинают доллары изымать, соответственно, валюты большинства стран начинают падать, доллар начинает расти, это чисто техническая операция, которая приводит к тому, что доллар вырос. Если посмотреть, совсем еще недавно на фоне этой спекулятивной эйфории начала года росли не только акции, но и валюты, и рубль, он укреплялся, он был ниже 30 рублей за доллар. Получается, доллар падал. Тем не менее, евро доходил до отметки 1.40, но, тем не менее, все очень быстро вернулось обратно.

 

И началось снижение?

 

Эдуард Матвеев: Да, примерно с конца февраля рубль упал, доллар вернулся на 30 рублей, сейчас он торгуется примерно 30.70 -  30.80. то есть, почти на рубль он вырос.

 

Что касается цен на нефть, как они влияют? Понятно, что они влияют и на рубль, и на доллар, но опять же последнее заявление, сейчас уже не помню, то ли премьера, то ли президента, что пора нам слезть  с этой нефтегазовой игры. Вообще у нас получится от этой зависимости, так сказать, отказаться?

 

Эдуард Матвеев: Это сложный вопрос. Это вопрос, тогда, наверное, к президенту и к премьеру, которые эти заявления делают, но мы же понимаем, когда к нам приходят деньги, у нас рубль растет, у нас бюджет начинает поправляться и население начинает богатеть. Деньги приходят только туда, где законом защищены права частной собственности, когда я могу купить акции в России, у меня их не отнимут, у меня это предприятие не отнимут, у меня деньги из активов не выведут, тогда я туда буду инвестировать. Мы все прекрасно понимаем, что такой ситуации у нас пока нет в России. К сожалению, когда появится, думаю, что российские акции вырастут в разы, но пока, к сожалению, такого не происходит. Это же касается и нефтяного бюджета, к сожалению, в свое время, после денежной реформы 61-о года, когда правительство попыталось снизить затраты в рублях, с тем, чтобы  зарабатывать в долларах за счет продажи нефти, тогда  объём выручки нефтяной страны, он был всего 6%, сейчас он больше 80%. То есть, с этого нужно слезать … Это будет непросто сделать. Нам нужно внедрять какие-то инновационные вещи, которые правительство может сделать, но вот опять упирается вопрос: для инноваций нужны инвестиции, для инвестиций  нужны справедливые суды и гарантия частной собственности.

 

И все по кругу. Хорошо, я вот прочитала о том, что есть, так называемые, рукотворные факторы, которые могут придать импульс ослаблению рубля. Что имеется в виду? Слабый рубль  крайне выгоден для бюджета, потому что приносит доход через налогообложение экспортёров, это, во-первых, а во-вторых, это мощная защита для отечественных производителей по отношению к импорту. Чем рубль дешевле, тем импорт дороже. Следовательно, наши товары становятся более конкурентоспособными. С учетом вступления в ВТО эти факторы сработают?

 

Эдуард Матвеев: С учетом вступления в ВТО этими факторами будет воспользоваться еще сложнее, сейчас мы председательствуем еще и в большой 20-е или в большой 8-ке? 

 

В 8-ке или 20-ке…

 

Эдуард Матвеев: В чем-то большом, в общем,  мы в этом году председательствуем, насколько я знаю, между большими странами есть абсолютно серьезная договоренность, одна страна не может вдруг объявить валютную войну, девальвировать свою валюту и начать этим пользоваться,  за ней тут же последуют все остальные. Поэтому, устроить вдруг девальвацию и рубль из 30.8, превратиться в 39 – 40, это может произойти только тогда, когда все правила отменяются, все ломается.  Когда наступает какой-то сильный кризис и людям не до договоренностей. Это может быт мировой кризис, либо это внутри страны. Политический, экономический, еще какой-то. Но пока этого нет, мы движемся, скорее всего, не по сценарию кризиса, а по сценарию стагнации, действительно, кризис он возникает, когда люди к нему не готовы, когда люди думают, что будет только лучше, а тут раз, с них очки сняли розовые, вокруг темень. А когда люди  давно уже без очков, считают, что вокруг темнее темного, хотя может быть это и не совсем так, они стараются не входить в рискованные проекты, когда такая ситуация, когда все и так боятся, кризиса не может произойти. Потому что все к нему готовы.

 

Все-таки для тех, кто в очках, в чем сегодня выгоднее хранить сбережения и стоит ли людям, тем, которые в очках, играть на понижении повышении курсов валют. Практический совет.

 

Эдуард Матвеев: Получается так, если у нас рубль обесценивается, примерно, на 10%, то, что у нас дают депозиты банковские в рублях, это 3 рубля, грубо совсем, то есть, к текущему 31 рублю – это 34 рубля. Я не думаю, что за год, с учетом прочих равных обстоятельств не случится какого-то очень сильного, резкого, глобального кризиса, рубль может обесцениться больше, чем до 34 рублей. В этом случае лучше находиться в рублевом депозите, по 10 – 11 годовых и так далее, то есть, как минимум, вы заработаете не меньше, а в валюте, все-таки существуют определенные спреды между биржей и тем, что вы можете поделать в банках, еще где-то, то есть разница есть все равно. Ну, и в целом в последнее время этот рынок стал не очень предсказуемым, постоянные колебания, вы можете потерять еще на этом. Непрофессионалу лучше в это дело не лезть, как и во все остальное тоже.

 

В принципе, да. Ну, а чтобы получить профессиональный совет, можно обратиться, у вас есть личный помощник, такая услуга, можно обратиться в Custom Capital и пусть специалист лезет в те дебри, в которых ты не разбираешься, но ты будешь четко уверен, что есть человек, профессионал, который тебе поможет.

 

Эдуард Матвеев: Конечно, если у человека есть желание деньги свои каким-то образом вкладывать – с низким риском, с высоким риском. Всегда есть определённая стратегия, которая поможет это сделать.

Обсуждение
1335
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.