Верхний баннер
16:03 | ЧЕТВЕРГ | 04 МАРТА 2021

$ 73.79 € 88.94

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

11:00, 27 марта 2013

Корпоративные музеи

Всем добрый день, у микрофона Юлия Хлобыст. За звукорежиссерским пультом Антон Мелехин. Традиционная программа по средам «Лаборатория рекламы». В отечественной музейной практике термин корпоративный музей появился относительно недавно. Но сегодня они в большой моде. Каждая крупная компания создает или возрождает такой музей. Возможно ли, использовать корпоративные музеи как элемент связи компании с внешним миром или как инструмент PR? Что такое корпоративные музеи, это хранилище отраслевых раритетов или новый инструмент развития компании. Об этом мы сегодня говорим с нашими экспертами: заместителем директора по развитию Пермского краеведческого музея Татьяной Востриковой, добрый день, Татьяна.

 

Татьяна Вострикова: Добрый день.

 

И директоров по развитию коммуникационной группы «СП-Медиа» Петром Кравченко. Привет, Петр.

 

Петр Кравченко: Добрый день.

 

Сколько я  видела корпоративных музеев, они могут быть и хорошо оборудованы, со всякими интерактивными штучками, там чаще всего тишина, народ не ходит. А если и ходят, то это  редкие сотрудники или делегации бывают на предприятии. У меня сразу же возникает вопрос, возможно ли сделать так, чтобы корпоративный музей был интересным, стал посещаемым?

 

Петр Кравченко: 100% возможно. Более того, такие примеры есть. У нас зачастую корпоративный музей воспринимается как бывший Красный уголок, сейчас там кроме двух флагов и трех портретов директоров еще что-то появилось, например, информационный киоск. Но работа с аудиторией пока не настроена. Приведу другой пример – мировые корпоративные музеи. Конечно, это музеи компаний мировых грандов. Это какие-то брэнды продуктов питания, та же CocaCola. Все гранды мирового автомобилестроения, у них у всех есть музеи, причем в эти музеи огромные очереди. Там просто столько всего. Причем они делают музеи в каком-то смысле выносные. Даже не в стране, где это все происходит. Например, а Арабских Эмиратах музей Ferrari.

 

 

Это ты сейчас называешь такие столпы.

 

Петр Кравченко: Это ответ на вопрос, можно или нельзя. Можно. 

 

Татьяна Вострикова: Даже можно сделать условно красный уголок, чтобы он не был с ощущением красного уголка. Это может быть и небольшое пространство, но интересная выставка, исходя из того бюджета, который есть. И подача тоже важна. Перейду сразу ко второму моменту, может ли быть музей интересным. Безусловно, может. Это сложный вопрос, конечно,  потому что интересы разные. Что считать интересным сегодня? Если мы четко понимаем, для кого мы делаем наш музей,  кто будет слушать наши экскурсии, какой язык изложения мы возьмём, какой дизайн, какой визуальный ряд. Если мы четко понимает ответы на эти вопросы, тогда вот этот корпоративный небольшой уголок можно сделать интересным.

 

Хотела бы запустить голосовалку. Первый вопрос – ходите ли вы в корпоративные музеи? Если да, то ваш телефон 207-05-15, если нет – то 207-05-25. Татьяна Петровна, вопрос к вам. Скажите, как сотрудники классических музеев относятся к своим корпоративным собратьям?

 

Татьяна Вострикова: У нас сложилась давно плотная дружба с какими-то музеями. Партнерские отношения. Надо сказать, что пермские краеведческий музей уже много лет является своеобразной методической базой не только для муниципальных музеев Пермского края, но и для корпоративных, и ведомственных. Это означает, что мы работаем в тесной взаимосвязи. Мы приглашаем сотрудников корпоративных музеев на наши конференции, проектные семинары. Любой музей корпоративный обращается к нам за помощью и консультациями. Будь то вопросы хранения экспонатов, экспозиционные, вопросы, связанные с аудиторией. То есть, у нас нет в понимании четкого деления на корпоративные, муниципальные, а мы вот – Краеведческий. Особенный. Мы все работаем в одном информационном поле. Все занимаемся хранением наследия,  будь то история завода, история Пермского края. Просто мы живем в разных домах, условно говоря.

 

Каким образом музей может стать инструментом продвижения, если мы говорим о том, что посещаемость крайне мала.

 

Петр Кравченко: На самом деле ответ очевидный для меня. Корпоративный музей один из недооцененных PR-инструментов. Его абсолютное преимущество в отличие, например от текстовых новостей. Что сегодня предприятия делают, это тексты, картинки, реклама на радио и ТВ. Там идет некая информация о предприятии. Музей не работа с информацией. Он работает с образами. Создает легенды. Примерьте на себя, вам без разницы, какая была выручка у кокой-то, пусть и известной компании, в таком-то году. А тот факт, что пермская Царь-пушка больше московской и, в отличие от нее, стреляла. Он очень легко ложится в голову. Сразу создает отношение к Мотовилихинским заводам, к Перми. Эти легенды усваиваются намного лучше, чем информация. Каждому рядовому потребителю проще знать легенды, чем знать информацию.

 

Сегодня многие музеи крупных компаний грешат тем, что начинают включать всякие мультимедийные штучки.  А человек сегодня падок на такие вещи. Не кажется люди вам, что тогда музей превращается в какой-то парк развлечений. Или это нормально?

 

Петр Кравченко: Мне кажется, что  это нормально. Это же не низкосортные развлечения. В хорошем музее эта коммуникация носит образовательный, воспитательный характер.

 

Татьяна Вострикова: Мы, играя, познаем мир, какую-то конкретную тему. Надо искать золотую середину, которая бы не перегрузила выставку. Не приняла на себя львиную долю внимания. Мне кажется, что золота середина на выставке – это компетенция экспозиционера и дизайнера. Естественно, авторов, проектировщиков, которые изначально садятся за концепцию выставки. Всегда есть соблазн как можно больше включить мультимедиа разной направленности. Более того, если выставка технической направленности. Выбор мультимедиа должен быть оправдан генеральной целью. Мы должны конкретно понимать, зачем здесь стоит проекционная аппаратура. Для чего мы ставим сюда сенсорную панель. Когда мы четко понимаем, для чего эти средства, тогда они работают на общий образ и на то впечатление, которое человек с собой уносит, уходя. Так вот, выбор этих мультимедиа должен быть оправдан.  Приведу небольшой пример. Когда мы в Краеведческом музее строили экспозицию, посвященную радио, как феномену, мы столкнулись с проблемой. Очень сложно рассказать о том, как работают радиоволны, каким образом радиоволна преобразуется в звук и прочие другие вещи. Не хотелось скатываться в параграф учебника физики. Тогда мы решили использовать видеоролик, который с помощью зрительных образов, анимации, звукового сопровождения создаст, расскажет понятными средствами, что такое радиоволна. В данном случае, это было эффективное решение. Школьники, которые попадали к нам на экспозицию, воспринимали информацию совершенно по-другому. Они видели этот ролик в формате выставки. Он был встроен в оформление. Это нам помогало.

 

Останавливаем голосование. Оказывается, в корпоративные музеи ходят какие-то сотые доли процента проголосовавших. В эту тему пришло к нам сообщение по icq, я бы сходила в корпоративные музеи, правда, толком не знаю, у какой компании они есть. О своих музеях компании не очень распространяются, а некоторые музеи просто закрыты для посещений посторонними лицами. Хотя в музее Мотовилихинского завода была, было интересно. Вопрос. Зачем тогда предприятия создают эти музеи, если они закрыты?

 

Петр Кравченко: Мне кажется, здесь сложилась ситуация, которая описывается выражением – чемодан без ручки. Нести неудобно, выбросить жалко. У многих они остались с советских времен. Многие создавали позже, но не всегда понимают люди, что с ними делать. У многих они расположены на территории предприятия. Но и это не мешает работать с аудиторий. Туда можно водить, во-первых, сотрудников. Так обычно водят один раз на посвящение в сотрудники и все. Хотя музеи должны создавать события, чтобы в них ходили еще раз. Это касается всех музеев. Но обычные музеи это понимают. Корпоративные музеи об этом забывают. Если музей находится на территории предприятия, в этом может быть даже фишка. Съездить куда-то далеко. Например, школьникам и студентам съездить в музей, а если там еще пройдет нормальная экскурсия. Не «наше предприятие образовалось в 1962 году…». А, например, урок природоведения, физики, химии  пройдет на примере чего-нибудь в музее. Такой урок никого не оставит равнодушным. Мне кажется, сегодня корпоративные музеи сами себя не проявляют. Элементарно, смотрим по предприятиям. У вас есть кооперативный музей, что-то от него хотите получить. Можно включить его  разделом на сайт. Чтобы люди просто знали, что у вас есть музей. Это будет появляться в поисковых системах. Бесплатных шагов, как достичь известности музея и привлечь туда аудиторию очень много. Плюс нужно создавать события.

 

Татьяна Вострикова: Я с Петром согласна. Но хочу немного сказать в поддержку корпоративных музеев. Опыт у нас есть в Перми такой. Например, музей «Новогор - Прикамье» очень активен в плане работы со школьниками. В данном случае, это инициатива определённых людей, которые занимаются музеем на предприятии. Они предлагают разные формы работы с аудиторий. Это конкурсы школьных рисунков, карикатур, которые потом используют в своей музейной полиграфии, например, календари. Совсем недавно музей «Новогор Прикамье» издал детскую книгу, она называется «Азбука от А до Я». Это музейная детская книга, которая рассказывает о терминологии водоканала. Чтобы не возникло ощущения, что музеи корпоративные совсем закрыты, они всегда готовы откликнуться, принять организованные группы. По предварительным заявкам.

 

Давайте назовем хотя бы несколько музеев корпоративных.

 

Татьяна Вострикова: Думаю, что Краеведческому музею, может и стоило бы собрать эту информацию и разместить на своем сайте. Но для активных пользователей путь простой. На сайтах компаний, которые их интересуют посмотреть, есть там музеи или нет. Или позвонить в приемную. В легком доступе музей «Ростелекома». Они находятся на улице Ленина. Музей Мотовилихинских заводов.

 

Петр Кравченко: Музей «Пермскох моторов» достаточно открыт. И авиация, и жизнь завода. Так переплетено все.

 

Татьяна Вострикова: Там богатый предметный ряд, интересная экспозиция в плане дизайнерской подачи.

 

Петр Кравченко: «Новогор» мы сегодня упоминали.

 

Татьяна Вострикова: Да. Музеи «Лукойл - Пермьнефтеоргсинтез» и «Лукойл-Пермь».

 

Петр Кравченко: На камской ГЭС есть очень интересный музей. Причем, это у них проект сетевой. На каждой ГЭС есть похожий музей. У них концепция – музей – информационный центр. Он рассказывает о роли энергии в жизни, с возможностью покрутить какие-то вырабатывали энергии.

 

Татьяна Вострикова: Если говорить о центре города, это ведомственный музей милиции. На перекрестке улиц Луначарского и Сибирской.

 

Назвали много музеев. Но я не услышала про музей банка какого-нибудь. У нас вообще есть такой?

 

Петр Кравченко: Думаю, объективно, он может быть только у одного банка. Но на сегодняшний день – это вопрос времени. Помню, что в музее Ильинского есть экспозиция про деньги, мне кажется, она бы идеально смотрелась в формате корпоративного музея какого-либо из банков.  Хотел поддержать Татьяну. В Пермском крае Краеведческий музей оказывает методическую поддержку. Я с этим сталкивался. Но в масштабах России такого нет. Даже такой номинации, корпоративный музей, нет в музейных конкурсах.

 

Назвали много музеев. Вопрос - работают ли они как эффективный инструмент рекламы и PR для этих предприятия?

 

Петр Кравченко: На мой взгляд, нет. Целеполагание музейное, музеев, которые я называл не до конца вписано в стратегию развития компании. Перед ними не поставлены четкие задачи. Они варятся в своем собственном соку. Где более активный директор музея, более активная PR-служба, дела идут получше. Они могли бы выжимать из себя больше в плане продвижения компании.

 

Как должна выглядеть эта идея продвижения через музей?

 

Петр Кравченко: На мой взгляд, музей начинается с какой-то идеи. У музеев типа «Новогора», Камской ГЭС, эта идея бережного отношения к природе. Если есть такая цель, четко понимаем, для взрослого она в это трансформируется, для детей – вот в это. Намечаем аудитории, начинаем с ними работать. Но проблема в том, что с ними нужно работать постоянно, а сейчас во многие музеи ходят 1 раз. Нужно создавать такой контент, который выходит за рамки музея.

 

Татьяна Вострикова: Если мы говорим про имиджевые вещи, то музеи корпоративные ориентированы на имиджевую составляющую внутри своего профессионального сообщества. Здесь эта стратегия ясна. А если мы говорим про PR, общественную составляющую, легенды, то в данном случае, корпоративные музеи должны открыть свои двери и быть доступными, условно говоря, для всех и каждого. Тогда подключится миссия компании. Например, мы поднимаем престиж технических специальностей. Простроится образовательная программа на детей ориентированная. Это могут быть интересные арт-выставки, связанные с механизмами. Все это будет работать на положительный имидж компании.

 

Если сегодня предлагать такие идеи руководителям музеев, то нужно говорить, вам требуется вложить деньги в создание музея, найти историю или легенду, развернуть это в виде экспозиции, а потом просто открыть двери и корпоративный музей все сделает сам?

 

Татьяна Вострикова: Нет, не просто.

 

Петр Кравченко: Если музей создается сейчас, нужно его изначально проектировать как открытый.

 

Татьяна Вострикова: Нужно устраивать информационные компании о том, что это будет создаваться. Чтобы люди подумали, здорово, я хочу туда сходить с ребенком и посмотреть, как делаются конфеты на фабрике.

 

Петр Кравченко: Фактически, музей – это только вход на предприятие. Можно в этом входе задержаться, там все и рассказать. А можно дополнить экскурсию выходом на производство. Музей будет в этом случае создавать общий настрой,  потому что предприятие больше, его сложно охватить одной экскурсией.

 

Татьяна Вострикова: Показать технологическую цепочку. Потому что много разных цехов.

 

Петр Кравченко: Музей создает некий стержень. А остальное нанизывается на него.

 

Согласны ли вы с тем, что корпоративный музей может поднять престиж профессии?

 

Петр Кравченко: 100%.

 

Например, как поднять престиж профессии учителя с помощью корпоративного музея?

 

Петр Кравченко: Музеи так с ходу не создаются. Но, я думаю, здесь стоит раскрывать реальную роль учителя в обществе. Сейчас это Марья Ивановна, которую я вижу каждый день, она на меня кричит…

 

Татьяна Вострикова: То есть нужно ломать стереотипы. Понимать,  для себя, каков образ современного учителя. И это транслировать. Это трансляция опыта современных успешных педагогов не пенсионного возраста.

 

Петр Кравченко: Можно показывать успешных учеников. Вот такой-то человек, а вот его учитель. Не было бы учителя, не было бы этого человека как личности.

 

Татьяна Вострикова: В данном случае, это целенаправленная программа, которая за ниточки подтягивает разные вещи. А музей территория, на которой эти образы бьют точно в цель. Человек попадает туда и открывает тему заново. Побывав на выставке посвященной радио, я подумала, а почему я пропустила этот параграф физики. Мне стало настолько интересно. Меня это увлекло и заставило прочитать про Попова еще раз. Понять, почему это радио стало в нашей стране важной составляющей в плане военной истории и прочее.

 

Петр Кравченко: Сужу по своему опыту, побывав в музее науки и техники в Барселоне, как раз это в уменьшенном виде могут делать корпоративные музеи в Пермском крае, я подумал, почему я не стал ученым, зачем я в этот PR подался. Там все можно потрогать, поставить опыты. Оказывается, физика, химия – это никакое не занудство. Это очень интересно.

 

 

Есть предприятия, они, может,  и хотят создать музей, но не хватает средств. Как вы думает, здесь возможен какой-то собрэндинг, кобрэндинг? Насколько это будет эффективно в плане рекламы и PR?

 

Петр Кравченко: Теоретически это возможно. Единственное, что здесь должна быть готовность создать музей у руководителей хотя бы двух предприятий. А в целом, абсолютно правильно, есть предприятия из одной отрасли. Их рассказ о производстве должен совпадать. Почему бы не создать один музей. С двух сторон его поддерживать, а коммуникационную программу будет строить каждое предприятие от этого музея.


Обсуждение
4530
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.