Верхний баннер
02:29 | ВТОРНИК | 20 АВГУСТА 2019

$ 66.61 € 73.95

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70

22:00, 03 декабря 2013

"Ни одно предприятие России не выпускает аналогов нашего оборудования для защиты информации", - Дмитрий Бурди

Теги: бизнес

- Дмитрий, чем занимается «Пром-информ», в одном предложении?

- Наше предприятие занимается в основном, оборудованием для залов заседаний, и производством оборудования для защиты информации, а так же просто непосредственно защитой этой самой информации.

- А что именно это за оборудование, можете рассказать подробнее?

- Оборудование для залов заседания. Это оборудование для электронного голосования, это аппаратно-программные комплексы для проведения заседаний, которые снабжают участников заседаний необходимой информацией. Оборудование защиты информации позволяет избежать утечки информации при обсуждении каких-либо тем, касающихся уровня вплоть до государственной тайны. Плюс ко всему мы производим некоторые элементы звукового оборудования, которые используются на многих…

- Что это за оборудование для защиты от утечки информации? Что оно из себя представляет физически?

- Это электронная продукция, аналогов которой не производится на территории Российской Федерации ни одним предприятием. Это комплекс защиты. Я не могу, к сожалению, рассказать его технические характеристики и вдаваться в большие подробности, но могу сказать таким образом, что существует очень много возможностей, услышать, о чем говориться в данном конкретном помещении. Можно подслушать через дверь, можно подключаться в розетку в соседнем помещении, можно облучить помещение какими-нибудь радиоволнами и услышать моделированный сигнал. Вот это все наша продукция устраняет.

- Вы производите некие продукты, которые защищают от некого внешнего вмешательства. Но в том случае, если сам участник этого заседания, совещания, например, пытается записать это на диктофон, то от этого не защититься?

- Дело все в том, что подразумевается, что участники заседаний, они люди заинтересованные в том вопросе, который обсуждается.

- А каков оборот вашей компании по порядку величины.

- Я, наверное, скажу в общем. Несколько сотен миллионов рублей в год.

- А каковы темпы роста?

- Очень хороший вопрос. Развитие компании не носит, наверное, линейный характер. Зависит от объема заказов в данном конкретном году, но проанализировать это можно, наверное, на основании нескольких цифр. В 2004 году оборот компании составлял несколько десятков миллионов рублей.

- А сейчас несколько сотен.

- Да.

- То есть, фактически, вы выросли в 10 раз за 10 лет. Вот такое утверждение будет справедливо.

- Наверное, да.

- Вы сказали, что все зависит от объёма заказов. И какова ваша бизнес-модель? Вы выполняете какие-то конкретные заказы, занимаясь производством продукции, которую вы разрабатываете индивидуально либо у вас есть линейка готовых продуктов, которые вы поставляете, на основе которых организуется защита информации и оборудуется зал заседаний?

- Мы развиваем оба направления, мы реализуем как продукцию для конкретных заказчиков, с глубокой индивидуальной проработкой и подгонкой, так и более или менее серийную, которую мы продаем большей частью через наших представителей, которые расположены в разных городах России.

- Почему тогда получается, что ваш оборот очень сильно плавает от года к году? Ведь, если вы производите серийную продукцию, то, наверное, у вас есть большое количество партнеров, которые делают большое количество проектов. И безусловно у каждого из них могут быть какие-то колебания в объеме заказов, но когда их много, то все вместе они обеспечивают некую стабильность. Почему у вас тогда получается, что объем плавает?

- Бесспорно, вы правы. Стабильность обеспечивают как раз небольшие заказы, которые мы делаем сами или делаем через наших представителей. А бывают очень крупные и очень интересные заказы, которые добавляют ликвидности.

- Насколько мне известно, такими крупными заказами для вас являлись проекты по оборудованию Государственной думы и Совета федерации системами электронного голосования и другими системами. Правильно?

- Правильно.

- Я прочитал в газете ««LifeNews», которая вышла в декабре 2012 года, где основатель вашей  компании Александр Бурди, говорит, что первый заказ на создание системы электронного голосования в Верховном совете поступил еще в 1990 году. А до этого 6000 голосов народных избранников обрабатывали в ручную. Тут я сообщу слушателям, что компания «Пром-информ» существует уже 23 года. И основана она была в 1990 году. Собственно, первым заказом компании «Пром-информ» был заказ на разработку систем электронного голосования верховного совета в 1990 году. Вопрос, а как вам удалось получить этот заказ? Как это вообще произошло?

- Когда возникла необходимость в создании системы электронного голосования, правительство выбрало в качестве исполнителя и создателя этой системы Пермский телефонный завод. Заказ был отправлен тогда еще в плановом порядке на пермский телефонный завод. Завод, фактически, отказался от выполнения этого заказа, сославшись на то, что они не знают, не умеют, не могут создать эту систему в установленный срок с установленным качеством. Тогда группа специалистов научно-исследовательского Института абонентской телефонной техники при Пермском телефонном заводе сказала, а мы можем. И была создана первая система.

- То есть, фактически, компания «Пром-Информ» была создана вот для выполнения этого заказа, первоначально.

- Да.

- Кстати, а сколько времени ушло на создание этой системы? Системы, с созданием которой все специалисты телефонного завода не могла справиться. Сколько ушло времени у «Пром-Информа»?

- Я могу сказать, что достаточно короткий срок. Если мне не изменяет память, меньше, чем год.

- В том же «LifeNews» я прочитал, что недавно произошла модернизация системы, которая установлена в государственной думе, и эту модернизацию провела компания «Пром-Информ». Я цитирую: «Как стало известно «LifeNwes», рабочее место каждого депутата переоборудовано на уровне мировых парламентов. Теперь у российских парламентариев будет доступ к законопроектам в электронном виде не только в кабинете, но и в зале заседаний. В аппарате Госдумы «LifeNwes» рассказали, что модернизация коснулась всего технического комплекса зала заседаний: системы голосований, переговорных устройств, доступа к внутренней сети». И вот этот заказ тоже выполняли вы, верно?

- Да.

- Правильно ли я понимаю, что на протяжении всех 23 лет вам удается сохранять за собой вот этого важнейшего заказчика, Федеральное собрание Российской Федерации. Это так?

- Это так.

- А как вам это удается. Ведь наверняка существует масса компаний, в том числе и московских, которые борются за право делать эти проекты, но тем не мене, на протяжении 23 лет вы за собой сохраняете вот этого заказчика.

- Наверное, здесь есть несколько причин. Одна из них – это наш очень богатый опыт по созданию этих систем. Мы знаем досконально все регламенты, все требования Государственной думы, Совета Федерации. Наверное, вы не правы, сказав о том, что очень много фирм и компаний, которые пытаются войти на этот рынок и поставлять системы подобного уровня. Мне известна только одна подобная компания, которая пыталась работать на этом рынке, это компания из Екатеринбурга «Урал-системс», но, к сожалению, конкуренции она не выдержала. С рынка она ушла. На текущий момент единственным конкурентом на территории России по поставке систем подобного уровня для органов власти, наверное, является компания Bosch.

- Предположим, в Росси таких компаний практически нет, вы знаете только одного конкуренты. Но ведь кто-то оборудует залы заседаний парламентов других стран. И это иностранные компании, почему они не пытаются войти на этот рынок и бороться за проекты в России? Есть какие-то законодательные ограничения, исходя из которых, только российские компании могут участвовать в этих проектах? Или таких ограничений нет?

- Таких ограничений нет. Просто мы единственная компания, которая делает очень глубокий уровень адаптации программного и аппаратного обеспечения под заказчика. Ни одна западная фирма не может предложить вот так глубоко переделать написанную ими программную часть для удобства.

- Вы хотите сказать, что другие парламенты, парламенты других стран не требуют этой глубокой адаптации? Те фирмы, которые оборудуют залы заседаний этих парламентов, они не выполняют этого требования глубокой адаптации.

- Они бесспорно выполняют.

- Но если у них есть опыт адаптации своих продуктов под конкретные, очень узко специализированные требования, то, почему они не могут прийти сюда, и, используя этот опыт, адаптировать свои системы под наши требования, что им мешает?

- Спросите, наверное, об этом фирму Bosch. К ним не раз обращались для создания реальной конкуренции в создании подобных вещей, они всегда отказывались.

- Правильно  я понимаю, если найдется одна или несколько компаний, таких как Bosch, которые поставят себе цель выиграть этот проект, возникнет вот эта конкуренция и вам придется очень серьезно бороться.

- Мы все время серьезно боремся за такие объекты. Это объекты очень непростые, действительно, желающих много. Желающие, они просто поставляют продукцию другого производителя, они же не являются производителями. Они берут оборудование фирмы Bosch, и говорят, мы хотим, мы можем.

- У них ничего не получается, потому что вот эти компании, которые борются, они не могут ничего адаптировать, потому что они просто продавцы, а сама фирма Bosch может, но не хочет этого делать. Но вот если она захочет, то возникнет серьезная конкуренция.

- Да.

- Пока что можно сказать, что вам везет, потому что такие мощные зарубежные вендеры, они не проявляют большого интереса к тому, чтобы эти проекты реализовать, свое оборудование адаптировать.

- Я бы не назвал это везением. Это очень серьезная работа.

- Недавно в Государственной думе произошла очередная модернизация этой системы. И этот проект опять же делала компания «Пром-Информ».  И по информации издания «LifeNews», отечественные специалисты сумели создать такую систему по проведению голосования, в том числе и по проведению тайного голосования и по подсчету голосов, что она, аналогов у нее нет во всем мире. Это не голословное утверждение, а результат многоразовых опытов и проверок соответствующих инстанций, утверждает Дмитрий Бурди. Вот вы давали комментарий «LifeNews». У меня к вам вопрос, в чем уникальность этой системы, почем у нее нет аналогов нигде в мире.

- Мы создали очень интегрированную систему, в которой функция голосования на текущий момент не более чем маленький кусочек в общем объеме информации, которой обладает депутат, находясь на своем рабочем месте. Не далее как несколько лет назад перед каждым заседанием, каждому депутату приносили на стол пачку бумаги из нескольких, может быть, сотен или тысяч листов, которые он должен был просмотреть перед заседанием. Что, в принципе, делало очень тяжелым законотворческий процесс, плюс ко всему усложняло всю эту процедуру, было очень много мусора, расходовалось очень много бумаги, было очень неудобно. На текущий момент система в залах заседания Совета Федерации полностью исключает бумажный документооборот. Она позволяет получать все необходимые документы на экран компьютера, установленного на каждом рабочем месте. Она позволяет просматривать эти документы, производить при этом поиски, выборки. 

- Понятною. Это очень важные, нужные и полезные функции. Но в чем же уникальность? Разве системы, установленные в других парламентах, не обладают этими функциями?

- Уникальность в двух вещах. Первое – это высокая степень интеграции. Это единая система. В парламентах других стран, насколько мне известно, установлена единая система электронного голосования, и системы, скажем так, электронного документооборота. Они взаимодействуют с собой на очень незначительном уровне. У нас система едина, которая позволяет работать со всей информацией в текущем режиме. Например, прошло голосование. Результаты голосования можно посмотреть тут же, в той же самой системе. И использовать их в дальнейшем процессе.

- Давайте на этом завершим про государственную думу и пойдем дальше. Насколько мне известно, ваша компания «Пром-Информ» занималась так же разработкой технологий для распознавания автомобильных номеров. И вот первые системы автоматического распознавания автомобильных номеров, это были системы, которые разработал компания «Пром-Информ». Правильно?
 
- Правильно.

- А когда это было?

- Мы начали разрабатывать это направление в 1998 году. В то время это было действительно очень интересное направление, требующие приложения больших научных ресурсов, требовало большой отдачи.

- Понятно, а как вы этот заказ получили?

- Этот заказ мы получили самым простым образом. Мы представили нашему пермскому ГИБДД, а впоследствии и московскому ГБДД разработанную нами технологию распознавания государственных автомобильных номеров.

- То есть, фактически, разработка технологии была инициирована не неким внешним заказчиком, у которого была такая потребность, а вами самими. Вы сами решили этим заняться. Получили какой-то результат и представили его потенциальному заказчику.

- Первые шаги мы делали сами. Дальнейшую работу мы вели совместно с ГИБДД.

- А почему вы решили этим заняться в 1998 году?

- Мы вообще любим заниматься всем передовым, всем новым, все интересным. Там, где требуется приложение каких-то больших знаний.

- А вот ваши системы, точнее системы на основе ваших технологий распознавания номеров, они до сих пор применяются?

- Да. Системы распознавания номеров на основе наших технологий, они до сих пор эксплуатируются. Но на текущий момент мы не занимаемся производством и продвижением в этом направлении. Потому что технология стала такой доступной, воспроизвести ее можно фактически на карманном компьютере, она стала нам не интересной.

- Вместе с тем, я вам скажу, вы, наверное, знаете, что существует не маленькое количество компаний, который фокусируются исключительно на этом направлении. На направлении распознавания автомобильных номеров, и как бы для них достаточно с точки зрения технологий, разработки одного этого направления. Но у вас-то это одно из многих направлений, но вы не нашли в нем достаточного интереса. А как тогда получается, что другие компании все свои силы тратят на это. А вам как бы это стало не интересно, даже в качестве одного из немногих направлений.

- Наверное, это наша специфика. Мы не занимаемся крупносерийным производством, мы занимаемся поставкой неразборчиво, как я уже говорил. А компании, которые на текущий момент  поставляют системы распознавания номеров, он просто серийно штампуют разработку, может быть,м сделанную даже не ими.

- Не кажется ли вам что вы, сделав эту разработку, могли бы начать ее серийно штамповать, существенно повысить ваш оборот. Это, наверное, не правильно, сделать что-то, получить работающую технологию, и как только мы вышли на этот этап, отказаться от нее, а не начать на ней зарабатывать.

- На наш взгляд – это правильно. Мы начали зарабатывать, разработав следующую технологию. Не зацикливаясь на предыдущей.

- То есть, вы не заинтересованы в том, чтобы коммерциализовать уже имеющийся результат? Коммерциализовать его в максимальной степени?

- Только до определенного этапа.

- В каком году вы отказались…

- В 2005 году.

- В 2005 году «Пром-Информ» отказался от этого направления, потому что им просто стало неинтересно. А какова бизнес-модель вашей компании? Каким образом вы получает заказы?

- Заказы мы получаем, так же, как и все коммерческие компании на общих основаниях. На основании конкурсов. Поставка нашей продукции в основном идет в адрес госзаказчика, с этим связаны некоторые сложности ведения бизнеса. Это очень сложные конкурсные процедуры. Очень сложные проверки. Очень сложная система оплаты. Фактически все работы выполняются за свои деньги.

- Погодите, вы хотите сказать, что вы просто мониторе те конкурсы, которые объявляются и выбираете те из них, в которых вы можете поучаствовать?

- В том числе, мы делаем и так, но, естественно, крупных заказчиков мы знаем в лицо.

- Вот, что-то мне подсказывает, что реализация проекта по оборудованию зала заседаний Государственной думы проходила несколько иначе. Наверное, вначале вы вместе с потенциальным заказчиком определяли, что именно должно быть сделано. Потом велись какие-то разработки, уже на финальном этапе объявлялся конечный конкурс с заявленными требованиями?

- Не совсем так. Мы проводили на основании собственного опыта некую разработку, представляли ее нашим заказчикам, в частности Государственной думе, и Совету Федерации. Они смотрели.

- То есть, вот так. То есть, это не был мониторинг конкурсов, вы сами определяли направление развития, вы сами определяли то, что нужно сделать, чтобы вывести систему на новый уровень дальше вы на свой страх и риск это делали и результаты предоставляли потенциальному заказчику, а он уже делал вывод ,интересно ему это ли нет? Так было?

-Да, в общем и целом, так.

- А не могло ли получиться так, что вы проводили эти разработки, тратили на них свои ресурсы, ведь вы их делали за собственные деньги, а потом представили бы их потенциальному заказчику, а у него бы они не вызвали интереса? Могло такое случиться?

- Конечно, такое могло случиться. У нас достаточно большой опыт, мы достаточно хорошо знаем заказчиков, чтобы постараться победить в конкурсах.

- Вы работаете с пулом постоянных заказчиков, или регулярно у вас появляются новые?

- Основной пул заказчиков у нас, конечно, стабилен. Но мы постоянно ищем новых заказчиков. Постоянно работаем с разными регионами, региональные парламенты, региональные законодательные собрания постоянно обновляют свои системы и обращаются к нам.

- Когда вы мне говорите о том, что вы работаете в основном в сфере государственного заказа, у меня сразу возникает вопрос, а насколько устойчива ваша бизнес-модель?

- Я считаю, что она достаточно устойчива.

- А чем обеспечивается устойчивость? Ведь сложно прогнозировать заказы государственных структур, сегодня им выделают деньги на что-то, завтра поменялись приоритеты и вдруг там финансирование прекращается. За счет чего обеспечивается устойчивость?

- За счет диверсификации. Мы развиваем одновременно несколько направлений. Кроме оборудования залов заседаний, мы занимаемся защитой информации, как мы говорил раньше, мы занимались распознаванием госномеров, мы организовали учебный центр, по обучению специалистов по защите информации.

- То есть, вы работаете в нескольких направлениях, каждое из них не совсем стабильно, но в сумме они дают достаточно стабильную работу, и достаточно стабильный рост?

- Да

- В виду того, что ваша компания была основана в 90-м году, как я понимаю, вам пришлось пройти 2 кризиса.

- Да, бесспорно.

- Как вам удалось преодолеть эти вызовы, с которыми вы столкнулись во время этих двух кризисов?

- Ну, было достаточно тяжело. Самый тяжелый кризис, это был кризис 1998 года. Пришлось провести собрание компании общее, на этом собрании сотрудникам было сказано о том, что, к сожалению, мы не можем гарантировать выплату заработной платы, и каждый из них может принять решение об уходе на текущий момент времени. К чести компании и сотрудников, могу сказать, что ни один сотрудник в 1998 году копанию не покинул. Компания пережила кризис 1998 года, и так же пережила кризис 2008 года. У нас не было ни разу задержек выплаты зарплаты, не было каких-то задолженностей перед контролирующими органами.

- Вы сказали, что сейчас по большей части вы работает в сфере госзаказа, а стремитесь ли вы нарастить в своем обороте долю проектов, не связанных с государственным заказом?

- Да, это интересно

- А какие у вас уже есть результаты работы в этом направлении.

- В основном, в коммерческие структуры нашу продукцию поставляют наши представители. Мы представляем наши изделия в канве общего какого-то большого заказа, который реализует наш дилер, например, есть московская фирма ОАО «Сатурн», которая оборудует предприятия, залы уровня проведения саммита АТЭС на дальнем востоке. Она в частности…

- Что-то мне подсказывает, что саммит АТЭС на дальнем востоке, это тоже государственный проект.

- Я привел саммит АТЭС в качестве примера для обозначения уровня работы компании. Вот эти вот компании, наши представители оборудуют очень много коммерческих проектов, это «Лукойл», это «Газпром», это, может быть, какие-то институты коммерческие.

- А у вас есть прямо цель такая, сделать так, чтобы через 3 года половина всей продукции вашей или половина всех проектов, которые вы реализуете, были не в сфере госзаказа, или у вас такой цели нет?

- Знаете, наверное, половина – нет. Хотелось бы, чтобы уровень коммерческого заказа, может быть, несколько вырос, но в силу специфики производимой нами продукции, наверное, достижение уровня половины невозможно

- Какой, кстати, размер вашей команды.

- Штатная численность около 50 человек, но мы активно используем аутсорсинг, привлекаем сторонних разработчиков.

- А каким образом вы находите людей к себе в команду. Ведь, насколько я понял, у вас такая узкая сфера деятельности и найти специалистов довольно сложно.

- Да найти специалистов довольно сложно, поэтому в основном специалистов мы принимаем по очень хорошим рекомендациям. Хотя, мы с удовольствием будем приветствовать талантливых конструкторов, программистов, разработчиков электроники в составе нашего предприятия.

- Вашей компании сейчас 23 года. И она уже очень многого добилась. Скажите, а самые главные достижения компании «Пром-Информ», они уже случились? Или они ей еще предстоят?

- Думаю, что еще предстоят

- А что может стать следующим ключевым, важнейшим достижением компании?

- Возможно, мы попробуем выйти за пределы рынка Российской Федерации. Такие предложения уже звучали.

- А вы уже такие попытки предпринимали?

- Да, мы предпринимали подобные попытки, но сталкивались с ограничениями со стороны ФСБ, так как производим продукцию, обрабатывающую государственную тайну.

- То есть, фактически пока результатов в этом направлении нет.

- За исключением системы распознавания номеров ,которая работает в Казахстане.

Обсуждение
1978
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.