Верхний баннер
05:32 | | 01 АВГУСТА 2021

$ 73.14 € 86.99

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

14:00, 02 апреля 2012

Неторопливое следствие. Правовое государство время от времени. Переключатель внимания.

Тема прошедшей недели – это, вне всякого сомнения, дезоморфиновый наркопритон. Наверно, уже никому не надо напоминать предысторию, разъяснять бэкграунд. Уже весь город, да что там – вся страна в курсе проблем маленькой коммуналки на Голева-11, ставших предметом пристального внимания авторов программы «Пусть говорят».

Из программы «Пусть говорят»: «Эти кадры сняли жильцы обыкновенной пермской коммуналки. Мы видим, как жительница этой квартиры подходит к плите, набирает в шприц некое вещество и колет себе в пах. Следующий день: мы видим, как жильцы вызвали полицию, приехали сотрудники, осмотрелись и ушли. В такой последовательности эти события происходят в данной квартире день за днём». 

Пермское отделение Госнаркоконтроля ответило на этот выпуск. Ответ был примерно такой – это всё гнусный поклёп, ложь и вообще неправда, что мы только после волшебного пенделя Малахова оживились. Да мы давно уже оживились. Да мы…. Да мы уже даже дело уголовное возбудили.

Комментарий Госнаркоконтроля: «Еще до выхода программы «Пусть говорят» сотрудники наркоконтроля расследовали уголовное дело в отношении содержателя наркопритона Андрея Чудинова. Уголовное дело было возбуждено полтора месяца назад».

Коммуналка на Голева страдает от соседства с наркоманами уже 4 года. Раньше соседи предпочитали героин, а потому проблема носила преимущественно социальный характер. Потом переключились на дезоморфин, и это запахло неприятно. Соседство с дезоморфинщиками – не просто соседство с наркоманами, это химический завод у вас под боком, который сказывается на здоровье всего окружающего живого.
Правоохранительные органы на обращения жителей коммуналки, может быть, и реагировали, да только ни к каким результатам это не приводило. Что оставалось жильцам? Играть в игру «Сам себе полицейский». Они поставили веб-камеру, через которую в режиме он-лайн можно было наблюдать, кто, как, с кем и чего варил.

«У нас было два пакетика травы, 75 ампул мескалина, 5 пакетиков диэтиламид-лизергиновой кислоты или ЛСД и целое море разноцветных амфетаминов, барбитуратов и транквилизаторов»

Казалось бы: да что вам ещё надо для того, чтобы прикрыть лавочку?! Но нет. Дело возбудили только полтора месяца назад. Учитесь, как оперативно надо работать! А что делали до февраля? Ну как что? Вели следствие… Как-то примерно так.

(двое сидят в машине, шуршат пакетами, жуют и пьют)
- Ммммм, смотри-ка что он делает…
- Что?
- Так, он достаёт шприц…
- М, правда, достаёт… А, ну так он, наверно, укол делает! Он, наверно, заболел!
- А, ну да, ну да, заболел. Точно, заболел.
- А теперь… смотри, смотри, в ложке варит чего-то…
- Так это… карамельку, наверно!
- А-а-а, ну да, ну да, карамельку, я такие же в детстве варил.
- Слушай, чем мы тут вообще занимаемся?
- Вместо того, чтобы закрывать наркопритоны…
- Ловить наркодилеров…
- И пресекать преступный наркотрафик…
- Мы тут сидим и наблюдаем за больным человеком…
- …который варит карамельки.
- Не, ну не бред ваще, а?

И только не надо мне сейчас говорить, что есть процедура, что это быстро не делается, надо время. Когда речь идёт об угрозе жизни и здоровью людей, особенно детей, должно делаться быстро. А если закон не позволяет, то почему Госнаркоконтроль не вопит на каждом углу, что его надо менять?
 
Оперативность – вообще не наш конёк. И это я опять о Хмелях.

«Город П.»

Фраза из фильма «Операция Ы»:
- Руки – мыли?
- Ах, да, да, да…

Там тоже проблема с обеспечением нормальной водой существует, мягко говоря, не первый день, а активно чесаться чиновники начали только сейчас. Хотя, активно чесаться – громко сказано. Скорее, лениво почёсываться.

 
- Я уже хожу к вам целый месяц,
Ждать ремонта мне невмочь…
- Ну, зачем так сильно волноваться?
Ведь должна бумага отлежаться.
Приходите в следующий вторник,
Постараюсь чем-нибудь помочь.
Бюро-бюро-бюрократ.

Признаться, я дар речи потеряла, когда послушала комментарии первого замглавы Пермского района Владимира Ваганова, которые он дал нашему корреспонденту.

- Позиция муниципального района – оператор, который подаёт воду, он её, конечно, право подавать не имеет, т.к. у него нет лицензии, нет подобающих документов. Но, раз уж так сложилось, и оператор воду подавал, мы стоим на том, чтобы оператор продолжил деятельность.

Нормально, да? Ну, это примерно как сказать: дамы и господа, мы готовы к взлёту, правда, у нас вообще нет никаких документов, подтверждающих, что самолёт исправен, мы не в курсе, трезв ли наш лётчик, но ничего, как-то до этого летали, так что – пристегните ремни…

- Люди набирают где-то 56-60 литров воды, естественно её ведь не выпивают они, а выливают, в том числе и в унитазы, и в раковины, и в умывальники. Никакого коллапса, связанного с очистными сооружениями не возникнет.

Да вообще не проблема, конечно, сбегать за день пяток-другой с вёдрами до цистерны по гололёду, чтобы фекалии из унитаза смыть, помыться в тазике, грязную посуду окатить и тем самым способствовать промывке канализации, да, нет проблемы, нет…

«Наш священный долг – защищать родину и соблюдать правила личной гигиены, иначе всё у нас пойдёт через жопу».
 
Но моё любимое – далее.

- Мы же живем сейчас в правовом государстве. Мы не имеем права раскопать дорогу без согласования, мы не имеем права проложить трубу, не согласовав все вопросы земельного характера с собственниками.

Скажите мне, вот этот чиновник районный – он вообще нормален? ВСПОМНИЛ О ПРАВОВОМ ГОСУДАРСТВЕ. Нашёл время, место, ситуацию подходящую. Почему-то только права на охрану здоровья и благоприятную окружающую среду (статьи 41 и 42 конституции РФ) в его мозгу не всплыли…

Однажды Василий Козявочкин вспомнил, что живёт в правовом государстве. Это произошло внезапно, но очень вовремя и кстати. Чиновника Козявочкина как раз просили содействовать в решении одной сложной проблемы, а у него – обед. «Мы живём в правовом государстве, – объяснил Козявочкин. – А по закону у меня сейчас время обеденного перерыва». И ушёл. А потом пришёл. Ему там опять – вот, мол, проблема, решать надо. Тут бы Козявочкину опять вспомнить что-нибудь про правовое государство, но – нет, забыл… Склероз, знаете ли. Профессиональное заболевание!

В общем. Несколько сотен людей скоро три недели как живут без воды.
(«Мы же живем сейчас в правовом государстве»)
Каждый день таскают воду в вёдрах. Моются в тазике и местами.
(«Мы же живем сейчас в правовом государстве»)
Фекалии застаиваются в канализации…
(«Мы же живем сейчас в правовом государстве»)

А, вообще, я, конечно же, всё понимаю. Человеку сложно спроецировать ситуацию на себя. У него фекалии в унитазе, похоже, не застаиваются. Вот и депутаты заксобрания не могут понять, зачем пермякам центральный рынок? Ну, они же, депутаты, туда не ходят! В лучшем случае мимо проезжают. И предлагают кто что – кто облагородить, а кто - убрать с глаз долой, из сердца вон.
Должна признаться: я лично тоже за то, чтоб центральный рынок убрать с глаз долой, из центра города вон. Вот только если на одну меня найдётся 10 человек, которые скажут: «Не трожь!», я, конечно, засуну свои душевные терзания глубоко и надолго.
Но ведь не в этом соль, друзья. Ценители центрального колхозного могут успокоиться - никто, ничего и никуда переносить покамест не собирается. Просто наши народные избранники единогласно поддержали решение о создании в Перми общественного совета, который необходим для того, чтобы мы могли подать заявку на участие в конкурсе «Культурная столица Европы».

Пеееермь - культурная столица, каждый хочет здесь родиться.
Пеееермь - культурная столица, каждый хочет здесь родиться.
Пееермь…

Знаете, я до последнего была уверена, что мы не ввяжемся в этот бред. А если и ввяжемся, то хотя бы не единогласно. 28 голосов, и все за. Понятно, что жуть как не хочется, чтобы журналисты и общественность эту несуразность опять обсуждали и обсасывали. Что делать? А очень просто – переключить внимание!


— Какая, например, польза от этой картины на стене?
— От этой картины на стене очень большая польза — она дырку на обоях загораживает!
- Ну и что? Хехе. И от кота будет польза. Он мышей ловить может.
- У нас нет мышей.
- А мы заведём!

Центральный рынок и его возможный перенос живо занимает умы пермяков. Когда мы обсуждаем эту тему в эфире, телефон накаляется. Так что для переключения внимания - кандидат идеальный, не прогадали избранники. Ринулся народ, ещё как ринулся обсуждать, с пеной у рта доказывать и сыпать обвинения в адрес депутатов – мол, в бутиках одеваются да из Европ не вылезают. А про «культурную столицу» в результате - ни одного «хи-хи». Отличный футбол, аплодирую стоя.

«Город П.»

В программе использован труд Юрия Боброва, Игоря Лазарева, Екатерины Шафиевой, Данила Постаногова, Романа Попова. Текст для вас написала я, Анастасия Сечина. Помог озвучить тектс и монтировал программу Антон Мелехин. В выпуске использованы песни группы «Double Trouble», Ирины Грибулиной и Николая Караченцева, фрагменты мультсериала «Масяня», мультфильма «Трое из Простоквашино», фильма «Операция Ы», фрагмент и саундтрек из фильма «Страх и ненависть в Лас-Вегасе». Встречаемся в «Городе П.» по понедельникам, читать и слушать его можно на сайте echoperm.ru. Берегите себя. 


Обсуждение
1967
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.