Верхний баннер
17:01 | ЧЕТВЕРГ | 24 ИЮНЯ 2021

$ 72.33 € 86.33

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

13:55, 01 октября 2014
Автор: Нина Соловей

«Мы просто неделями не можем дозвониться до министерства культуры», - Анатолий Пичкалев, директор Театра-Театра

Ведущий: Нина Соловей.

Гости: Анатолий Пичкалев, директор Театра-Театра

 

- Мы поговорим не только о Театре-Театре, но и об общей ситуации с театрами в Пермском крае. В последние недели все СМИ писали и про театр оперы и балета, и про Театр-Театр, и в фейсбуке обсуждалась жизнь театров. К сожалению, безрадостные новости приходят к нам из любимого театра, которому все желают только самого лучшего, я имею в виду кудымкарский театр, который никак не может открыть свой сезон. Все это связано даже не с художественной частью, а с бизнес-частью, вдруг один чиновник объявляет о сокращении бюджета, вышестоящий объявляет, что все будет хорошо и замечательно. Значит ли это, что у нас наметился некий кризис в отношениях между художественной и руководящей частью?

Анатолий Пичкалев: У меня ощущение, что тут проблема не в финансировании, хотя она тоже есть. Мы живем не в отдельно взятом государстве, а в большой России, проблем хватает. Это и проблема Крыма, и войны на Украине, мы понимаем, что идет секвестр бюджета, наверное, оправданный. Но больше всего вызывает умиление администрирование наших вышестоящих органов, я имею в виду отношение министерства культуры к подведомственным учреждениям. Я много работаю в культуре, уже больше 35 лет, могу сравнивать и называю себя аксакалом в этом смысле. Пора бы и пойти уже, наверное, на заслуженный отдых. Но как бы мы ни относились к министерству культуры, управлению культуры, агентству по управлению бюджетными организациями, мы всегда понимали, что мы находимся под их опекой. Мы ругались, ссорились, но находили компромиссы. Мы понимали, что министерство культуры – наши друзья и партнеры, понимаете? сейчас же мы стоим по разные стороны баррикад. Ситуация настолько накалена, что нас не хотят слышать. У меня ощущение, что если минкульт жил себе отдельно без учреждений, то все было бы замечательно. А мы мешаемся минкульту, мешаем своими проблемами. И вот эта история, которая случилась сначала с нами, которая длится еще с прошлого сезона. Вначале в 2013 году было уменьшено финансирование на 2014 год на 24 млн, и очень долго худрук и директор Гурфинкель не подписывали соглашение с минкультом. Было совещание у Басаргина, и он попросил подписать соглашение, сказав, что в течение года ситуация будет выправлена. Прошло лето, настала осень, ничего не изменилось. И мы посчитали, на 1 сентября нашему театру не хватает ни много ни мало 19 млн, чтобы закончить год с теми планами, которые мы себе сверстали. Это три премьеры, даже четыре, два спектакля в малом зале, один в большом, и мы все-таки хотим сделать новогодний спектакль. Нельзя детей оставлять без Нового года. Мы понимаем, что ситуация довольно непредсказуема, и пошли на отчаянный шаг. Мы заявили в министерстве и правительстве Пермского края, что если финансирование найдено не будет, мы будем вынуждены остановить театр в декабре, ноябрь мы не можем, уже продаем билеты, и отказаться от премьер…

- Потому что выпускать спектакли, есть такое театральное понятие, на подборе вы не хотите.

- Слушайте, раньше было модно – две скамейки, два стула. Но господа, если вы хотите, чтобы театр был полон, а он, слава Богу, полон, 96% заполняемости зала, и это замечательно, но нельзя замечательную публику, которая к нам идет, опускать ниже плинтуса и делать спектакль на подборе! Это неправильно. Подобная ситуация складывается не только у нашего театра. Что творится с кудымкарским – это просто необъяснимо. 15 января торжественно открыли театр с недоделками, мы это понимаем. Но с 15 января до сегодняшнего дня не было ни одного строителя! Сейчас прошел новый тендер, появились строители. Они ходят, как говорит мой коллега Анатолий Четин, с высоко выпученными глазами, смотрят на то, что нужно. И приходит приказ 15 октября открыть театр – ну как это можно делать? Как можно в течение 9 месяцев, никто из министерства туда не приезжал? Получается, театр открыли, бросили, как хотите, так и выживайте. Это же неправильно. И постоянно, с какими бы проблемами мы ни обратились в министерство, сплошное недопонимание. Мы получаем новое госзадание…

- Вас упрекают в том, что ваши аппетиты растут?

- Нет, нас просто секвестируют. Я бы называл это по-другому, но здесь большая аудитория, я не буду этого делать. Секвестируют.

- То есть вы работайте хорошо, вы зарабатывайте «Золотые маски», становитесь лауреатами всех фестивалей, прославляйте Пермь, ездите за границы, делайте так, чтобы в ваши залы ходили зрители, но денег только не просите.

- Да-да-да, получив проект приказа на 2015 год, мы с удивлением узнали, что урезанных 24 млн рублей нам, естественно, не возвратили, еще было срезано 7 млн на постановочные расходы. Правда, тут ума хватило. Вместо 8 спектаклей по госзаданию нам дают 6 премьер, при этом количество зрителей должно неуклонно повыситься на 3%. Говорю, господа, ведь мы прекрасно понимаем, что наша миллионная Пермь к нам в театр вся не придет, это однозначно. Существует процент людей, которые хотят, во всем мире 13%.

- Это которые только хотят (смеются). А 2% - это если придут.

- Я думаю, побольше, 5-6% придут и не один раз. Мы не можем пригласить всех. И чем мы это делаем? Конечно, количеством премьер, люди идут на новые спектакли. Мы уменьшаем количество премьер? Тогда по логике поставьте константу тех зрителей, которые у нас должны прийти.

- А вам не предлагают повысить цены на билеты? Не знаю, сделать их по 10 тысяч на премьеры?

- Нина, знаешь, в чем проблема? Существует социальная политика, я считаю ее абсолютно логичной, нельзя театральные билеты перевести на уровень рынка. Все-таки главная задача – это просвещение, культурное воспитание человека. Я понимаю, что на чес, который к нам приезжает, билеты стоят 1,5-3 тысячи.

- И люди ходят, не жалуются.

- Потому что ходят на московских звезд. К сожалению или счастью, у нас другая история. мы хотим, чтобы у нас был круг людей, и мы преднамеренно… У нас бывают дорогие билеты, до 800 рублей доходит на «Алые паруса». Но партер, а последние ряды мы специально оставляем по 100 рублей. Мы выбиваем слово, что вы не можете попасть в театр. Если хотите попасть, купите билет за 100 рублей на галерку. Еще раз говорю, у нас заполняемость очень хорошая. Поэтому мы можем гордиться. Я знаю, после нашего разговора с министерством ситуация стала выправляться. Дай-то Бог, чтобы те слухи, которые обозначены в ряде СМИ и приходят к нам пока по слухам, воплотились в жизнь. Тогда, я думаю, мы не будем закрываться и закончим год, как подобает.

- Кроме подготовки спектаклей, выпуска премьер, работы со зрителем, все театры сегодня занимаются внерепертуарной историей. Почти каждый проводит свой фестиваль, в частности, Театр-Театр – «Пространство режиссуры».

- Да, и он будет.

- Который с одной стороны, вроде бы узконаправленный, с другой, фестиваль, благодаря которому можно познакомиться с творчеством театров Балтии, не забуду этот замечательный год, или Камой Гинкасом и их уровнем. Но ведь если приглашать на этот фестиваль серьезных мастеров, они не могут стоить дешево.

- Нина, вы абсолютно правы. В этом году мы не сможем по ряду причин его провести, перенесли с ноября на март. Фестиваль если проводить, то определенного уровня. Мы планировали пригласить спектакли, которые поставлены под руководством известного режиссера Бутусова, это театр имени Пушкина, московский театр Ленсовета, «Сатирикон». Хотели пригласить Петера Брука. Но к сожалению, пока мы ищем ему замену. Спектакли, поставленные таким режиссером, требуют, и это не приехали два актера с двумя табуретками, а полнокровные гастроли с декорациями. Конечно, они требуют денег. Но мы понимаем, что денег в бюджете мало. У нас была цифра, 14 млн рублей стоило нам раньше «Пространство режиссуры». Нам дают 7 млн, в два раза урезают. Мы говорим: «Ребята, окей, нет денег, так давайте проводить фестиваль раз в два года». Логика в этом есть? Окей, сказали в министерстве и дали к тем 7, что выделили в этом году, еще 4. Почему? (смеется) Логика какая-то должна быть или нет? Почему не 5, почему не 3? Вот 4, и все! Будем как-то выкручиваться и в этой ситуации. Я понимаю, что это может быть больно слышать моим коллегам в министерстве культуры, но уже накипело. Если раньше я пытался как-то дистанцироваться в интервью, теперь я понимаю, что не все хорошо.

- А почему так происходит? От непонимания? Нет человека, который занимался бы конкретной сферой театра? Он не внутри процесса? Не буду сейчас называть имена, но помню, когда театрами там заведовал человек, который вышел из театра и работал в театрах. И она понимала, как происходит эта история. Сегодня нет этого специалиста, который мог бы проконсультировать?

- Я не хочу давать какие-то оценки руководству министерства культуры. Еще раз говорю, театрами в настоящее время руководят непрофессиональные люди, я это понимаю. Человек, который не отличает спектакли или концерты… Мы знаем, что в цирке – представления, в театрах – спектакли, в филармонии – концерты. Нельзя же творчество переводить в единицы, штуки, тонны, килограммы и рубли, это неправильно, нужно понимать процесс.

- Когда в эти дни широко обсуждались опера, Театр-Театр, министерство культуры, представители муниципальных театров несколько обиженно высказывали, звонили мне и писали – да, конечно, это наши лучшие театры, наша гордость, а у нас вообще нет средств на постановки, мы вообще существуем за счет грантов! Хорошо ТЮЗу, у него свой зритель, своя аудитория, которая заполняет их залы, у кукольного театра тоже нет проблем с заполняемостью, в «У моста» тоже. А есть театры, которые работают в малых городах, например, Кудымкар, Лысьва, Березники, Чайковский. Если закроются эти театры, вообще ничего в городе не будет. Там как якорь какой-то!

- Нина, я думаю, этого не произойдет. У меня был случай, когда я учился в ГИТИСе, часто ездил Пермь-Москва и обратно в поезде. Встречаюсь как-то с одной дамой, говорю: «Вы откуда? – Из Лысьвы. – Знаю, городок маленький. – Как – маленький городок? У нас театр!» (смеются) Вот это ощущение… Я думаю, театры будут жить.

- Но не рождаются новые.

- Ну как, если взять «Доминанту», она появилась благодаря «Метафраксу» и Армену Гайосовичу Гарсляну, который их поддерживает. Идет какое-то развитие. Безусловно, сложно жить.

- А как ведь им-то выжить? Ведь они наверняка звонят вам и говорят: «Анатолий Евгеньевич, отец родной!»

- Яркий пример – театр Березников тоже был на грани закрытия, умирал. Появился новый художественный руководитель, и замечательно, за 3-4 года театр стал по-другому смотреться. Тоже нашли себе фестиваль, привезли ни много ни мало из Москвы, это же нужно объяснить, господа, не куда-то там… Все равно по мнению многих театров, Березники – это какая-то Тьмутаракань. Но привезли же! И какая была география – Иркутск, Хабаровск… Многое зависит от лидера и взаимопонимания с городскими властями. Огромное спасибо хочу сказать мэру Березников Дьякову, который поддерживает, очень любит театр. Они дружны, не дружны, не знаю, в чем там дело, но администрация города заинтересована в том, чтобы театр процветал. Маленькое здание, жалко, что они ютятся вместе с народным балетом, им нужно отдельное здание. Может быть, когда-то это и случится. А еще проблемы у городских театров, которые в Перми – ТЮЗ, «У моста». Вообще я считаю, что нужно возвращаться на круги своя. Раньше все театры были под эгидой управления культуры, и наверное…

- И им обещали лучшую жизнь, когда они перейдут в город.

- Поэтому, как говорят, нет ничего самого хорошего, чем хорошо забытое старое. Надо эти театры возвращать обратно, опять же понимая, что бюджет не резиновый, и если мы сейчас выделим на три театра, нужно будет делить на 8. Опять-таки, Евгений Панфилов, театр тоже выживает, в сложных финансовых условиях, но живут же они как-то.

- Анатолий Евгеньевич, завершая беседу, хочу вспомнить вашу недавнюю встречу в том числе и с губернатором, с министром культуры, были там и руководители учреждений культуры. Она была направлена на некое примирение всех, что ребята, давайте не будем все враждовать? И на ваш взгляд, у губернатора какое отношение в большей степени?

- Знаете, мы никому не хотим зла, никого не хотим снимать. Мы хотим, чтобы между учредителем и учреждениями были нормальные отношения, чтобы нас слышали. Я хочу поблагодарить нашего губернатора, мне показалось, что он понял нашу историю, дал задание министерству культуры найти деньги, чтобы снять эти острые углы. Еще раз говорю, мы за конструктивный диалог, мы хотим, чтобы нас слышали. Мы же не дети 15-летние, что дайте денег, и все. Мы понимаем, что нужно это делать сообща, но когда нас… Мы просто неделями не можем дозвониться до министерства культуры, неделями! Либо трубку не берут, либо говорят, что они заняты – так ведь тоже неверно. Много мелочей, даже не хочу в это внедряться. Мы за конструктивный диалог, общение с нашим учредителем, любовь, партнерство. Еще раз хочу повториться, это в адрес губернатора и правительства Пермского края, нам предстоит большая работа по проведению реконструкции нижней механизации сцены. Слава Богу, наконец-то прошел конкурс, подписан контракт, дай-то Бог, чтобы в течение этого года, зимы-лета, мы сделали намеченную работу. Губернатор нас поддержит, это очень приятно, что он понимает, что нельзя стоять на месте.

 


Обсуждение
3366
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.