Верхний баннер
09:59 | СРЕДА | 04 АВГУСТА 2021

$ 72.87 € 86.56

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

15:45, 25 декабря 2014
Автор: Владимир Соколов

"Я не понимаю, как это мероприятие могло состояться", - Владимир Воробей о новогоднем шоу "ГлавЁлка" в СК Сухарева

Ведущие: Нина Соловей, Владимир Соколов

Гость: Владимир Воробей, директор ДК Солдатова.

Владимир Соколов: Тема сегодня - новогодние елки. Причиной нашей встречи стал мюзикл, "уникальный новогодний карнавал ГлавЁлка", который проходил 20 декабря в СК Сухарева.

Нина Соловей: Предваряла это очень большая рекламная кампания, огромное количество афиш. Реклама по телевидению. Было очень много рекламы, которая заманчиво звучит. Сейчас Владимир прочитает то, что было на афише.

Владимир Соколов: "Уникальный новогодний мюзикл - карнавал, уникальная HiTec- елка из Сколково, 3D-эффекты, розыгрыш IPhone-6 по билетам, воздушные гимнасты, фантастическая голография, интерактивная дискотека от канала "Карусель" с Александром Олешко". Билеты от 1000 до 1500.

Нина Соловей: Мне "посчастливилось" побывать на этой ГлавЁлке. Я поделилась впечатлениями с коллегами и не стала бы выносить это, если бы не вчерашнее сообщение о том, что возмущенных много и люди пошли в прокуратуру, потому что считают себя обманутыми. Мне-то подарили билеты. А если ты идешь с ребенком - это уже две тысячи. Сценарный ход, то, как играют артисты - это все вопросы вкуса. Что касается Олешки, он был, но только на экране. Живого Олешки не было. Кстати, в рекламе подавалось, что Олешко, любимец первого канала, он будет.

Никакой голографии не было. Что значит елка из Сколково? Может быть, у них такой прикол, но елка была исключительно на экране. Она была какого-то сиреневатого цвета и в конце дети кричали экрану "раз-два-три, елочка гори". Елочка зажглась.

Владимир Соколов: Скажи, видно было, что елка из Сколково?

Нина Соловей: Да, сиреневая, прямо из Сколково. Было около трех тысяч человек. Вчера люди пошли с жалобами. В качестве эксперта мы пригласили Владимира Воробья. Владимир, вы сказали, что вас, в первую очередь, задел вопрос, связанный с безопасностью.

Владимир Воробей: Это в первую очередь. Когда мы приглашаем к себе во дворец детей, мы, в первую очередь, заботимся о безопасности. Меня удивило, что было около 3-х тысяч зрителей на этом представлении, там были обычные офисные стулья, которые не были прикреплены к полу. По правилам пожарной безопасности, если в зале более 200 человек, это должны быть прикрепленные к полу ряды кресел. Я не понимаю, как это мероприятие состояться. Ведь они обязаны были провести проверку пожарной охраной, получить разрешение в ГУВД и в департаменте по культуре и молодежной политике.

Например, мы проводим елки с завтрашнего дня. К нам еще две недели назад пришел пожарный инспектор, с которым мы все обошли, он провел инструктаж...

Владимир Соколов: А почему вы решили, что у них этого не было?

Владимир Воробей: Как они тогда могли разрешить? Тогда надо спрашивать с пожарных.

Нина Соловей: Может быть, они Сухарева посмотрели, все хорошо. Возможно, им не сказали, что будут сидеть дети?

Владимир Воробей: Мне кажется, на подобных мероприятиях с присутствием такого огромного количества детей присутствие пожарных необходимо, также, как и представителей УВД. Это большой риск. Город уже получил одну трагическую история и нельзя допустить ее повторения, надо, в первую очередь, заботиться о безопасности. О качестве мероприятия я говорить не могу, я его не видел.

Нина Соловей: Кстати, там были рамки, через которые все проходили и если пищало, просили показать сумочку, этот момент был. Возможно, где-то была охрана, просто я ее не видела. Вопрос в том, что предлагают на афише и что видят зрители. Насколько это корректно. Какое количество недовольных должно быть, чтобы вы, например, в дальнейшем отказали какой-то компании в аренде вашего помещения?

Владимир Воробей: Мы никому не доверяем проводить елки и уже который год занимаемся этим сами. К сожалению, лет 7-8 назад мы сам обжигались. Это были не новогодние представления, но к нам приезжали творческие коллективы из Москвы с представлениями для детей. Как правило, это все было очень низкого качества по завышенным ценам. Хотя мы и не имели к этому отношения, все претензии потом предъявлялись нам. С тех пор мы пускаем к себе во дворец только проверенные коллективы и просим предъявить вначале программу, видео.

Нина Соловей: Вне зависимости от цены вопроса? Вы же зависите от денег, вы автономное учреждение.

Владимир Воробей: Мы автономное учреждение, но это не самое главное. Престиж дороже. Если людям что-то не нравится на сцене ДК Солдатова, они претензии предъявляют нам. Например, в прошлом году у нас было арендное новогоднее мероприятие для взрослых 31 декабря. Мы предоставили помещение, а потом получили массу негативных отзывов. В этом году мы эту компанию к себе не пустили и все проводим сами.

Владимир Соколов: От этого зависит ваша репутация, чего не скажешь о СК Сухарева. Это спортивное сооружение и все. Они просто сдали в аренду помещение.

Нина Соловей: В защиту того же СК Сухарева: как мы сейчас выяснили режиссурой занимался профессионал, который занимается этим много лет. Приходит человек. Пермский. С участием пермских творческих коллективов. Это не какой-то заезжий казачок. Они почему должны отказывать?

Владимир Соколов: Да и я об этом же. Почему они должны в это вообще вникать? Давай предметнее. "Воздушные гимнасты" - это было что?

Нина Соловей: Там был какой-то цирковой творческий коллектив и девочка. которая пару раз полетала над сценой.

Владимир Соколов: Так, это у нас "воздушные гимнасты". Далее, "фантастическая голография". Это что?

Нина Соловей: Может быть и была, но я не увидела.

Владимир Соколов: С елкой разобрались. 3D-эффекты, это что было?

Нина Соловей: Тоже ничего не видела.

Владимир Соколов: Розыгрыш IPhone -6 по билетам..

Нина Соловей: А вот это было. Там мальчику вручили сертификат.

Владимир Соколов: Один сертификат на один IPhone7

Нина Соловей: Да. Он должен с этим сертификатом куда-то пойти. Но дело не в этом. Зрители не увидели то, что им обещали. Зрители, которые возмущаются, говорят: Нам обещали дискотеку, живых смешариков, Олешко. Все это было, но это было на экране.

Владимир Соколов: Можно было дома зайти в интернет и все это посмотреть. Я добавлю отзывы из соцсетей: "вяло", "скучно", "под фонограмму". По-моему, это называется халява.

Нина Соловей: Это уже может быть делом вкуса. Одним кажется вялым, другим - бодрым. Расскажи лучше, ты сегодня пообщался...

Владимир Соколов: Я пообщался с Евгением Оголаковым. Это один из организаторов мероприятия, отвечающий за творческую часть. Он сотрудничал с режиссером. На вопрос о корректности афиш он обвинил нас всех, в том числе нас с тобой, Нина, в том, что мы плохо знаем русский язык. Если бы мы знали русский язык хорошо, мы почитали бы афишу и поняли бы, что там не будет живого Олешки, будет одна гимнастка... как-то так.

Нина Соловей: Прочитай, как там про Олешку написано.

Владимир Соколов: "Интерактивная дискотека от канала "Карусель" с Александром Олешко. Все.

Нина Соловей: Канала "Карусель" там никак не звучало. Олешко тоже не было.

Владимир Соколов: Эта ложь, которую я сейчас перед собой вижу - это не ложь. Это я не знаю русского языка, как заявляет Евгений Оголаков, который сейчас находится в пути в прокуратуру. Они везут туда какие-то свои видеозаписи для того, чтобы доказать, что они что обещали, то и сделали.

Нина Соловей: Ты пообщался с режиссером.

Владимир Соколов: Да, я пообщался с режиссером - это Фаина Вацлавасовна.

Нина Соловей: Ветулите Фаина Вацлавасовна, довольно известный режиссер.

Владимир Воробей: Педагог в колледже культуры.

Владимир Соколов: Она сказала мне, что перед ней была поставлена задача... у нас есть запись, где она рассказала об этом.

Фаина Рутулите: Заказчиком была поставлена задача поставить театрализованное представление с массовыми сценами, рассчитанное на манеж, а там своя специфика, и чтобы оно было интерактивное во всем, начиная с елки, заканчивая интерактивным игровым действом, которое должно быть в течение всего представления. Такая вот задача. И вот, полтора месяца работы и такой негатив, который я впервые в жизни переживаю.

Владимир Соколов: Вы присутствовали на представлении, все видели и все было именно так, как вы запланировали.

Фаина Рутулите: Да, я стояла лицом к трибунам и видела, что ребята... так 40 человек одних аниматоров было, представляете? Они конечно подняли этот манеж. Дети плясали, кричали, топали и хлопали. 1,5 часа шло представление и 40 минут еще анимация. Надо думать! В каком дворце вы еще это найдете?

Владимир Соколов: Вы видели афишу. Насколько она соответствует действительности?

Фаина Рутулите: Ой, честно говоря, я даже не вникала в нее и не смотрела на нее. Я из тех людей, которые афиши вообще не читают и не смотрят.

Нина Соловей: Режиссер не видела афишу. Она просто выполнила поставленную задачу.

Владимир Соколов: Что еще она сказала, что не вошло... 500 человек участвовало артистов.

Нина Соловей: Это правда. Их было очень много.

Владимир Соколов: 15 лучших коллективов города. Евгений Оголаков сказал, что 17. Неважно. Лучших, я повторяю, коллективов города.

Нина Соловей: Я хочу сказать, что то, что касается сценарного хода... дети все время были с гаджетами, делали сэлфи, елка была на экране, все главные герои на экране... Была вялая ведущая, но это мое ощущение. То, что детям понравилось... а как еще? Дети хотели танцевать, веселиться, они пришли на праздник с соответствующим настроением. Это факт. Но мы не должны опираться на детское восприятие.

Владимир Соколов: Детей легко обмануть халявой.

Нина Соловей: Да, особенно на массовых мероприятиях. Что касается Фаины Вацлавасовны, то по поводу афиши к ней претензий нет.

Владимир Соколов: Да, конечно. Она сказала, что расстроились дети, которые были задействованы в представлении.

Нина Соловей: А дети прекрасно показались.

Владимир Соколов: Всё хорошо, не надо расстраиваться. Вы сделали все, что от вас требовалось. Мы говорим о соответствии ожиданий зрителей тому, что им показали на самом деле.

Нина Соловей: И я хочу вернуться к вопросу безопасности. Многие сидели даже не на офисных стульях, а на ступеньках. Слава богу, что ничего не произошло.

Владимир Воробей: Честно говоря, я этой афиши раньше не видел, но сейчас ее прочитали. Для меня это было приглашением на Олешко.

Нина Соловей: Это так и подавалось.

Владимир Воробей: Отчасти недовольство и поэтому. По большому счету, взрослые шли на Олешко. Детские пермские коллективы прекрасно выполнили свою задачу, это не могло не понравиться. Но, если мы пригласим зрителей на концерт Розенбаума, например, а будет петь пермский артист, то каким бы прекрасным он ни был, люди все равно будут недовольны.

Владимир Соколов: Пока шла реклама, тут за эфиром выяснилось, что там был отвратительный звук. А что сказал Олешко?

Нина Соловей: Я весь текст не помню. "Здравствуйте, ребята", "До свидания, ребята", что-то там про вирус. Записали человека в студии.

Владимир Соколов: Владимир, вы говорите, что у вас было что-то в этом роде, такие прецеденты.

Владимир Воробей: У нас было подобное лет 6-7 назад. Я вообще очень осторожно отношусь к детским программам, которые привозят в Пермь неизвестные мне коллективы.

Нина Соловей: На которых очень любят зарабатывать.

Владимир Воробей: Да. Я знаю все пермские коллективы и мы с удовольствием предоставляем им площадку. А когда к нам обращаются с просьбой предоставить в аренду из Москвы или другого города, я к этому очень настороженно отношусь, потому что 6 лет назад мы обожглись. Мы сдали зал в аренду, и хотя к представлению мы никакого отношения не имели, все претензии были к нам и стыдно было нам. Дети - они благодарные зрители. Они не проявляют недовольства и почти все, что им показывают, им нравится, если уж это не совсем плохо. И, тем не менее, мы осторожно к этому относимся. Мы, все-таки, центральная площадка.

Расскажу простой пример - неделю назад мне позвонили из Москвы и сказали, что хотят организовать шесть детских спектаклей в апреле. Я попросил прислать видео, программу. Они - вы кто такие там вообще? Цензоры? Я говорю - нет, мы просто следим за престижем нашей площадки. Они - ну и следите. У вас в Перми площадок много, мы найдем где выступить. Я сразу для себя сделал вывод, что это очередная халтура. Билеты будут стоить в районе 1000 рублей.

Владимир Соколов: Кто звонил? Что за компания?

Нина Соловей: Ты прям обличить всех хочешь (смеется)

Владимир Соколов: Я хочу предотвратить.

Нина Соловей: Это невозможно предотвратить. Часто бывает так, что приезжает спектакль и там звезда  - Марья Ивановна. А эта Марья Ивановна во втором акте выходит, что-то говорит и уходит.

Владимир Соколов: Была Мариванна? Была!

Владимир Воробей: Вот поэтому я стараюсь не пускать на нашу сцену антрепризы, потому что было уже несколько раз так, что заявлено, например, четыре знаменитости, люди приходят на них посмотреть, а потом оказывается, что из четырех двое заболели и их срочно заменили. Люди заплатили по 3 тысячи за билет, смотрят это дело, а потом претензии к нам.

Нина Соловей: А что делать зрителям? У нас нет такого закона, по которому в таком случае можно было бы вернуть деньги.

Владимир Воробей: А вы и не вернете деньги. Спектакль же состоялся. Артист может заболеть, знаменитый музыкант может быть не в духе и концерт пройдет не очень хорошо. Но какие тут могут быть претензии.

Нина Соловей: Вы согласовываете с организаторами афишу?

Владимир Воробей: Естественно.

Нина Соловей: Я знаю, что сейчас организации жестко наказывают рублем, если афиши в неположенных местах, на заборах.

Владимир Воробей: У нас это даже в договоре аренды это прописано.

Владимир Соколов: Я тоже вспомнил пример. Мне рассказывала знакомая, которая ходила на концерт известного российского эстрадного исполнителя. Не буду уж говорить на кого. Он уже в возрасте, ему тяжело было и поэтому большую часть концерта он общался с публикой, что-то рассказывал. Спел несколько песен.

Нина Соловей: Но она посмотрела на него живого?

Владимир Соколов: Да, вот он, жив, здоров. И не предъявишь тут ничего.

Владимир Воробей: Надо просто знать куда идешь, интересоваться. Если вы идете, в данном случае, на Олешко, есть ведь его сайт, где есть график его гастролей. Маловероятно, что такой популярный артист накануне нового года поедет в Пермь на одну елку.

Нина Соловей: По если это СК Сухарева, около 3 тысяч человек.

Владимир Соколов: Билеты от 1 до 1,5 тысяч - это около 4-х миллионов. Минус аренда, минус миллион Олешке. Ну чего не слетать-то?

Кстати, мы забыли назвать главных героев. ГлавЁлку организовала компания "Русский Креатив". Эти же люди выиграли конкурс на проведение рождественских песнопений в оперном театре.

Нина Соловей: Сходим, посмотрим.

Владимир Соколов: Да. Может быть, ГлавЁлка их вовсе не характеризует. Может быть, с песнопениями все получится.

Нина Соловей: Владимир, как вы думаете, насколько велики шансы у тех, кто пошел, подал жалобу?

Владимир Воробей: Сильно сомневаюсь, что у них что-то получится. Мне еще жаль, что там, по вашим рассказам, было много вообще маленьких детей. Для них это вообще шок.

Нина Соловей: Очень важная тема. Эта картина встречается и в наших театрах. На афишах написано - 5+... 6+. А у нас - ребенок немного подрос, родители наряжают его как кукленыша, который еще ходить толком не может и ведут. В СК громная толпа людей, громкая музыка. Как только выключают свет, ребенок начинает в страхе реветь. Претензии только к родителям. Есть ли у вас какие-то ограничения?

Владимир Воробей: Ну мы пишем рекомендации на афишах. Вечером вообще не бывает, чтобы с такими детьми приходили. Что касается детских елок, то бывает такое. У нас есть елки для самых маленьких, но там собираем по 30 человек, аниматор работает с каждым ребенком, лично вручит подарок, сфотографируется с ним. Это для совсем крохотных. Потом делаем елки для детей от 5 до 12 лет. Это в театральном зале. Зал на 1100 мест, но мы продаем всего 350 билетов, чтобы всем было удобно, чтобы все были близко. Конечно, мы можем загнать 1100 человек и провести 30 елок, вместо трех. Это будет очень выгодно, но надо думать о детях. Есть разница между ООО, задача которого - заработать деньги и государственным муниципальным учреждением, где задача немного иная. Мы прежде всего думаем о детях. Хорошо, если при этом мы зарабатываем, но это не главное.

Владимир Соколов: Надо не только не отбить охоту ходить к вам у ребенка, но и охоту водить к вам тедей у родителей.

Владимир Воробей: Тут у нас довольно стабильно. К нам всегда с удовольствие приходят наши постоянные посетители, организации. Мы зарекомендовали себя, у нас замечательные детские коллективы. Талантливый композитор Александр Колесников. Сценарий пишет талантливый креативный человек Римма Астафьева. Режиссер из ТЮЗа прозоров, тоже очень талантливый. У нас прекрасная программа. Если мы делаем мюзикл, то это действительно мюзикл, где дети участвуют в представлении, создается настоящий интерактив.

Владимир Соколов: По последним данным, Станислав Лысенко  - организатор ГлавЁлки, отказывается возвращать деньги, заявив о том, что они сработали себе в убыток и потеряли более 200 тысяч.

Нина Соловей: Хотя, надо сказать, что был переаншлаг. Я видела эти афиши и подумала, что что-то тут не так, но когда пришла, подумала, что они молодцы, столько народу собрали. Правда, "молодцы" они были только до начала представления.

Владимир Воробей: Откровенно говоря, когда я увидел эту афишу, подумал, что "москвичи" приезжают.

Владимир Соколов: Вот давайте для всех скажем, по каким признакам можно опознать "москвичей".

Владимир Воробей: Очень агрессивная реклама о том, что все просто супер-пупер.

Нина Соловей: Кстати, по поводу рекламы, они все правильно сработали. Сначала у меня ребенок не хотел на елку идти. Но когда показывали рекламу по телевизору, я ей сказала - Тонечка, смотри, вот это мы завтра с тобой увидим. И она согласилась, потому что там было нечто красивое, яркое, совсем не то, что мы увидели.

Владимир Соколов: Люди правильно вложились - в рекламу. И все, люди побежали.

Нина Соловей: Нам не хочется противопоставлять вас им, но создается ощущение, что зрители остались в проигрыше. Что бы вы им посоветовали?

Владимир Воробей: Ходить в проверенные места и не очень доверять агрессивной рекламе.

Владимир Соколов: У всех есть интернет. Зайдите и посмотрите расписание этого же Олешки или Аллы Пугачевой, если вам ее анонсируют. Я помню, как-то в Пермь приезжала, по-моему, группа Deep Purple. Я для себя сразу сделал вывод, что этого не может быть. Может быть, у них барабан из Deep Purple был.

Нина Соловей: Ты просто молодой. У меня мама ходила на "Песняров". Пришла и говорит, что было замечательно, очень понравилось. Вечером она включает телевизор, там идет какой-то концерт, поют "Песняры" и она говорит: А на концерте они были совсем другими.

Владимир Соколов: "Ласковый май".

Владимир Воробей: Песняров сейчас много. Я хочу сказать, что в Перми сейчас будет много елок. Надо не стесняться, ходить с детьми. Они получат удовольствие. В основном у нас прекрасные новогодние программы.

Нина Соловей: К вам-то еще можно купить билеты?

Владимир Воробей: Пока еще купить можно.

Нина Соловей: А стоят тоже по тысяче?

Владимир Воробей: Триста рублей. VIP-билет стоит 600 рублей, но при этом каждому ребенку выдается подарок, который стоит 300 рублей.

Владимир Соколов: Кстати, о подарках. Я должен сказать, что Евгений Оголаков сообщил, что они не успели раздать все подарки и 200-300 подарков лежат у них в офисе. Можно приехать и забрать.

Нина Соловей: Это маленькая коробочка монпансье. на афише было: "Каждому ребенку подарок". Это вот такая мааааленьнка коробочка.

Владимир Соколов: Вот их не все разобрали. Можете поехать и забрать. Может быть, дадут по две.

Нина Соловей: Но, надо, все-таки, идти и жаловаться?

Владимир Воробей: Трудно сказать, я не был на представлении.

Нина Соловей: Вообще в подобных случаях.

Владимир Воробей: Я думаю, что недовольство выражать надо, чтобы неповадно было. 


Обсуждение
4632
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.