Верхний баннер
16:26 | ЧЕТВЕРГ | 24 ИЮНЯ 2021

$ 72.67 € 86.71

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

12:05, 18 августа 2015

«Бюджет – это тришкин кафтан, полутораспальное одеяло на двоих», - Игорь Гиндис

Тема: программа «Дежурный по городу», распределение бюджета, кризис, уничтожение санкционных продуктов, культура и фестивали Перми

Гость: Игорь Гиндис, шоумен, телеведущий

Дата выхода: 14 августа 2015 года

Программа: «Особое мнение»

Ведущий: Артем Жаворонков

- Здравствуйте, уважаемые радиослушатели! Как всегда по пятницам, на «Эхе Перми» программа «Особое мнение», и свое особое мнение сегодня выскажет известный пермский телеведущий, шоумен, любимчик публики Игорь Гиндис. Игорь, добрый день!

Игорь Гиндис: Добрый день!

- «Особое мнение» предполагает какую-то информационную повестку, но ты сразу обозначил, что там происходит во дворе, ты не знаешь.

Игорь Гиндис: Исторически так сложилось просто, весь июль я был в отпуске, и поэтому как-то вот выпал из городской жизни. Повезло.

- Повезло? В силу профессии и проекта, который вы делаете на «Рифее», тебе все равно приходится оказываться в тех или иных местах, причем не самых лицеприятных. Скажем, по заявкам людей, по твоему собственному ощущению, скажем, начиная от сугробной зимы до дождливого лета, пока постоянно то снег, то заливает, заявок от людей по части каких-то проблем стало больше или меньше? Позитивных новостей больше или меньше?

Игорь Гиндис: На самом деле здесь есть один очень маленький нюанс. Вообще изначально «Дежурный по городу» в принципе не задумывался как-то, во что он превратился сейчас. Изначально это была идея создать программу «Маленькие новости большого города», как бы, понимаешь, телевизионный формат, он же завязан на картинку, на видео, и вот есть ситуации, когда много показывать и рассказывать не о чем, но это тоже часть информационной палитры обычного городского дня. Снегири прилетели, или, я не знаю, там, рябина покраснела, ну блин, я не знаю, яблони зацвели…

- Но сейчас с проблемами идут к вам.

Игорь Гиндис: Людям дали контакт – тогда это был еще пейджер – но люди начали писать о том, что их больше всего тревожит. Когда у тебя камешек в ботинке, и он колет тебе пятку, тебе плевать на нефтяные котировки в Гондурасе. И люди стали писать о том, что их тревожит больше всего – про сломанные крылечки, про текущие трубы, про мусорные свалки, что-то еще, что-то еще. И как-то постепенно вот «Дежурный» стал тем, чем он стал.

- Так больше или меньше стало хороших новостей?

Игорь Гиндис: К счастью, сейчас их стало появляться больше, но, конечно, подавляющий вот вал тех сообщений, которые идут на «Дежурного» – это тревожные жалобы на всевозможные коммунальные бедствия.

- Которые выразились, например, в падении дома?

Игорь Гиндис: Ну это как раз форс-мажор и ЧП. Нет, нам очень много шлют вот такой вот «текучки», если угодно. Я говорю, вот посыпавшиеся крылечки, упавшая штукатурка, текущие трубы, причем здесь механизм тоже очень простой и понятный. На самом деле у нас ведь очень не любят работать те, кто должен работать, к сожалению. Вот просто из практики у меня… Мы снимали сюжет про бабушку, которая 100500 лет отработала честным трудом на заводе, звезд с неба не хватала, но такая хорошая, добрая, милая бабушка, и у нее текла труба. Бабушка – очень ответственный человек, она подставляла под нее тазик, чтобы не затопить соседей, и ежедневно звонила в свою «управляйку». Те говорили: «Вы понимаете, у нас нет сварщика, а ради одной вашей трещины нанимать сварщика нам не выгодно. Вот когда наберется много трещин, мы арендуем сварщика на целую рабочую смену – ему все равно смену оплачивать, вот он придет, оптом все заварит, а вы пока, бабушка, ждите». И вот бабушка плачет мне в камеру огромными слезами, ее можно понять. И вот только когда вот этот сюжет вышел в эфир с плачущей бабушкой, завтра у нее работал сварщик. Выражаясь языком чиновников, ситуация приобрела широкий общественный резонанс.

- Сегодня очень много тем приобретают широкий общественный резонанс. Одна из них – это история с визитом, не могу эту историю обойти стороной, очень часто в последнее время упоминается, с визитом губернатора к президенту. Все ждут каких-то свершений. У тебя богатый журналистский опыт, ты много повидал, ты, наверное, думаю, посвящен в какую-то там инсайдерскую информацию, все равно доходит что-то. Ну ты как думаешь, что будет после этого визита? Мы станем жить лучше?

Игорь Гиндис: Хороший вопрос. Нет, конечно.

- Почему?

Игорь Гиндис: Ну потому что от того, что один дядька встретился с другим дядькой, ничего в этой жизни поменяться не может.

- Тут можно поставить точку в ответе на вопрос?

Игорь Гиндис: Нет, ну а если серьезно, ну хорошо, давай, включаем голову, ну губернатор, ну президент, ну да, они решают, они имеют в руках рычаги, но сразу ничего поменяться не может, чудес не бывает. Сегодня, к величайшему моему сожалению, к огромному просто, все не так здорово.

- Хуже, чем было раньше? Ну, скажем, три года назад, до прихода сюда Басаргина.

Игорь Гиндис: Дело ведь не в Басаргине. На самом деле Виктор Федорович – прекрасный управленец. Дело ведь не в личности, на самом деле, дело в системной ситуации, а системная ситуация сейчас в стране, ну, мягко скажем, не лучшая. Ты же умный человек, ты вообще веришь в то, что один человек может все это поменять? При всей харизме и могучей энергии Владимира Владимировича Путина…

- На все амбразуры лечь он не сможет.

Игорь Гиндис: Нереально, нереально. Он мужчина худенький, амбразур много.

- Что же тогда на местах?

Игорь Гиндис: Дело в том, что, на самом деле, сейчас, наверное, вот эта кризисная ситуация… Я не эксперт, не кандидат экономических наук…

- Это «Особое мнение».

Игорь Гиндис: Я понимаю. Но вот в моем понимании, наверное, кризисная ситуация, она была объективна. Она должна была когда-то наступить в стране – вот, к сожалению, наступила. Увы, при нашей жизни. Но я четко понимаю, что да, мы выправимся, мы, конечно, вылезем, потому что невозможно все время сидеть по горло как бы это… В фекалиях по горло сидеть невозможно все время. И понятно, что мы выберемся из этой ямы, мы выкарабкаемся, но, с другой стороны, я отчетливо понимаю, что на это надо время.

- Одно из следствий вот всех этих кризисных явлений, санкций в том числе – это расправа с едой. Широкий общественный резонанс приобрело это решение президента, и у нас побежали представители Роспотребнадзора вместе с ветеринарами по магазинам выявлять испанский хамон. Каких только предложений не было: раздать бедным, отдать в приюты для животных – они тоже хотят есть, шоколадками, в принципе, их можно накормить, которые нельзя возить было из Европы. Как ты относишься ко всей этой истории?

Игорь Гиндис: Ну, к сожалению, политика с экономикой настолько тесно переплетены между собой, что иногда это выливается в, мягко скажем, странные решения. Давить бульдозерами шоколадки – я не уверен, что это лучшее решение, честно. Ну не уверен.

- Может, просто законы у нас по-другому не соблюдаются? Вот прямо вот так вот взять, да, и до идиотизма доводить, до абсурда, но вроде эмбарго, не ввозим шоколадки, нет – тут появляются снова.

Игорь Гиндис: Не я придумал эту поговорку, и не вчера она появилась: «Суровость российских законов с лихвой компенсируется необязательностью их исполнения». К сожалению. В чем-то я соглашусь с тобой, потому что россиянина, наверное, сложно приучить исполнять законы просто так, если его не нагнуть и не постучать мордой об стол. Менталитет. Да господи, буквально недавно я напоролся на ГИАшный штраф. И нарисовали мне 1 тысячу рублей.

- Прям нарисовали?

Игорь Гиндис: Нарушение по прейскуранту стоит 1000. В общем, сумма немаленькая, и я сначала как нормальный автолюбитель собрал все добрые слова, которые знаю про тех, кто придумал эти идиотские огромные штрафы, а потом до меня начинает тихо доходить, что на самом деле это дисциплинирующий фактор. Потому что когда ты разочек заплатишь хорошую денежку, понимаешь, не 50 рубликов, которые сейчас ничего не стоят, не соточку, а косарик-два. Вот в следующий раз ты, наверное, задумаешься – а совершать ли тебе еще на дороге подобные маневры. В конце концов меня же никто за уши не тащил, я сам нарушил правила, и я же при этом ругаю ГАИшников, законодателей, которые придумали этот штраф. Кто виноват-то?

- Виноват, получается.

Игорь Гиндис: Да, я, конечно, я балбес, меня никто не тащил на то, что я сделал. И я несу потом ответственность за последствия своего поступка. Будь мужиком, отвечай.

- Игорь Гиндис со своим особым мнением на «Эхе Перми». Тут, собственно, и Аня Водоватова писала о том, что ты лежал в больнице – не будем скрывать, уже знают об этом пермяки, наверное – и столкнулся с российской медициной, а критики в части пермской медицины в последнее время очень много. Причем так много, как не было ее, скажем, год назад. То ли начинают этот бардак разгребать, который там когда-то был, и это все сыплется, то ли дошел до критического момента вот тот бардак, который был, и он сам начал из всех щелей переть. Как ты оценишь то, с чем тебе пришлось столкнуться?

Игорь Гиндис: С одной стороны, вот у меня не было проблем в больнице, честно. Ко мне хорошо относились, меня…

- Вкусно кормили?

Игорь Гиндис: Вкусно кормили меня друзья, потому что лопать больничную «казенку» невозможно. Это, к сожалению, тоже правда. Но бардак в медицине есть. Моя жена – медик, и 10 числа каждого месяца в «окончаловку» она закатывает истерику на тему «нафиг уйду из медицины», потому что когда человек сутками пропадает на работе – а она анестезиолог-реаниматолог, так, на минуточку, она людей спасла больше, чем мы с тобой котлет съели, понимаешь. И когда она получает вот это грошовое жалование, которого в принципе ни на что не хватает – это бардак. Когда больничную «казенку» невозможно жрать, потому что бюджетных ассигнований на пропитание пациентов отпускается мало.

- Мы налогоплательщики, налогов-то меньше не становится. Воруют много, что ли?

Игорь Гиндис: Налогов меньше не становится. Дело не в этом, дело в том, что, опять же, давай понимать, что весь бюджет – тришкин кафтан, полутораспальное одеяло на двоих. Все равно у кого-то что-то будет без одеяла. Это нереально, то есть бюджет - это не только ведь здравоохранение. Это образование, это полиция, это оборона, это, это, это, это, это… И, на самом деле, когда вот ты начинаешь, ты получаешь маленькую зарплату и пытаешься ее раскидать на квартплату, на продукты, на одежду, в кино тоже хочется сходить, в ресторане посидеть, заплатить автокредит, что-то еще, что-то еще. И ты понимаешь, что тебе не хватает. На самом деле с бюджетом происходит та же самая фигня. К сожалению.

- С бюджетом показывают нам то, что происходит, улицы нашего города, по которым ты все время ездишь. Все говорят, что Пермь стала хуже, внешне стала хуже, беднее как-то, у нас изменилась атмосфера, есть такое ощущение?

Игорь Гиндис: Честно говоря, не убежден. Не знаю, может быть, просто потому, что я очень люблю Пермь, и это мой любимый город. Может, просто потому, что я его люблю таким, какой он есть.

- Ты очень часто появляешься в качестве ведущего, шоумена на крупных мероприятиях, ну вот, например, «Рок-лайн» ты вел несколько раз, если не ошибаюсь.

Игорь Гиндис: Собственно говоря, все время.

- Все время, вот. У нас было большое количество культурных событий, которых сейчас становится все меньше. Вот, например, заявили, что «Крылья Пармы» в этом году были последние. Жива «Камва», жив «Рок-лайн», но все равно есть у этого какие-то сложности, давай вот об этом поговорим сразу после федеральных новостей.

Игорь Гиндис: Хорошо.

- Программа «Особое мнение» продолжается, Игорь Гиндис в эфире «Эха Перми». Мы о культуре начали перед этим. Как ты оцениваешь сегодня состояние пермской культуры не просто как таковой, а пермской фестивальной культуры?

Игорь Гиндис: Ну разумеется, жирная «двойка». К сожалению моему величайшему, действительно интересные, по-настоящему хорошие, талантливые, креативные какие-то вещи – они либо уходят совсем, либо сокращаются.

- Все они пытаются каким-то образом урвать бюджетного пирога, именно…

Игорь Гиндис: Подожди, что значит «урвать от бюджетного пирога»?

- Так произносят об этом. «Белые ночи» - исключительно бюджетный проект.

Игорь Гиндис: Но, с другой стороны, на «Белые ночи» сколько приезжало. Тут, понимаешь, та же самая дурацкая палка о двух концах. Да, с одной стороны, эти бюджетные деньги можно потратить на здравоохранение, на образование, на асфальтирование наших дорог, проложить энное количество километров трубопроводов, газ провести в деревню. Вроде тоже надо, да, но с другой стороны в Пермь приезжало огромное количество людей из других городов – и, кстати, оставляли деньги в пермском бюджете. Где-то расселялись, они кушали, это же тоже прилив денег, налоги в пермской бюджет – в городской, в краевой. С другой стороны, нельзя же все на бабки-то мерить. Все-таки чем человек отличается от скотины – нам надо не только жрать и размножаться, у нас все равно должны быть какие-то духовные потребности и запросы, и мы должны как-то развиваться и расти куда-то. Поэтому, например, мне очень жалко, что «Белые ночи» кончились, и я не ходил в Горьковский парк.

- Ни разу. Имеется в виду, на мероприятия «Калейдоскопа».

Игорь Гиндис: Да, потому что я посмотрел программу и понял, что – честно – не хочу, неинтересно.

- И нет сегодня никаких проектов, которые были бы интересны?

Игорь Гиндис: Нет, ну разумеется, есть. Та же «Камва» прекрасная, я ее очень люблю нежно, тот же «Рок-лайн». Опять же, ты говоришь: «Урвать от бюджетного пирога». Ты вообще представляешь себе, сколько стоит провести вот такой фестиваль?

- Приблизительно очень, очень приблизительно.

Игорь Гиндис: Это совершенно сумасшедшие деньги, и возникает закономерный вопрос: тупо откуда их брать?

- Спонсоры. Неужели у нас нет ни одного бизнесмена, который готов был бы поддержать такие проекты. Многих хороших богатых пермяков ты знаешь, наверное, нет у них желания?

Игорь Гиндис: На самом деле почему «Рок-лайн»? Потому что я внутри немножко. Лена Зорина-Новоселова – продюсер и главный «паровоз» этого фестиваля, главный локомотив, носится по потенциальным спонсорам, при том, что харизмы и энергетики у человека хоть отбавляй, и убедительности тоже. Но сейчас деньги жмут все, в том числе бизнес. И если раньше, несколько лет тому назад, в тучные, так сказать, годы российской экономики спонсорские деньги приходили на фестиваль, то сейчас это скорее чудо. При этом бюджет тоже говорит, государство, условно говоря, в лице определенных деятелей, говорит: «Ну слушай, у нас же вот ситуация, и мы дадим поменьше». Но при этом фестиваль с 20-летней историей, в 16-м году «Рок-лайну» будет 20 лет ровно, который любим не только пермяками, куда приезжают люди со всей страны сегодня – и музыканты, и зритель, вот так вот его взять и похоронить тоже нельзя. Каждый год вот такая движуха. Деньги находятся, да, но каким трудом. В этом году, например, «Рок-лайн» шел только вечер пятницы и субботу, в воскресенье нет, как было обычно. Почему?

- А на этом фоне 380, если не ошибаюсь, миллионов – ну цифра там за 300 миллионов переваливает – на освещение деятельности губернатора. Как эта цифра звучит? По-моему, рекордное количество денег.

Игорь Гиндис: Ну это рекордное количество денег.

- Не всем из СМИ они достались.

Игорь Гиндис: Ну разумеется, не всем СМИ они достались, разговор о другом. Я на самом деле не завидую тем, кому их досталось больше. В конце концов, считать бабки в чужом кармане – всегда неблагодарное дело, некрасивое. Наверное, да, это не есть правильно. Наверное, да, стоило бы как-то эту сумму занизить.

- Но так и напрашивается «но».

Игорь Гиндис: Но этого не сделано. Еще раз повторюсь, в моем понимании стоило бы как-то поменьше.

- Ну вот как раз и есть вопрос в том, как перераспределять деньги, и в том, кто их перераспределяет. Я вот безоценочно. В последнее время очень много коррупционных скандалов. То здесь кого-то на взятке ловят, то там кого-то на взятке ловят, хотя меры ужесточаются, и совершенно недавно, например, меня удивила информация о том, что человека посадили на год и 1 месяц за воровство канализационных люков. Я как автолюбитель, конечно, тоже поддерживаю это решение, но тем не менее действительно Россия – такая страна. Что для того, чтобы не попасться, у нас надо вагонами воровать, а за буханку хлеба тебя могут в Сибирь отправить, условно говоря.

Игорь Гиндис: Ну вообще есть такое ощущение, что так было всегда, по крайней мере, здесь.

- Здесь – в Перми?

Игорь Гиндис: Нет, здесь – в России. К сожалению. Коррупция в России – она ведь не сейчас, не в постсоветское время развелась, еще при царе-батюшке. Как дела в России? Воруют.

- Это Грибоедов?

Игорь Гиндис: Нет, это Карамзин. Еще тогда, еще 200 лет тому назад. И нечего идеализировать коммуничестическую Россию, коммунистический Советский Союз – тоже воровали, и тоже была коррупция. То есть было, и двухсотлетнюю проблему невозможно решить. То же самое, как мы с тобой говорили, встреча президента и губернатора сама по себе ничего не решает. Должно пройти время для того, чтобы принятые решения начали работать. То же самое, да – законы хорошие, пока начнут работать, пройдет время.

- Давай будем заканчивать. Хотелось бы на какой-то оптимистичной ноте. Есть какие-то хорошие новости у «Дежурного по городу» последнего времени?

Игорь Гиндис: Ну самая хорошая новость – наконец-то несколько дней не было дождя.

- И обещают нам вполне себе хорошые выходные, по крайней мере, в воскресенье дождь, но в субботу солнце. На даче, на природе?

Игорь Гиндис: На даче, на природе, на пикники.

- Чего и другим пожелаем. Спасибо большое! Игорь Гиндис со своим особым мнением на «Эхе Перми». И следите за нашими эфирами, потому что мы уже договорились, Игорь будет гостем еще нескольких программ на «Эхе». Спасибо большое!

Игорь Гиндис: Спасибо, всего доброго!

- До свиданья!


Обсуждение
1983
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.