Верхний баннер
15:14 | ПОНЕДЕЛЬНИК | 20 СЕНТЯБРЯ 2021

$ 72.56 € 85.46

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

11:00, 11 декабря 2012

Гололед. Диабетики пишут письмо Президенту. Кому быть министром культуры?

В рамках Утреннего разворота обсуждаем, почему Пермь скована льдом, и никто не борется с гололедом.

Во второй части общаемся с Михаилом Спиридоновым, президентом регионального общества "Диабет", членом оргкомитета акции "Скажи диабету стоп!". Диабетики бьют тревогу и пишут письмо Президенту РФ.

В заключительной части эфира рассуждаем о том, кому возглавить министерство культуры Пермского края.

 

Расшифровка интервью с Михаилом Спиридоновым:

 

Роман Попов: Я правильно понимаю, что пермские диабетики забили тревогу, пишется открытое письмо президенту?

 

Михаил Спиридонов: Да. Мы вчера подготовили, оргкомитет наш «Скажи диабету «Стоп!». Это такая всероссийская акция. И мы сейчас на портале «Мой диабет» в Интернете будем собирать подписи в свободном режиме. Притом, там можно будет распечатать письмо, отправить от своего имени или от общественной организации. И у нас еще объявлен видеоконкурс, то есть обращение больных диабетом в Интернете с проблемой диабета. То есть акция называется «Скажи диабету «Стоп!».

 

Евгения Романова: А почему видео? Зачем это? Что за новый такой метод выражения?

 

Михаил Спиридонов: Дело в том, что, во-первых, это модно, во-вторых, визуально, это очень хорошо воспринимается. В Соединенных Штатах Америки уже давно работает такая программа. Знаменитые спортсмены, актеры, знаменитые люди и просто обычные граждане, притом даже необязательно с диабетом, а просто, которые страдают от этого заболевания, они понимают, насколько это серьезная проблема. Так вот они обращаются в коротких роликах на 10-15 секунд. То есть они говорят, кто они. Например, я бизнесмен, меня зовут так-то, из такого-то региона, я знаю, что такая проблема существует, и я хочу сказать диабету «Стоп!». Это очень простая рекламная акция. И когда таких роликов будет тысяча, десять тысяч, делаются уже такими блоками, и это можно по телевидению показывать, в Интернете, и распространять просто понимание, что проблема диабета, она огромная. Это просто десятки миллиардов долларов требуется на лечение осложнений. Поэтому во всем мире уже давно поняли, что лучше профилактика, лучше лечить диабет и не допускать осложнений. И когда диабетик становится нормальным гражданином, он может работать, он сам себя обслуживает. Он не становится иждивенцем.

 

Евгения Романова: Сколько человек в Пермском крае больны диабетом?

 

Михаил Спиридонов: На январь 2012-го года это 62 тысячи больных, около 500 детей и 11 с половиной тысяч, кто на инсулине.

 

Евгений Романова: Постоянно этой темой занимаетесь, постоянно пишете в Минздрав Перми, России, вот создана рабочая группа. Наконец-то, можно так сказать, создана рабочая группа при министерстве здравоохранения. Проблем много. Назовите три основных проблемы, срочные проблемы.

 

Михаил Спиридонов: Срочные проблемы – это очень маленький объем самоконтроля. Это глюкометры, тест-полоски. Проблема даже с обеспечением бесплатных глюкометров, шприц-ручек. И вот этот вопрос нужно решать срочно. И методика самоконтроля лечения диабета, она основана на глюкометрах и тест-полосках.

 

Евгений Романова: Глюкометр должен предоставляться бесплатно министерством?

 

Михаил Спиридонов: Это необязательно. Просто мы больше 12 лет  в пермском регионе, мы первые в России были, когда бесплатно предоставили глюкометры, когда государство закупало тест-полоски. И у нас за 12 лет больше 40 миллионов рублей было сэкономлено благотворительной помощью в виде глюкометров. А еще есть десятки тысяч шприц-ручек. Это еще огромный объем денег. То есть это просто благотворительные акции компаний, которые на этом зарабатывают. Это плюс.

 

Евгений Романова: Не хватает глюкометров. Еще что?

 

Михаил Спиридонов: Нет системы идентифицированной пациента, когда человек может обратиться к любому врачу, когда видно, что пациент привязан к этому инсулину, к этим таблеткам сахароснижающим. Эта база данных должна быть компьютерной, и чтобы заявка закупок была тоже автоматическая. Формально она у нас и сейчас автоматическая. Но дело в том, что в бюджете не хватает просто огромных денег. Вот на примере самоконтроля по прикидкам не хватает полмиллиарда рублей на год. И нам нужно как раз сделать прозрачной систему, понятно, как формируется бюджет.

 

Евгения Романова: Это сейчас бюджет, вы говорите, в Пермском крае?

 

Михаил Спиридонов: Пермского края.

 

Роман Попов: Скажите, вы тревогу вот таким образом бьете каждый регулярно? То есть это какая-то у вас уже стандартизированная акция?

 

Михаил Спиридонов: Акция «Скажи диабету «Стоп!» началась со вчерашнего дня, 10 декабря.

 

Роман Попов: Нет, я имею в виду, она какая? Она вот каждый год, вы говорите.

 

Михаил Спиридонов: Она будет на год. Будет подводиться итог 14 ноября 2013-го года.

 

Роман Попов: А до этого какие-то акции проводились?

 

Михаил Спиридонов: Наша общественная организация вновь зарегистрирована, уже два года  практически работает. И мы два года, 20 публикаций у нас уже есть в СМИ, и по телевидению, и в федеральных СМИ уже, и мы постоянно делаем запросы, работаем с депутатами очень плотно.

 

Роман Попов: Я так понимаю, что сейчас одна из таких глобальных проблем, одно из направлений вашей работы это, прежде всего, направление пропагандистское.

 

Михаил Спиридонов: Информационное. Дело в том, что пропаганда, она обязательно есть. Но мы больше, как бы, делаем... акция у нас называется рекламно-информационной. То есть мы рекламируем здоровый образ жизни, как во всем мире и делается, к чему призывают и общественные организации, и ООН, и ВОЗовские организации. Мы хотим просто объяснить, что больного диабетом нельзя лечить на остаточном принципе обеспечения. Есть лечение осложнений, а есть основной диабет. Так вот диабет лечится очень просто. Это школа диабета, когда человека ?????? (неразборчиво) обучили. Ему дали качественный инсулин, качественные таблетки сахароснижающие, и, главное, диагностику. И вот эти три элемента дают эффект огромный. Методика самоконтроля является эталоном лечения хронических тяжелых заболеваний в мире. Она сохраняет 7-10 рублей бюджета. Один потраченный рубль на самоконтроль экономит 10 рублей бюджета. Это огромные средства экономии.

 

Евгения Романова: У нас как со школами диабета в городе, крае?

 

Михаил Спиридонов: Формально у нас все хорошо.

 

Евгения Романова: На бумаге.

 

Михаил Спиридонов: Да, на бумаге у нас вообще прекрасно. Например, у нас каждый месяц обучается тысяча диабетиков методике самоконтроля. На бумаге. На самом деле методика самоконтроля, обучение, это реабилитация, это психология, эта работа должна быть систематической. Это очень тяжело мотивировать диабетика сопротивляться тяжелому заболеванию. У него стресс, у него депрессия, И как может врач за 15 минут, объяснив диабетику, что, знаете, ничего страшного, вам нужна диета, и главная рекомендация. Это не школа. Это просто информировать человека, что можно жить хорошо. Как? Надо научить. Это очень сложный процесс. Надо школу пройти несколько раз. Потому что это, еще раз говорю, психология.

 

Роман Попов: А что такое методика самоконтроля?

 

Михаил Спиридонов: Диабет у меня уже больше 35 лет. Я с детства, всю жизнь с диабетом. И в начале 90-х у меня очень были серьезные проблемы со здоровьем. Притом, врачи уже говорили, что, действительно, уже мало, кто поможет, потому что это очень дорого, очень сложно. И я случайно в 93-м году попал в школу самоконтроля в Москве. Так вот мне за 5 дней объяснили, что я должен контролировать...

 

Евгения Романова: И как дальше жить.

 

Михаил Спиридонов: Да. Я должен каждый день делать замеры глюкометром сахара, и адекватную делать дозу инсулина. И 24 часа в сутки контролировать уровень сахара. Это основная задача. Школа диабета как раз обучает это делать. Даже ребенка можно научить этой методике. Так вот человек 24 часа в сутки отвечает за свое самочувствие.

 

Евгения Романова: При этом еще ему и работать нужно, зарабатывать.

 

Михаил Спиридонов: А он еще и жить должен. Знаете, это как почистить зубы. Это просто уровень культуры. То есть ты просто берешь ответственность за себя. И методика называется «Самоконтроль». И получается, пациент – это главный, кто занимается здоровьем. А врач, он помощник, он консультант.

 

Евгения Романова: Михаил, что,  есть такие люди, которые не знают про самоконтроль, болеют диабетом и не занимаются своим здоровьем? Вот так опустили руки? Их  много, правда?

 

Михаил Спиридонов: Людей, кто потерялся, их очень много. Дело в том, что знать, что можно жить хорошо, и уметь это делать – это две разные вещи. Это как управлять автомобилем. Все могут взять книжку, прочитать, но это не значит, что ты научился. Так вот учиться управлять диабетом - этот еще сложнее, потому что это страшно. Потому что ты рискуешь 24 часа в сутки своей жизнью.

 

Роман Попов: В данном случае, если мы говорим о пропагандистских информационно-рекламных акциях, мы, прежде всего, объясняем людям, что это не так страшно, как кажется на первый взгляд...

 

Михаил Спиридонов: Конечно.

 

Роман Попов: ...что это абсолютно реально, что сейчас по этому пути идет весь цивилизованный мир, и что жить с диабетом, это, значит, нормально, абсолютно спокойно жить со своими проблемами, неудачами, радостями...

 

Михаил Спиридонов: Абсолютно. Дело в том, что диабет вообще не должен заслонять жизнь, потому что жизнь, она больше диабета. И если человек зацикливается на проблему, тогда ему некогда жить. Вы поймите, что 24 часа в сутки, то есть спишь, ты никогда не отдыхаешь. Это тяжелая, как бы, работа просто. И человека нужно адаптировать к этой нагрузке. Так вот в мире Сильвестр Сталлоне, Шэрон Стоун, море диабетиков, которые живут своей жизнью, знаменитых с диабетом, и никаких проблем. Они успешные, они богатые, они работают, они живут нормально. На западе вообще очень жесткий подход. Они дали диабетику минимум, то, что необходимо по методике, а все остальное – твои проблемы. Вы поймите, что там нет иждивенческих настроений, их нигде нет. И у нас в России не должно быть этого. Именно поэтому мы и говорим, что давайте делать это профессионально.

 

Евгения Романова: Вот идеальный случай. Вы сравниваете с западом. Никогда же невозможно в России вот эту модель применить. Такой западный человек, западный взгляд, западные стандарты, Сильвестра Сталлоне вспоминаете.

 

Роман Попов: Приведите наших, чтобы Жене было понятно.

 

Михаил Спиридонов: Самый лучший для меня пример – я сам, потому что через пять дней после того, как меня научили это делать, я вышел на улицу, и у меня жизнь заиграла цветами. Я вдруг понял, что я научился управлять, я вдруг понял задачу. Я учился потом этому несколько месяцев, почти год. Но через год у меня эта проблема исчезла. Я хочу поделиться этим опытом, потому что те знакомые мои, притом, просто поверьте, что за 20 лет самоконтроля, я 19 лет уже пользуюсь, у меня тысячи знакомых лично, кто этой методикой пользуется. Тысячи, не 10, не 20 человек. И тот, кто ей начинает пользоваться, она практически всегда работает. Не всегда. Если человек не организованный, если у него нервные проблемы, слабая нервная система. Это тяжело. Это просто стресс. Но дело в том, что если человек молодой, если он хочет жить, если он мотивирован, или просто пожилой человек, но системный, то он эти проблемы решает.

 

Роман Попов: Теперь давайте о том, чем вам можно помочь. Вот любая рекламно-информационная акция направлена на кого-то, и, с одной стороны, на референтную группу, то есть, собственно, на самих диабетиков, чтобы они поняли, что это реально, с другой стороны, направлено еще и на кого-то там: на власть предержащих, на бизнес-сообщество, просто на людей. Чем вам можно помочь со стороны? И кто должен это сделать?

 

Михаил Спиридонов: Вообще задуматься о проблеме диабета должно общество в целом, потому что по статистике, по оценке экспертов ВОЗ и ведущих эндокринологов России 8 процентов населения в России страдает от сахарного диабета. Это не значит, что там уже диабет, но они страдают.

 

Евгения Романова: А многие не знают. Есть такие, кто не знает?

 

Михаил Спиридонов: У нас зарегистрировано в Пермском крае 62 тысячи больных, это 2 процента, а на самом деле их 8. То есть у нас в Пермском крае больше 200 тысяч, страдающих от диабета. Это полнота, нарушенный метаболизм, это высокие риски. И любой стресс – грипп, нервные нагрузки, еще какая-то проблемка – человек заболевает. Притом, диабет 2-го типа. Человек может 5-10 лет жить с диабетом, страдать от него и не знать, что у него диабет. Так вот мы хотим поднять эту проблему. Это, скажем так, не истерика. Мы хотим поднять культурный уровень, чтобы люди внимательно относились к своему здоровью. Если вы видите, что у вас слабость, если у вас сухость, мочеизнурение, сделайте замер сахара в крови, обратитесь к врачу. Сейчас кабинеты здоровья работают практически во всех поликлиниках. То есть нужно следить за своим здоровьем. И самая главная рекомендация, она опять же общая, это здоровое питание и физические нагрузки. Это как раз здоровые такие вещи, такие, скажем так, натуральные нагрузки, которые нужны любому здоровому человеку.

 

Роман Попов: Я понял еще одну аудиторию, еще одного адресата вашей акции – это, в общем, все те, кто потенциально могут быть причислены к диабетикам. Нужна ли вам помощь со стороны? И какая это может быть помощь? От кого она может быть?

 

Михаил Спиридонов: Во-первых, то, что нам бы хотелось, это системный информационный поток по этой проблеме, необязательно по проблеме, а вот именно какая-то полезная информация в СМИ, потому что без этого невозможно. Вот свобода СМИ - как раз это главный фактор, когда можно обсуждать проблему. То, что мы не могли никак добиться даже внутри врачебной, найти отклик, потому что у врачей - один взгляд, у пациентов – другой. Так вот не может быть какая-то одна сторона правой. И мы хотим найти переговорную площадку с врачами, найти переговорную площадку с министерством, переговорную площадку с министерством и губернатором, потому что эту проблему нужно обсуждать. Не хватает денег, какие-то новые методы, новые препараты. То есть много средств. Если мы, как нормальное здоровое общество найдем это равновесие интересов, что деньги будут не просто тратиться, будет непросто лекарство закупаться какое-то дорогое, а будет оптимально закупаться. Тогда будет и коэффициент вот этих затрат, и сама методика. Будет польза от этого. Поэтому мы сейчас организовали акцию рекламно-информационную, и вышли на федеральный уровень, потому что есть, например, фундаментальные вещи. Есть стандарты, рекомендованные ВОЗ. В России стандарт должен соответствовать минимальным этим требованиям. Потому что, если российский стандарт не будет соответствовать минимальным требованиям ВОЗ, то невозможно достичь лечебного эффекта в принципе. То есть, если, например, в чай по стандарту нужно, как бы, один пакетик класть, а если вы будете просто макнули на секунду, достали, формально вы сделали, как бы эту процедуру.

 

Евгения Романова: А что сейчас не соответствует стандартам? Примеры.

 

Михаил Спиридонов: Просто гигантских денег не хватает. Пример очень простой. Вот у нас в Пермском крае обеспечение по международному стандарту в самоконтроле 5 процентов. А это жизнеобеспечение.

 

Евгения Романова: То есть нет этих тест-полосок?

 

Михаил Спиридонов: Они есть, но их очень мало. Их катастрофически мало. А если их закупят, что произойдет. У врачей появится огромный объем работы, потому что одно дело просто закупить, а надо, чтоб заработала школа диабета. Надо не просто выкинуть деньги на рынок, а надо сделать плавный переход, почему мы и создали рабочую группу. И мы обратились на федеральный уровень, что должна быть стратегическая программа борьбы с диабетом, чтобы были стандарты, чтоб они были согласованы, и план перехода на эту программу. Потому что нет огромных денег, из воздуха они не упадут.

 

Роман Попов: Я так понял, что финансовый вопрос вы будете поднимать на площадке там, где нужно общаться с губернатором и министерством.

 

Михаил Спиридонов: Депутаты и губернатор.

 

Роман Попов: Я так понимаю, что это вопрос, видимо, нашего регионального характера.

 

Михаил Спиридонов: Да.

 

Роман Попов: То есть мы теоретически можем на уровне региона частично этот вопрос решить с этими же самыми полосками, и так далее, этими средствами. А что вы хотите на площадке от уровня общения с министерством? Где у вас недопонимание?

 

Михаил Спиридонов: Министерство федеральное вы имеете в виду?

 

Роман Попов: Да, конечно.

 

Михаил Спиридонов: Дело в том, что я уже озвучил, стандарты. На сегодняшний момент готовится в федеральном министерстве здравоохранения стандарт лечения диабетиков, где отсутствует самоконтроль в принципе.

 

Роман Попов: То есть они прописывают такие документы, опираясь на которые вы даже к губернатору пойти не сможете.

 

Михаил Спиридонов: Пермский регион не сможет решать проблемы, то что мы их решали 12 лет последних. У нас произойдет катастрофа.

 

Роман Попов: Они просто скажут – ребята, нам не на что опираться. Значит, на уровне федерального министерства принимаются не те документы, которые должны приниматься, по вашему мнению. На уровне губернатора, соответственно, можно побороться за выделение денег, ну Заксобрание, губернатор. А на уровне врачей, вы сказали еще про одну площадку, на которой вы бы общались с врачами. У вас и с врачами недопонимание?

 

Михаил Спиридонов: Полного понимания нет, потому что, еще раз говорю, у врачей есть свои проблемы. У них есть инструменты внутри, как бы, вот нормативных документов, федеральных законов, которые не могут предоставить услугу диабетикам. И вот этот скандал диабетик в глаза с врачом на самом деле в 90 процентах случаев врач не виноват. Понятно, что у врача есть инструменты. Например, врач может теоретически выписать любое самое дорогостоящее лекарство пациенту. Но дело в том, что он этого не делает, потому что тогда эти деньги расходуются из поликлиники, в которой он работает. Получается, что если он будет идти навстречу каждому пациенту, то денег в поликлинике просто не хватит. Этого врача уволит заведующий этой поликлиники. То есть это конфликт интересов.

 

Роман Попов: Итак, мы получаем ситуацию, при которой денег на лечение диабета в тотальном масштабе у государства нет, и, я так подозреваю, наверно, ни у какого государства нет. То есть вот на масштабное.

 

Михаил Спиридонов: Не совсем так.

 

Роман Попов: Соответственно, нужно идти по пути, когда диабетик может работать сам над собой, вот эта самая техника самоконтроля, когда не нужно тратить столько денег государству на лечение очень тяжелых случаев. То есть, когда нужно начинать пропаганду и так далее, и тому подобное. Но по этому пути государство не идет. Это я уже понял, по тому, что вы сказали, что в федеральном министерстве что-то готовится. Я только одного не понял: почему?

 

Михаил Спиридонов: Дело в том, что они не понимают проблему. Есть, как бы, реальная жизнь и знания об этом. Есть регистр диабета федеральный, так вот регистр диабета обновляется раз в год. Когда будет индивидуальный учет, электронный учет каждого пациента, тогда можно в режиме онлайн видеть, что пациент получил рекомендацию врача, он пришел в аптеку, получил это лекарство. Или он не пришел в аптеку, не получил лекарство. И врач сразу видит, что пациент не выполняет рекомендации. То есть обратная связь. Регистр диабета не выполняет эту функцию. Там идет просто статистика, глобальная статистика, но идет смертность, заболеваемость и так далее. Там нет тех критериев, которые требует современная жизнь. И поэтому министерство здравоохранения, полагаясь на ту статистику, которая дается в низах, а в низах стараются сделать хороший отчет, что у нас, в принципе, все нормально. Как вот, например, по запросу депутатов Законодательного собрания целых два года мы получали ответы от специалистов, от министерства, что у нас обеспечение диабетиков приоритетное, что у нас решаются проблемы, и все в соответствии со стандартами. Мы говорим, что там 5 или 20 процентов, а нам говорят официально, что там нет проблем. И поэтому вот эта ложь, она складывается из других регионов, потому что ситуация примерно одинакова по всем регионам. И федеральный центр не видит эту проблему. И, к тому же, проблем-то много. И, действительно, у нас страна, у нас переходный, скажем так, период  цивилизации, когда, действительно, сейчас востребованность в профессионализме, в высоком настоящем профессионализме. А профессионал может быть только принципиальный.

 

Роман Попов: Скажите, Михаил, а вы не владеете  расчетами, сколько стоит индивидуальное лечение диабета, предположим, что государство не тратит на диабетика деньги, а диабетик самостоятельно покупает себе все медикаменты?

 

Михаил Спиридонов: Эта статистика очень сложная и сами расчеты. Потому что, вы поймите, что алгоритмы, там очень много допусков. То есть, есть минимальное лечение, максимальное. И самое главное, самоконтроль, там еще важное. Диабетик, кто на инсулине, он сам определяет дозу инсулина. То есть ты можешь использовать, если хорошо себя чувствуешь, одну дозировку, если ты заболел, у тебя дозировка может вырасти в два раза. И поэтому рассчитать точно невозможно.

 

Евгения Романова: Пример свой, на себе, на своей жизни, в месяц, сколько тратите, если не секрет?

 

Михаил Спиридонов: Инсулин стоит, одна упаковка, 5-7 тысяч в месяц, диагностика – это 2-3 тысячи в месяц, плюс у меня есть еще препараты, которые для почек, для сосудов. и все это у меня выходит где-то в какую-то определенную сумму круглую.

 

Роман Попов: Итак, вчера диабетики Перми совместно со своими, я так понимаю, коллегами из других регионов, начали разворачивать масштабную акцию. Рекламно-информационная кампания, которая будет длиться в течение всего года. Она будет заключаться в массе видеороликов в Интернете, она будет заключаться в материалах средств массовой информации. Суть акции -  в пропаганде самоконтроля, как метода жизни при диабете. Суть акции -  в пропаганде правдивых цифр и, соответственно, правдивой ситуации о диабете в России на данный момент. Ну, и, конечно, суть акции  - в привлечении максимального внимания к этой проблеме. Михаил, куда обращаться, где искать, как присоединяться?

 

Михаил Спиридонов: Можете записать мой телефон: 277-53-73. И портал в Интернете «Мой диабет». Наша акция «Скажи диабету «Стоп!».


Обсуждение
1752
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.