Верхний баннер
13:06 | ПЯТНИЦА | 17 СЕНТЯБРЯ 2021

$ 72.43 € 85.36

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

13:00, 04 апреля 2013

Рассматриваем разные подходы к озеленению Перми

Игорь Лазарев: У микрофона Игорь Лазарев.

 

Анастасия Сечина: Анастасия Сечина. Мария Зуева за звукорежиссерским пультом.

 

Анастасия Сечина: Разговор пойдет сегодня очень весенний, я думаю, разговор получится. Весна, наконец-то, вроде бы к нам пришла, вроде бы, даже довольно тепло, поэтому и о озеленении поговорить будет очень в тему.

 

Игорь Лазарев: Сегодня у нас инициатор и модератор дискуссии, которая недавно прошла на тему озеленения города Денис Галицкий. И президент фонда «Обвинская роза», один из экспертов, которая участвовала в дискуссии Елена Плешкова.

 

Анастасия Сечина: Если дискуссия организуется, значит, есть для того некая необходимость, есть тому некая потребность. И я не думаю, что эта потребность называется «весна, и скоро все зацветет», наверно, какая-то другая необходимость. То есть я подозреваю, что чего-то…

 

Игорь Лазарев: Плохо.

 

Анастасия Сечина: …чего-то не так, надо обсудить. Что не так?

 

Денис Галицкий: Не так – состояние. Мне кажется просто критическое состояние с озеленением в городе, оно большинством не осознается. Разговаривая с разными людьми, приходил к выводу, что люди винят в том, что мало сажают, власти чего-то не доделывают. Хотя беглый анализ, когда мы обсуждали эту тему, ставить ее или нет, показывает, что проблема системная. То есть наш город вырос, у нас до 90-х годов не было автомобилей практически, по нынешнему состоянию. Я недавно 20-летнему человеку объяснял, что еще в 90-е в Перми не было ни одного парковочного кармана. Нынешней молодежи просто представить, наверно, невозможно такую ситуацию. Вдоль каждой улицы был широкий газон, туда никто не заезжал, туда власти, энтузиасты, жители, строители втыкали вичку, и она вырастала в большое дерево, которое мы сейчас видим. Проблемы такой с озеленением не было. Но на сегодня можно показать, я делал такой вводный доклад, что у нас совершенно точно в ближайшие 5 лет на центральных улицах не останется ни одного дерева. По улице Ленина это видно.

 

Анастасия Сечина: Я помню, кстати, эту историю в блоге. Правда, она, по-моему, была как-то связана со снегоуборочной техникой, или это все разные песни?

 

Денис Галицкий: На самом деле, как я понимаю, никто серьезно причин не изучал.

 

Анастасия Сечина: То есть тут и организация парковочных карманов участвует, да?

 

Денис Галицкий: Во всяком случае, видно точно. Я много-много лет хожу вдоль улицы Ленина. Точно видно, что если возникают парковочные карм анны, через несколько лет деревья засохнут. Я не знаю причины: воды не хватает, воздуха, наезжают и так далее. Вот есть четкая корреляция – 3-5 лет. Напротив «Строгановского», бывшей «стометровки», сейчас уже практически не осталось деревьев. Хотя был точно такой же ряд, как напротив. Можно видеть и по другим. Поэтому, видимо, не во властях дело. Есть объективные причины исчезновения озеленения. Это, прежде всего, уборка снега, машины, которые наезжают, портят ствол, кору срывают просто, кончая, видимо, солью, которая должна влиять. Это по Европе видно, что у них есть проблемы. У нас-то тем более должны быть. Поэтому надо как-то изменять саму стратегию, видимо, озеленения.

 

Анастасия Сечина: У нас штука в том, что та зелень, которую мы в 90-е годы посадили, она не уживается с сегодняшними реалиями?

 

Денис Галицкий: Даже не в 90-е. Это, видимо, посадки 60-70-х годов. То есть это деревья, которым 30-50 лет. Они доживают. Это одна проблема, что они быстро очень выходят из строя.

 

Анастасия Сечина: Они доживают свой век.

 

Денис Галицкий: Да. Ну всё, они прямо сохнут. Вот сейчас распустятся листочки через месяц, будет видно по улице Ленина, сколько там сухих деревьев. А их будет много. А, во-вторых, то, что сажают сейчас, оно просто не приживается. Вот почему мы еще поставили эту тему, потому что есть пример городской администрации. Место такое, все там смотрят, камерами обвешена. Там несколько лет пытались на оставшиеся после старых деревьев эти квадратики в асфальте земли посадить липы. Они больше полгода не проживали, там машинами сломали, и так далее. Прошлой осенью посадили толстые деревья, сантиметров десять. Вот весной они уже почти не живые. Одного вообще нет, а другие повреждены очень сильно, так что, скорее всего, они может до осени доживут. То есть уже понятно, что мы имеем некий багаж старый озеленения, который доживает свой век и очень быстро сейчас исчезнет. И ничего нового мы на сегодня теми руками, головой и всем остальным, что у нас сейчас есть, теми деньгами, мы не можем ничего создать. На улицах, как минимум, на улицах.

 

Анастасия Сечина: Я поняла, сидя сейчас, Денис, то, о чем вы говорите, я не замечаю этого. Я не знаю, я невнимательный горожанин?

 

Игорь Лазарев: На самом деле, да, привыкаешь к этим деревьям, и не обращаешь внимания на то – становится их больше, становится меньше.

 

Денис Галицкий: Просто это медленный процесс.

 

Игорь Лазарев: Это, может быть, через несколько лет однажды заметишь, что их не осталось.

 

Анастасия Сечина: Скорее всего, это не мгновенный процесс.

 

Денис Галицкий: Вы ходите пять лет, оно начинает сохнуть, потом оно желтенькое, потом видно, что соседние деревья еще растут, а это уже маленькое, ну и потом его не стало.

 

Анастасия Сечина: Елена Владимировна, вы в данном случае скажите, это я невнимательный горожанин?

 

Елена Плешкова: Нет, вы просто, как всякий нормальный человек, не особо отслеживаете ежедневные изменения ситуации, если специально за этим не наблюдаете.

 

Анастасия Сечина: Но они есть?

 

 Елена Плешкова: Да, такая проблема существует. Кроме всего прочего, наш город на самом деле очень богат зеленью. Несмотря на то, что она и не ухожена, она, может быть, имеет не тот породный состав. Ее пока на улицах достаточно, поэтому та ситуация, она, пожалуй, наиболее показательна, то, о чем Денис все время говорит, это улица Ленина, потому что там стоят одиночные деревья. И это хорошо на них можно увидеть. Я согласна с Денисом, что да, действительно, тема, связанная с изменением стратегии, или вообще выработка этой стратегии озеленения города в новом качестве, в новых реалиях, действительно существует такая необходимость выработки этой стратегии. Но я бы говорила сейчас о том, что для того, чтобы вообще как-то работать с новой стратегией, нам нужно провести очень серьезную инвентаризацию того, чего мы сейчас имеем. Это касается и количества, это касается и качества, это касается в какой-то степени соответствия нормативов нахождения тех или иных деревьев в тех местах, где их сейчас вообще посадили. И в тех реалиях, которые сейчас существуют, то есть вот это избыточное количество автомобилей и так далее, все эти вещи нужно просто-напросто очень серьезно рассматривать. И рассматривать их не отдельно по улицам, так, как сейчас это делается, а рассматривать в создании единого экологического каркаса города. То есть так, как это делается в других странах.

 

Анастасия Сечина: Роль того, чего вы называете каркасом. Помимо роли эстетической, она существует?

 

Елена Плешкова: Безусловно. Зеленый каркас позволяет поддерживать между этими зелеными сообществами, во-первых, связь. Это создает ту самую структуру, которая на самом деле чистит воздух, увлажняет его и так далее. То, о чем мы говорим – польза от деревьев.

 

Анастасия Сечина: Вместе сильнее они.

 

Елена Плешкова: Безусловно. Мало того, нельзя забывать, что озеленение, оно создает вообще условия для проживания животных в городе. Сюда включаются птицы, мелкие животные. Система, которая существует в виде каркаса, все эти зеленые коридоры, которые позволяют этому сообществу существовать, это то, что на самом деле сейчас активно очень строится на западе. Там существуют специальные зеленые переходы для животных, до чего мы очень долго еще будем идти.

 

Денис Галицкий: У нас не такая плохая ситуация. У нас долины рек фактически...

 

Елена Плешкова: Конечно. У нас город на самом деле обладает гигантским ресурсом с этой точки зрения – это долины малых рек, которые у нас есть.

 

Анастасия Сечина: Вы можете мне объяснить: все-таки мы речь ведем о том, чтобы понять, найти, определить, какие растения смогут, грубо говоря, выживать в текущих реалиях нашего города и, соответственно, создавать этот самый каркас? Или вопрос не стоит о том, какие растения смогут выжить, а вопрос стоит просто о системном подходе?

 

Денис Галицкий: По моему мнению, вопрос градостроительный. Потому что то, что в Генплане написано, что мы вот рисуем вот эти строчки деревьев вдоль улиц, там ведь это все нарисовано красиво очень, напоминает Париж и все остальные западные города, мы пока не видим, как это сделать. Пока у нас в реальности обратная ситуация. Эти как раз строчки зеленые, они исчезают. Что мы видим? Сохраняются большие участки. То есть, если есть скверик, он сохраняется. Чем больше участок, тем он приспособленнее к воздействию города. Поэтому будут ли у нас силы, деньги, время и так далее сохранить каждое отдельное дерево? Я понимаю всех жителей, которые за дерево трясутся. Но сейчас происходит такая ситуация: несмотря на громкие заявления, что парковочные карманы запрещены, они появляются дальше. Мы не можем предотвратить их, потому что есть общественный заказ на них. Тут хоть какое принимай решение, общественный заказ есть. Тогда нужно, один из вариантов, сохранять участок улицы вообще вот жестко. Но в другом тогда уже понимать, что озеленение не сохранится. Пока мы смешиваем эти функции так вот, вперемежку – метр газона и дерево, парковочный карман. Исчезнет все. И мы это видим. Я фотографии выкладывал, когда при очередном ремонте вот эти зеленые кусочки уже объединяются, потому что дерево засохло.

 

Игорь Лазарев: Елена, как вы считаете. Действительно, есть общественный заказ на парковочные места. Очевидно, что он есть. Но есть и общественный заказ на какое-то эстетическое озеленение, допустим, центральных улиц.

 

Анастасия Сечина: Все хотят жить в зеленом городе.

 

Игорь Лазарев: Как снять это противоречие?

 

Елена Плешкова: В 2007-м году специалисты центра ?????? (неразборчиво), это Нижегородский центр, проводили исследования, соцопрос по тому, по каким критериям пермяки оценивают качество окружающей их городской среды. Выяснилось, что на первом месте у пермяков стоит именно природная составляющая городской среды. То есть этим мнение пермяков значительно отличается от мнения большинства жителей других мегаполисов. А Пермь все-таки большой город. Поэтому то, о чем вы сказали, что существует заказ на зеленую компоненту в городской среде, он, безусловный, и он очень силен. Именно поэтому люди пытаются упорно что-то высаживать, пытаются как-то стимулировать администрацию на это дело. У нас постоянно по весне волна снова поднимается и так далее. Но мы сейчас говорим о том, что для того, чтобы сохранить имеющееся, я говорю, нужно вообще понимать, насколько мы вообще должны создать условия для этого имеющиеся. Для этого, естественно, привлечь технологии, которые сейчас есть вообще. То есть их везде в нормальных странах, городах везде используют.

 

Анастасия Сечина: Например. Вы о чем говорите?

 

Елена Плешкова: Я говорю о примере Питсбурга. Это огромный индустриальный город, где вообще был период, когда река просто горела, поверхность реки. Это огромный промышленный город. И зеленых насаждений там практически не оставалось. Когда они подошли к этой черте такой экологической катастрофы, они начали пытаться как-то изменять ситуацию. В настоящее время существует технология, когда на больших улицах существуют специальные решетки, на которые укладываются сверху уже пешеходные переходы, транспортные какие-то магистрали. А внизу у этого дерева располагается корневая система. Это не то, что сейчас наши деревья, что называется, обуживают вот этими маленькими отверстиями, все остальное закатывают в асфальт, ну и, обрекая его на некие такие мучительные попытки вообще выжить. Это только один из примеров. Таких на самом деле технологических приемов много.

 

Игорь Лазарев: И, видимо, все настолько же дорогие.

 

Елена Плешкова: Во-первых, настолько – это насколько?

 

Игорь Лазарев: Я просто могу себе представить...

 

Елена Плешкова: А для того, чтобы представить, нужно знать цифры. Поэтому мы говорим сейчас о том, что для того, чтобы ситуацию вообще поменять, нужно, первое, то, о чем я говорила: подойти совершенно с других позиций к проектированию этого зеленого каркаса. Второе: нужно соответственно привлекать те технологии, которые сейчас существуют. Это и то самое кадочное озеленение, о котором Денис говорил на дискуссии. Но это не просто кадки, это специальные вещи, и о них долго рассказывать не буду. Но все эти решения, они есть. Другой вопрос, что мы о них... «мы» в данном случае говорю о тех организациях, которые обязаны это делать, и которым в муниципальных заданиях это предписано. Мало того, что специалисты этих администраций не знакомы с этими технологиями, поэтому они, естественно, не могут включать в техзадания подобные вещи, соответственно, подрядчики, которые выполняют эти работы, они тем более это делать не собираются. То есть вообще совершенно другой подход первое – к проектированию, второе – к уходным работам. Потому что огромная проблема существования зеленых насаждений в нашем городе – это уходные работы. Если в дикую жару, так называемые, стригали газонов идут с газонокосилкой, и даже в голову никому не приходит, что после этого газон в норме, в обязательном порядке должен быть полит, ну о чем тут можно говорить?

 

Анастасия Сечина: Поясните мне, пожалуйста, в нескольких фразах. Стратегии, которые существуют на сегодняшний момент, вообще, хоть какие-то существуют в недрах городской администрации?

 

Денис Галицкий: Стратегия, которая в Генплане, она полностью повторяет то, что говорит Елена. Только это, по моему мнению, никогда не реализуется, потому что это страшно дорого, потому что Питсбург - это примерно Ростов-на-Дону.

 

Анастасия Сечина: Нам по ICQ пишут, что Питсбург – это 300 тысяч человек населения.

 

Денис Галицкий: Да не в этом дело, там климат другой.

 

Анастасия Сечина: А, в смысле, по климату Ростов?

 

Денис Галицкий: По климату.

 

Елена Плешкова: Есть примеры Скандинавских стран.

 

Денис Галицкий: Конечно. Все это есть. И тоже там очень маленькие городки, относительно. Стокгольм – это тот же Ростов-на-Дону. Вот нужно представлять. Есть технологии. Сколько они стоят? Кто видел в Париже пальмы или цитрусовые, чтобы росли апельсины на улицах?

 

Елена Плешкова: А у нас на улицах растут апельсины?

 

Денис Галицкий: Можно сделать, на зиму укрыть. Потому что, когда нам предлагают все на зиму укрывать, все поливать чем-то специальным под корни... ну это, знаете, как купить в магазине. Вот нельзя купить в магазине озеленение города. Можно балкон свой так озеленить.

 

Анастасия Сечина: Мы услышали сейчас Елену Владимировну и поняли, что это та позиция, которая властями декларируется. Правильно?

 

Игорь Лазарев: Как минимум, декларируется.

 

Елена Плешкова: Кроме того, что декларируется, она еще и осуществляется. По крайней мере, Управление по экологии городской администрации, оно предпринимает очень серьезные усилия вот на этапе инвентаризации, попыток все-таки принять правила, связанные с уходными работами. Это все требует времени. И я не могу сказать, что это не делается.

 

Денис Галицкий: Все это делается, конечно.

 

Анастасия Сечина: Денис, а вы-то нас хотите просто в другую идею свернуть...

 

Денис Галицкий: Я хочу, чтобы люди смотрели на реальность за окном. Можно сколь угодно говорить... Извините, Денниса Медоуза недавно показывали по телевизору, и Римский клуб докладывает о пределах роста. Да, в 72-м году они сказали – есть пределы роста. Ему никто не поверил. До сих пор 90 процентов населения не верят. Но, понимаете, есть естественные ограничения, связанные с озеленением. Я знаю технологии, как каждое дерево сохранить. Надо около каждого дерева поставить полицейского, тогда наезды будут прекращены сто процентов.

 

Анастасия Сечина: И?

 

Денис Галицкий: Но это невозможно в силу естественных причин. Поэтому нужно сохранять сейчас в городе территории, на которых еще возможны парки. То есть, если психбольница еще может быть превращена в парк, это нужно сделать, потому что потом у нас не будет. Когда озеленение на улицах почти пропадет, то останутся только крупные куски. Потому я взялся за Егошиху, вот мы там че-то в прошлом году делали, надеюсь, в этом году тоже будем делать. И, во-вторых, конечно, это жители, потому что можно сколько угодно говорить про профессионалов и так далее, но миллион саженцев спе3иалисты не высадят.

 

Елена Плешкова: А для того, чтоб были высажены миллион саженцев, и они выжили, нужно их правильно высадить и правильно за ними ухаживать. Мы говорим о том, что инициатива жителей должна поддерживаться обучением этих жителей, помощью им в этих вопросах. Потому что даже для того, чтоб поливать деревья, нужно где-то брать воду. И жители, которые высаживают и требуют, чтоб деревья были высажены, или какие-то кустарники, они должны все эти вещи понимать. Это речь идет уже о некоторой ответственности жителей города за какие-то свои такие требования

 

Анастасия Сечина: Я хочу понять. Елена Владимировна говорит о том, что нужно использовать технологии, в частности… открыла сейчас сайт dom.59.ru, здесь говорят о том, что обуть пермские деревья в гигантские горшки, защитить их корни сеткой, вокруг поставить оградкой. Вот так предлагают общественники и чиновники спасать зелень на улицах города от вымирания. Это близко к правде жизни?

 

Елена Плешкова: Тут, скажем так, масло масляное, то есть, все в одно, что называется, собрали, три в одном.

 

Анастасия Сечина: Одно дерево всем сразу.

 

Елена Плешкова: Есть очень разные технологии, поэтому на самом деле их много, этих приемов.

 

Анастасия Сечина: Вы говорите – технологии, Денис говорит – очень дорого, да я тремя руками «за», только очень дорого. Давайте смотреть на вещи объективно. Я правильно понимаю?

 

Денис Галицкий: Ну, в общем, да.

 

Анастасия Сечина: И что там дальше, сохраняем скверы, парки. Что дальше с инициативой общественности?

 

Денис Галицкий: У нас, видимо, очень трудно сохранить озеленение вдоль улиц в силу естественных причин. Потому что эта территория, она никем не охраняется, если можно так сказать, там нет человека, который рядом стоит, ходит мимо и воспринимает ее, как свою. В этом смысле резерв озеленения – это, конечно, озеленение дворов. Даже если исчезнет совершенно озеленение с улиц, что, конечно, будет катастрофой для города, он станет непривлекательным, но в плане рекреации озеленение дворов может спасти ситуацию.

 

Анастасия Сечина: Я так понимаю, на дискуссии Елена Котова о чем-то таком рассказывала, да?

 

Денис Галицкий: Это управляющие компании, ассоциация.

 

Елена Плешкова: Такие инициативы по озеленению дворов существуют, и они существуют достаточно давно. Два года тому назад мы начали один из таких проектов по озеленению двора и применению там новых технологий для озеленения.

 

Анастасия Сечина: Здесь инициатива жильцов понятна. Во дворе может быть только инициатива жильцов, в твоем доме инициатива жильцов. А с улицами-то что получается делать? Понять и отпустить? Денис, я твою позицию пытаюсь понять.

 

Денис Галицкий: Моя позиция. Конечно, хочется зеленый город. Я считаю, наш город достаточно уродлив, и он нам нравился, и мне нравился всегда тем, что, как минимум, летом все это уродство было закрыто зеленью. Пусть архитекторы меня извинят. Я пытался на дискуссии… я не скажу, что я сторонник этого, но есть некие примеры, когда все-таки можно добиться ощущения, что зелень в городе есть, но при этом ее не так много. Все мы знаем - в южной Европе там виноградом увиты многие здания. Притом, что ничего больше нет, все камень, каменно, камень, но вот тут зеленое здание стоит. При этом считается, что в Перми так сделать нельзя. Можно. У нас есть пример, я показывал. Самый красивый пример во дворе Управления внешнего благоустройства. Там такая старинная кирпичная стена, увитая виноградом. Шикарно. У нас, в отличие от Европы, все-таки дома с разрывом. Эти разрывы между домами тоже можно озеленять. Вы, идя по улице, будете все-таки периодически видеть зелень. Как стимулировать собственников, чтоб они так делали, это отдельный вопрос, но, тем не менее, это возможно. Что касается озеленения вдоль улицы. По моему мнению, нужно заранее проектировать, оставим, где зелень, а где будет одна парковка. Мы сейчас как делаем: берем кусок улицы метров 200 длиной, и начинаем между деревьев, где можно ставить, делать карманы. После этого все потихонечку умирает. Если мы возьмем и твердой рукой нарисуем, что 50 метров озеленение (как пример), следующие 50 метров парковка, потом озеленение и так далее. И, понимая, что тут когда-нибудь все равно все деревья умрут, сначала будут карманы, но потом образуется цельная парковка. А тут будет цельный газон с деревьями…

 

Елена Плешкова: Которые через какое-то время также будут резать и так далее.

 

Денис Галицкий: Нет. Вот тут надо однозначно делать ограждения.

 

Анастасия Сечина: Тогда получится, тот дом, который будет стоять за этой зеленой стеной, получится весь за плотной стеной, а рядом - абсолютно лысый.

 

Денис Галицкий: Конечно, да.

 

Анастасия Сечина: Тоже какой-то дисбаланс.

 

Денис Галицкий: Это как при градостроительстве. Длинные сроки, соответственно, люди, которым важно быстро парковаться около дома или у магазина, то есть через какое-то время, мы это сейчас наблюдаем, люди начинают селиться таким образом, какое место – тут зеленое, а тут вот…

 

Елена Плешкова: В общем, мы создаем таким образом резервации.

 

Денис Галицкий: Не резервации. Кстати, очень хороший был вопрос у агентства «СВОИ» по поводу Генплана. И оказалось, что большинство жителей довольны своим районом. О чем это говорит? О том, что те, кто селится в Кировском районе, они, как бы, понимают, куда они выезжают, что там рядом лес и так далее. Те, кто селится в Ленинском, они тоже понимают. Люди разные. И они начинают просто в городе сосредотачиваться в определенных местах. Если мы гарантируем, что эта стена зелени будет вечно, то есть дерево погибло, (все равно погибнет когда-нибудь от старости просто), мы посадим тут новое.

 

Анастасия Сечина: А когда мы все-таки говорим об озеленении, то мы имеем в виду деревья, парки, озеленение во дворах, а все эти декоративные конструкции мы ведь тоже имеем в виду?

 

Елена Плешкова: Вот эти декоративные конструкции – это как раз, наверно, не самый лучший вариант потратить деньги. Потому что по большому счету лучше эти деньги вложить в то, чтоб создавать вот эти устойчивые зеленые сообщества. Тогда они дают больший эффект, соответственно, все остальные плюсы.

 

Денис Галицкий: Меньше затрат.

 

Елена Плешкова: Да, и меньше затрат на уход за ними.

 

Анастасия Сечина: Зеленое устойчивое сообщество, вот вы, видимо, точно понимаете, о чем вы говорите, сделайте меня чуть умнее.

 

Елена Плешкова: Отдельные деревья, кустарники выживают гораздо труднее, чем если бы они существовали группами, какими-то переходами, то есть вот этими полосами. Эти полосы должны очень четко поддерживаться. То есть это не отдельно стоящие на расстоянии 50 метров деревья. Существует определенный интервал, который позволяет им поддерживать друг друга. Вот мы сейчас говорим о таких вещах. Вот эта зеленая сеть, она должна быть очень четко высчитана с учетом мнений и профессиональных расчетов биологов, экологов и так далее, чего сейчас на настоящий момент нет. Хотя в Генплане, да, эта позиция заявлена, но она не проработана с этой точки зрения.

 

Денис Галицкий: Ее нельзя проработать, потому что сейчас это частные территории. Если даже написано – разрыв там 50 метров, а там частная территория, понимаете, все равно мы в городе исходим из реальности.

 

Елена Плешкова: Нам нужно провести ревизию. А тогда смотреть, какую тактику мы будем использовать, взяв за основу стратегию, стратегию создания зеленого каркаса.

 

Анастасия Сечина: То есть, да, вот общий подход – создание зеленого каркаса. Дальше начинаются детали.

 

Денис Галицкий: Я все равно не понимаю этот каркас.

 

Анастасия Сечина: А вы не биолог.

 

Денис Галицкий: Да не в этом дело. Потому что если мы говорим, что мы создаем некие, действительно, участки, то я понимаю, да, выживаемость увеличивается.

 

Анастасия Сечина: Слушайте, а вы не об одном и том же тут говорите вообще?

 

Елена Плешкова: Мы говорим на самом деле об одном и том же. Только мы с разных сторон к этому подходим.

 

Денис Галицкий: Я не понимаю, как относится зеленый каркас к строчке деревьев вдоль улицы какой-нибудь Борчанинова.

 

Елена Плешкова: Потому что мы говорим о переходах, о зонах, которые связаны между собой переходами. Но эти переходы должны быть очень четко продуманы…

 

Денис Галицкий: Для животных это важно, для выживания деревьев - никак.

 

Елена Плешкова: Ну здравствуйте.

 

Анастасия Сечина: Вот я тут не биолог, и ни кто-нибудь еще, ни какой специалист, но вы, Денис, обратили внимание на то, что начинают строиться парковочные карманы, деревьев потихонечку становится меньше, потому что, возможно, какое-то дерево, скажем так, его убрали оттуда, то есть, получается, разрушили что? Вот ту самую группу биологическую, ее разорвали, ее перерезали.

 

Денис Галицкий: Конечно. Но дальше возникает самый главный вопрос: можно ли на этом месте посадить? Опыт показывает, вот тот пример с городской администрацией… почему взяли этот пример с озеленением? Потому что он показывает, что посадить мы на сегодня вот в эту, там, каркас, назовем, как угодно, мы не можем. Мы не можем полицеского поставить рядом с этим ?????? (неразборчиво).

 

Анастасия Сечина: Друзья, наверно, я думаю, что наши слушатели слышат то же самое, что и я. Мне кажется, что вы, действительно, говорите, по большому счету, об одном и том же…

 

Денис Галицкий: Все хотим озеленить.

 

Анастасия Сечина: И о зеленом каркасе говорится здесь тоже. Вы предлагаете, Елена Владимировна, убрать парковочные карманы, там посадить дерево, нет?

 

Елена Плешкова: Нет. Я предлагаю прежде очень хорошо посмотреть – а где на самом деле можно делать эти парковочные карманы, и не разрешать их делать просто потому, что есть такой общественный заказ.

 

Анастасия Сечина: Идти строго. И вы говорите – идти строго.

 

Денис Галицкий: Приходил представитель департамента градостроительства и архитектуры, и сказал, что сейчас парковочные карманы в центре города запрещены. Ну и что?

 

Анастасия Сечина: Ничего.

 

Денис Галицкий: Их делают самовольно и так далее. Понимаете, мы против общественного заказа такого сильного. Но идти невозможно. Это диктатор даже не смог бы.

 

Анастасия Сечина: Все-таки дискуссионные площадки - полезные устройства, они же не просто собрались, поговорили, после них получается некий документ, который куда-то уходит, да, Денис?

 

Денис Галицкий: Документ, сейчас что-то из расшифровки, так сказать, из того, что вспомнил, он уже родился. В ближайшие день-два будет разослан. Кто был, снова все замечания соберем, и потом опубликуем.


Обсуждение
1786
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.