Верхний баннер
16:01 | ВТОРНИК | 01 ДЕКАБРЯ 2020

$ 76.32 € 91.31

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

00:00, 05 сентября 2014

"Мы не можем надеяться на добросовестность субарендаторов и арендатора на основе практики предыдущих отношений", - Виталий Нахабин, гендиректор ООО "Конкур-Пермь"

- Виталий, вы сколько часов назад были на ипподроме?

 

Виталий Нахабин: Буквально два часа назад.

 

- Александр Евгеньевич?

 

Александр Кузовлев: Я там не был.

 

- Я сейчас предлагаю всем нам вместе с радиослушателями погрузиться  в картину глазами тех, кого сейчас сносят и выселяют. Ольга Бубнякова у нас сейчас на телефонной линии, одна из коневладельцев, бывший арендатор 6-й конюшни.

Ольга, насколько я понимаю, вы дежурите сегодня там в конюшне, ситуацию наблюдаете с раннего утра и до сих пор вы находитесь на ипподроме. Верно?

 

Ольга Бубнякова: Верно.

 

- Опишите, что происходит там сегодня.

 

Ольга Бубнякова: Сегодня разрушили три конюшни: 1,7,9. Это недействующие конюшни. Лошадей там нет. Сейчас продолжается разбор левад. Левада это место для выгула лошади, огороженное металлическим забором из труб. Эти заборы спиливают и увозят. А левады эти рабочие, лошади там должны были гулять, нот теперь не могут.

 

- Сколько у вас лошадей? И как вы оцениваете сегодняшнюю ситуацию и перспективу ближайших дней и лет?

 

Ольга Бубнякова: Ситуация угрожающая может быть жизни лошадей, ведению дела людей, которые занимаются лошадьми. В общем то проблематично будет уже здесь оставаться, работать. Тем более, что нас просят выехать до конца месяца. Не запускают теперь корма и видимо воду не будут запускать. А если не будет воды, то нам придется в ближайшие дни покинуть конюшни. Перспективы… ну кто куда поедет, конечно, у кого какие финансовые возможности.

 

- Вы скажите за себя. Куда вы можете уехать, если завтра приходите на ипподром, а лошади там привязаны к оставшейся леваде и конюшен нет вообще и заколочены сваи под торговый центр?

 

Ольга Бубнякова: Для меня на сегодняшний день реально уехать только в Усть-Качку. Лошадей у меня 8 голов.

 

- Оль, спасибо большое. Я надеюсь, вы продолжите слушать наш эфир, как я надеюсь, его слушают и многие ваши коллеги: коневладельцы, конезащитники, коневредители. Коневредители как раз у нас в студии – Виталий Нахабин, самый известный коневредитель, я думаю, ваша фамилия там притча во языцех, вы там самый злой гений ситуации. Вы генеральный директор, самое исполнительное лицо владельца участка. Конюшни сносят. Почему?

 

Виталий Нахабин: Ситуация тривиальная. Конюшни сносят номер 1,7 и 9. Дело в том, что эти конюшни не эксплуатируются, они в свое время были признаны аварийными, так как представляли угрозу жизни и здоровья людей. В целях безопасности было принято решение их снести. По факту они не пригодны для физической эксплуатации. Из техники там находистя один экскаватор.

 

-  Что это за конюшни, из чего они состоят?

 

Виталий Нахабин: По настоящему это кирпичные конюшни с деревянными перекрытиями, просто с учетом времени их постройки, а это 60-70 года прошлого века, их физически износ настолько велик, что они в принципе сами уже постепенно разваливаются.

 

- Теперь к левадам…

 

Виталий Нахабин: Левада это земельный участок, ограниченный каким-либо приспособлением, используемый для самостоятельного выгула лошадей. Где лошадь может самостоятельно передвигаться.

 

- Моцион ежедневный, необходимый чтобы совершать.

 

Виталий Нахабин: Данные левады являются нашим имуществом. Кроме того, я хотел бы обратить внимание на 2 обстоятельства. Первое – в 2011 году, когда я приобретал этот имущественный комплекс, я его приобретал как комплекс и там было очень много движимого имущества, которое со временем расхищалось, в том числе у нас есть факт расхищения и металла. Поэтому было принято решение по удалению левад и складированию труб. Помимо всего прочего наша противная сторона, которая сегодня уже выступала, хотел бы обратить ее внимание на то, что у них нет никаких законных прав на пользование данными левадами, поэтому  я их претензий не принимаю.

 

- Вопрос по ICQ: «А почему конюшни не снесли, а только порушили входные группы? Это же не исключает проход людей и возможность несчастного случая».

 

Виталий Нахабин: Дело в том, что это технический момент, то есть полноценно снести конюшни сегодня не представлялось возможным. Что касается захода людей, то он исключен – пока весь строительный мусор, оставшийся от разбора конюшен он лежит там на месте и физически пройти там человеку невозможно, если он не альпинист.

 

- Будем надеяться, что тут предсуицидального момента – что кто-то бросится на амбразуру, не случится. А можно теперь перейти к разговору по большому счету? Есть такая формулировка «дорожная карта», то есть некий набор действий, который эту территорию из ипподрома должен превратить в торгово-офисные помещения, а конный спорт должен оказаться на Ферме. Сейчас, я уверен, ты мен скажешь, что не будешь комментировать понятие «дорожная карта».

 

Виталий Нахабин: Нет, могу прокомментировать. По-настоящему дорожная карта это собирательное понятие. Чтобы достичь результата, надо совершить определенные действия. Наша позиция неоднократно подтверждалась нашими неоднократными подачами заявлений в комиссию по землепользованию и застройке по изменению существующего зонирования. Все равно набор действий, в том числе и действий спланированных он есть.

 

- В том числе был момент, когда вы грозили иском на миллиард рублей, потому что земельный участок под ипподромом сделали ЦСИ

 

Виталий Нахабин: Да, все верно. Об утрате товарной стоимости. При чем это не была угроза, это был рабочий вариант. То есть когда меняли территориальное зонирование, было два направления движения: либо оспаривать в судебном порядке саму смену зонирования, либо в соответствии с позицией сформированной высшим арбитражным судом в свое время предъявить в порядке установления публичного сервитута требования по понесенным убыткам к органу, который непосредственно и изменил зонирование.

 

- Почему «Конкур-Пермь» отказался сдавать конюшни, хотя никакой другой предпринимательской деятельности на этой территории вести нельзя? Все автосалоны и планы построить ТЦ на данный момент незаконны.

 

Виталий Нахабин: На этот вопрос есть два ответа. Не сдали имущество потому, что большинство конюшен реально аварийные либо ограничено работоспособные. И второй момент – мы не можем надеяться на добросовестность субарендаторов и арендатора на основе практики предыдущих отношений. Кроме того сам «Конкур-Пермь» не заинтересован в сдаче в аренду именно этого имущества. Что касается ведения другой деятельности, я не соглашусь. Потому что в силу положений градостроительного законодательства после смены зонирования без установления определенных сроков мы имеем право продолжать деятельность, если она была начата до начала смены зонирования. Поэтому автосалоны, автопарковки там легальные. У нас была проверка Росреестра и в отношении «Конкур-Пермь» административное дело было прекращено за отсутствием события административного правонарушения.

 

- Вы тут конечно говорите, но договариваете. А мною был пойман на выходе из администрации губернатора руководитель компании Росевродевелопмент, он выходил с переговоров, где я наблюдал Александра Евгеньевича Кузовлева, г-на Левитана. Так, что пишет «Эхо» и что пишет «Коммерсант» - по этой самой дорожной карте московская строительная компания Росевродевелопмент выкупит земли Конкур-Пермь под ипподромом, землю под бывшей государственной конюшней, тоже на шоссе Космонавтов, часть земли на Ферме…

 

Александр Кузовлев: Давайте я тогда расскажу чуть больше. Действительно было предложено много вариантов, чтобы можно было построить и торговый комплекс и чтобы не пострадало коневодство Пермского края. То решение, которое сейчас прорабатывается в правительстве с представителями Росевродевелопмента это следующим образом. Выкупается территория ипподрома, ставится вопрос о развязке, которая нужна. То есть город не потратиться на дорожную развязку, которая и сейчас уже нужна. Далее выкпается территория, где находится Сергей Левитна со своим стадом, передается это пермскому краю. Более того существует договоренность у владельцев земли которая находится рядом, что 100 га также будут сданы в аренду по цене налога на землю для того, чтобы Сергею Левитану можно было свободно работать и развиваться. Выкупается территория рядом с моим комплексом порядка 8 га, чтобы построить беговой круг, который будет отвечать всем требованиям российского и международного стандарта и строится трибуна для зрителей.

 

- Уточню. Будет строиться круг, вы хотите сказать, что нашлось решение и не будет сейчас 550-го раунда споров о том, сколько там метров.

 

Александр Кузовлев: Нет.

 

- Есть существующий круг 1000 метров. Вы доказывали, что это нормально, Левитан говрил, что для Орловского рысака надо 1600 метров. Сейчас будет строиться круг…

 

Александр Кузовлев: 1000 метров.

 

- То есть на Ферме будет два круга?

 

Александр Кузовлев: Понимаете, я проводил соревнования на существующем кругу, проводил их зимой. Я это проводил только для того, чтобы оказать и пригласил лучших наездников России и лучшие лошади России, которые проехали и показали. Потому что самое главное это наглядное. Было очень много оппонирования – говорили, что это невозможно, что лошади все убьются. Была встреча с губернатором, я сказал Виктору Федоровичу, что давайте проведем соревнования, я приглашу лучших наездников, они приедут и посмотрят.

 

- Вопрос по ICQ: «Зачем сейчас выкопаны земляные преграды на выходах с конюшен на поле и в лес? Автомобили там итак не могли проехать».

 

Виталий Нахабин: Это сделано не для автомобилей, а для лошадей. Чтобы в отсутствие на то законного основания кто-либо из коневладельцев не пользовался соседними земельными участками. Более того я обращу внимание на то, что в настоящее время абсолютно по всем конюшням кроме конюшни №8 у нас имеются судебные решения о запрете их эксплуатации и об освобождении данных конюшен. Поэтому все равно итоговая наша цель – мы будем эти конюшни расслеять…

 

- Виталий, ты сейчас можешь сделать от себя личное объявление, что бы ты сказал от себя всем пользователям…

 

Виталий Нахабин: воспользовавшись эфирным временем я бы хотел это сделать. Я всех коневладельцев взываю к здравому смыслу и предлагаю в ближайшее время покинуть территорию бывшего ипподрома на шоссе Космонавтов.

 

 - Александр Евгеньевич, вы можете сейчас предъявить оферту, сказать, что раз нужно уезжать с шоссе Космонавтов, то приезжайте к нам, у нас есть или нет свободные стойла, еще что-то и это стоит столько то.

 

Александр Кузовлев: Надо посмотреть шире. В Пермском крае находится более 20 конноспортивных комплектов. Они есть маленькие на 8-10 голов лошадей, есть на 40 голов, есть на 100, как у Сергея Левитана на 120 голов. Так или иначе свободные места есть. Они есть в Нытвенском районе, Кунгуре, Усть-Качке и у нас на Ферме. У нас есть постоянный договор, который мы заключаем со всеми. У нас содержание лошади стоит на сегодняшний день 10 тысяч рублей.

 

- Это право лошади там находиться, право конюха за ней ходить, открывать вентиль для воды…

 

Александр Кузовлев: Нет, у нас автоматические поилки, у нас все делается автоматически. Более того, у нас есть даже солярий для лошадей. Мы построили комплекс, который соот5етсвует европейскому уровню. И содержание лошадей у нас стоит столько же сколько на ипподроме или еще где-нибудь. Я хочу вам объяснить, что на сегодняшний день ипподром просто морально устарел. Я уехал с ипподрома два года назад, у меня была рабочая конюшня и 12-я. Это были лучшие конюшни, это были единственные конюшни, где я сделал туалеты, потому что у остальных это деревянный туалет, находится на улице. Все  это устарело, пока мы не сделаем, чтобы коневладельцу было комфортно прийти к своему питомцу. А лошадь эта стоит 500 тысяч, миллион рублей, как мы говорим… мы не создадим эти условия, у нас не будет развития конного спорта.

 

- Ну это тоже самое, что алмазы вдавленные в то, что в радиоэфире не надо называть. То есть это замечательные скаковые, верховые… 94 лошади сейчас на ипподроме. Пересчитали только что. Сколько примете?

 

Александр Кузовлев: На сегодняшний день у нас более 70 денников.

 

- На Ферме 10 тысяч, а на ипподроме какая была последняя цена?

 

Виталий Нахабин: Цифра аренды по конюшне шли от 25 до 30 тысяч рублей, но данные ставки не соответствовали ставкам, которые сложились по России. Наша ставка была существенно занижена.

 

- А Кузовлев то как умудряется за 10 славать?

 

Александр Кузовлев: Я объясню. Мы должны четко понимать – есть налог на землю. У меня он как на сельхозземлю, у них как на городскую землю, я плачу 100 тысяч в год, они 10 млн в год. Если мы сейчас пересчитаем налог на землю, который платит «Конкур-Пермь» и переведем на голову, с учетом, что 100 голов, то получится примерно 10 тысяч рублей в месяц.

 

- А в целом по России, почему такая цена.

 

 Виталий Нахабин: По общим правилам отдельно конюшни в аренду не сдаются. Обычно владельцы конюшен предоставляют в аренду денники.

 

- 20-25 это за  денник или за что?

 

Виталий Нахабин: Это  плата взималась у нас за конюшню целиком.

 

- А так это 10 лошадей, там получается по 2,5.

 

Александр Кузовлев: Можно я сразу скажу, чтобы мы не это. Что такое 2,5 тысячи. Это у вас нет ни опила, вы отдельно платите за воду, сено, овес, электричество. То есть это голые стены. У нас в 10 тысяч рублей входит все. Вы не платите ни за опил, ни за овес, ни за услуги коневода, который убирает, вам предоставляется место, где вы держите всю амуницию, то есть сфера услуг гораздо расширена.

 

- а еще у вас там есть магазин, где можно купить печенье для лошадей и заплатить карточкой Visa! Это уж извините это конюшня, навоз и ты тут карточку Visa вставляешь. Я просто был поражен.

Но ведь все владельцы лошадей на ипподроме давно побывали у вас и это знают.

 

Александр Кузовлев: Не факт. На сегодняшний момент идет целенаправленная информационная поддержка, что все очень дорого у нас, что лошади кашляют и уже помирают, что нет ни одной левады, что ничего нету. Понимаете, для каждого собственника это маленький бизнес – взяли они конюшню за 25 тысяч, всем сдали по 10 тысяч, свои проценты получили. Но мы всегда открыты. Придите, посмотрите, что есть в интернете, что есть воочию и выберите сами.

 

- Мы тут не первый раз обсуждаем. И были жаркие споры. Но это ведь губернатор принимает политическое решение?

 

Александр Кузовлев: Нет. Я скажу, что не так. Конечно, он погрузился в эту проблему.

 

Виталий Нахабин: Губернатор здесь представляет общественные интересы.

 

- Как думаете, но этот вопрос со всех сторон изучил?

 

Виталий Нахабин: Мы же говорили о том, что переговоры идут, о дорожной карте. Но переговоры непростые, так как должны быть соблюдены интересы трех сторон: собственника земли, инвестора и общественный интерес. В данном случае органы власти представляют общественный интерес.

 

- Вот владельцы лошадей на ипподроме собираются с силами и выходят на пикет: «Спасем лошадей» - это их инструмент. В этот момент ты говоришь: «А мы раздумываем подать иск на 2-2,5 млрд» - это твой инструмент. И понимаешь калибр разный.

 

Виталий Нахабин: да, и я хочу обратить внимание, что переговоры мы вели еще с 2012 года и с учетом того итога, к которому мы пришли, наш инструмент получился более действенным.

 

- Ага, 2,5 млрд угрожать, еще бы это было недейственным.

Александр Евгеньевич, завершая эфир, как думаете, сейчас люди в вам будут переезжать.

 

Александр Кузовлев: Уже переезжают. Но самое главное мы должны понять. Вот в чем у нас противоборство? Все коллеги, которые находятся на ипподроме, они бьются за место, а я бьюсь за ипподром. Ипподром переезжал три раза – город ширится, он переезжает. Это нормальная ситуация. Мы должны сделать так, чтобы не нашим лошадям было плохо, но прокат шел. Лошадь ходит полудохлая, а мы на этом денежки зарабатываем.  Это не правильно. Надо создать условия для наших питомцев, чтобы они жили комфортно, чтобы им было удобно.


Обсуждение
2446
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.